ТОП 10:

Творческая личность как объект оценки. Творческий портрет



Мы рождены для вдохновенья

А.С. Пушкин

 

Каждая личность – загадка, творческая – особенно. Человечество волнует все выходящее за рамки нормы, и творческая личность в этом ряду занимает одно из главных мест. Она всегда притягивает к себе повышенное внимание. Кому-то хочется к ней прикоснуться, получить автограф, что-то оставить на память. Кто-то коллекционирует предметы, исторически с ней связанные, оставляя на аукционах огромные деньги. Художественные личности, уходя в бессмертие, продолжают жить среди нас и в своих произведениях, и в памятных местах – мемориальных квартирах, домах, музеях… И как правило, всем, кого данная личность волнует, хочется о ней читать.

Источники повышенного интереса к людям искусства могут иметь разное происхождение. В одних случаях именно сильное впечатление от встречи с художественным явлением – музыкальным произведением, исполнением, постановкой – рождает естественное желание побольше узнать о его создателе. В других, напротив, соприкосновение по жизни с художественной личностью пробуждает интерес к ее творчеству. Но в целом такой интерес – явная константа в общественно-художественном сознании и огромный стимул для приобщения к искусству широких общественных слоев: через призму конкретной человеческой судьбы в искусстве легче понять и осмыслить многие сложные художественные и культурные процессы времени. Если значимость художественной личности для того или иного времени высока, а интерес к ней, к ее творчеству актуален или потенциально возможен, почва для такой портретной работы благоприятна.

Диапазон возможностей для исследования творческой личности очень широк – разные виды искусства «соревнуются» на этом популярном поприще. Можно вспомнить и многие знаменитые живописные портреты; и портреты словесные разных жанров и весомости от научной монографии до романа, с одной стороны, от аргументированного журналистского очерка до краткой заметки («эскиз портрета», «штрихи к портрету») или насыщенных вымыслом «баек» – с другой. Например, новый «глянцевый» журнал «Караван историй» специально задуман как издание, посвященное историям жизни выдающихся людей. Театр и кино со своей стороны участвуют в этом процессе. К примеру, театральные балетные постановки Б. Эйфмана «Чайковский», «Красная Жизель» (о трагической судьбе талантливой русской балерины Ольги Спесивцевой), или знаменитый фильм «Амадей» режиссера Милоша Формана, по новому, современными глазами взглянувшего на личность Моцарта, – все это авторские «портретные» работы.

Портрет, по свидетельству энциклопедий, есть «изображение, описание человека». Творческий портрет делает объектом своего внимания творческую личность. Уникальность личности художника, прежде всего, заключена в скрытой в ней загадке, и творческий портрет, по сути, является не только и не столько изображением, описанием человека, сколько поиском ключа к этой загадке, попыткой разгадки. При этом творческий портрет амбивалентен: в нем наряду с представляемой персоной всегда мерцает автор со своим, субъективным, отношением к объекту внимания. Даже если это автопортрет.

В ряду монографических работ, привлекательных и для художественной литературы, и для науки, и для публицистики, творческий портрет как музыкально-критический жанр имеет свои особенности. Во-первых, как любой журналистский материал, он преследует информационные цели, предоставляя обществу сведения о новых личностях на художественном небосклоне, о новых творческих достижениях или новых поворотах в судьбе людей, находящихся в поле зрения общественности, как и о «новых открытиях» старых, забытых и вновь обретающих свою актуальность имен.

Во-вторых, для музыкально-критической журналистики творческая личность – равнозначный объект художественной оценки. И главным здесь также является критерий уникальности (оценочные градации по условной нисходящей: гений – талант – выдающийся – одаренный – способный… и т. д.). При этом, естественно, журналистов прежде всего интересует современник – личность, активно участвующая в музыкальном процессе в данный момент, чей творческий облик изменчив или вообще пребывает в стадии становления, чье художественное значение окончательно не определено и нуждается в оценке или переоценках.

В-третьих, в отличие от науки и художественной литературы, если они обращаются к творческой личности как к предмету внимания, критик-журналист, как правило, работает в условиях оперативности, с одной стороны, и недостаточной полноты сведений – с другой. Чаще всего в его распоряжении еще нет ни эпистолярного наследия, ни мемуаров, ни воспоминаний современников и близких – всего того, что составляет фундамент капитальных исследований. Но зато у него есть другое – огромное! – преимущество: с современником можно встречаться, беседовать, задавать вопросы, брать интервью. То есть лично общаться и формировать свое отношение, опираясь на собственный опыт.

Имея своей целью представление и оценку художественной личности, творческий портрет для большей полноты картины легко включает в себя другие жанровые виды. Особенно ценны собственные высказывания художников, поэтому в портретных журналистских замыслах важнейшее место занимают разные типы бесед, особенно в устных жанрах. Прямая речь даже в виде отдельных вкраплений усиливает достоверность, документальность представления. Работа над творческим портретом современника, с точки зрения журналистской практики, вообще должна начинаться с предварительного разговора с художником: пишущему автору важно ощутить индивидуальность объекта внимания, чтобы затем попытаться воссоздать ее в тексте.

Журналистский творческий портрет может создаваться в разной жанровой форме: очерка или статьи, если материал обстоятелен и развернут; эссе или этюда, когда это лишь «набросок», «эскиз портрета»; интервью, когда облик портретируемого рождается в подаче его собственных высказываний; наконец, фельетона, если это дружеский шарж или карикатура. Портрет не исключает и проблемных отступлений, на которые может наводить личность портретируемого.

Творческий портрет музыканта, кроме того, в большей или меньшей степени может включать рецензионную составляющую. Мини-рецензии, обращенные к конкретным сочинениям композиторов или конкретным исполнениям пианистов, дирижеров и т. п., включенные в портретный по замыслу текст, усиливают «присутствие музыки» в качестве важнейшего аргумента в системе доказательств и оценки художника. Они конкретизируют оценочную мысль, направленную на творческую личность, выходами к художественным образцам, к результатам деятельности.

Создание музыкально-критического творческого портрета, как правило, связано с каким-то поводом и заказано каким-то определенным каналом СМИ. Выбор жанровых деталей, объем, настроение текста обусловлены и тем и другим.

Поводом может быть появление неизвестного мастера на художественном небосклоне, а точнее – нового произведения, принадлежащего никому не известному автору. Творческий портрет в этом случае знакомит с новым именем, в некотором роде давая ему путевку в жизнь (еще раз вспомним знаменитое шумановское представление Шопена – «Шапки долой, господа, перед вами гений!»). Для такого повода, предположительно, уместны рубрики типа «Дебют», «Новое имя», «Знакомьтесь» и т. п.

Поводом может стать и заметное событие: получение награды или особое творческое достижение, появление новой выдающейся работы (сочинения, концертной программы, записи, постановки), когда сильное художественное впечатление словно заставляет общество вновь вспомнить о художнике, а музыкальный журналист удовлетворяет этот вспыхнувший интерес. Создание творческого портрета по такому поводу олицетворяет новую веху общественного признания, здесь уместен серьезный разговор оценочно-аналитического характера.

Классический повод – юбилейные даты, и прижизненные, и посмертные. Прижизненные – это дни рожденья, а значит всегда праздничные тексты, полные пиетета и пожеланий счастья и успехов («Happy birthday to You!», как поют сегодня одну мелодию на всех континентах). Другое дело посмертные портреты, когда оставшийся в истории художник и его искусство переживают переосмысление, проверяемое временем «на прочность».

Печальный повод – некрологи. Среди них есть и официальные, скорее информативные, тексты и подлинно художественные портреты, пронизанные не только острым чувством утраты, но новыми ощущениями перед открывающимся бессмертием художника.

Цель написания творческого портрета или создания устной портретной передачи должна быть для автора абсолютно ясна. В ней может отражаться «общественный запрос», в ней должна чувствоваться актуальность подобного освещения, пусть даже осознаваемая пока только автором, опережающим общественный интерес. К сожалению, из многих направлений музыкальной журналистики жанр творческого портрета современника легче всего подвержен ангажированности, когда кому-то требуется «раскрутка», и журналист выполняет не столько «общественный», сколько чей-то «личный» заказ. Читателя на время можно обмануть, повлиять же на музыкальный процесс – вряд ли.

Жизненный и творческий путь художника можно представить как сочетание разных потоков, которые движутся как бы в разных измерениях, с разной скоростью и насыщенностью. Один из них – реальное течение жизни в последовательности личных событий от рождения до смерти. Второй – собственно творчество, создаваемый художественный мир, со своей динамикой развития, ускорениями и замедлениями, вершинами и падениями. И наконец, третий поток – пребывание в своей историко-культурной атмосфере, взаимодействие с окружающей жизнью, отраженной и в общественных событиях, и в смежных художественных процессах, и в умонастроениях современников.

Все эти стороны существования творческой личности неразрывны и равно важны для исследователя. Однако в работе над музыкально-критическим творческим портретом в качестве главенствующего стержня чаще избирается какая-либо одна сторона, а остальные могут оказаться в роли дополняющих. Более того, для журналистского творческого портрета совершенно не обязательно и даже не нужно полное и всестороннее освещение творческой личности. Значительно чаще стимулом к созданию портрета служит какой-либо один аспект, актуальный в данный момент. Куда важнее для автора умение схватить и выделить неповторимое, ценное, отталкиваясь от повода к написанию портрета, будь то художественное событие (премьера нового сочинения, премия и т. п.), биографическое событие или явления социокультурного порядка, с которыми данная художественная личность связана или играет в них важную роль.

Примечания

1. Блок А. Собр. соч. В 6 т. Т. 1. – М., 1971. С. 233.

2. «Лит. газета», 1966, 17 июня.

3. Каратыгин В.Г. Избр. статьи. С. 60.

4. Там же.

5. Там же. С. 65–66.

6. Лотман Ю.М. Феномен культуры // Труды по знаковым системам. 1978. С. 3.

7. Курышева Т.А. Диалоги о музыке перед телекамерой. – М., 2005. С. 245

8. Соколов А.С. Введение в музыкальную композицию XX века. – М., 2004. С. 4.

9. См.: Соколов А.С. Введение в музыкальную композицию XX века. С. 73.

10. Стравинский И. Диалоги. С. 216.

11. См.: Когоутек Ц. Техника композиции в музыке XX века. – М., 1976. С. 158.

12. Программка авторского концерта В.Тарнопольского в Рахманиновском зале Московской консерватории 10 ноября 2005 г.

13. Любимов А. Новая музыка уже устала// Культура, 2004. № 39.

14. Стравинский И. Хроника моей жизни. – Л., 1971. С. 122.

15. Курышева Т.А. Диалоги о музыке перед телекамерой. С. 249.

16. Курышева Т.А. Музыка во взаимодействии и синтезе искусств. Гл. 1: Театральность и музыка. – М., 1984.

17. Курышева Т.А. Театральность и музыка. С. 167–170.

18. Каган М. Морфология искусства. – Л., 1972. С. 374.

19. Курышева Т.А. Театральность и музыка. С. 28–37, 54–55, 71–81.

20. Курышева Т.А. Музыкальная хореодрама в творчестве Родиона Щедрина и Альфреда Шнитке // Антология музыкального театра второй половины XX века. – М., 2006. С.109.

21. Хейзинга И. «Ното ludens». – М., 1992. С. 186.

22. С.С. Прокофьев. Материалы. Документы. Воспоминания. С. 236.

23. Курышева Т.А. Балет // История современной отечественной музыки. Вып. 2. – М., 1999. С. 412–419, 421–428.

24. Покровский Б. Размышления об опере. – М., 1979. С. 71.

25. Курышева Т.А. Диалоги о музыке перед телекамерой. С. 263.

26. Курышева Т.А. Вагнер – нетипичная Россия // Ведомости, 2004, № 2.

27. Дуков Е.В. Концерт в истории западноевропейской культуры. – М., 2003.

28. Там же. С. 233.

29. Там же. С. 205–206.

30. Курышева Т.А. Диалоги о музыке перед телекамерой. С. 174.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.251.205 (0.008 с.)