ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Договор Э или договора КП (поставки) электроэнергии.



Сторонами данного договора являются продавец и покупатель. В качестве продавца выступает энергоснабжающая организация, в т.ч. гарантирующий поставщик.

Гарантирующий поставщик – это такая энергоснабжающая организация, которая приобрела соответствующий статус. Смысл появления фигуры гарантирующего поставщика состоит в том, что договор с участием гарантирующего поставщика является договором публичным. Следовательно, если все иные энергоснабжающие организации самостоятельно решают вопрос, заключать с вами договор или нет, то у гарантирующего поставщика возможности выбора нет, он обязан заключить этот договор с любым и каждым, кто обратится при наличии исходной технологической предпосылки у обращающегося и технической возможности у самого гарантирующего поставщика.

По идее, дальнейшее развитие рынка должно привести к конкуренции на нем. И в исходной логике, конкурируя между собой, энергоснабжающие организации будут предоставлять как можно лучшие условия, в т.ч. и ценовые. А поскольку у гарантирующего поставщика есть некий социальный багаж в статусе в виде обязанности заключить договор, то у него цена будет выше, чем общерыночная. Пока такого не происходит, гарантирующие поставщики на рынке присутствуют, но ценовые характеристики мало отличаются, и, в основном, рынок сводится к тому, что гарантирующие поставщики просто выдавливают с этого рынка всех.

Покупателем могут выступать любые лица. Правила функционирования розничных рынков разводят категорию «покупатель» и «потребитель», под потребителем понимая только то лицо, которое приобретает электроэнергию для собственных бытовых или производственных нужд. Соответственно, к покупателю относя тех лиц, которые приобретают электроэнергию для последующей продажи или для осуществления коммунальных услуг.

Проводя градацию между этими категориями с т.з. субъектного состава исходных договоров, и в п.29, и в п.30 сторона, противостоящая энергоснабжающей организации, именуется покупатель (потребитель). Т.е. на самом деле, и первые, и вторые могут быть стороной как по договору Э, так и по договору КП (поставки) электрической энергии, и в этом смысле, в смысле субъектного состава никакой принципиальной разницы между указанными договорами нет.

Специфика энергоснабжения, а мы исходно констатировали, что эта специфика состоит в способе передачи электроэнергии, требует, чтобы в качестве покупателя выступало только такое лицо, которое имеет необходимую технологическую предпосылку. Ведь продавец должен передать энергию через присоединенную сеть. Можем ли мы заключить соответствующий договор, не обладая техническими устройствами, способными принимать энергию? Нет, конечно, потому что иначе конструкция этого договора не способна заработать. Вот способ передачи предопределяет необходимость наличия технологической предпосылки у всякого покупателя в виде наличия устройства, присоединенного к сети. Устройство имеется ввиду токоприемник, а присоединенного к сети, имеется ввиду сетевое хозяйство. Т.е. если у нас есть токоприемник, присоединенный к сети, мы можем заключить договор Э или договор КП (Поставки) электроэнергии.

Эта технологическая предпосылка логически вытекает из способа передачи, характерного для соответствующего договора. Поэтому для того чтобы заключить договор Э или КП (поставки) электроэнергии, покупателю и потребителю надо сначала приобрести токоприемник, провести его техническую сертификацию, присоединить токоприемник к имеющимся сетям, заключить договор технологического присоединения, а только потом топать в энергоснабжающую организацию с просьбой о заключении соответствующего договора, потому что только тогда будет эта технологическая предпосылка выполнена.

В ст.545 ГК РФ есть указание на возможное усложнение субъектного состава, за счет появления фигуры субабонента. Правила ст.545 ГК РФ действующие, никто их не отменял, но здесь необходимо обратить внимание на что. Для чего была исходно создана конструкция субабонентского договора и появилась категория субабонента? Для того чтобы обеспечить электроэнергией субъектов, которые не имели непосредственного присоединения к энергетическим сетям.

 

 

 


Например, есть земельный участок. И вполне возможно, в процессе приватизации или иным образом, внутри этого земельного участка образовался еще один. На этом земельном участке находится бизнес-центр, который нуждается в электроэнергии. Сети исходно идут здесь (см. обозначение сети) и упираются в здание. Как обеспечить Бизнес-Центр электроэнегрией? Понятно, что прокладывать напрямую от сетей, во-первых, дорого, а зачастую бывает невозможно технически. А электроэнергия нужна.

И для лиц, которые нуждались в электроэнергии, но не имели непосредственного присоединения к сетям, и была придумана конструкция субабонентского договора. Исходно смысл состоял в том, что договор энергоснабжения заключается «Зданием», а «Бизнес-Центр» заключает со «Зданием» субабонентский договор. И по этому договору получает необходимую ему электроэнергию. Получалось, что это тот же договор энергоснабжения, но по которому продавцом выступает исходный абонент. Однако эта конструкция, которая была создана и закреплена в ст.545 ГК РФ, она оказалась крайне неудачной. Потому что Бизнес-Центр всегда был заложником второго субъекта (Здания), и всегда существовала вероятность что «Здание» скажет, что я не хочу, просто не хочу, голова болит, настроения нет, погода не располагает. И этот Бизнес-Центр оказывался в формате, при котором получить электроэнергию он принципиально не способен. И конструкция субабонентского договора ни от чего не спасала. Надо было обязывать, но для того чтобы обязывать, через что можно? Допустим, через публичный договор. Но субабонентский публичным не являлся. Кроме того, на все попытки решить этот вопрос через публичность договора, появлялись форматы, при котором «Здание» являлось некоммерческой организацией и типа отстаньте от меня, я под признаки публичного договора не подпадаю. И каких там только вывихов в практике не было. Объявляли это все отдельным рынком, типа «Здание» на этом рынке имеет монопольное положение, и через законодательство о конкуренции обязывали его заключать договоры, но все эти выверты были не от хорошей жизни, были неудачны.

Сегодняшняя система регулирования отношений в области электроэнергетики позволяет нам утверждать о принципиально иной структуре отношений. Ведь на сегодня для того чтобы заключить договор Э Бизнес Центру, ему не надо идти к «Зданию». Он может заключить соответствующий договор с энергоснабжающей организацией. Он заключает этот договор, причем, для заключения этого договора непосредственного присоединения к энергоснабжающей организации очевидно не требуется. Потому что сегмент деятельности энергоснабжающей организации в этом смысле оканчивается в ее пределах, а вся дальнейшая трансляция обеспечивается через договор об оказании услуг по передаче электроэнергии. Т.е. Бизнес-Центру нет смысла договариваться со Зданием, ему надо заключать договор с энергоснабжающей организацией, а потом переток этот обеспечивать по соответствующим сетям. А для того чтобы обладатель соответствующих сетей всегда был обязан заключить соответствующий договор, законодательство об электроэнергетике прямо говорит, что договор об оказании услуг по передаче электрической энергии является договором публичным. Через эту конструкцию интерес субъекта, не имеющего непосредственного подключения к сетям, интерес в получении соответствующей электроэнергии защищается.

В этой связи субабонентская схема этой новой конструкции противоречит, более того, с т.з. этой новой конструкции, субабонентский договор не нужен. Не надо с ним договариваться, не надо его на коленях умолять. Идешь в энергоснабжающую организацию, еще лучше к гарантирующему поставщику, заключаешь с ним договор, а здесь все договоры – они публичные, и обязанность заключить этот договор и обеспечить переток электрической энергии от энергоснабжающей организации к покупателю. Поэтому ст.545 ГК РФ с т.з. действующего законодательства об электроэнергетике, не может существовать. Как противоречащая специальному законодательству, имеющему большую юридическую силу, ст.545 ГК РФ применяться сегодня не должна.

Но жизнь оказывается сложнее. Сегодня субабонентские договоры, несмотря на 11 лет реформирования рынка электроэнергии, цветут пышным цветом. И если мы посмотрим судебную практику, то там сплошь и рядом встречаются конструкции субабонентского договора. Возникает закономерный вопрос: почему? Причина чрезвычайно проста. Для того чтобы заключить прямой договор, надо выполнить исходную технологическую предпосылку, надо иметь токоприемник, присоединенный в установленном порядке к сетям. Т.е. ты идешь в сетевую организацию и говоришь: хочу потреблять электроэнергию. Они говорят: куда? Ты говоришь: у меня есть соответствующее принимающее устройство. Идешь в технический надзор, сертифицируешь соответствующее оборудование. А дальше они говорят: а теперь мы выдаем тебе технические условия, которые надо выполнить для того чтобы мы тебя присоединили к сетям, а без присоединения заключить договор нельзя, потому что технологическая предпосылка не будет выполнена. И в итоге оказывается выполнение этих технических условий крайне финансово невыгодно. И на самом деле Бизнес-Центру оказывается удобнее просто пойти и договориться, приползти на коленях к руководителю «Здания», чтобы заключить с ним субабонентский договор. А то, что эта схема противоречит действующему законодательству, всем на это плевать. Эта схема существует и будет существовать в таком формате еще долго.





Последнее изменение этой страницы: 2017-02-22; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.66.86 (0.005 с.)