ТОП 10:

Специфика предмета договора контрактации.



В самой легальной дефиниции ст.535 ГК РФ законодатель определяет предмет договора К как с\х продукция. При выполнении требований к субъектному составу договор может быть квалифицирован как К только, если его предметом выступает с\х продукция. При этом гражданское законодательство не уточняет эту категорию, соответственно, предметом договора К может быть любая с\х продукция. Это может быть продукция животноводства, звероводства, растениеводства.

Очевидно, что предметом договора К может быть только продукция собственного производства. Основной посыл законодателя в регламентации §5 Главы 30 состоит в том, чтобы создать льготный правовой режим, т.е. нивелировать за счет этого льготного правового режима ту зависимость от объективно неконтролируемых природных факторов, под действием которых находится продавец – с\х производитель. Если предметом договора будет выступать чужая с\х продукция, продавец ни в каком льготном режиме не нуждается, ибо никаких повышенных рисков внешних и неконтролируемых такой продавец не несет. Эти риски будут действовать, и, следовательно, у законодателя будет смысл правовым образом их нивелировать только в том случае, когда речь идет о собственной продукции. Это утверждение, хотя прямо не зафиксировано в ГК, является с т.з. доктрины и судебной практики ключевым в понимании особенностей данного договора.

Причем предметом договора К будет только будущая собственная с\х продукция по той же причине. Ибо если эта продукция уже существует, то никаких выходящих за пределы обычных рисков в отношении этой продукции продавец не несет. Если зерно уже собрано, то у него нет головной боли: взойдут озимые или нет. В отношении уже существующих никаких особых рисков нет, следовательно, продавец не нуждается в особом льготном режиме. Он будет нуждаться в этом режиме, а смысл К состоит в установлении для продавца льготного режима, когда речь пойдет о будущей с\х продукции собственного производства. Здесь есть абсолютно неконтролируемые риски, риски, которые, даже предприняв все возможные усилия, невозможно минимизировать и невозможно исключить, в отношении же уже произведенной с\х продукции, таких рисков, выходящих за пределами обычных рисков, связных с обеспечением хранения соответствующего имущества, нет. Поэтому, несмотря на то, что в ст.535 ГК РФ это не установлено, но это единственное логическое объяснение самого существования конструкции договора контрактации.

Предметом К может быть с\х продукция при двух указанных выше условиях:

→ это с\х продукция собственного производства;

→ будущая с\х продукция.

Соответственно, во всех остальных случаях, когда предметом договора, даже при соответствии требований к субъектному составу, выступает с\х продукция уже существующая или с\х продукция, чьим производством занимается иное, чем продавец, лицо, такой договор не может быть квалифицирован как договор К. Поскольку мы сказали, что если этот договор соответствует требованиям ст.535 ГК РФ, то по всей видимости он будет квалифицирован как договор поставки, потому что К – разновидность поставки.

А может ли квалифицироваться как К договор, по которому предметом выступает на сама с\х продукция, а продукты ее переработки, условно говоря, не яблоки, а пюре или сок? Риск создания переработки с\х продукции не отличается от риска создания самих с\х продуктов. Риск, который несет продавец, он абсолютно идентичен. Речь правда идет о случае переработки собственной будущей с/х продукции. И было бы неправильно выводить договор по поводу продуктов с\х переработки за пределы данной договорной конструкции. Когда речь идет о продуктах с\х переработки, которые должны быть произведены, например, из уже существующей с\х продукции, или из с\х продукции, созданием, производством и выращиванием которой занимается другое лицо, то здесь никаких рисков продавца нет, и он ни в каком льготном правовом режиме не нуждается.

Поэтому в общем и целом и на уровне доктрины, и на уровне правоприменительной практики такое расширение предмета договора К на сегодня наблюдается. Т.е. достаточно часто и небезосновательно в число потенциально возможных предметов договор К включают и продукты переработки, при условии, что исходным сырьем для этой переработки будет будущая с\х продукция собственного производства.

Однако даже при таком расширении мы должны еще несколько условий ввести, потому что если категория с\х продукции – это категория, которая имеет некоторые логические границы, то категория продуктов с\х переработки, это категория без начала и без конца. Если мы вокруг оглядимся, то все неискусственное, что нас окружает – это все продукты переработки с\х продукции. Например, обувь. Но в производство соответствующей обуви используется кожа, откуда она берется? И обувь – это продукт переработки с\х продукции. И расширяя предмет договора К, мы не должны расширять его до безграничности, потому что есть очевиднейшие риски, связанные с производством этого некого продукта из с\х продукции, но очень часто сюда вмешиваются уже посторонние риски, связанные не с самой сельхозпродукцией и ее выращиванием, а связанные с теми технологическими операциями, которые совершаются.

Поэтому, когда в догматике звучит утверждение о включении в число предмета договора К не только с\х продукции в собственном смысле слова, но и продуктов ее переработки, помимо тех условий, о которых мы сказали выше:

это исходный материал - с\х продукция;

причем, с\х продукция будущая;

причем, собственного производства,

Одновременно делается уточнение о том, что соответствующая переработка:

осуществляется данным лицом;

переработка не имеет характера сложной технологической операции.

Это уточнение призвано отделить те риски, которые вызваны внешним воздействием, от тех рисков, которые обусловлены иными причинами: неправильной настройкой машин, механизмов и др.

Особенности правового положения продавца – с\х производителя.

Главная побудительная причина, вызвавшая появление к жизни договора К и оправдывающая его существование – это защита с\х производителя, подвергающегося объективному воздействию внешних природных факторов. По сути дела все нормы §5 на установление этого льготного правового режима так или иначе направлены.

Например, ст.536 ГК РФ, которая в п.1 задает нам исходный базис исполнения обязательства по договору К. По общему правилу соответствующее обязательство должно быть исполнено в месте нахождения производителя или с\х продукции. Это правило в корне отличается от регулирования, которое заложено в поставке в целом.Потому что в ст.510 ГК РФ в качестве общего правила заложен базис: исполнение по месту нахождения покупателя. Единственной причиной, которая может это объяснить – это уменьшение расходов, связанных с исполнением для продавца, и тем самым создание для него льготного правового режима. Другое дело, что сама по себе данная норма вряд ли способна продавца защитить, потому что она диспозитивна. У кого более сильные переговорные возможности, кто экономически более сильная сторона, тот и диктует условия договора. Как правило, с\х производитель является слабейшим, поэтому от этой льготы на практике смысла нет.

Главная черта льготного правового режима воплощена в предписаниях ст.538 ГК РФ. Ст. 528 ГК РФ указывает на то, что с\х производитель- продавец несет ответственность только при наличии вины.Приэтом надо вспомнить, что с\х производителем – стороной по договору К – у нас может быть предприниматель, предприниматель-профессионал. Несмотря на то, что он предприниматель, в силу прямого указания закона его ответственность строится на основании вины, и за обстоятельства, которые не охватываются категорией его вины, никакой ответственности при неисполнении или ненадлежащем исполнении продавец или производитель нести не будет.

Устанавливая ответственность с\х производителя-предпринимателя как ответственность виновную, законодатель не изменяет общий принцип, общую презумпцию. У нас действует презумпция вины, следовательно для использования того льготного правого режима, который задан ст.538 ГК РФ, чтобы освободиться от ответственности, именно с\х производитель должен будет доказать отсутствие своей вины. И только при этом успешном доказывании, он освободиться от ответственности.

Специальные правила об ответственности сформулированы только применительно к ответственности с\х производителя, относительно ответственности покупателя-заготовителя никаких правил §5 Главы 30 не содержит. Значит ответственность заготовителя-покупателя в рамках данного договора будет строиться на началах риска, потому что заготовителем покупателем в договоре КП может быт только предприниматель. Для него сохраняет силу регулирование, заданное ст.401 ГК РФ, он как предприниматель несет ответственность, независимо от вины. Здесь мы еще более наглядно видим разницу именно в правовом положении.

Продавец несет ответственность на началах вины, в силу прямого указания закона, напротив, покупатель отвечает, независимо от вины до пределов непреодолимой силы.

Особый интерес представляет и ст.537 ГК РФ, особый интерес в том смысле, зачем ее было писать. Получается, что количество и ассортимент являются обязательной характеристикой передаваемой с\х продукцией, а значит, существенным условием договора. Кстати, как существенное условие в рамках договора К воспринимают условие об ассортименте и суды. Вопросище: К – это разновидность поставки, поставка и К – это вид КП, в КП, в целом, ассортимент был существенным условием? Нет, не был, потому что у нас восполняющая норма. Если ассортимент не определен, то может передать товар, исходя из известных ему ассортиментных потребностей покупателя или отказаться от договора. Т.е. ассортимент о общему правилу существенным условием не был. В поставке §3 никаких положений, изменяющих общее правило, тоже не было. И вдруг в К ассортимент оказывается существенным условием. Чем К в этом аспекте так знаменита, что ассортимент – это существенное условие? К тому же, введение дополнительного существенного условия опровергает логику исходного подхода – льготный правовой режим для с\х производителей. Введение дополнительного существенного условия означает сложности входа в соответствующий договор. Это дополнительная предпосылка, необходимая для того, чтобы договор считался заключенным. Получается, что если это условие не согласовано, то никакого договора не заключено и заготовитель от обязательств просто свободен, потому что их у него не возникает, договора нет. Для чего это надо было писать? Duralex, но другого у нас нет, это наша dura, нам с ней жить, значит, так.

Энергоснабжение.

Легальная дефиниция данного договора закреплена в п.1 ст.539 ГК РФ.

Ключевым квалифицирующим признаком является способ его передачи (через присоединенную сеть), т.е. через систему технических устройств, обеспечивающих принятие и безопасное использование товара.

Если у нас предметом договора будет энергоноситель, который поставляется не через присоединенную сеть, начиная от батареек, аккумуляторов и т.д., очевидно, что это договором Э квалифицировано быть не способно. Потому что главное – это именно способ передачи соответствующего товара. Отсюда возникает первый достаточно сложный вопрос, связанный с определением границ данной договорной конструкции. Вроде как договор исходно и название § «Энергоснабжение», т.е. получается, что предметом этого договора должна выступать энергия, передаваемая через определенную сеть. А какая это энергия? Электрическая, тепловая. Однако этот вывод филологического свойства опровергается действующим законодательством.

п.1 ст.548 ГК РФ. Во-первых, обратить внимание на ее название - «Правила об энергоснабжении к иным договорам». Т.е. то, что дальше по тексту, уже мыслится создателями ГК как иные договоры. П.1 говорит о договоре теплоснабжения. Т.е. получается, что тепловая энергия, соответствуя признакам предмета, характерного для договора Э, соответствуя способу передачи, характерного для договора Э, тем не менее, предметом договора Э по смыслу ГК РФ не является. Отсюда для нас два значимых вывода:

1. предметом договора и Э является только лишь электрическая энергия, передаваемая через присоединенную сеть;

2. рядом с договором Э есть иной договор, к которому применимы правила об Э, но сам он Э не является.

Очевидно, что раз специфика данной конструкции – это способ передачи, жизненный опыт подсказывает нам, что, на самом деле, через присоединенную сеть можно передавать не только энергию, но и иные ресурсы: воду, газ, нефть и т.д. При этом такие договоры очевидно не могут быть квалифицированы как Э с позиции действующего правопорядка, уже хотя бы потому, что там предметом не выступает энергоноситель. Однако такие договоры крайне похожи на Э.

До нынешнего ГК, в Основах гражданского законодательства 1991 года существовал и был закреплен единый договор о снабжении через присоединенную сеть различных ресурсов. Этот договор охватывал собой и передачу через присоединенную сеть электроэнергии, и тепловой, и иных ресурсов, не относящихся к энергии, и был единый договор, было единое регулирование. Ради чего эту систему надо было разрушать, ради чего надо было фокусировать договор Э только лишь на электроэнергии, подавая ее через присоединенную сеть, а все остальные отношения выводить в иные договоры, кстати, их место в системе гражданского законодательства вообще не понятно и не очевидно. Это иные договоры, к котором только применяются правила об Э.

Если мы ознакомимся со ст.548 ГК РФ еще раз, и посмотрим на п.1, касающийся передачи через присоединенную сеть тепловой энергии, и п.2, касающийся договоров о снабжении через присоединенную сеть иными ресурсами, не относящимися к энергии: водой, газом и т.п., то весь смысл ст.548 ГК РФ состоит в том, чтобы допустить для этих отношений, для иных договоров приоритет специального законодательства.

Если в этом был смысл, то это можно было решить, не теряя систему договора. Просто сказать, что у иным отношениям, помимо электроэнергии, положения настоящего параграфа применяются, если не противоречат специальному законодательству. При этом не делая, не объявляя эти договоры иными, не подпадающими под правила об Э.

Но мы выбрали потерять систему и одновременно допустить приоритет специального законодательства в регулировании соответствующих отношений. Это специальное законодательство в настоящий момент присутствует. Ключевыми вехами соответствующего законодательства являются следующие:

→ ФЗ «О газоснабжении в РФ» от 31 марта 1999 года;

→ ФЗ «О теплоснабжении» от 27 июля 2010 года;

→ ФЗ «О водоснабжении и водоотведении» от 7 декабря 2011 года.

Поскольку это формально не относится к договору Э, то мы на фиксации этих основных вех специального законодательства, регулирующего эти иные отношения, и остановимся. Дальше будем говорить только об Э в истинном смысле слова, т.е. по тексту ГК это получается электричество и энергия, передаваемая через присоединенную сеть.

Ограничение предмета нужно было для того чтобы в иных, чем снабжение электроэнергии, отдать приоритет специальному законодательству. Соответственно, исходно, применительно к снабжению электрической энергией через присоединенную сеть, сохранялся в регулировании приоритет именно ГК, но время шло и в марте 2003 года в ст.539 ГК РФ был включен п.4, исходя из которого и в области снабжения электрической энергии, а это единственный был предмет данного договора, и в области снабжения электрической энергией через присоединенную сеть ГК распростился собственным приоритетом, установив преимущество специального законодательства. Из чего возник закономерный вопрос: а зачем теперь вообще на уровне ГК иметь такие правила, если ни к одному блоку возможных отношений ГК не будет обладать приоритетом? При появлении п.4 не был исключен и по-прежнему существует и действует п.3. А теперь, решите коллизию.

П.3. К отношениям по договору энергоснабжения, не урегулированным настоящим Кодексом, применяются законы и иные правовые акты об энергоснабжении, а также обязательные правила, принятые в соответствии с ними.

П.4. К отношениям по договору снабжения электрической энергией правила настоящего параграфа применяются, если законом или иными правовыми актами не установлено иное.

Прям 5 на выпускном экзамене сразу, кто решит коллизию между п.3 и п.4 ст.539 ГК РФ. Если вы ее решите, считайте, что жизнь удалась, вы ответили на одну из загадок природы. Это загадка, которая вообще не имеет решения. Это вишенка на торте – это украшение нашего законодательства, оно полностью показывает его состояние. П.3: ГК имеет приоритет, п.4: нет, ГК приоритета не имеет. Понятно, что эти пункты появились не одновременно. Понятно, что исходно был п.3, приоритет ГК, потом от этого приоритета отказались. Но почему надо было п.4 вводить? Почему нельзя было п.3 исключить и введенное считать п.3? Видимо по феншую в ст.539 должен быть существовать п.3, поэтому решили оставить. Понятное дело, что это, техническая ошибка, и с т.з. темпоральной, т.к. п.4 введен позже, он должен исключать существование п.3. Мы можем считать, что п.3 нет.

Договор о снабжении электрической энергией через присоединенную сеть, только этот договор подпадает по действие ГК, в настоящее время преимущественно регламентируется специальным законодательством. И только в части, не противоречащей специальному законодательству, будут применяться правила §6 Главы 30.

При анализе этого специального законодательства, мы должны структурно понимать идею, которая заложена в реформировании электроэнергетики, которая предопределила введение п.4 и создание блока специального законодательства, регулирующего соответствующие отношения. В чем был исходный смысл реформы электроэнергетики? В диверсификации бизнес сфер. Т.е. раньше у нас была энергическая компания, она и генерирует, она и продает, и осуществляет транслирование, т.е. передачу энергии. Умные люди пришли к выводу, что такая бизнес модель неудачна, и вся реформа электроэнергетики состояла в том, чтобы отграничить соответствующие сегменты деятельности, разделив на генерирование, транслирование и продажу.

 

 
 

 

 


Соответственно этому, на энергетическом рынке образовалась следующая структура (см.выше). Есть генерирующие компании, которые занимаются производством, выработкой энергии (электростанции). Есть энергоснабжающие компании, чья функция состоит в продаже этой энергии. Есть сетевые компании, которым принадлежат соответствующие сети, с помощью которых и происходит трансляция электрической энергии от генерирующей к энергосбытовой, от энергосбытовой конкретному потребителю.

Т.е. для того чтобы всовывание двух пальцев в розетку возымело физический эффект, необходимо, чтобы кто-то электроэнергию произвел, затем кто-то (совершенно другой) помог ему довести до энергосбытовой, потом эта энергосбытовая продала потребителю и соответствующая сетевая помогла транслировать и до потребителя.

Разделив на три сегмента электроэнергетики, мы получили два совершенно различных блока отношений. Это т.н. оптовый рынок электроэнергии. Т.е. для того чтобы дальше передать потребителю, энергоснабжающая должна у кого-то купить, у того, что производит, эти отношения. Другие отношения (розничный) – это розничный рынок электроэнергии.

ГК имеет крайне незначительную, второстепенную роль в регулировании вопросов снабжения электроэнергии через присоединенную сеть, поскольку по своей юридической силе, в силу предписаний п.4 ст. 593 ГК РФ, уступает специальному законодательству.

ФЗ «Об электроэнергетике» от 26 марта 2003 года.

Помимо этого, есть значительное число подзаконных НПА, которые тоже будут иметь приоритет перед положениями ГК:

Правила оптового рынка электрической энергии и мощности, утв. Постановлением Правительства от 27.12.2010 №1172;

Основные положения функционирования розничных рынков электрической энергии, утв. Постановлением Правительства от 4.05.2012 №442;

Постановление Правительства № 861 от 27.12.2004 года

Правила полного или частичного отключения режима потребления электрической энергии, утв. Постановлением №442 от 4.05. 2012г.

«Кто не умеет терпеть, тот не научится побеждать. Чтобы научиться терпеть, надо быть очень терпеливым. Собственно, научитесь терпеть для того чтобы стать терпеливыми и научитесь побеждать». А.А. Павлов.

Реформирование гражданского законодательства привело к разделению всех профессиональных участников рынка электроэнергии на 3 группы, и соответственно формированию двух сегментов взаимоотношений: оптового рынка, на котором электроэнергия отчуждается генерирующей компанией, и розничного рынка, целью функционирования которого является обеспечение электроэнергией конечных потребителей. При этом законодательство по электроэнергетике не только сегментировало соответствующий рынок, но и установило те правовые формы, которые опосредуют отношения на соответствующем рынке.

Оптовый рынок. Ключевыми правовыми формами, опосредующими отношения в данном сегменте, формами, опосредующими приобретение электроэнергии у генерирующей компании, являются:

1. договор о присоединении к торговой системе оптового рынка. И дальше на основании этого договора посредством фьючерсных и форвардных контрактов происходит приобретение соответствующей электроэнергии у генерирующих компаний

2. двусторонний договор КП электрической энергии.

Розничный рынок.Правовыми формами, опосредующими отношения по приобретению электроэнергии у энергоснабжающих организаций являются:

1. договор энергоснабжения

2.договор КП (поставки) электрической энергии.

Поскольку исходным нашим предметом анализа выступал договор Э, то мы видим, что сегодня это тот договор, который опосредует отношений на розничном рынке, и об этом договоре мы дальше и будем вести речь. Сейчас регулирование распадается на 2 составляющих: параллельно существует договор Э и договор КП электроэнергии. Разница между ними только в одном. Легальная дефиниция договора Э содержится в п.28 Основных правил функционирования розничных рынков, легальная дефиниция договора КП (поставки) электроэнергии содержится в п.29 тех же Правил.

По договору Э вопрос о трансляции соответствующей энергии и заключение сопутствующих договоров, обеспечивающих эту трансляцию, например, той же самой сетевой организацией, он лежит на энергоснабжающей организации. Т.е. покупатель потребитель по договору Э заключает договора, в дальше сидит и ждет. Все вопросы, связанные с обеспечением доставки, должен решать продавец энергоснабжающей организации.

По договору КП поставки электроэнергии по общему правилу в обязанности продавца взаимодействие с лицами, сопутствующими доставку электроэнергии от него к покупателю, не входят. Т.е. эти вопросы должен решать уже покупатель по общему правилу. Т.е. прежде чем заключить соответствующий договор, он должен пойти в сетевую организацию, заключить с ней договор по оказанию услуг по передаче соответствующей электроэнергии, урегулировать все вопросы, связанные с передачей. А продавец – у него только обязанность передать электроэнергию, за все действия сетевой организации, связанные с этой трансляцией, в договоре КП (поставки) электроэнергии продавец никакой ответственности не несет. Вот единственная разница между этими договорами, а во всем остальном разницы между ними нет. Поэтому дальше мы будем анализировать соответствующую договорную конструкцию как единую.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-22; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.176.125 (0.016 с.)