МОБИЛЬНОСТЬ И ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

МОБИЛЬНОСТЬ И ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ



 

Подавляющее большинство людей остаются в том же классе, в каком они родились. Если они серьезно размышляют о продвижении, то предполагают сделать это постепенно. Только в грезах нищий мечтает стать королем, а гувернантка — принцессой.

Исследования показывают, что у рабочих на сборочной линии диапазон устремлений довольно узок. Они не мечтают стать капитанами или воротилами бизнеса. Они хотят стать квалифицированными рабочими, продвинуться в мастера, обзавестись небольшой фермой, открыть ресторанчик и т.п.

О продвижении по социальной лестнице мечтают во всех классах и слоях общества, но делают это по-разному. Чем ниже класс, тем упорнее его представители подчеркивают роль материальных символов: гарантии занятости, частной собственности на жилище, денег. Соответственно, чем выше класс, тем чаще акцент делается на нематериальных символах: образовании, хороших связях и друзьях, престиже.

Объясняя эти данные, социологи заключили, что для высшего и среднего классов успех означает достижение, которое дается личными усилиями. Для низших классов он означает вознаграждение, которое они получают от кого-то. Возможно, что они смотрят на мир через призму своего занятия. Монотонный труд рабочих редко приносит им психологическое удовлетворение. Для них труд — средство существования

Средний класс удовлетворил насущные материальные потребности и ищет чего-то иного. У них более интересная, творческая работа. За нее приходится бороться с теми, кто стремится продвинуться вверх из низов рабочего класса. Следовательно, постоянное достижение все более высоких результатов для них главная цель и мера успеха.

"Стремление к статусу" — типичная черта индивидуальной мобильности в США. Она подразумевает не только стремление к деньгам и усердной работе. Тот, кто хочет продвинуться, должен подумать и о многом другом, без чего нельзя обойтись: надо переехать в более престижный район, обзавестись новыми друзьями, вступить в привилегированный клуб, поменять свои религиозные и политические убеждения. За статус мужа определенную ответственность несет также и жена.

Наверху социальной пирамиды деньги означают далеко не то, что об этом думают те, кто находится внизу. Главное, как распорядиться ими. Но этому искусству нелегко научиться. Нужна длительная социализация, усвоение совсем иной культуры, норм и ценностей. "Психология бедности" заставляет человека вести себя совсем иначе, чем "психология богатого.

Стремление повысить свой статус, равно как и свой доход, стимулирует человека обучиться новым манерам и этикету — тому, что называется шармом. Книги на эти темы в Америке распродаются моментально. Специальные курсы посещают не только безусые юнцы, но и седовласые бизнесмены и далеко не юные матроны. Эми Вандербильт как- то за метила: «Сегодня больше чем когда-либо мы — нация, осознающая свою классовую принадлежность». Студентов колледжа больше всего интересует то, как подобрать ключик к продвижению наверх.

Многие американцы готовы ради этого поменять соседей, переселиться в другой город — лишь бы приобщиться к более высокой статусной группе. В европейских странах, где классовая дистанция традиционно длиннее, а различия в стиле жизни выражены более заметно, вертикальная мобильность в терминах дохода и профессии в большей мере сохраняет связь с прежней статусной группой. Продвигаясь вверх, американцы становятся консервативнее, а европейцы — радикальнее. В Германии и Швеции квалифицированные рабочие радикальнее неквалифицированных. В Финляндии и Норвегии продвинувшиеся в средний класс радикальнее неудачников.

Различия объясняются культурой и ценностями класса. Индустриализация и урбанизация одинаково сильно повлияли на структурную мобильность и в США, и в Европе. Однако почему-то бытует мнение, что американская классовая система более открытая, а европейская более закрытая. Высшие классы в Англии и континентальной Европе все еще придерживаются старых аристократических ценностей и унаследованных привилегий.

фрагмент

П. Сорокин

"ВЫСКОЧКИ" И МОНАРХИ

 

Общества различаются по той легкости, с которой в них осуществляется вертикальная мобильность. В классовом обществе перегородки между слоями очень тонкие, в нем больше отверстий и «лифтов» для спуска и подъема. В кастовом обществе все устроено наоборот. В США большинство населения меняет свою профессию по крайней мере один раз в течение жизни. В Индии подавляющее большинство занятого населения наследует и сохраняет в течение жизни профессиональный статус своих отцов.

По данным 1925 г., в США среди заправил промышленности и финансов 38% в прошлом и 19% в настоящем поколении начинали бедняками. Около трети мультимиллионеров начинали свою карьеру, будучи людьми среднего достатка. Среди 29 президентов США 14, или 48%, вышли из бедных или средних семей.

Различие мобильности можно проследить не только по странам, но и по эпохам. Ниже показан процент "выскочек" среди монархов и высших администраторов, поднявшихся из социальных низов: Западная Римская империя — 45,6, Россия — 5,5, Восточная Римская империя — 27,7, Франция — 3,9, Соединенные Штаты Америки — 48,3, Англия — 5,0, президенты Франции и Германии — 23,1. Рим в период с последнего века республики до Ш века до н. э. был обществом интенсивной мобильности. Вертикальные течения поднимались с самого дна (от рабов) и до вершин (включая императора) общественного конуса.

При помощи денег, грабежа, насилия, обмана, любовных интриг, реже — военного героизма и службы человек без родословной поднимался до командных высот. В течение одного-двух поколений рабы становились представителями знати. Среди богатейших людей эпохи Цицерона мы зачастую встречаем имена рабов и вольноотпущенников (Тримальхион, Палладий, Деметрий). Но уже в ранне императорский период создаются значительные препятствия для свободной вертикальной мобильности.

В Европе, за исключением России, процент выдвинувшихся из нижних слоев до позиции монарха в прошлом был выше, чем сейчас. Удельный вес римских католических пап, выдвинувшихся из беднейших классов, составил 19,4%, из средних — 18,8%, а из богатых — 61,8%.

Вопросы к тексту:

1. Почему П. Сорокин в последнем абзаце оговаривается: "за исключением России"?

2. Сравните мобильность в Риме, описанную П. Сорокиным, с описанием характерных черт рабства как общества закрытого типа, помещенным в главе о стратификации. Есть ли между ними противоречие?

Задание 30

Социальная мобильность в народных сказках — благодатная тема для самостоятельного исследования. Вспомните или прочтите сборники сказок. Приведите несколько названий и укажите, какой тип или вид мобильности в них описан.

Задание 31

К какому виду, типу или форме социальной мобильности — из тех, что названы в главе XI учебника, — относятся следующие процессы:

Развод. Изменение гражданства. Увольнение. Командировка. Избрание в парламент. Разжалование в солдаты. Повышение в должности. Поездка в Рим. Превращение горожанина в фермеры. Поступление в вуз. Амнистия.

Задание 32

1.Подберите конкретные примеры (из отечественной и зарубежной истории) под каждую причину групповой мобильности.

2. Определите, являлись ли причинами групповой мобильности следующие события:

Реформа 1861 г. Введение "Табели о рангах" Петром I. Переход к нэпу. Восстание декабристов. Восстания Пугачева и Разина. Февральская революция 1917г. Великая Отечественная война. "Августовская революция" 1991 г. Политические репрессии сталинского периода. Конституции 193б, 1977гг. и середины 90-х годов. Распад СССР. Феодальная раздроблен- ность. Татаро-монгольское нашествие. Коллективизация. Индустриализация.

 

ТЕМА IV.

ЛИЧНОСТЬ И ОБЩЕСТВО

ГЛАВА 1. СОЦИАЛИЗАЦИЯ И

ФОРМИРОВАНИЕ СВОЕГО "Я"

Фрагмент

Ю. А. Левада НОМО SOVIETICUS

 

Каждой цивилизации присущ свой социокультурный тип человека — характерный набор установок и ценностных ориентаций, познавательных и поведенческих рамок личности как выразителя определенной системы социальных институтов. Таковы человек Эллады и человек Рима, человек французского классицизма и человек современного западного мира.

Homo Sovieticus, или человек советский, — продукт неустойчивой политической системы, которой не удалось сформировать особую цивилизацию. Принудительная цивилизация трех поколений людей в условиях информационной блокады общества и жесткого контроля за механизмами вертикальной мобильности, плюс постоянное пропагандистское давление вызвали на свет особый социальный тип личности.

Говоря о социальном типе личности, социологи подразумевают, что в нем запечатлены характерные черты породившего его общества. Но это не значит, что все советские люди подходят под единый стандарт. Достаточно того, что 30— 40% населения разделяют взгляды, ценностные ориентации, набор черт поведения, отраженных этим типом. Но это особые взгляды, ориентации и поведение. В них сфокусировано то, что советская власть — через социальные институты, идеологию и пропаганду — стремилась навязать всему населению: патриотизм, идейную преданность, классовую нетерпимость и многое другое.

Социологи из Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) под руководством Ю.А. Левады в период с 1989 по 1992 г. провели ряд крупномасштабных исследований по репрезентативной выборке и установили наиболее важные черты социального портрета Homo Sovieticus. Обобщенно он выглядит так: массовый ("как все"), деиндивидуализированный, противопоставленный всему элитарному и своеобразному, "прозрачный" (т.е. доступный для контроля сверху), примитивный па запросам (уровень выживания ), созданный раз и навсегда, далее неизменный, легко управляемый. Таковы типичные характеристики одновременно и личности, и поведенческих структур общества.

Подобные черты — не просто эмпирически наиболее распространенные, типичные или часто наблюдаемые признаки. Они взаимосвязаны, составляют единое целое. Именно эти свойства специально поощрялись, насаждались, навязывались советским людям через социальные институты, средства пропаганды, семью, трудовой коллектив. Они целенаправленно воспитывались. Таковы образцы "правильного", "должного" поведения. Люди принимали их не добровольно, а вынужденно.

Первая фундаментальная черта Homo Sovieticus — представление о собственной исключительности. В 30 — 40-е годы оно выражалось в превосходстве социализма над капитализмом, в 90-е — в приверженности "собственному пути" Poc- сии. В опросе 1992 г. 48% россиян высказались за него и лишь 16% предпочли "путь стран Запада" (для сравнения: на Украине 27%, в Эстонии 45%). Как видим, таковы массовые настроения.

Другая фундаментальная черта советского человека — государственная ориентация. Ее формула: "забота" со стороны верхов должна встречать "благодарность" со стороны низов. От начальства подчиненные ждут заботы о людях (47%), от государства — заботы о народе (36%). Экономически мы все зависим от госбюджета, дотаций, пособий. Поэтому свыше 60% россиян в 1992 г. не могли "прожить без постоянной заботы, опеки со стороны государства".

Следующая черта нашего мироощущения — иерархичность: чинопочитание, осознание своего места в жизни, т.е. статуса и роли в социальной пирамиде, мифологизация роли вождя, а позднее — "мафии", в которой сегодня ищут причину всех бедствий народа.

Ей противостоит и одновременно странным образом переплетается еще одна черта — эгалитаризм, стремление всех уровнять. Она проявляется в борьбе с "нетрудовыми доходами", "незаслуженными привилегиями", "подпольными миллионерами", кооператорами, частниками.

Последняя черта — имперский характер сознания. Вначале он выражался в идеологии социалистического национализма, новой общности "советский народ", позже — в нежелании распада СССР. На вопрос "Кем Вы считаете себя в первую очередь?" 56% респондентов ответили — "гражданином СССР", а 33% — "гражданином данной республики". Наиболее сильно имперское сознание, иначе говоря, идентификация себя с государством, а не с национальностью, у русских и белорусов. Так, "гражданами СССР" в 1989 г. считали себя 63% русских в России, 66% русских в других республиках, 70% белорусов, но только 8% армян и 3% эстонцев.

В последнее время в России наблюдается религиозный "бум". По данным ВЦИОМ, за 1989 г. доля признающих себя верующими поднялась с 20 до 40%, а позже до 50%. Однако специалисты говорят о демонстративном характере такой религиозности: люди выражают не столько убеждения, сколько увлечение сверхъестественными явлениями, традиционными обрядами, иногда весьма поверхностное. То же самое можно сказать об увлечении советских людей демократией — гражданскими и общечеловеческими ценностями. Оно не было глубоко осознанным. Поэтому "прилив" демократических настроений легко сменялся "отливом"— политической апатией и недоверием к демократическим де-

В экономической сфере советский человек предпочитает гарантированную бедность неопределенному будущему: 55% желают иметь пусть небольшой, но твердый заработок, уверенность в завтрашнем дне и более легкую работу. Вместе с тем более половины населения симпатизирует более прогрессивной рыночной системе. Таким образом, налицо два плана экономического поведения. На декларативном уровне — готовность к радикальным реформам, на поведенческом — осторожность и стремление к гарантиям.

Та же двойственность просматривается и в политической сфере: готовность к решительной критике государственной системы, мафии и коррупции, при неготовности к активным шагам и действиям. Удовольствие от политической деятельности получают не более 3% опрошенных, В списке радостей советского человека на первом месте — домашние, семейные или индивидуальные занятия.

Советский человек приучен трудиться и отдыхать, заниматься общественной деятельностью в организованных формах. За пределами этой институализированной сферы — анемия, одиночество, отчаяние. Более 40% опрошенных признались в своем одиночестве. Не видя повседневной работающей системы правозащиты, социальной помощи, милосердия, человек остается один на один с любой бедой, в том числе с преступностью. Возникает ощущение "враждебного" окружения, отчуждение от государства.

И как следствие — страх и повышенная агрессивность. Они присутствуют в повседневном окружении как постоянно действующие факторы. Массовые страхи, слухи, групповая истерия, паническое состояние при малейших социальных потрясениях — непременные атрибуты Homo Sovieticus. Они следствие и дополнение произвола властей, их коррумпированности, массовых репрессий, публичного унижения, национальных конфликтов, бедности.

Исследования показывают, что степень социального страха у советских людей выше, чем страх перед стихийными явлениями природы. Если в радостях у них доминируют семья и дом, то в страхах — отношения с государством. Оно, взяв на себя "функцию отеческой опеки", с ней фактически не справляется. Претензия на всеобщую заботу порождает столь же всеобщую неудовлетворенность — нарекания, подозрительность, обвинение властей. 69% опрошенных не согласны, будто "советское государство постоянно заботится о нуждах своих граждан"; 54% одобряют резкую критику властей, считая, что они озабочены только своими привилегиями.

Политическая власть в стране для большинства людей стала синонимом безнравственности и зла: 3/5 опрошенных ни при каких условиях не согласились бы занять руководящую должность в государстве. Фактически ни один из советских граждан не мог вести частного существования, не работая при этом на государство. Он не мог получить пособие или пенсию, не являясь членом профсоюза, не мог думать о карьере, не состоя в. КПСС.

Приученный десятилетиями к тому, что его судьба — в руках государства, советский человек стал пассивным сам и не смог бы признать права на инициативу у других: 3/5 взрослых людей довольны своим нынешним статусом, 54% — небольшим, но гарантированным заработком, 1/4 с подозрением смотрят на людей инициативных.

Но было бы чем довольствоваться. Респондентов попросили отнести себя к одному из трех "классов", и вот что получилось: 49% — низший слой, 43% — средний, 5%— высший. Сравнили с доходами. Оказалось: середняками считают себя люди с доходами, близкими к прожиточному минимуму. Иначе говоря, люди привыкли довольствоваться малым, но в оценках видят себя "великими". Особенно руководители. Доходы по мировым меркам невелики, но место в иерархии заметное. Поэтому и самооценка выше. Сюда же относится и часть гуманитарной интеллигенции. Она отнесла себя к высшему слою не по доходам, а по уровню образования и образу жизни.

У представителей высшего слоя (в основном — это советская номенклатура) иные ценностные ориентации: они чаше выражают благодарность государству за свое положение, но и выше претензии к нему (могло бы дать побольше), острее потребность в "сильной руке" и выше неодобрение инициативных, чаще других считают любимыми официальные праздники, а обсуждение в печати положения в армии или в КГБ, замену политического строя — недопустимым.

У рядового советского человека поводов быть недовольным предостаточно. Во-первых, он не удовлетворен, как оценен он сам и его способности (3/5 не удовлетворены зарплатой, но лишены возможности ее повысить). Во-вторых, он недоволен тем, как оценены другие, полагая, что одни— слишком богаты (живут нечестным трудом), другие — слишком бедны (потому что "хорошо трудятся"). В массовом сознании отсутствует связь между упорным трудом и высоким положением в обществе. Может быть, поэтому только 27% готовы для его улучшения больше трудиться, а для обычного человека люди, достигшие высокого социального статуса — это жулики, мафиози, партократы. 48% опрошенных твердо настроены против того, чтобы в стране появились миллионеры.

Задание 1

Один из самых известных афоризмов К. Маркса звучит так: сущность человека есть совокупность общественных отношений.

Онсыграл позитивную роль в развитии отечественной социологии. Однако зачастую его понимали весьма своеобразно. Это высказывание иногда приводит к силлогизму: сущность человека есть совокупность общественных отношений; сущность человека есть личность; значит, личность есть совокупность общественных отношений

Отсюда следовало, что любой человек, даже преступник, мог считать себя совокупностью общественных отношений.

Верно ли это? Правилен или нет силлогизм? Сравните его с другим известным силлогизмом: все люди смертны; Сократ — человек, значит, он смертен. В чем сходство и различие двух силлогизмов?

Задание 2

Черты личности — это устойчивые, повторяющиеся в различных ситуациях особенности поведения. Какие из приведенных ниже понятий подходят под это определение?

Аккуратность. Чистоплотность. Лень. Страх. Тревожность. Смелость. Агрессивность. Надежда. Алчность. Хитрость. Ответственность. Бестолковость. Сознательность. Стыдливость. Чувство виновности. Притязание. Соревновательность. Импульсивность. Увлеченность. Побуждение. Мотивация. Эмоциональность. Интерес. Разлука. Радость. Оптимизм. Мнение.

Приведенный ниже тест обращен к пожилым родителям и рассчитан на то, что, ответив на вопросы, они получат возможность взглянуть на себя со стороны, осмыслить стиль и методы воспитания детей.

Но "со стороны "могут посмотреть и сами дети. Проделайте эту операцию. Оцените стиль и методы воспитания родителей, попробуйте себя в роли судей. Итак, какие у вас родители? Думают ли они так, как сказано в тесте, или нет?



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.124.210 (0.02 с.)