ПОНЯТИЙНЫЕ И СЕМАНТИЧЕСКИЕ ПОЛЯ



Слова как элементы лексической системы связаны между собой определенными отношениями. Эти отношения многообраз­ны и сложны, так как слова могут вступать во взаимодействие и входить как составная часть в структурно организованные единицы того или иного типа на основе полного совпадения или подобия их внешнего облика (омонимия и паронимия), при­надлежности к одному и тому же грамматическому классу (ча­сти речи), сходства или противоположности лексического зна­чения (синонимия и антонимия), особенностей их сочетаемости (лексической и синтаксической). Кроме того, следует принять

15 В разделе о контекстуальной антонимии использован материал из кандидатской диссертации Т. Т. Камболова «Семантические предпосылки лек­сической антонимии в современном французском языке» (СПб., 1992).

во внимание возможность семантических отношений другого типа, таких, как иерархия компонентов значения (сем) внутри слова, сходство и различие по форме частей слова (например, совпадение суффикса или префикса), отношения производителя и произведения, содержащего и содержимого и т. п.

Например, слово malfaiteur может входить в следующие объединения лексических единиц, формирующиеся на основе разных типов отношений между последними:

1) слова, находящиеся в этимологическом родстве: faire, dé­
faire, faisable, fainéant, affaire, forfait, façon, facteur etc.;

2) имена существительные со значением деятеля, оформлен­
ные суффиксом -leur: explora/ewr, directeur, spectateur etc.;

3) слова с отрицательным компонентом значения, выражен­
ным через посредство элемента mal-: malfaisant, ma/famé, ma/­
sain, ma/adresse, ma/propreté etc.;

4) слова, по отношению к которым malfaiteur выступает как
слово общего значения (terme général) : bandit, escroc, gangster,
voleur etc.;

5) синонимы: criminel, scélérat;

 

6) антонимы: bienfaiteur;

7) слова, которые связаны с malfaiteur контекстуально или
ситуативно: coupable, détenu, juge, gendarme, tribunal, cour
d'assises, crime etc.

Когда мы таким образом распределяем слова по различным группам, классифицируя их с разных точек зрения, более четко проявляется их смысловая структура, особенности формальной организации и речевого функционирования. Благодаря своим многочисленным и разнообразным связям как со всеми элемен­тами языковой системы, так и с реальной действительностью, отраженной в его смысловом содержании, слово предстает как особенно сложный объект изучения.

Системные исследования лексики оперируют такими поня­тиями, как лексико-семантическая группа слов, тематическая группа, поле.

Лексико-семантическая группа слов (ЛСГ)—это объедине­ние слов, относящихся к одной части речи и семантически соотне­сенных друг с другом по лексическим значениям. Единица ЛСГ — это лексема или устойчивое словосочетание в одном из значе­ний/(ЛСВ). Значение единицы ЛСГ рассматривается как члени­мое на смысловые компоненты — семы, носители дифференци­альных семантических признаков. Поскольку одни и те же се­мантические признаки (наборы сем) могут быть присущи ряду слов, на основании общности этих признаков слова объединя­ются в ЛСГ. Например, ЛСГ со значением «труд, работа» фор­мируется вокруг смыслового центра — существительного travail, основное значение которого определяется в толковом словаре как «ensemble des activités humaines coordonnées en vue de pro­duire ou de contribuer à produire ce qui est utile» (PR, 1823);

Группа содержит такие лексемы, как action, activité, œuvre, labeur, peine, besogne, tâche, corvée, boulot, turbin, brico­lage, labour, rabotage, moisson и т. п., отдельные ЛСВ которых в большей или меньшей мере семантически соотносимы с при­веденным значением слова travail. Внутри ЛСГ обнаруживают­ся как бы два полюса: с одной стороны, слова с наибольшей степенью абстрактности смыслового содержания, такие, как activité, action, которые в принципе могут называть любой вид деятельности, не только трудовой, а с другой — слова типа bri­colage, labour, rabotage, moisson (перечень их остается откры­тым), называющие конкретные трудовые операции. Наиболь­шая смысловая близость и взаимозависимость наблюдаются в серии слов, находящихся между этими крайними точками, что подтверждается данными компонентного анализа, приве­денными в таблице:

Семантическая структура членов ЛСГ «труд» (семный состав)

Семантические признаки, входящие в денотативное содержа­ние лексического значения всех членов ЛСГ — effort, résultat, utilité, составляют семантическую доминанту этих слов, которая может сопровождаться дополнительными денотативными и кон-нотативными компонентами. Благодаря общей семантической доминанте члены ЛСГ обладают способностью к взаимозаме­няемости в определенных контекстах, между ними могут возни­кать отношения синонимии, как, например, в паре travail ouvrage: se mettre au travail — se mettre à l'ouvrage; petits tra­vaux manuels — ouvrages manuels, travail (ouvrage) de longue haleine, travaux (ouvrages) de dames и т. п. Наличие или отсут-

 

ствие семантических признаков, отличающих члены группы друг от друга (rémunération, pénible, imposé par obligation, important .par quantité ou qualité, manquant de considération), делает воз­можными, наряду с частичной синонимией, отношения противо­поставления, еще более вероятные в тех контекстах, где актуа­лизируются компоненты коннотации (эмоциональная оценка, функционально-стилевая маркированность).

Так, по признаку rémunération «труд за вознаграждение» взаимодействуют значения слов travail^ peine, boulot, turbin-, по признаку pénible «тяжелый труд» — labeur, peine, besogne, cor­vée; по признаку imposé par obligation «труд по обязанности, вынужденный» — besogne, tâche, corvée. В денотате ряда слов содержится рациональный оценочный компонент, положитель­ный у слов labeur и œuvre, отрицательный — у слова besogne. Если labeur обозначает труд, требующий тяжелого и продолжи­тельного усилия, но важный, к которому относятся с уважением, то besogne, напротив, называет работу, выполняемую по обя­занности в соответствии с профессиональным или социальным статусом, тяжелую, непрестижную; в некоторых контекстах ра­циональная отрицательная оценка может сопровождаться эмо­циональной коннотативной. В основе противоположения слов œuvre, labeur и boulot, turbin лежит функционально-стилевая коннотация: в то время как первые два слова принадлежат преимущественно книжно-литературной речи, boulot бытует в непринужденной разговорной речи, a turbin — в просторечии.16

Итак, ЛСГ представляет собой объединение слов по их лексическим значениям; в основе ее выделения лежит семасио­логический принцип. В парадигматическом плане ЛСГ опреде­ляется численностью своего состава, внутренней организацией, набором дифференциальных семантических признаков, характе­ризующим ЛСГ в целом и каждый из ее членов в отдельности, типом связей с другими ЛСГ в лексико-семантической системе языка. Взаимная зависимость между словами, входящими в ЛСГ, проявляется в том, что изменение значения одного из чле­нов группы может привести к структурной перестройке группы в целом: возможны семантические сдвиги в значениях других слов, изменения в последовательности их расположения в груп­пе, вытеснение одних слов и замена их другими и т. п. Следует также учесть, что ввиду развитой многозначности слово по од­ним признакам тяготеет к одному кругу слов, по другим — к другому, т. е. может входить в несколько различных ЛСГ. Та­ким образом, наблюдается взаимодействие между ЛСГ в рам­ках лексической системы языка.

В отличие от ЛСГ тематические группы слов (ТГ) выделя­ются по ономасиологическому принципу. В них слова связаны

16 По материалам работы: Ostra R. Le champ conceptuel du travail dans les langues romanes // Etudes romanes de Brno. Vol. III, 1967.

7 Заказ № ГО4 97


между собой благодаря соотнесенности с определенным фраг­ментом реальной действительности. «Объединения слов, основы­вающиеся не на лексико-семантических связях, а на классифи­кации самих предметов и явлений, можно назвать тематически­ми словарными группами».17 Связь слов внутри ТГ основывает­ся на связях и отношениях между понятиями, которые эти сло­ва обозначают («части тела», «одежда», «растения» и т. п.). Отдельно взятые слова из какой-либо ТГ не имеют видимых семантических взаимозависимостей. Поэтому выпадение, замена одного из членов ТГ не влечет за собой структурной перестрой­ки внутри группы в целом. Внутренняя организация ТГ часто определяется гиперо-гипонимическими отношениями слов. Гипо-нимией называются семантические связи лексических единиц, которые отражают в своих значениях родо-видовые понятия. Так, гиперониму (родовому слову) fleur соответствуют гипони­мы (видовые слова) rosé, tulipe, marguerite и т. п.

Парадигматические отношения внутри иерархизованной структуры, какой является ТГ, строятся на сочетании принци­пов включения и подчинения: слово обобщенного значения подчиняет себе слова 'более конкретного значения. Например:


Гипероним Chaussure

Гипонимы: Soulier

Pantoufle

Botte

Sandale

Chausson


Article d'habillement en Обувь cuir ou en matières synthétiques, qui protè­ge et recouvre le pied (PLI, 204).

Chaussure à tige basse Башмак,

(PLI, 907). туфля

Chaussure d'intérieur Домашняя

sans talon ni tige (PLI, туфля
704).

Chaussure à tige mon- Сапог tante qui. enferme le pied et la jambe géné­ralement jusqu'au ge­nou (PLI, 146).

Chaussure formée d'une Сандалия, simple semelle retenue босоножка au pied par des cordons, des lanières (PLI, 871).

Chaussure d'intérieur à Мягкая talon bas ou sans talon, туфля en étoffe ou en cuir so­uple (PLI, 204).


17 Филин Ф. П. Очерки по теории языкознания. М, 1982. С. 231.

 

Sabot Chaussure faite d'une Сабо, дере-
pièce de bois creusée ou вянный баш-
simplement à semelle мачок
de bois (PLI, 865).

При толковании всех членов данной ТГ используется слово chaussure — носитель общих семантических признаков, присут­ствующих в структуре значения каждого составляющего. Па сравнению с гиперонимом значение слов-гипонимов сужается,, специализируется по мере нарастания количества дифференци­рующих семантических признаков. Слова-гипонимы по отноше­нию к родовому слову chaussure могут, в свою очередь, высту­пать в качестве гиперонимов по отношению к лексическим еди­ницам, «отягощенным» конкретизирующими семантическими признаками, что подтверждают словарные дефиниции:

Гипероним Pantoufle Chaussure d'intérieur Домашняя

sans talon ni tige (PLI, туфля 704).

Гипонимы: Charentaise Pantoufle chaude et Теплая до-confortable (PLI, 199). машняя туф­ля


Cuissarde

Mule

Savate

Гипероним Botte

Гипонимы: Boots


Pantoufle laissant le ta­lon découvert (PLI, 649).

Pantoufle, chaussure vieille et usée (PLI, 876).

Chaussure montante qui enferme le pfed et la jambe généralement jusqu'au genou (PLI, 146).

Bottes courtes s'arrê­tant au-dessus des che­villes, généralement portées avec un panta lon (PLI, 144). ­Botte dont la tige mon­te jusqu'en haut des cuisses (PLI, 283). Botte à bout effilé et à talon oblique (PLI, 872) >18

Высокий сапог Santiag Botte à bout effilé et à Сапог с ост- рым носком и скошенным каблуком.

Туфля беа задника

Старая туф­ля

Сапог

Низкие сапо­ги (под брю­ки)



В ТГ, построенных на гиперо-гипонимических отношениях и содержащих слова, относящиеся к одной части речи, наблю­дается, таким образом, упорядоченность, структурированность организации, которой не обладают пестрые по лексическому со­ставу ТГ, объединяющие слова разных грамматических клас­сов, связанные между собой лишь отнесенностью к одной и той же типовой ситуации или теме (например, ТГ «театр», «спорт», «магазин» и т. п.). Между отдельными словами, входящими в подобные ТГ, парадигматические связи не прослеживаются.

Идея системной организации лексического состава языка на­ходит свое наиболее законченное выражение в теории языковых полей. К выделению полей в лексике можно идти двумя путя­ми: от понятия (ономасиологический подход) и от слова, его значения (семасиологический подход)

Понятийное поле (champ conceptuel) представляет собой объединение слов, относящихся к разным частям речи, на осно­ве их соотнесенности с одним и тем же понятием, представлен­ным в смысловом содержании этих слов в виде либо денота­тивного, либо коннотативного компонента. Выделяется ядро лоля — в него входят слова, в денотате которых данное понятие является постоянной семантической доминантой, и перифе­рия — ее составляют слова, связанные с центральным понятием поля через добавочные понятийные и эмоционально-оценочные, экспрессивные компоненты, а также такие, которые могут соот­носиться с данным понятием лишь в рамках определенного контекста или речевой ситуации. Члены периферии, близкие по типу значения, образуют внутри поля микроструктуры, или «зоны».

Классическим примером исследования понятийного поля яв­ляется труд чешского лингвиста О. Духачека, посвященный описанию понятийного поля «красота» в современном француз­ском языке.19 В нем произведен семантический анализ 316 слов, теми или иными компонентами своего смыслового содержания соотносимых с понятием «красота». Ядро поля составляют сло­ва, связанные с этим понятием через свое основное значение:


прилагательные

существительные

наречие

глаголы


beau

bellot

beauté

embellir


joli joliet joliesse joliment enjoliver,


и производные от глаголов embellissement, enjolivement, enjoli­vure, enjoliveur.

Члены периферии поля содержат идею «красоты» в своих дополнительных понятийных и эмоционально-экспрессивных

l'Duchacek О. Le champ conceptuel de la beauté en français mo­derne. Praha, 1960.

 

компонентах. Среди них есть слова, по своему основному значе>-нию относящиеся к другим понятийным полям и связанные с полем «красоты» через переносные значения (гиперболы, умень­шительно-ласкательные, метафоры). Слова, входящие в поня­тийное поле «красоты» лишь благодаря одному или несколь­ким семантическим признакам, располагаются в периферийной части поля по зонам:

1. La beauté supérieure — высшая степень красоты: divin,,
divinité, céleste, adorable, ange, merveilleux, féerique, magique»
enchanteur, charmant, idéal, accompli, parfait
etc.

2. La beauté agréable ou tendre — то, что нравится, не обла­
дая эстетическим совершенством: grâce, gracieux, gracieusement,
agrément, charme, attrait, appas
etc.

3. Выражения, употребляемые, когда речь идет о красоте
лица, фигуры: fraîcheur, mine, minois, frimousse; svelte, élancé,,
fluet, bien fait
etc.

4. Обозначения красоты одежды: élégant, pimpant, chic etc.

5. Гиперболические обозначения того, что нравится: épatant»,
époustouflant, délirant, boeuf
etc.

Выделенные автором зоны периферии весьма многочисленны1 (можно упомянуть еще слова, передающие идею нравственной красоты, слова, которыми мы оцениваем красоту произведений» искусства, красоту женщины, мужчины, ребенка; красоту пейза­жа и т. п ) и отражают многообразие лексических единиц, свя­занных с выражением эстетического восприятия, оценки. При* анализе каждое слово рассматривается лишь с точки зренияг его принадлежности к полю красоты, в его контекстуальных связях. Автор указывает также, к какому понятийному полю данное слово принадлежит по своему основному значению На­пример, во французском языке в поле «красоты» особенно мно^ го слов перешло из поля «божества» (divinité): céleste, divinf adorable; magique, ensorcelant, fascinant, — в значении этих слов» происходит семантический сдвиг, обусловленный общим семан­тическим признаком «необыкновенный, сверхъестественный». В словах, к которым мы прибегаем, чтобы выразить свою эсте­тическую оценку произведений искусства, литературы: magi­stral, idéal, accompli, achevé, parfait и т. л., — идея красоты, го> мнению О. Духачека, является производной от идеи закончен­ности, совершенства

Таким образом, в понятийном поле происходят более или* менее ощутимые переосмысления составляющих его слов. Сло­во, становясь элементом структуры поля, тем самым либо огра­ничивает значение какого-либо из его членов, либо само семан­тически специализируется под влиянием окружения. Структура понятийного поля сложна, так как смыслойые связи между его/ членами многообразны и взаимно пересекаются в результате взаимодействия между компонентами денотатишюго и коннота-тивного содержания лексических единиц.



Специфика словарного состава как наиболее «текучей», из­менчивой части языка не всегда позволяет провести строгое разграничение понятийных сфер. Границы понятийного поля весьма неопределенны. Применительно к полю «красоты» это можно объяснить тем, что понятие «красота» касается области не только собственно эстетической, но также интеллектуальной, моральной, социальной и т. д. Существуют такие понятийные области, границы между которыми трудно установить. Отбор членов поля, произведенный на основе только понятийной отне­сенности в любом, даже минимальном ее проявлении (в виде добавочных понятийных компонентов), непомерно широко раз­двигает рамки понятийного поля, а включение в него слов, лишь окказионально связанных своим значением с центральным понятием поля, превращает последнее в слабо структурирован­ный корпус разнородных лексических единиц, далеко расходя­щихся по основным значениям.

Семантическое поле выделяется на основе семасиологическо­го подхода, т. е. с опорой на лексическое значение составляю­щих его единиц. Семантическое поле характеризуется гомоген­ностью: оно содержит единицы, имеющие однозначно опреде­ленные отношения как между собой, так и в объеме всего поля. Например, семантическое поле цвета можно представить как некое лексическое единство, все члены которого соотносятся с абстрактным понятием «цвет» на уровне всего объединения и с конкретным лексическим значением «данный цвет» в рамках составляющих его ЛСГ («зон», по терминологии О. Духачека), а также принадлежат к грамматическому классу имен прила­гательных.

Во внутреннем строении семантического поля также различа­ют центральную часть — ядро — и периферию. В семантическом поле цвета ядро системы образуют имена прилагательные, осо­бое .положение которых в поле подтверждается их семантиче­скими, морфологическими, словообразовательными, дистрибу­тивными, стилистическими и другими характеристиками. Так, во французском языке XVI века ядро семантического поля цве­та образуют прилагательные noir, blanc, gris, rouge, jaune, vert, bleu, выступающие одновременно как слово общего значения (terme général) в формирующихся вокруг них лексико-семанти-ческих группах наименований разновидностей, оттенков основ­ного цвета. Например, в XVI веке в роли опорного слова ЛСГ наименований красного цвета выступает одно прилагательное fouge (a вплоть до среднефранцузского периода наблюдалось наличие двух опорных слов — равноправных обозначений крас-«ого цвета rouge и vermeil). В числе членов группы, наряду со «стилистически нейтральными прилагательными vermeil, cra-moisi, incarnat, pourprin, pourpuré, roux, écarlatin, rubicond, san­guin и др., фигурируют особые «поэтические» прилагательные «цвета: cinabre, cinabrin, coralin, rosin и т. п. Интересное смыс-

 

ловое взаимодействие наблюдается между тремя наименования­ми алого цвета — vermeil, incarnat, écarlatin. Эволюция значе­ния vermeil, некогда называвшего красный цвет вообще, завер­шилась специализацией, превращением в видовое прилагатель­ное, наименование оттенка «алый». Этот же оттенок с незначи­тельными вариациями называют incarnat < ит. incarnato «алый» и écarlatin — от наименования красителя écarlate «шарлах» — «шарлаховый, алый». Одновременное существование в языке трех слов, имеющих лишь небольшие расхождения в значениях, не могло не повлиять на использование каждого из них. В ре­зультате трехстороннего взаимодействия vermeil, incarnat и écarlatin y каждого прилагательного выявилась наиболее ха­рактерная для него сфера употребления. Старинное vermeil вос­принимается как архаизм, постепенно становится принадлеж­ностью книжной, поэтической речи, в обыденной речи уступая incarnat, сильной стороной которого была его новизна, а также, возможно, итальянское происхождение, поскольку итальянизмы в тот период были в моде. В научных же трудах предпочтение отдается книжному ученому écarlatin, просуществовавшему весьма недолго и вытесненному впоследствии конвертированной формой écarlate.

Таким образом, в семантическом поле, объединенном инте­гральным семантическим признаком, этот признак находит наи­более полное выражение в лексических значениях опорных слов ЛСГ, формирующих поле. Лексические же значения членов ЛСГ являются взаимосвязанно-уточняющими и по-разному диффе­ренцируют общую семантическую идею поля.

Современная лексикология располагает разнообразными ме­тодами и приемами системного анализа лексического материа­ла. Теория поля, лексико-семантических и тематических групп охватывают множество точек зрения, представляющих собой ва­рианты общей идеи — смысловой связи слов друг с другом в языке



Глава IV









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь - 54.92.155.160