Черты строения человека, общие с приматами



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Черты строения человека, общие с приматами



Конечности приматов и человека пятипалы, причем большой палец способен более или менее противопостав­ляться остальным. Лишь в редких случаях наблюдается |- недоразвитие большого пальца руки и переход к четырех-палости. Пальцы большей частью длинны и очень подвиж­ны. Движения кисти, как целого, обеспечиваются тем, что обе кости предплечья — лучевая и локтевая — не только никогда между собой не срастаются, но и развивают значи­тельную подвижность: лучевая, вращаясь около локтевой кости, вместе с собой вращает и кисть. Конечности других Млекопитающих либо вовсе не способны к таким движени­ям, либо могут выполнять их лишь в очень малой степени.

* 203


G большой подвижностью передней конечности свя- F зано строение плечевого сустава, в котором шарообразная головка плечевой кости входит в соответствующую ямку лопатки; большой объем движений всей передней конеч­ности возможен в результате хорошего развития ключи­цы, никогда не редуцирующейся у приматов в отличие от многих других групп млекопитающих.

Задняя конечность также приобрела подвижность, со­единенную с хватательной способностью, и с внешней сто­роны стопа обезьян стала похожа на руку. При ходьбе по­чти все приматы опираются на всю стопу, принадлежа та­ким образом к плантиградным (стопоходящим) млекопи­тающим. Большая часть других отрядов этого класса, в , силу значительных изменений пальцев и всего строения кисти и стопы, превратилась в пальцеходящих (дигити-градных) животных. В этом отношении приматы сохра­нили древний признак низших наземных позвоночных.

Жизнь на деревьях доставляет приматам разнооб­разную пищу — плоды, листья, ягоды, почки, а также ли­чинок насекомых, птенцов, яйца и т. д., т.е. пищу сме­шанного характера. В ее пережевывании участвуют все три категории зубов, и это позволило приматам избежать тех односторонних изменений зубного аппарата, которые от­личают таких животных, как копытные, хоботные, грызу­ны, хищные и т.д. Для приматов, как и для человека, характерно наличие резцов, клыков и коренных, причем число этих зубов сравнительно постоянно.

Зубная система приматов по сравнению с другими млекопитающими представляется отчасти редуцирован­ной, так как для большинства млекопитающих типичное число резцов 12 или даже 16 (у человека 8). Хватательная, очень подвижная рука, освобождает, в известной мере, челюсти от функций захватывания пищи. Многие прима­ты хватают пищу, как правило, руками и подносят ее ко рту. Это облегчение нагрузки челюстного аппарата в той


 

ш иной степени отразилось на уменьшении размеров I челюстей и вообще на уменьшении лицевой части черепа ййо сравнению с мозговой частью. Процесс изменения от-f: ношений между мозговым черепом и лицевым связан и с ^Другими явлениями, которые имели место в течение Зво-|люции приматов. Жизнь на деревьях сказалась на относи-ьном значении органов чувств этих животных. При-юе наземное млекопитающее руководствуется в сво-[ поведении преимущественно обонятельными ощуще-|яиями. Орган обоняния играет первую роль в жизни тако-|го животного, а обонятельная доля полушарий мозга -г-^наиболее крупная и прогрессивная. С преимущественным | существованием на дереве и с отрывом от земли положе-, ние меняется; на деревьях восприятие животным запахов .теряет значение. Здесь гораздо важнее слух и точный гла­зомер. У древесных животных прогрессивно развиваются I соответствующие органы чувств. Кроме того, для прима­тов с их хватательными конечностями, с | вижными пальцами большую важность ■ зательные ощущения, особенно остро воспринимаемые при посредстве чувствительных голых участков кожи, рас-' положенных на конечностях. Концы пальцев приматов в . связи с этим расширены; они защищены плоскими ногтя­ми (вместо когтей большинства других млекопитающих) и на их коже, соприкасающейся с окружающими предме- тами, находятся «тактильные узоры» — ряды тонких ва­ликов, расположенных дугами, петлями, кругами, овала­ми и т.д.

Усиленное развитие органа зрения и осязания сопро­вождалось у приматов упадком роли обоняния. Соответ­ственно с этим у них уменьшено число носовых раковин и весь носовой отдел черепа. Это, в свою очередь, умень­шает лицо и изменяет его отношения к мозговому черепу в пользу последнего. Наконец, быстрое развитие тех об-ластей коры, которые участвуют в сознательном восприя-


тии зрительных и осязательных ощущений, привело к об­щему возрастанию массы мозга н его глубокой перестрой­ке. Полушария так разрастаются, что другие части мозга не успевают за ним; затылочная часть полушарий у мно­гих приматов покрывает собой мозжечок (отчасти или це­ликом), подобно тому, как это имеет место у человека. Развиваются не только полушария большого мозга, этот процесс охватывает и мозжечок, но последний развивает­ся не так быстро, как большой мозг. Общая масса голов­ного мозга сравнительно с массой тела у приматов изме­няется в сторону церебрализации.

Увеличение и внутренняя перестройка'мозга явилась предпосылкой для развития тесной координации разнооб­разных и сложных движений, выполняемых приматами при лазании, повисания на ветках, прыжках по деревьям и т.д. Наряду с этим у приматов развилось инстинктивное стремление к манипулированию с предметами, независи­мо от их пищевой ценности. Всякую незнакомую вещь обезьяна схватывает, осматривает, ощупывает со всех сто­рон, пробует зубами и языком и т.д. Все это возможно лишь при сравнительно высоком уровне развития психи­ки и мозга.

Стадная жизнь свойственна многим породам прима­тов: она в свою очередь предъявляет к их умственному развитию новые требования. Число детенышей у огром­ного большинства приматов равно одному или двум. Чис­ло молочных желез большей частью сведено к двум; они помещаются обычно на груди. Лишь у немногих к ним прибавляется еще одна пара желез, расположенных внизу живота. Матка у всех обезьян простая, только у лемуров — двурогая. Плацента у обезьян дискоидальная, как у чело­века. Эта развернутая морфолого-биологическая характе­ристика приматов показывает, что организация этих жи­вотных выражает собой приспособление млекопитающе­го к существованию в условиях тропических лесов. Такое приспособление происходило на протяжении длительно-


* геологического срока, начавшись, видимо, еще в мело- эпоху и развернувшись в течение всего третичного ^периода. Наиболее древние формы приматов, несущие ■ признаки переходного строения между лемурами к насе-- комоядными, найдены в меловых отложениях. Из древ-:.нейших пластов палеоцена известнылемуровые и тарзие-j, еще не похожие на современных, но уже обнаружи­вающие довольно высокий уровень специализации. Со ' времени олигоцена известны настоящие обезьяны. Позднее ; других достигла расцвета та группа, которая в систематн-| ке современных форм занимает высшее положение — груп­па человекообразных обезьян. .

Оценивая морфологические особенности человека и человекообразных обезьян, английский анатом Артур Кейз еще в 1929 г. выделил у человека 1065 признаков, из ко-| торьге 312 свойственны только человеку, 396 — человеку . и шимпанзе, 385 — человеку и горилле, 354 — человеку и орангутану, 117 — человеку и гиббону, 113 — человеку и другим низшим.обезьянам (примерно пополам узконо-; сым и широконосым), 17 — человеку и полуобезьянам. | Если учесть, что общие с другими животными признаки I строения человека единичны (в случаях, когда они вооб-Е ще имеются), то даже из приведенной градации видно в f принципе, каково сходство тела у высших приматов, т.е. обезьян и человека.

Еще более удивительное сходство отмечено на гене­тическом уровне. Цитогенетики из США показали, при­менив новейшие методы окраски хромосом на разных ^стадиях деления клетки двух высших приматов, что ис-черченность хромосом-носителей наследственной инфор­мации у человека и шимпанзе почти идентична. То есть 4. кое-какие отличия имеются — они касаются количества ■хроматина, расположения центромер хромосом, но эти отличия, кажется, не столь велики и не могут в итоге существенно влиять на разграничение признаков двух > Организмов.


7.4. Черты строения человека, отличные от приматов

Несмотря на сходство морфологических^ физиоло­гических, биохимических и генетических показателей человека и человекообразных обезьян, существует ряд признаков, по которым они радикально отличаются друг от друга. Важнейшими отличительными особенностями анатомии человека следует считать разнообразные черты строения его тела, делающие его способным к прямохож-дению.

Опорно-двигательный аппарат

Одним из наиболее характерных элементов челове­ческого организма является его стопа, представляющая орган опоры при стоянии, ходьбе и беге. В скелете стопы можно обнаружить следующие главные отличия от ант­ропоморфных обезьян:

1) значительно более короткие фаланги и плюсневые ко­
сти по отношению к длине предплюсны, чем у выс­
ших обезьян; в процентах длины стопы длина пред­
плюсны составляет у шимпанзе 35, у человека — 49;
длина фаланг третьего пальца у шимпанзе — 36, у
человека — 21. Иначе говоря, длина фаланг третьего
пальца в процентах длины предплюсны составляет у
шимпанзе 101, у орангутана —166, у человека — 43.
Более всего из фаланг третьего пальца укоротилась у
человека средняя фаланга. Она составляет у человека
24% всей фаланговой длины; у орангутанов, гиббо­
нов, большинства мартышкообразных — 33%;

2) очень длинный и очень толстый первый палец по
сравнению с другими пальцами;

3) значительно меньшая подвижность первого пальца
стопы, анатомически выражающаяся в различных осо-


бенностях стопы: а) сочленовная поверхность плюс­невой кости первого пальца у человека является по­чти плоской; такую же форму имеет в суставная по­верхность соответствующей кости предплюсны, что ограничивает движения первого пальца у человека; у обезьяны эти сочленовные поверхности шаровидные, округлые, а именно: вогнутые на первой плюсневой и выпуклые на клиновидной; б) шейка таранной кос­ти менее отведена в сторону, чем у обезьян; в) мета-тарзальная поперечная связка у человека охватывает все пять лучей, тем самым фиксируя приведенное по­ложение первого луча в отличие от обезьян, у кото­рых первый луч остается свободным;

4) стопа человека обладает высоким сводом, в отличие
от плоской стопы обезьяны;

5) стопа человека пронирована, в отличие от резко су-
пинированной стопы шимпанзе и орангутана.
Приспособленность к выпрямленному двуногому

хождению отразилась на всем строении тела человека. У человека очень мощные кости голени; так, окружность диафиза большой берцовой кости в процентах длины ту­ловища равна у него примерно 16; эта цифра выше, чем у всех других приматов.

У человека весьма мощно развита икроножная мус­кулатура, сгибающая колено и опускающая (сгибающая) стопу. Трехглавая мышца голени составляет у человека 57% веса всей мускулатуры голени, у шимпанзе — 36, у орангутана — 28%. По отношению ко всей массе тела у мужчины в 64 кг масса трехглавой мышцы оказалась рав­на 1,05%, а у орангутана в 76,5 кг — только 0,16% массы. Отличительной чертой голени человека являетея также большая длина ахиллова сухожилия и отсутствующая у антропоморфных обезьян третья малоберцовая мышца, прикрепляющаяся к основанию пятой плюсневой кости и ' поднимающая латеральный край стопы.


 


!




Очень характерно для человека и тесно связано с его выпрямленной походкой сильное развитие разгибателей бедра. Их общая масса относится к массе остальной мус­кулатуры бедра, как 3:5. Роль вращателей (ротаторов), на­оборот очень мала — 1:30. Замечательно, что на верхних конечностях человека вращатели весьма сильно развиты, и их отношение к массе остальных мышц руки приблизи­тельно равно 1:4,8- Приводящие мышцы бедра развиты у человека слабее, чем у обезьяны, а некоторые из сгибате­лей сильнее. В связи с деятельностью сгибателей на бед­ренной кости человека выступает шероховатая линия и сильный пилястр. Большое значение для прямохождения имеет также широкая фасция, служащая оболочкой, скреп­ляющей мышцы. У других приматов ее либо нет совсем, либо она мало развита.

Огромной величины достигает у человека ягодичная мускулатура, отводящая и разгибающая бедро, сравнитель­но слабо развитая у обезьян. Большая ягодичная мышца препятствует стремлению туловища опрокинуться вперед, опасности падения назад препятствуют сильно развитые связки бедра.

Очень важным приспособлением к двуногому верти-кальному'хождению на туловище является изогнутость позвоночника в форме лука с двумя изгибами кпереди (шейный и поясничный лордозы) и двумя изгибами кза­ди (грудным и крестцовым кифозами). Эти изгибы дела­ют позвоночный столб своего рода рессорой, которая пру­жинит при толчках и прыжках, и тем самым предохраня­ет головной мозг от повреждения.

Для человека характерно сильное укрепление связи позвоночного столба с тазом. В крестцово-тазовом соеди­нении принимают участие 3 крестцовых позвонка. Таким образом, переход к двуногому выпрямленному хождению потребовал большой перестройки многих органов, причем некоторые изменения привели к трудностям и неудоб­ствам, далеко еще не в полной мере изжитым человеком.


Особенно большую перемену должен был испыты­вать тазовый пояс человека, на который легла двойная нагрузка в связи с тем, что масса всего тела при двуногом положении распределяется на две ноги, а не на четыре. Лобковое сращение у четвероногих лежит примерно под крестцово-подвздошными сочленениями, располагаясь в одной вертикальной плоскости с ними и с тазобедренны­ми сочленениями. У человека оно оказалось впереди как °т тех, так и от других, и поэтому перестало выполнять роль «растяжки», препятствующей раздвиганию в сторо­ны обоих тазобедренных сочленений под действием тя­жести. По механическим условиям было бы выгодно ук­репление такой растяжки на дне таза. Однако на дне таза расположены задний проход и мочеиспускательный ка­нал и, что особенно важно, родовой путь. К новым усло­вия^ _ к двуногому хождению человеческий таз приспо­собился разными способами: изменением формы cboiI# костей, изменением взаимного расположения частей таза, развитием и усилением связочного аппарата в таких мес­тах, где требуются усилия для поддержания необходимого равновесия при вертикальном положении.

Важную роль для укрепления таза играют у человека крестцово-седалищные связки, по две с каждой стороны, препятствующие раздвиганию в стороны симметричных частей таза под влиянием нагрузки массы корпуса тела. Но ив этом случае получается нецелесообразное устрой­ство родового пути, так как указанные связки лишают кре­стец подвижности и превращают его в помеху при родо­вом акте (Бернштейн, 1926).

В связи с этим правильно говорят о своего рода «рас­плате» за двуногое хождение, которая выражается в спе­цифических для человека заболеваниях: опускании и вы-Ш; падении матки при трудных родах, относительно частых грькках при ношении больших тяжестей, плоскостопии и т.п. Наибольшие затруднения в процессе выработки вер­тикального положения тела выпали на долю женщины,

-i 211


вследствие перестройки таза, что должно быть принято во внимание при изучении вопроса о естественном разде­лении труда, возникшем вследствие половых различий на ранних этапах формирования человеческого общества. Весьма возможно, что во время беременности женщины уже у древних гоминид не могли долгое время прини­мать участие в охоте, требовавшей быстрого преследова­ния добычи, сбрасывания камней или очень продолжи­тельных переходов.

Вполне понятно, что переход к двуногому хождению был бы биологической нелепостью, если бы оно не вело к чрезвычайно полезной и жизненно важной для древних людей свободе верхних конечностей и к их освобождению от участия в передвижении тела.

Это освобождение рук осуществлялось в неразрыв­ной связи с их использованием для собирания съедобных плодов, выкапывания корней, срывания побегов, для об­хватывания палок и камней при обороне и нападении, а также для использования режущих и рубящих каменных осколков при расчленении добычи. В конечном итоге эти действия привели к изготовлению орудий и положили на­чало трудовой деятельности человека. Выпрямленное по­ложение вело к расширению кругозора и облегчало ис­пользование голосового аппарата. Использование рук для выполнения новых функций, естественно, потребовало выработки многих характерных для человека особеннос­тей передних конечностей.

Прежде всего, очевидно, что для свободных и быст­рых движений чрезмерно большие кисти рук были бы не­выгодны, так как значительный момент их веса относи­тельно осей, проходящих через плечевой сустав, препяпч ствовал бы этим движениям. Поэтому вряд ли можно счи­тать случайностью тот факт, что длина кисти у человека, ' выраженная в процентах длины плеча, намного меньше, чем у обезьяны. У человека эта величина равна примерно


if, у шимпанзе — 78, у гориллы — 75, у орангутана — 77,

75.

Исследования показали, что скелет кисти человека от-:я от кисти антропоморфных большей «радиализа-», т.е. усилением не только первого, но и второго луча, тем первый луч усиливается, главным образом, за счет тения пястной кости. У человека увеличивается как юсть кости, так и прочность связей ее элементов, ювчатая кость связана при помощи тугих суставов с гями дистального ряда запястья и с тремя централь-[ пястными. В лучезапястном и межпястном суставе юобразие их движений и свобода увеличиваются. Для человека очень важное значение имеет большая та первого пальца руки. Этот признак иллюстрирует-i следующими цифрами длины первого луча в процен-Гах третьего: у орангутана — 39, у шимпанзе — 40, у го-

[ — 43, у человека — 64.

Исключительно мощного развития достигает у чело-|века мышца, противопоставляющая первый палец, кото-«рая вообще отличается хорошим развитием у высших при-i матов. Она совсем отсутствует у малой тупайи, у лемуров »большинстве случаев она слабо развита, а у долгопята очень мала. Исключительно слабо развита эта мышца у коаты, что объясняется редукцией большого пальца.

В отличие от всех обезьян, у человека имеется от­четливо обособившийся от общего глубокого сгибателя | пальцев отдельный мускул, сгибающий первый палец. Значительная подвижность отдельных пальцев руки обес­печивается у человека малыми размерами кожных меж­пальцевых перегородок, которые, например, у гориллы простираются через всю длину основных фаланг.

Очень высокое место в ряду приматов человек за­нимает по развитию супинирующей мьшщы, что вполне понятно, так как значение пронации-супинации для тру-|; довых движений исключительно велико.

Ч 213


7А.2. Головной мозг

Одной из наиболее характерных особенностей чело­века, отличающего его от антропоморфных обезьян, яв­ляется исключительно сильное развитие головно'го мозга.

Если иметь в виду, что по массе тела человек зани­мает примерно среднее положение между гориллой и шимпанзе, не слишком сильно отличаясь в крайних вари­антах от них, то можно сопоставить его с названными животными по абсолютной массе мозга, а также* но отно­шению массы мозга к массе тела.

Ранке предложил выражать объем полости позвоноч­ного канала, в котором помещается спинной моЗг»в про­центах объема церебрального отдела черепа. У «еловека эта величина равна примерно 9, у орангутана— 20, у овцы — 77, у волка— 80, у оленя — 97, у лошади — 112, у крокодила — 720.

Головной мозг человека отличается от головьюго моз­га антропоидных обезьян не только большой массой, но и многими другими чертами, из которых важнейшими яв­ляются следующие:

1) более крупный неопаллиум и более сложное строе­
ние ассоциативных зон;

2) более развитые теменная и лобная доли, причем пос­
ледняя не заострена в виде клюва в переднем отделе;



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.16.210 (0.023 с.)