ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ НАСЕЛЕНИЯ ВОСТОЧНОГО КАВКАЗА



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ НАСЕЛЕНИЯ ВОСТОЧНОГО КАВКАЗА



В XVIII — XIX веках на территории Восточного Кавказа, простирающейся к югу от Терека до Куры и от Каспийского моря к западу до границ Грузии, проживало более 40 народностей и этнографических групп, говорящих на различных языках с многочисленными диалектами и говорами [48].

Этнолингвистическая пестрота по-прежнему оставалась одной из характерных и отличительных черт Восточного Кавказа. Многочисленные народы и этнографические группы Восточного Кавказа относились к иберийско-кавказской, иранской и тюркской семьям языков, последние в основном появились здесь после иранских и тюрко-турецких завоеваний вследствие массовых переселений этих народов в регион Восточного Кавказа.

Дагестано-нахская ветвь кавказско-иберийских языков образует несколько групп [48]: аваро-андо-цезскую (аварцы, андийцы, ахвахцы, багулалы, годоберинцы, ботлихцы, каратины, тиндалы, чамалалы, дидойцы, бежтинцы, хваршины, гинихцы и гунзебцы); 2) даргинскую (даргинцы, кайтагцы и кубачинцы); 3) лезгинскую (лезгины, табасаранцы, рутульцы, цахурцы, агулы, арчины, будухи, крызы, хиналуги, удины); 4) лакскую. К тюркоязычным народностям относятся кумыки, тюрки-азер-байджанцы и ногайцы. К ираноязычным — таты и горские евреи.

На рис. 8.36 приведена этническая карта Дагестана, составленная Институтом истории, языка и литературы Дагестанского филиала Академии наук бывшего СССР [48]. В целом она правильно характеризует этническое распределение по Дагестану до 1960 года, пока не начались искусственные переселенческие процессы, подспудно организованные определенными кругами некоторых народностей Дагестана с целью расширения своих территорий.

В течение всего советского периода в Азербайджане также шел процесс насильственной ассимиляции лезгин, талышей, татов, армян, курдов и других малочисленных народов и захват их исконных территорий тюрками.

На рис. 8.37 приведена этническая карта общего вида Восточного Кавказа, составленная Гербером, который несколько лет занимался этническим распределением народов этого региона в 1723 — 1728 годах, во время российских военных походов на Кавказ. На карте в общем виде отмечены страны: Грузия, Дагестан, Лезгистан, Карабах и т.д. [49].

"Обширную территорию Терско-Сулакской и Прикаспийской низменностей, от Терека до Башлинской речки, населяли кумыки. На этой же территории от устья р.Сулак до р.Тюркали кочевали ногайцы. На левобережье Терека проживали терско-гребенские казаки. В первой четверти XVIII в., со строительством крепости Святого Креста, терские и донские казаки основали вблизи крепости три станицы — Каменку, Прорву и Кузьминку. Вблизи крепости, по разрешению Петра I, по рекам Тереку, Сулаку и Аграхани, расселились армяне и грузины, прибывшие после 1724 г. с царем Вахтангом в Россию. Во второй половине XVIII в., в притеречных районах число переселенцев — донских казаков, армян и грузин — значительно увеличилось [48].

В Дербенте жило местное население: лезгины, табасаранцы, а также привезенные иранскими шахами таты с IV в., тюрки — с XVII — XVIII вв. Южнее Дербента местные жители — лезгины жили вперемешку с татами.

Всю Самурскую долину занимали лезгино-язычные народы — лезгины, рутульцы и цахуры, последние жили в верховьях Самура.

Центральную часть Дагестана, от восточного склона ТурчиДага, граничащего с Аварией, до пределов Дюлти-Дага, т.е. долину Казикумухского Койсу, населяли лаки [48]. Юго-восточнее аварцев и лаков, в горной зоне среднего Дагестана до низменности, занимаемой кумыками, жили даргинцы [48]. Юго-западнее даргинцев, в горной и предгорной частях Дагестана, непосредственно примыкающей к южной части Прикаспийской низменности, жили табасаранцы, в верховьях Чирахского и Курахского ущельев — агульцы.

Территорию западного берега Каспия от Баку до Хачмаса и Кубы занимали лезгины и таты, последние завезены иранцами; территории северо-западнее Шемахи — это нынешние Кусарский, Кубинский, Исмаи-линский, Куткашенский, Геогчайский, Агдашский, Варташенский, Шекинский и Кахский районы — лезгины и лезгино-язычные народы (цахурцы, рутульцы). В указанных районах жили переселенные или проникшие сюда армяне, таты, тюркские племена, последних называли тюркскими татарами.

По административному делению царской России 1860 года военные отделы на Кавказе были созданы по территориальному принципу, при этом игнорировались многовековой уклад народов, их быт, культура. По указанному делению Закатальский округ, населенный лезгинами и другими дагестанцами, южные отроги Шалбуздага, Шахдага и Базардюзи и Кубинский уезд, населенные народами лезгинской группы, оказывались за пределами впервые созданной Дагестанской области. Хотя и сегодня лезгины проживают на своей исконной территории, и, как много веков назад, по указанию свыше, как по злому року, они оказались разделенными на своей исконной территории надвое под условным названием "северных" и "южных" лезгин. "Южные" лезгины проживали и проживают, как сказано выше, в Хачмасском, Кубинском, Кусарском, Кахском, Шекинском, Варташенском, Куткашенском, Йсмаилинском, Закатальском, Белоканском и в некоторых других районах, находятся в составе Азербайджана. "Северные" лезгины (и лезгиноязычные народы) населяли и населяют нынешние Сулейман-Стальский, Магарамкентский, Ахтынский, Курахский, Хивский, Дербентский, Агульский, Рутульский, Табасаранский районы Дагестана Между "северными" и "южными" лезгинами нет каких-либо иных этнических групп, что, возможно, и послужило бы "оправданием" подобного разделения, хотя никакие политические, экономические и другие причины не могут оправдать разделение единого народа, единой семьи.

Сказанное подтверждает и известный историк профессор Х.Хашаев в монографии "Общественный строй Дагестана в XIX веке": "Весь Южный Дагестан от плоскостной до альпийской зоны занимают лезгины, агулы, рутулы и цахуры. Селения их расположены в долинах рек Самура, Гюл-Геричая и Ахтычая, а также на склонах гор Самурского хребта, юго-восточнее главного гребня Кавказского хребта, на склонах Базар-дюзи и по обоим скатам Шахдага… Большое числе лезгин живет на правом берегу р.Самур, в пределах Кубинского и Кусарского районов Аз.ССР. Селения рутульцев, цахурцев расположены на территории Закатальског; Кахского и Белоканского района Аз.ССР. Описанное нами размещение коренного населения Дагестана, за незначительные, исключением, действительно и для раннего периода истории Дагестана"… [36]. На рис. 8.38 приведена карта расселения лезгин и лезгиноязычных народов в настоящее время в Азербайджане составленная на основе научно-исторических и современных статистических данных. В некоторых районах Азербайджана многие лезгинские села из-за ассимиляторской политики националистов, полностью перешли на азербайджано-тюркский язык. В частности около двадцати лезгинских сел в Кубинском районе за последние 30 лет полностью перешло на азербайджано-тюркский язык. А это не значит, что они не являются лезгинами.

Как известно, лезгины играли исключительно большую роль во всех исторических процессах, которые протекали на Кавказе, поэтому они были известны иранцам, армянам и иберам (грузинам) с начала нашей эры. Тюрки и турки столкнулись с лезгинами в XII — XIV вв. Русские активно соприкасались с местным населением и с XVI в. устанавливали связи, которые активизировались с петровской эпохи. Персы, арабы, тюрки, а затем татаро-монголы в завоевательских походах встречались прежде всего с лезгинскими землями и народами.

Армяне, иберы, иранцы раньше всех узнали лезгин, поскольку были непосредственными соседями. Поэтому вполне естественно, что все завоеватели многих народов Восточного Кавказа, особенно соседствующих с лезгинами, называли их лезгами, леками. Некоторые русские путешественники и историки также называли в прошлом дагестанские народы лезгинами. Другие народности нынешнего Дагестана в далекие времена были менее известны. Поэтому название народа — лезгины в первую очередь относилось к лезгинам и лезгино-язычным народам, а на другие народы это название перенесено ошибочно из-за отсутствия полной информации о них. "До сих пор, — пишет М.Ихилов, — грузины и армяне называют дагестанцев, и в особенности лезгин, "леками", персы и арабы — "лакзами", "лекзами". Для народностей Северо-Западного Дагестана они употребляют этнонимы "дидо", "анди", "дурдзуки", "авары" и др. Характерно и то, что лезгиноязычные народности испокон веков известны под именем лезгин, в то время как другие народы Дагестана в разные времена выявляли себя под различными названиями. Аваро-андо-дидойские народности раньше были известны под названием маг1арул-маг1арулал — горцы (маг1ар — гора). Кумыки и ныне называют всех горцев, за исключением лезгин, "тавлулар" — "горцы" (тау — гора). Интересно, что под термином "тавлу" многие годы бытовали и горцы Северного Дагестана и другие северо-кавказские народы. В частности, еще в X в. известен этноним кабардинцев — "тавли". Отсюда можно заключить, что термины "лек", "леки", как "маг1арул", "тавлу" означают понятие "горец", "горцы", однако термины "лек" и "леги" распространены были для обозначения собственно лезгин и лезгинской группы народностей" [50].

"Леки — это, несомненно, — свидетельствует далее Ихилов М., — нынешние лезгины, с глубокой древности живущие на территории, занимаемой ими в настоящее время. Частое употребление в Грузии терминов "лек", "лекеби", а в Азербайджане — "лезгияр", послужило причиной того, что под лезгинами стали подразумевать всех жителей горного Дагестана. Между тем с термином "лезгин" надо увязать, собственно, самих лезгин и народности близкой к ним языковой группы" [50].

Следует указать и на то, что народы Дагестана называли друг друга всегда правильно и точно. Кумыки, например, а за ними и русские жителей нагорного Дагестана именовали тавлинцами (т.е. горцами). Сами себя аварцы и народы андо-цезской группы, как правило, называли по имени общества, к которому принадлежали (андалалцы, гигатлинцы и т.д.), или по названию главного селения: андийцы, ботлихцы, картины, ахвахи, тиндинцы, бежтинцы, хваршины. Одновременно имелось и более общее название маарулал (горцы "от меэр" — гора); для обществ же Аварии, живущих в ущельях, где находились фруктовые сады, — хиндалал. Соседние народы Дагестана называли аварцев яруса (лаки) и каракан (даргинцы).

Лаки сами себя называли лак, а свою территорию — Лакрал-Кану [32]. Аварцы называли лаков — тумау, даргинцы — вулугуни, вулегуни, вуллеко. Но нередко лаков в Дагестане и за его пределами называли также казикумухцами по имени их административного центра.

Даргинская группа народностей именовала себя чаще всего по имени главного селения общества — акушинцы, цудахарцы, урахинцы. Соседи также называли даргинцев по имени их главных селений. Только лаки всех даргинцев нагорного Дагестана называли общим именем бартхи, а кумыки предгорных и нагорных даргинцев — дарги-ляр. Даргинцы же называли кумыков дирка-ланти, аварцы — тляралял, лаки — арниллса [32]. Все эти названия означали жителей равнин, степей [32]. О численности населения Дагестана в целом и отдельных его народов в XVIII в. не имеется сколько-нибудь достоверных статистических материалов. Феодальные владетели Восточного Кавказа, как известно, никогда не производили учета народонаселения. Имеющиеся в местных источниках данные говорят только о селениях и обществах, входящих в то или иное политическое объединение.

Сведения о численности народонаселения Дагестана и его отдельных народов впервые стали появляться в русских источниках. Но русские документы первой половины XVIII в., как правило, ограничиваются перечислением народностей, описанием их расселения и общим указанием на малочисленность или многочисленность населения того или иного владения. В лучшем случае в них имеются данные о числе дворов в селениях. Относительно достоверные сведения, позволяющие судить о народонаселении Дагестана, собрали русские путешественники и военные обозреватели в конце XVIII в.

Нормальному росту народонаселения Восточного Кавказа мешали междоусобицы и особенно опустошительные нашествия иноземных захватчиков, в результате которых гибла масса людей. Выше приводится таблица численности народов Дагестана XIX века, она характеризовала соотношение численности этих народов и в XVIII в.

 

 


Глава девятая

Лезгистан в XX веке

 

 

В ПОИСКАХ ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО

Самое крупное событие начала XX в. — это революция в России. С нею связан весь период радикальных перемен, начавшийся задолго до октябрьского переворота 1917 г. и продолжившийся после него. В контекст революционных потрясений вошло и то, что происходило на Восточном Кавказе.

Анализируя состояние социально-экономического развития многих районов Кавказа за период от покорения его Россией до Октябрьской революции, следует отметить, что здесь значительными темпами развивалась земледелие, садоводство, животноводство, кустарная промышленность и промыслы. Установление прочных экономических, политических и культурных связей с Россией положило начало восстановлению и подъему культуры многих народов Восточного Кавказа, хотя в условиях колониальной политики царизма этот процесс шел очень медленно.

Более 130 лет назад русский историк Н. Глиноецкий писал: "Лезгин серьезен, положителен, постоянно занят возможно лучшим устройством своего быта; во всех делах лезгин как будто бы сознает, что он должен трудиться не только на себя, но и для потомства.

Взгляните на дома лезгин, на их сады; везде видно, что они заботятся о том, чтобы все это было прочно и долговечно. Это поразительная черта их характера как-то не ладится с известной их воинственностью…

Лезгины воинственны, эта правда, что вполне понятно, вследствие сурового характера их Родины (не только из-за постоянной борьбы с внешним врагом), но о них нельзя сказать, чтобы они были войнолюбивыми. Войнолюбивый и хищнический народ не станет заботиться об устройстве своего благосостояния, как это делает лезгин.

В Закавказье лезгины считаются самыми лучшими, самыми смышлеными работниками" [1].

Таким сложился национальный характер и быт лезгин до окончательного утверждения России на Кавказе.

С покорением Кавказа Россией лезгины, как и многие народы этого региона, потеряли не только государственность, но и всякую самостоятельность. Более того, во время очередной Российской административной реформы на Кавказе в 1860 году лезгинский народ был расчленен: часть лезгинского народа оказалась на территории впервые созданной Дагестанской области, а другая — была поделена между административными единицами, созданными севернее реки Куры в Закавказье. Доктрина "разделяй и властвуй" была всецело использована в отношении лезгинского народа.

Во второй половине XIX в. в Восточном Кавказе возникли и стали развиваться капиталистические отношения. Как известно, г. Баку был одним из индустриальных центров России на Кавказе. "Почти вся нефть добывается в Бакинской губернии, — писал В.И. Ленин в работе "Развитие капитализма в России", — и город Баку из ничтожного города сделался первоклассным в России промышленным центром… Число занятых в горной промышленности Кавказа рабочих возрастало также чрезвычайно быстро [2].

В поисках заработка в Баку со всего Кавказа, Поволжья, Иранского Азербайджана, Турции направлялись бедняки, батраки, разорившиеся кустари и крестьяне. Массовому переходу тюрков из Иранского Азербайджана, Турции способствовало и то обстоятельство, что Россия оказалась более демократическим государством, чем Иран и Турция с их чрезвычайно деспотическими режимами. С 80-х годов XIX века сотни тысяч татар (так в то время называли тюрков в Закавказье) ежегодно переходили из Иранского Азербайджана в Баку. Сказанное подтверждается азербайджанскими научными источниками. В частности М. Исмаилов, в монографии "Социально-экономическая структура Азербайджана в эпоху империализма", пишет: "Отходничество из Северо-Западного Ирана в Россию, принявшее с 80-х годов XIX в. массовый характер, к 1905 г. достигло не менее 300 тыс. человек в год. Большая часть указанных отходникав оставалась в Бакинской и Елизаветпольской губерниях" [3]. Согласно последнего источника, население г. Баку в 1843 г. составляло 6198 человек, а к 1904 году выросло до 177000 человек. Население Елизаветполя (Гянджи) за указанное время выросло в 13 раз!

За Северо-Западной частью Ирана исторически закрепилось название Атропата-кан-Азербайджан. При тюрко-татарских завоевательских походах из Средней Азии здесь в основном осело тюркское население. На рубеже XV и XVI вв. в Азербайджане сложилось государство Сефевидов, основанное кызылбашскими (тюркскими) племенами. Столицей этого государства был г. Тавриз. С конца XVI в. азербайджанская знать (в основном тюрки) потеряла первенствующее положение в Сефевидском государстве; главной опорой сефевидов стали иранская бюрократия и землевладельцы.

За тюрками, перешедшими из Иранского Азербайджана в Закавказье, закрепился этноним "азербайджанцы". Такое обращение в то время было общепринятым: людей выделяли не по национальности, а по месту их происхожления. Например, выходцев из Шеки называли шекинцами, из Кубы — кубинцами, из Самурской долины — самурцами и.т.д., хотя все последние в основном составляли лезгины.

К началу XX века на нефтепромыслах Баку работали лезгины, талыши, таты, татары (азербайджанцы), турки, русские, армяне, грузины и т.д. Баку превратился в интернациональный город. До нефтеразработок Баку, как показано выше, был небольшим городом и основное население его составляли лезгины, таты, талыши. В то время русские, армяне и татары (азербайджанцы) составляли в нем небольшой процент.

Положение рабочего человека на нефтепромыслах было тяжелым. Вот как описывает жизнь рабочих в Баку Кази-Магомед Агасиев: "Жить без чистого воздуха, без ясного неба, без чистой воды, жить полуголодным, работать круглый год с утра до вечера без просвета… — это была картина рабства" [4]. Еще более мрачную картину описывает М. Горький: "В Баку я был дважды: в 1892 и в 1897 году. Нефтяные промыслы остались а памяти моей гениально сделанной картиной мрачного ада… Я не шучу. Впечатление было ошеломляющее. Весь день, с утра до ночи, я ходил по промыслу в состоянии умопомрачения. Было неестественно душно, одолевал кашель, я чувствовал себя отравленным… И земля, и все на ней, люди — обрызганы, пропитаны темным жиром, всюду зеленоватые лужи напоминали о гниении. Песок под ногами не скрипел, а чмокал" (4).

Лезгины, составляя почти третью часть рабочих на предприятиях Баку и более половины — в Дербенте, внесли существенный вклад в защиту интересов беднейших слоев населения.

К.-М. Агасиев, М. Айдунбеков, А. Османов и другие лидеры лезгинского народа в 1904 году создают социал-демократическую организацию "Фарух" (Поборник справедливости"), которая активно защищала интересы рабочего человека. В том же году создается организация "Гуммет" ("Энергия"), которая также стояла на социал-демократических позициях. Возглавляли ее М. Азизбеков, А. Джапаридзе, X. Сафаралиев, М. Мамедьяров.

В 1911 году возникла организация Мусават ("Равенство"), которая с самого начала стояла на националистических, пантюркистских позициях. Возглавлял эту организацию известный пантюркист Мамед-Эмин Расулзаде — русский татарин, получивший образование в Константинополе (Стамбуле). В качестве всемусульманского деятеля он работал в Персии, Турции и России. Кроме М.-Э. Расулзаде в работе "Мусават" участвовали также видные пантюркисты как М. Гаджинский, А. Топчибашев, Ф. Хойский.

26 октября 1917 г. пало Временное правительство. Керенский бежал из столицы. В Баку усилилась борьба за власть. Партия "Мусават" призвала мусульман на религиозную войну с иноверцами. Прежде всего с армянами, русскими и грузинами.

Накануне Нового года страшная по жестокости резня произошла в поезде, шедшем из Баку в Тифлис. Мусаватисты ворвались в вагоны с пассажирами и вырезали десятки лиц армянской и русской национальностей: женщин, стариков и детей. Жертвами стали даже солдаты, возвращавшиеся домой с турецкого фронта [5].

Лезгины решили предотвратить дальнейшее обострение межнациональных взаимоотношений. К.-М.Агасиев, Н.Самурский и другие члены организации "Фарух" пошли в массы для разъяснительной работы. Рабочие дружины по ночам патрулировали жилые поселки окраин. "Под особой защитой находились армянские и русские семьи, которые, спасаясь от мусаватистов, покидали дома, оставляя все имущество" [5].

15 января 1918 года при участии Н.Самурского, Н.Зевина, Б.Сардарова, М.Айдунбекова, К.-М.Агасиев провел интернациональное собрание рабочих-уроженцев Бакинской, Елизаветпольской и Тифлисской губерний, Дагестанской и Терской областей. Съехались свыше 80 человек, из них 26 из Дагестана. С докладом выступил К.-М.Агасиев. Идею укрепления братского единства рабочих всех национальностей поддержали русские, чеченцы, армяне, грузины, татары.

Несмотря на усилия погасить националистический пожар, этих настроений держались крепко. Они распространялись и среди солдат, которые сформировались в группы по национальному признаку.

10 февраля 1918 года организация "Фарух" провела новое собрание в Сабунчи. С докладом выступил лезгин Али-Мирза Османов. "Фарух" обратилась к партиям, входившим в состав Совета рабочих и солдатских депутатов, с предложением немедленно разоружить бесчинствующих солдат, организовать интернациональную гвардию. В заключении воззвания говорилось: "Свободолюбивая лезгинская беднота будет бороться до последней капли крови против националистов и контрреволюционеров" [5].

В марте 1918 г. в Баку партия "Мусават" с целью захвата власти подняла мятеж, который был подавлен бакинскими рабочими под руководством демократических организаций.

28 мая 1918 года было объявлено об образовании Демократической Республики Азербайджан. В июне 1918 г. в Гяндже мусаватисты сформировали протурецкое правительство.

В сентябре 1918 г. турки захватывают Закавказье и власть в республике Азербайджан передают пантюркистам. При этом турки и пантюркисты ликвидировали организацию "Фарух", физически уничтожив ее руководителей. Кроме коммунистических опусов, касающихся "Фарух", из которых ничего невозможно извлечь, мы ничего о ней не знаем. Мы не знаем, сколько тогда людей подверглись физической расправе, поэтому оставляем траурную символическую СТРАНИЦУ, чтобы в будущем описать эту трагедию. Это было трагедией не только членов организации "Фарух" и ее руководителей, но и всего лезгинского народа, поскольку турки, захватив в 1918 году Баку и Лезгистан в целом, привели к власти турок и пантюркистов.

Последнее подтверждается и турецкими источниками. В частности, в книге "Воспоминания о Кавказе" ("Записки турецкого разведчика") Мустафы Бутбая сказано: "Во время первой мировой войны Россия потерпела ряд поражений. Турецкое правительство, потеряв на Востоке свои владения, решало восполнить их землями на побережье Черного моря. С этой целью Турция воспользовалась состоянием России и задумала расширить свои земли за счет захвата Батумского округа. На будущее Турция решила создать на Северном Кавказе Мусульманское государство, которое представляло бы своего рода стену и препятствие между ней и Россией. С этой же целью Турция создала в Баку азербайджанское правительство. Одна турецкая дивизия под командованием Мет Иззет-паши продвинулась далеко на север. Этим самым Турция хотела показать горцам свои намерения в оказании помощи создаваемому горскому правительству. Для того, чтобы действовать в этом направлении, было создано Северо-Кавказское политическое общество. Оно получило материальную помощь от правительства Иттихадистов. После перемирия название этого общество изменилось на Благотворительное общество Северо-Кавказских эмигрантов… Общество себя особенно не афишировало и его члены имели связь только с теми членами партии Иттихад, на которых они могли положиться… Оно полностью было во власти Энвер-паши и Тала-ат-паши" (6). Так, лезгины и другие коренные народы Кавказской Албании-Лезгистана попали под власть турок и татар (азербайджанцев). С этого времени началась целенаправленная и жесткая тюркизация Кавказской Албании-Лезгистана. Хотя в 1920 году Советская Россия освободила Закавказье от турок, руководство в республике Азербайджан осталось за тюрками, поскольку во время турецкой оккупации лезгинские национальные лидеры были физически уничтожены, а Советская Россия в это время вела протурецкую политику. Об этом говорят факты. Так, например, в греко-турецкой войне 1919-1922 гг. Турция получила огромную помощь от Советской России деньгами (10 млн. руб. золотом), оружием, боеприпасами…

При Советской власти многим народам Кавказа удалось восстановить свою государственность в той или иной форме. Однако лезгинскому народу вследствие захвата Лезгистана турками и осуществленного последними геноцида в отношении лезгин в 1918-1920 годах выполнить эту задачу не удалось.

Поскольку была разрушена цельность народа и его государственность, то очень трудно написать что-то о лезгинском народе в целом. Поэтому попытаемся показать, что сделали и что стало с лезгинским народом через судьбы его некоторых представителей.

Рамазанов Казим Рамазанович (1879-1919 гг.). Родился в сел. Уллугатаг Кюринского округа (ныне Сулейман-Стальского района) Дагестана. Учился в Темир-Хан-Шуринском реальном училище, затем в Бакинском и Московской офицерских школах. К. Рамазанов — активный участник первой мировой войны. За ратные подвиги имел российские награды. В конце войны попал в плен к немцам, а последние передали его своему союзнику-Турции. Отважного горца турки решили использовать в военных мероприятиях по захвату Кавказа. В 1918 году К. Рамазана вместе с войсками Турции прибыл в Баку. Здесь он встречается с членами организации "Фарух" и присоединяется к патриотам. Для организации сопротивления туркам "Фарух" направляет К. Рамазанова на север Лезгистана — в Дербент. И здесь К. Рамазанов оказывается в трудной ситуации. С одной стороны турецкие войска, с другой — так называемые белая армия Деникина, с третьей — партизанские отряды горцев. В среду последних турки внедрили своих агентов и вели огромную работу для настроя их против русских. Казиму Рамазанову за короткий срок удалось сформировать из мелких партизанских групп дисциплинированные и организованные боевые отряды. Своей умелой работой, смелостью и отвагой Казим Рамазанов снискал любовь и доверие партизан, он воодушевлял бойцов, поднимая их на дерзкие атаки против врагов. Он разоблачал турецких офицеров и лазутчиков, их коварные замыслы закрепиться военным путем на Восточном Кавказе. Турки начали против Казима Рамазанова настоящую охоту. Во время штурма Дербента, по указу командира экспедиционных турецких войск Казимбея, К. Рамазанов из-за угла был убит.


Рис. 9.4. Мовсес Силиков.

Силиков Мовсес (1862-1937 гг.). удин (представитель лезгиноязычного народа), военный деятель, генерал-майор русской армии. Окончил Московскую военную гимназию, Александровское военное училище, офицерскую стрелковую школу. С 1884 г. служил в русской армии, пройдя путь адъютанта до командира дивизии. Накануне первой мировой войны 1914-18 гг. являлся помощником коменданта Еревана. В годы первой мировой войны участвовал в боевых действиях на Кавказском фронте. Командуя полком, а затем Венской группой войск полковник М. Силиков отличился при взятии Муша, Битлиса, при штурме Эрзрума, после взятия которого был назначен его комендантом. За боевые заслуги был награжден многими орденами, Георгиевским оружием и произведен в генерал-майоры.

После развала Кавказского фронта и ухода русских войск, М. Силиков вышел в отставку. Однако в январе 1918 г. был назначен командиром первой Армянской стрелковой дивизии. За короткий срок М. Силиков создал боеспособные регулярные части. Вскоре М. Силиков был назначен командующим Ереванской группой войск. В мае 1918 г., когда турецкие войска, заняв Александрополь, начали наступление на Ереван, М. Силиков принял общее командование регулярными войсками и ополченцами. Армяне сознавали, что от исхода сражения зависит судьба народа, решается вопрос — быть или не быть Армении. В сражениях при Сардарапате и при Баш-Апаране турецким войскам было нанесено поражение, в результате которого была устранена нависшая над Араратской долиной угроза вторжения турецких захватчиков. В этих сражениях проявился незаурядный полководческий талант М. Силикова. Участник Сардарапатского сражения, будущий Маршал Советского Союза И. Баграмян впоследствии отмечал, что М. Силиков был "наиболее одаренным военачальником из всех генералов того времени"…

Благодаря одержанной в Сардарапатском сражении победе, значительная часть Восточной Армении была спасена от захвата турками, были созданы условия для восстановления армянской государственности. 28 мая 1918 года была провозглашена республика Армения.

Осенью 1920 г. М. Силиков командовал войсками на Карсско-Александропольском фронте, стремясь сдержать продвижение во много раз превосходящих сил противника…

После увольнения из армии М. Силиков работал в ряде советских учреждений. В 1937 г. был репрессирован, реабилитирован посмертно.

Нажмудин Эфендиев (Самурский). Родился в 1882 г. До оккупации Закавказья турками работал в Баку, активно участвовал в "Фарухе". После оккупации Закавказья турками, перебрался в Астрахань, включился в работу в XI Армии Советов, надеясь, по-видимому, с ее помощью освободить Лезгистан от тюркской оккупации. Активно работает в XI Армии, став вскоре начальником политотдела. Знакомится с Лениным, Сталиным, Кировым, Орджоникидзе. С двумя последними находился в дружественных отношениях.

В 1920 году приезжает в Дагестан.

В 1921 году его избирают председателем ЦИК Дагестана. Фактический основатель Дагестанской республики.

Профессор А. Агаев пишет: "С приездом Н. Самурского состоялось заседание Дагревкома, на котором его избирают заместителем председателя ревкома Дагестана. "С первых же дней, — пишет А.Агаев, — Самурский произвел огромное отрадное впечатление на работников ревкома своими личными качествами. Собран, деловит, откровенен, прямодушен. Обладает тонким политическим чутьем. Образован в военном, политическом и техническом деле [5].

Остро стоял в это время в Дагестане вопрос с продовольствием. Положение осложнялось тем, что подразделения XI армии практически реквизировали мясо, масло, сыр, хлеб у населения по твердым ценам, установленным наркомом продовольствия РСФСР по законам военного времени. "Проанализировав фактическое положение дел, Н.Самурский встретился с Лавровым — начальником продотряда XI армии. Состоялся нелицеприятный разговор…" [5].

Сообщая об этих фактах Орджоникидзе, Н.Самурский обрисовал в письме катастрофическую нужду горцев в хлебе, предметах первой необходимости. "Население горных округов буквально раздето. В Даргинском и Андийском округах изданы приказы, чтобы до 12 часов дня мужчины не выходили из домов, дабы дать возможность нагим женщинам сходить за водой и управиться по хозяйству". И далее: "Для похорон мусульман нет саванов. Для того, чтобы похоронить мертвеца, замазывают его глиной или ближайший родственник снимает с себя последнюю одежду". Для того, чтобы одеть свои голые семьи, горцы продают последний скот и имущество.

Спекуляция на этой почве развилась до гиперболических размеров" [5].

"Мольбы, ходатайства, убедительна просьбы о помощи голодному и раздетому Дагестану не оставались без внимания. Уже весной 1920 года Дагестан получил денежную помощь. С лета она увеличилась во много раз. Железной дорогой и морем поступали в область пшеница, кукуруза, керосин, соль, сахар, мануфактура" [5].

Казалось бы, вопрос решен. Но нет. Бедствующий народ находится в сотнях верст от станций и городов. Государственного транспорта нет, кругом бездорожье… Решение и этой проблемы пало на Самурского как на заведующего транспортным отделом ревкома Дагестана. Самурский организует частный транспорт по твердым ценам да перевозки всего необходимого в горные села…


Рис. 9.5. Нажмудин Самурский

"Не пришел Самурский в восторг, — пишет профессор А.Агаев, — увидев, как относятся к различным ходокам, просителям, жалобщикам в отделах областного ревкома. Вчерашние лихие командиры партизанских отрядов, заняв руководящие должности в органах Советской власти, очень быстро перерождались в волокитчиков, бездушных и черствых чиновников" [5]. 31 мая Самурский подписал жесткий приказ N21. В нем говорилось: "Власти грубо обращаются с просителями и жалобщиками… Они не спешат выслушать их просьбы и жалобы, не вникают в письменные заявления, задерживают жалобщиков по несколько дней… Такое отношение к делу и народу является отрицающим всякие основы Советской власти… Товарищи, стоящие у власти, должны быть самым широким образом доступны народу, должны иметь дежурных переводчиков, которые переводили бы жалобы или излагали заявления безвозмездно. Обращение с жалобщиками и просителями должно быть не только приветливым, но и ласковым, теплым, братским" [5].

В конце приказа Н.Самурский счел необходимым еще раз напомнить работникам органов Советской власти: "Народ запуган и измучен старым режимом, но не знаком еще с новым строительством, он неграмотен, при отсутствии путей сообщения он делает большие расходы, чтобы дойти до властей, неся бремя свой жалобы. Он должен войти в советский дом, как в свое родное убежище, и выйти из него, оставив там тяжесть, вполне удовлетворенным и с проясненным сознанием. Обращение с народом есть та же агитация, то же строительство Советской власти" [5].

К концу мая относятся первые поездки Самурского по городам, чаще по окружным и сельским ревкомам. Он побывал в Кадаре, Буглене, Дженгутае, добрался до Левашей, проник в Цудахар и, перевалив через гору, — в Сергокалу. На обратном пути ознакомился с жизнью и обстановкой в Губдене, Карабудахкенте и через горы, минуя Порт-Петровск, возвратился в Темир-Хан-Шуру. Привез массу впечатлений и идей.

Жители аулов часто жаловались Самурскому на несправедливые аресты. Он воспринимал подобные аресты как провокацию, настрой населения против Советской власти.

К.Н.Самурскому поступило заявление — от жителей Ботлиха о примирении кровников. Трагедия произошла прозаически: "Магома Курбан был убит своим односельчанином Саидовым ночью, во время похищения воды у Курбана, за пять минут до окончания срока пользования общественным водопроводом, орошающим земли Ботлиха" [5]. Н. Самурскому удалось предотвратить дальнейшее обострение отношений между тухумами, кровники примирились. В Нагорном Дагестане Самурскому открылся сложный социально-этнический и культурный мир.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.201.220 (0.02 с.)