ТОП 10:

Адольф Гитлер, август 1941 года



 

«…Освобожденную от сталинских палачей Белоруссию покинула последняя боевая дивизия вермахта в составе 4 тысяч человек. Таким образом, остались лишь 50 тысяч немецких солдат, которые должны помогать местным властям обеспечивать безопасность от нападений большевистских бандитов».

 

Газета «Фелькишер Беобахтер», сентябрь 1941 года

 

«Таким образом, оставшийся контингент численностью 50 тысяч военнослужащих будет тренировать белорусские силы безопасности, оказывать им поддержку при проведении боевых операций, а также охранять германских дипломатов и других гражданских лиц, прибывающих из Рейха».

 

Германское радио, сентябрь 1941 года

 

«…Помимо этих 50 тысяч солдат в Белоруссии остаются еще около 60 тысяч военных из так называемых войск СС. Их основной задачей будет борьба с недобитыми бандитами, скрывающимися в лесах и мешающими населению строить новый порядок».

 

Журнал белорусской полиции «Беларус на варце», 1941 год

И они бы никуда не ушли, если бы наши деды их «не ушли».

Современные оккупанты изощреннее в информационной войне, но от этого суть происходящего не меняется.

 

Демократия в действии, или Добро пожаловать в ад

 

Мало кто сомневается, что США пришли в Ирак вовсе не потому, что Саддам Хусейн им угрожал. Но что творится в «свободном» Ираке, нам особо не рассказывают. Будучи в Москве, на развале книжных распродаж (всего за 40 рублей) я купил книгу, которая поможет ликвидировать этот пробел: М. Сергушев «Тюрьма Абу-Грейб. Добро пожаловать в ад!».

Всюду, куда приходят США, они приносят с собой хаос. Лучше не становится нигде. Этот хаос имеет разные величины – от паралича экономики и убитой молодежи в военных мундирах, как в Грузии, до трупов в мусорных бачках, как в Ираке. Предыстория такова: гражданин Украины, немолодой Николай Мазуренко, работал капитаном танкера «Навстар-1». Во время вторжения США и Великобритании в Ирак он был арестован. Недолгий суд. Приговор.

И гражданин Украины оказался сначала в концлагере, а затем в страшной тюрьме «Абу-Грейб» под Багдадом. Охрана – американцы.

Молодые, выросшие в демократии и свободе. Никакого тоталитаризма. Впитавшие в себя «общечеловеческие ценности». Многие добровольцами записались в армию после 11 сентября 2001 года. Энтузиасты. Носители идей мира и прогресса.

А теперь почитайте, что они творили. Рассказ Мазуренко записал автор книги Михаил Сергушев.

Концлагерь

«Знаете, что такое «прогнать сквозь строй»? Два раза в неделю, по вторникам и четвергам, всех заключенных прогоняли сквозь строй. Ни для меня, ни для Тарика Азиза (бывший министр иностранных дел Ирака при Саддаме, который сидел вместе с Мазуренко. – Н. С.), ни для кого-нибудь еще исключений не делалось. Восемнадцать солдат, вооруженных палками, становились один напротив другого. В этот «коридор» и запускали заключенных. Чтоб выйти из него, надо было получить восемнадцать ударов. Для экзекуции на стадионе собирали абсолютно всех заключенных, будь ты больной, будь ты старик. Забавно, но для того, чтоб попасть в этот самый коридор из восемнадцати американских солдат, приходилось отстаивать в очереди примерно по часу!

– Может быть, среди солдат были такие, которые вас пожалели бы, ударили бы не так сильно?

– Да нет. Они боялись друг друга, что кто-то донесет, что зеков жалеют, а потому лупили от души.

В первый раз меня сбили с ног первым же ударом. Я почувствовал, как треснула моя ключица. Поднял глаза на того, кто бил, и увидел над собой здоровенного негра. Честное слово, я тогда не выдержал и сказал ему:

– Об тебя в Америке ноги вытирают, а здесь ты стариков палками лупишь? Не стыдно?

Негр немного смутился, но постарался этого не показывать.

– У меня приказ. Поднимайтесь и идите дальше, – сказал он беззлобно.

Пришлось почувствовать на своей шкуре, в прямом смысле этого слова, еще семнадцать палок. Причем пару раз американцы попали уже по сломанной ключице. Боль была адская. Она не прошла и через сутки»[78].

Тюрьма «Абу-Грейб»

«Сразу же после ужина (который я опять же проигнорировал, собрав лишь несколько зерен риса и кусочков лепешки, чтобы наутро покормить воробьев) американцы начали открывать некоторые камеры и выводить зеков в коридор. Я понял, что готовится что-то серьезное. Сразу вспомнил про прогонку сквозь строй, от которой моя ключица все еще никак не может срастись. Наслышавшись об ужасах «Абу-Грейб», я с трепетом ждал, что сейчас меня поведут на экзекуцию.

Откуда-то появился сержант с видеокамерой. А минуту спустя к этой смешанной группе присоединилась молодая американка. Уже потом я узнал, что это была та самая рядовая Линди Ингланд, о которой сейчас пишут все центральные газеты мира. Линди была одета явно не по форме. Ее гимнастерка была расстегнута на груди, и можно было увидеть ее белую армейскую майку. Но это никого из присутствующих офицеров не волновало. Ингланд с сигаретой в зубах обошла неровный строй арабов, одаривая каждого из заключенных презрительной ухмылкой. Потом она приблизилась к Кристоферу и о чем-то тихо ему сказала. Тот рассмеялся и в свою очередь сообщил какую-то «новость» остальным надзирателям. Судя по тому, как поднялось их настроение, затеивалась грандиозная потеха.

– Шоу начинается! – по-английски выкрикнула девушка и… начала раздеваться до нижнего белья.

Нужно было видеть выражения лиц арабов, которым разрешается лицезреть такое, только если перед ними проделывает это их собственная жена. Они покраснели и отвернулись, но Кристофер по-арабски, видимо, приказал им не расслабляться, подкрепив свое требование демонстрацией пистолета. Несколько надзирателей тут же направили автоматы на заключенных.

– Смотреть, мать вашу! – крикнул кто-то из офицеров (не берусь утверждать, кто именно). – Смотреть, как живут свободные люди из свободной Америки. Этот стриптиз для вас. Пользуйтесь моментом, дома вы такого никогда не увидите. Камнями забросают.

Между тем Линди продолжала раздеваться и в конце концов осталась в одних трусиках.

– Я его люблю! – сказала Ингланд и подошла к Кристоферу. – Ваши женщины так могут?

При этом Линди впилась губами в губы Криса. Один из самых стыдливых арабов отвернулся и тут же получил прикладом по лицу. Под глазом моментально появился огромный синяк.

– Он считает это неэротичным? – с деланным удивлением произнесла Линди.

– Он такого явно не видел, – со смехом ответил Кристофер и обнял Линди за талию, прижавшись к ней всем телом.

Потом он под общий гогот солдат снял свою рубашку и трусики с Аинди. Несколько минут на глазах у всех Ингланд и Кристофер занимались сексом. После того как Крис несколько картинно изобразил оргазм и отошел в сторону, на ходу неспешно надевая брюки, Линди овладел один из надзирателей. Я больше не мог вытерпеть такого бесстыдства и отвернулся в сторону. Благо надо мной не стояли солдаты с автоматами. Правда, уши закрывай не закрывай, а все равно все слышно.

По звуку я понял, что полчаса спустя все закончилось небольшой «групповушкой». Время от времени я слышал, как американцы прикладами раздавали тумаки тем арабам, которые, видимо, решили закрыть глаза. Иногда кто-то из иракцев на своем языке посылал проклятья на головы неверных, устроивших такую срамоту. Когда наступило затишье, я выглянул в коридор. Удовлетворенная Аинди поспешно надевала нижнее белье. Но напрасно я решил, что на этом все закончилось. К группе американцев присоединилась еще одна девушка, Сабрина, которая стала позировать перед видеокамерой на фоне пленных иракцев. Шоу продолжалось. Теперь внимание надзирателей полностью переключилось на заключенных.

– Итак, кто там у нас отворачивался? – Громко спросил Кристофер. – Это мы тут для кого старались? Уж не ты ли?

Крис подошел к одному из арабов и, обхватив его руками за шею, засунул голову иракца к себе под мышку.

– Неужели тебе не понравилось? – с издевкой произнес Крис и изо всей силы ударил несчастного кулаком в висок. – Смотрите, он еще неплохо держит удар! Может, ты был когда-то боксером? А? Побоксируем?

Кристофер еще несколько раз ударил иракца кулаком в висок, пока тот, наконец, не упал. Двое солдат встали над иракцем, и я увидел, что парень находится в полной отключке.

– Ну вот, а говорил, что боксом занимался, – сплюнул Крис. – Слабак. Пары ударов в висок не смог выдержать!

Кристофер отдал команду солдатам, и те, направив автоматы на арабов, приказали им устроить кучу-малу из собственных тел.

– Сивиц, – сказал Крис, обращаясь к сержанту с фотоаппаратом. – А ну-ка сфотографируй меня на память на фоне этой… Этих… Ну, как охотника с добычей. Я только выберу, как мне встать.

Кристофер обошел со всех сторон кучу из живых людей, придирчиво оглядывая ее, потом водрузил свое колено на спину верхнего араба и принял картинную позу. Его лицо в полумраке тут же осветилось фотовспышкой.

– Я хочу посмотреть, что у них в штанах, – объявила Линди. – Интересно, чем арабы отличаются от людей?

– Эй, вы! – крикнул Кристофер иракцам. – Вы что, не слышали, о чем просит вас дама? Раздеваться, живо! Полностью.

Никто из заключенных даже не шевельнулся. Решив, что арабы просто не поняли смысла фразы, сказанной по-английски, Кристофер повторил то же самое по-арабски. Трое или четверо иракцев начали дрожащими руками снимать с себя одежду. Но большинство продолжали стоять не шелохнувшись.

– Ну что ж, кое-кто и по-арабски не хочет понимать, – сказал Кристофер и с помощью нескольких солдат отделил неподчинившихся арабов от тех, кто выполнил его приказ.

– А теперь сесть на корточки! – приказал Кристофер «отказникам».

После этого надзиратель надел одному из арабов на голову целлофановый пакет и начал бить его ногами и руками по всему телу. Иракец не издал ни звука. Правда, после третьего удара, который пришелся ему в голову, он упал и лишь беспомощно пытался увернуться от ударов, закрывая руками то пах, то лицо. Целлофановый пакет на голове несчастного разодрался в клочья, отовсюду текла кровь, а Кристофер все продолжал бить, выбирая наиболее болезненные места.

Не знаю, сколько продолжалось это избиение. Кристофер прекратил экзекуцию только тогда, когда араб перестал шевелиться. Скорее всего, парень потерял сознание»[79].

«Нестерпимо хочется пить. А между тем наступал вечер. Я слышал, как из Северного блока тюрьмы доносились женские крики и плач. Иногда звуки были просто душераздирающими. Тут же я слышал гогот американских солдат.

Я подозвал к себе Сайдара и спросил у него:

– А что, в тюрьме есть женщины?

– Заключенные? Их не меньше шести сотен, – выражение лица Сайдара стало очень жестким, краем глаза я увидел, как сжимаются его кулаки. – Американцы каждый вечер насилуют в камерах наших женщин. Не представляю, как наши сестры вынесут этот позор. Они просили Муктаду, чтобы тот напал на тюрьму и избавил их от мучений раз и навсегда. Сегодня был бой. Погибло, наверное, около двадцати американцев»[80].

«Потом Хасан рассказал еще об одной пытке, придуманной американцами.

– Вас заставляют выпить четыре литра воды и завязывают член. В таком виде пленный будет стоять, пока у него не лопнет мочевой пузырь. От этого умирают. Я сам был свидетелем одной из подобных пыток»[81].

«Узников «Абу-Грейб» раздевали догола при любом виде допроса. То, что я когда-то сам видел, как пленные не подчинились приказу Кристофера – Грейнера раздеться, – это был единичный случай. В подвале, как я понял, пленники становились более сговорчивыми.

Американцы придумали новую забаву: они разъезжали верхом на обнаженных заключенных по территории тюрьмы. Это видел даже я. Надзиратели били людей палками, как лошадь или как другое вьючное животное»[82].

«Еще один вид изощренных пыток американцы применяли в туалетах. Надзиратели загоняли туда пленных арабов и заставляли их доставать из выгребных ям еду и есть ее!

Иногда создавалось такое впечатление, что надзиратели устраивали в «Абу-Грейб» своеобразные секс-туры для всех желающих.

Как-то для участия в допросе на территорию тюрьмы зашел армейский переводчик. Ему предстояло снять показания с пятнадцатилетнего иракского юноши. Когда допрос, судя по всему, ничего не дал, надзиратели предложили переводчику… изнасиловать мальчишку, что тот с удовольствием и проделал. Говорят, при этом допросе присутствовала женщина с видеокамерой. Именно она и снимала продолжение с изнасилованием. Крики бедняги слышал даже я. Каково ему было перенести такое унижение!

Заключенных арабов насильно кормили свининой, поили крепкими спиртными напитками и требовали, чтобы они отказались от своей веры и приняли христианство. Их, как собак, заставляли ползать на четвереньках и лаять. Если кто-то отказывался это делать, его били ногами по лицу»[83].

Комментарий: Вся книга – сплошной крик боли. Не представляется возможным пересказать все пытки и издевательства, все изнасилования и насилия, все убийства и злодейства, в ней описанные. Идите на выборы. И голосуйте за то, чтобы хаос ушел. Ушел туда, откуда он пришел на нашу территорию…

Вам будут говорить о свободе. Будут говорить о правах человека. Будут говорить еще массу красивых, но ничего не значащих слов. Просто помните, чем это в итоге заканчивается.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.159.25 (0.008 с.)