ТОП 10:

Динамические и статистические закономерности



Детерминизм (от лат. determine – определяю) – философское учение о различных видах обусловленности явлений материального и духовного мира. Представления о порождении стихиями вещей и зависимости одних явлений от других возникли с незапамятных времен. Они уходят корнями в древние мифы о сотворении мира, кроются в религиозных учениях о божествах, предопределении и судьбе, обнаруживаются в анимизме, тотемизме, фетишизме и магии. Латинское слово детерминация вначале означало операцию логического определения понятия через ближайший род и видовые отличия, затем его стали применять в более широком значении объективной зависимости вещей от порождающих их причин – первоначал, законов природы, явлений.

Центральный и традиционный принцип этого учения – принцип причинности. В прошлом под понятие детерминизма подводили только учение об универсальной причинности; мир изображался в нем цепью прямо и жёстко действующих причин, в этой цепи не находилось места для случайности. Ныне содержание детерминизма существенно расширилось. В него добавлены представления об опосредованных причинах, случайной и вероятностной формах каузальности, а также о косвенно сопряжённых с причинностью некаузальных связях.

Нередко полагают, что обобщенную дефиницию детерминизма следует формулировать через понятие объективного закона: детерминизм есть учение об объективной закономерной взаимосвязи и взаимообусловленности явлений материального и духовного мира. Эта дефиниция, несомненно, узка. В ней не учтены: во-первых, объективная незакономерная детерминация феноменального типа (например, одноразовая мутация); а во-вторых, не предусмотрены субъективные формы детерминации (целевая, бессознательно-психическая, логико-функциональная). Те, кто исходят из такой дефиниции, считают индетерминистами сторонников всякой телеологии – объективно-идеалистической и субъективно-идеалистической.

Индетерминизм (от лат. in – приставка, означающая отрицание) – философское учение и методологическая позиция, которые отрицают либо объективность причинной связи (онтологический индетерминизм), либо познавательную ценность причинного объяснения в науке (методологический индетерминизм).

Существует мнение, что к индетерминистам надо, в частности, отнести мыслителей, которые видят источник причинной связи в человеческом сознании. Трудно, однако, не признать специфическую детерминированность человеческих поступков и дел осознанными целями людей. Практически невозможно доказать, будто «субъективные причины» – это всего лишь пустые выдумки идеалистов, а причины любых умопостроений людей (в том числе поэтических образов, фантазий и даже логических ошибок) нужно непременно выводить из регулярностей нейрофизиологических процессов, схем практики или из объективных законов внешнего мира. Творческая мощь сознания и субъективное целеполагание – важнейшие факторы человеческой деятельности, изучаемые телеологией. Поэтому телеология есть разновидность детерминизма.

Последовательный индетерминизм крайне редок в истории философии, поскольку философская профессия требует рационально и доказательно объяснять предельные основания бытия и мышления, выводить обоснованное из тех или иных оснований (материи, духа, сознания, воли и т. п.). Материалисты убеждены, что подлинный детерминизм есть всего лишь концепция материальной детерминации, а идеалисты, напротив, ищут истину в определении материи духом. Индетерминизм – не самостоятельное течение, а одна из тенденций во всякой философии ставить под сомнение либо отрицать детерминацию (материальную или духовную); эта тенденция обязательно, хотя и по-разному, сопряжена с противоположным стремлением осознать зависимость материальных и духовных явлений от каких-либо факторов. Вряд ли, скажем, следует безоговорочно причислять Юма или Канта к индетерминистам, что марксисты делают сплошь и рядом, поскольку Юм обосновывает веру в причинность устойчивыми привычками людей, а Кант – безусловной и врожденной способностью творческого воображения. В то же время с идеалистической точки зрения отрицание материалистами телеологии также есть своеобразная тенденция индетерминизма.

Детерминизм можно определить как учение о детерминации, то есть о формах зависимости основания от своей основы и обоснованного – от основания. Характер детерминации выявляется в связи со спецификой ее условий. Так, следствие обусловлено причиной и каузальными условиями, функция определяется условиями задавания независимой переменной, явления природы детерминированы особенностями действия объективных законов.

В истории философии сложились три концепции детерминизма:

– объективно-идеалистическая (Платон, Аристотель, Плотин, Гегель
и др.);

– субъективно-идеалистическая (Протагор, Беркли, Фихте, Кант и др.);

– материалистическая (Демокрит, Гоббс, Гольбах, Фейербах, Энгельс
и др.).

Объективные идеалисты полагают, что космос и наше сознание порождены и определяются целеполагающей деятельностью духовного абсолюта, трансцендентного либо имманентного. Субъективные идеалисты ищут причину нашего мировидения в деятельности человеческого сознания, которое продуцирует идеальные цели, придумывает образы мировых связей и экстраполирует их вовне. Материалисты выводят конечную причину мирового порядка из представления об универсальном и закономерном взаимодействии материальных явлений.

В европейской истории материалистического детерминизма различают три периода:

– античный (Милетская школа, атомисты, учения Эмпедокла, Анаксагора и др.);

– механистический однозначный детерминизм XVII-XXIII вв. (Галилей, Ньютон, Гоббс, Лаплас и др.);

– вероятностный детерминизм XX в.

Предсказывают появление в XXI в. вероятностного многозначного детерминизма, пока малопредставимого. Лаплас, например, думал о космосе как о замкнутой системе и верил в возможность однозначно предсказывать состояние мира в любой момент времени, если известны исходные условия. В отличие от лапласовского (жесткого, «железного») детерминизма вероятностный детерминизм учит, что причина не обязательно непосредственно вызывает свой эффект, она нелинейно действует через множество внутренних и внешних условий, зависит от истории прежних взаимодействий, а её необходимый характер проявляется в форме случайности.

В истории идеалистического детерминизма особых периодов не выделяют, хотя, например, метафизический детерминизм Платона явно отличается от диалектического детерминизма Гегеля. Заметную роль в объективно-идеалистическом детерминизме играет понятие предопределения.

Концепция жесткой детерминации выявила свою ограниченность в связи с появлением теоретико-вероятностных методов исследования, которые «породили» статистические закономерности. В науке был разработан новый класс базисных моделей бытия и познания, которые можно назвать моделями вероятностного мира. В основе этих моделей лежат представления о статистических системах. В общем случае статистическими системами являются системы, образованные из независимых сущностей. Независимость здесь означает, что между элементами систем нет постоянно действующих, устойчивых взаимосвязей. Эту особенность внутренней структуры статистических систем обобщенно характеризуют через категорию случайности. Независимость в статистических системах весьма своеобразна – она соотносится с наличием целостных характеристик этих систем, с их определенной внутренней устойчивостью. Эта устойчивость выражается через понятия вероятности и вероятностного распределения. Устойчивость системам из независимых сущностей придают внешние условия, но в отличие от концепции жесткой детерминации здесь внешние воздействия допускают наличие разнообразия в поведении отдельных элементов систем. Наличие внешних условий есть необходимое, но недостаточное условие для образования статистических систем. Для этих систем характерно также наличие неустойчивостей в состояниях элементов и определенного типа взаимодействий (в частности, нелинейных) между ними.

Становление вероятностных методов подрывает один из важнейших постулатов моделей жесткой детерминации – представление о всевластии внешних причин. Независимость в поведении объектов и систем и есть независимость от внешнего по отношениюк ним окружения. В результате поведение соответствующих объектов и систем приобретает внутренние степени свободы.

Глубокая разработка сущности развития и различных его проблем находит свое выражение в учении, которое называют диалектикой. В переводе с греческого этот термин означает «искусство вести беседу» или «искусство спора». Диалектика как умение вести диалог, полемизировать, находить общую точку зрения в результате столкновения противоположных мнений высоко ценилась в Древней Греции.

Впоследствии термин «диалектика» стали использовать применительно к учению о наиболее общих закономерностях развития. В этом значении он используется и в настоящее время.

Диалектику в сегодняшнем её понимании можно представить как определённую систему категорий, связанных с основными законами развития. Эта система может рассматриваться либо как отображение объективных связей действительности, как определение бытия и его всеобщих форм, либо, наоборот, как основание, начало вещного мира.

Диалектика – теория и метод познания действительности, применяемый для объяснения и понимания законов природы, общества.

Все философские теории начал бытия в Древней Греции строились исходно диалогично. Вода Фалеса при всей ее несводимости к обычной воде все же стягивает многообразие сущего к чему-то определенно особенному. Ученик Фалеса Анаксимандр говорит об апейроне – беспредельном и неопределяемом через какую-либо частность. В начале было то, что определяет всё, но само ни через что не определяется, – таков смысл его антитезы к тезису Фалеса. Анаксимен пытается в воздухе как духе, оживляющем, питающем все сущее (и тем его образующем), найти в качестве синтеза нечто третье, изначальное, столь же основательное, однако и не столь неопределенное, как апейрон, и не столь определенное, как вода Фалеса. Пифагор использует парные категории и числа, образующие через единство своей противоположности друг другу гармонию Космоса. Гераклит убежден в том, что путь встречного противодвижения разных состояний и форм огня как основы основ физического мира предначертан логосом – творящим словом, т. е. самим смыслом бытия. У элеатов прерывное и непрерывное, часть и целое, делимое и неделимое также претендуют на начало своей взаимоопределяемостью, своей неразрывностью в едином основании.

Как одну их характеристик античной культуры можно рассматривать культ спора, обнаруживавший себя в театральном и политическом творчестве. Софисты оттачивали в диалоге с учениками свое умение доказывать истину каждой из противоположностей. На этот период приходится расцвет культуры содержательного диалога при решении проблем чисто теоретических и прежде всего философских.

Диалектика – умение познающего мышления вести спор с собой в диалоге мыслящих – была осознана именно в качестве метода поиска общего родового начала для частных противоположных смыслов одного понятия. Сократ рассматривал диалектику как искусство обнаружения истины путем столкновения противоположных мнений, способ ведения ученой беседы, ведущий к истинным определениям понятий. Однако диалектика еще не предстала как естественная и необходимая форма теоретического мышления вообще, позволяющая ясно выражать и разрешать противоречия в содержании мыслимого посредством поиска их общего корня (их тождества), их общего рода. Хотя философы античности разделили мир мнимый, воспринимаемый человеком, и мир истинный, это деление еще не ставило проблемы настоящего пути к истине – проблемы всеобщего способа (формы) теоретического мышления. Иллюзорность мнений о мире, для ранних диалектиков, прежде всего была связана с ограниченностью перцептивных возможностей органов чувств, со слабостью разума перед вековыми предрассудками, со склонностью людей выдавать желаемое за действительное и т. п., что позже Ф. Бэкон назовет призраками пещеры, рода, рынка и театра. Противоречия в суждениях не связывались с объективно противоречивым становлением и развертыванием процессов всего реально сущего.

Перед философами средневековья стояла задача выявления исходных оснований в, казалось бы, вполне обоснованных, но противоречащих друг другу высказываниях о принципах и началах, о чувственном опыте и разуме, о страстях души, о природе света, об истинном знании и заблуждении, о трансцендентальном и трансцендентном, о воле и представлении, о бытии и времени, о словах и вещах. В восточной философии выявляется противоположность мудрого созерцания вечного смысла бытия суетному действию в мире преходящего.

Начиная с античности, наибольшую трудность для мышления составляли, прежде всего, прямые смысловые противоречия при исходной взаимообусловленности «парных» всеобщих категорий мышления. В средневековье внутренний диалогизм мышления осознавался не только как норма для мышления теоретического, но и как его проблема, требующая для своего разрешения особой мыслительной формы, правила и канона. Такой формой долгое время оставался сократический диалог. В этот период диалектикой назывался не всеобщий продуктивный способ философствования, каким он утвердил себя при формировании и первых шагах развития теоретической деятельности, а учебный предмет, призванный научить юных схоластов вести диалог по всем правилам искусства обоюдоострой мысли, которые исключают эмоциональную беспорядочность обыденного спора. Правила заключались в том, что противоположные высказывания о том или ином предмете (тезис и антитезис) не должны содержать противоречия в определении и других погрешностей против правил Аристотелевой логики. Так укреплялось убеждение, радикально противоположное исходной формуле теоретического сознания: мыслить истинно значит мыслить непротиворечиво, формально безошибочно, ибо в мыслимом (в природе, сотворенной замыслом Бога) нет и не может быть ни ошибок, ни противоречий. Ошибается несовершенный разум человека. Противоречие в высказываниях – первый и главный признак его ошибочности. «Диалектика» спора призвана выявить ошибки либо в высказываниях одного из спорящих, либо в высказываниях того и другого. Таким образом, были четко разведены логика мышления о противоречиях в высказываниях и логических следованиях из них и логика теоретического (прежде всего философского) мышления о внутренних противоречиях мыслимого.

В Новое время наука в качестве новой формы теоретической деятельности поставила перед собой целью не обыденно-эмпирическое, а собственно теоретическое знание об инвариантах природных процессов. Непосредственный предмет этого знания – способы, средства и формы определения этих инвариантов: механика, астрономия, начала химии, медицины и др. В средневековых университетах был подготовлен ряд глубоких теоретических гипотез о свойствах веществ и сил природы, проявляющих себя с убедительным постоянством при закономерно повторяющихся взаимодействиях природных явлений. Одновременно были сформулированы фундаментальные проблемы, не случайно совпавшие с проблемами научного познания. Например, обсуждение реалистами и номиналистами проблемы существования универсалий (всеобщего в имени и в реальном бытии) переросло в XVII–XVIII вв. в проблему познавательного соотношения истин теоретического мышления (разума) и чувственного опыта с веществами и силами природы. Эмпирики и рационалисты продолжили диалог реалистов и номиналистов при радикально ином типе общественного осознания исторической реальности бытия. Наряду с непреложными истинами Священного Писания и текстов отцов церкви появились не менее непреложные общие знания о пространстве и времени природных процессов.

Исходная диалектическая сущность теории как «диалога мыслящих» упорно требовала поиска реальных онтологических предпосылок генезисного единства принципиально несовместимых противоположностей. Этот поиск нашел логическое воплощение в антиномиях чистого разума И. Канта, в метаниях философской мысли из крайности чистого спиритуализма в крайность вульгарного материализма, в постоянных обострениях противостояния эмпиризма и рационализма, рациональности и иррациональности.

В философской традиции выделяется три основных закона диалектики, объясняющих развитие мира. Каждый из них характеризует свою сторону развития Первый закон диалектики - закон единства и борьбы противоположностей вскрывает в развитии его причину, источник (потому он называется основным). Основой всякого развития, с точки зрения этого закона, является борьба противоположных сторон, тенденций того или иного процесса, явления. При характеристике действия этого закона необходимо обращение к категориям тождества, различия, противоположности, противоречия. Тождество – категория выражающая равенство объекта самому себе или нескольких объектов друг другу. Различие – это категория, выражающая отношение неравенства объекта самому себе или объектов друг другу. Противоположность – это категория, отражающая взаимоотношения таких сторон объекта или объектов друг с другом, которые коренным образом отличаются друг от друга. Противоречие – это процесс взаимопроникновения и взаимоотрицания противоположностей. Категория противоречия является центральной в данном законе. Закон подразумевает, что истинные действительные противоположности постоянно находятся в состоянии взаимопроникновения, что они представляют собой движущиеся, взаимосвязанные и взаимодействующие тенденции и моменты. Неразрывная взаимосвязь и взаимопроникновение противоположностей выражаются в том, что каждая из них, в качестве своей противоположности, имеет не просто некую иную, а свою иную противоположность и существует как таковая лишь постольку, поскольку существует эта ее противоположность. Взаимопроникновение противоположностей можно продемонстрировать на примере таких явлений, как магнетизм и электричество. «Северный полюс в магните не может быть без южного. Если разрежем магнит на две половины, то у нас не окажется в одном куске северный полюс, а в другом – южный. Точно также и в электричестве положительное и отрицательное электричество не суть два различных, отдельно существующих флюида» (Гегель. Соч. Т.1. С. 205). Другой неотъемлемой стороной диалектического противоречия является взаимное отрицание сторон и тенденций. Именно поэтому, стороны единого целого суть противоположности, они находятся не только в состоянии взаимосвязи, взаимообусловленности, но и взаимоотрицания, взаимоисключения, взаимоотталкивания. Противоположности в любой форме их конкретного единства находятся в состоянии непрерывного движения и такого взаимодействия между собой, которое ведет к их взаимным переходам друг в друга, к развитию взаимопроникающих противоположностей, взаимопредполагающих одна другую и в то же время борющихся, отрицающих друг друга. Именно такого рода взаимоотношения противоположностей называют в философии противоречиями. Противоречия являются внутренней основой развития мира.

Развитие можно рассматривать в виде процесса становления, обострения и разрешения противоречий. Каждый предмет первоначально существует как тождество самому себе, в котором содержатся определенные различия. В начале различия носят несущественный характер, затем превращаются в существенные и, наконец, переходят в противоположности. Противоположности, в данном случае, отражают взаимоотношения таких внутренне присущих любому предмету сторон, которые равным образом отличаются друг от друга, но своими действиями, функциями одновременно обусловливают и исключают друг друга. Развитие противоположностей достигает стадии противоречия, которая фиксируется моментом единства и борьбы противоположностей. Вот эта стадия становления противоречия, которая характеризуется конфликтом, острым противостоянием сторон, разрешается переходом противоположностей не только друг к другу, но и в более высокие формы развития данного предмета. Разрешение любого конфликта противоречий представляет собой скачок, качественное изменение данного объекта, превращение его в качественно иной объект, отрицание новым объектом старого, возникновение новых, иных противоречий, присущих объекту нового качества.

Второй закон диалектики – закон перехода количественных изменений в качественные описывает механизм саморазвития. Качество – это внутренняя определенность предмета, явление, которое характеризует предмет или явление в целом. Качественное своеобразие предметов, явлений выступает, прежде всего, как их специфика, оригинальность, неповторимость, как то, что отличает данный предмет от другого. Качество любого предмета, явления определяется через его свойства. Свойства предмета – это способность его определённым образом соотноситься, взаимодействовать с другими предметами. То есть свойства проявляются в отношении между предметами, явлениями и т. д. Сами по себе свойства не существуют. Глубинной основой свойств является качество того или иного предмета, т. е. свойство – это проявление качества в одном из многих отношений данной вещи к другим вещам. Качество выступает как внутреннее основание всех свойств, присущих данной вещи, но это внутреннее основание проявляется только при взаимодействии данного предмета с другими предметами. Число свойств у каждого предмета теоретически бесконечно, ибо в системе универсального взаимодействия возможно бесконечное количество взаимодействий. Количество определяется как внешняя для бытия определенность, относительно безразличная для той или иной вещи. Например, дом остается тем, что он есть, независимо от того, будет ли он больше или меньше и т. д. Вместе с тем, качество и количество – это взаимопроникающие противоположности и нет качества без количественных характеристик, как нет количества, абсолютно лишенного качественной определенности. Непосредственное конкретное единство качества и количества, качественно определенное количество выражается в категории меры. Мера – это единство качественной и количественной определенности предмета, показатель того, что одному и тому же качеству может соответствовать определенный диапазон количественных характеристик. Следовательно, понятие меры показывает, что качеству принадлежат не каждые, а лишь определенные количественные значения. Предельные количественные значения, которые может принимать данное качество, границы количественных интервалов, в рамках которых оно существует, называются границами меры. Те или иные предметы и явления могут изменяться – уменьшаться или увеличиваться – в количественном отношении, но если эти количественные изменения протекают в границах специфической для каждого предмета и явления меры, то их качество остается прежним, неизменным. Если же подобное уменьшение или увеличение перейдет границы, выйдет за пределы своей меры, то это необходимо приведёт к изменению качества: количество перейдет в новое качество. Так, например, «степень температуры воды сначала не оказывает никакого влияния на её капельно-жидкое состояние, но затем, при возрастании или уменьшении температуры достигается точка, на которой это состояние сцепления качественно изменяется, и вода переходит с одной стороны, в пар, и, с другой – в лёд» (Гегель. Соч. Т. 1. С. 186). Переход количества в качество имеет и обратный процесс, выраженный этим законом, а именно, переход качества в количество. Эти взаимопереходы являются бесконечным процессом, который, состоит в том, что количество, переходя в качество, отнюдь не отрицает качества вообще, но отрицает лишь данное определение качества, место которого одновременно занимает другое качество. Это вновь образованное качество означает новую меру, то есть новое конкретное единство качества и количества, которое делает возможным дальнейшее количественное изменение нового качества и переход количества в качество.

Переход от одной меры к другой, от одного качества к другому совершается всегда в результате перерыва постепенного количественного изменения, в результате скачка. Скачок – это всеобщая форма перехода от одного качественного состояния к другому. Скачок – это сложное диалектическое состояние единства бытия и небытия, означающее, что старого качества уже нет, а нового качества еще нет, и одновременно, прежнее качество еще есть, а новое – уже есть. Скачок – это состояние борьбы нового со старым, отмирание прежних качественных определенностей и замена их новыми качественными состояниями. Не существует другого вида перехода от одного качественного состояния в другое помимо скачка. Однако скачок может принимать бесконечное многообразие форм в соответствии со спецификой той или иной качественной определённости.

Третий закон диалектики – закон отрицания отрицания отражает общий результат и направленность процесса развития. Всяческое отрицание означает уничтожение старого качества новым, переход из одного качественного состояния в другое. Однако, отрицание – это не просто уничтожение старого новым. Оно обладает диалектической природой. Эта диалектическая природа проявляется в том, что отрицание представляет собой единство трех основных моментов: 1) преодоление старого; 2) преемственность в развитии; 3) утверждение нового. Отрицание отрицания в двойном виде включает в себя эти три момента и характеризует цикличность развития. Эту цикличность, прежде всего, связывают с прохождением в процессе развития трёх стадий: утверждение или положение (тезис), отрицание или противоположение этого утверждения – (антитезис) и, наконец, отрицание отрицания, снятие противоположностей (синтез). Эту существенную сторону действия закона – отрицание отрицания – можно продемонстрировать как на абстрактном уровне, уровне движения чистой мысли, так и на конкретных примерах. Процесс отрицание отрицания, как логический процесс, складывается так, что мысль сначала полагается, затем противополагается самой себе и, наконец, сменяется синтезирующей высшей мыслью, в которой борьба снятых ею предыдущих мыслей, как противоположностей, является движущей силой дальнейшего развития логического процесса. На уровне природы действие этого закона раскрывается на примере роста растения. Например, зерно овса, брошенное в землю, прорастает в стебель, отрицающий это зернышко. Стебель через какое-то время начинает колоситься и дает новое зерно, но уже в десятикратном и более размере. Произошло отрицание отрицания. Гегель придает значение этому тройственному ритму, но не сводит цикличность в этой «триаде». Главное в этой цикличности состоит в том, что в развитии осуществляется повторение прошлого, возвращение к исходному состоянию, «якобы к старому», но на принципиально иной качественной основе. Поэтому процесс развития носит поступательный характер. Поступательность и повторяемость придают цикличности спиралевидную форму. Это означает, что процесс развития представляет собой не прямую, а восходящую линию, обязательно включающую в себя возврат, «якобы к старому», и переходящую на новую, более высокую ступень. Каждая новая ступень богаче по своему содержанию, поскольку она включает в себя все лучшее, что было накоплено на предшествующей ступени. Этот процесс обозначен в гегелевской философии термином «снятие». Таким образом, процесс развития характеризуется поступательным движением расширяющейся спирали.

При рассмотрении категорий движения и развития с необходимостью встаёт вопрос о причинах явлений и событий в меняющемся мире.

Динамические и статистические закономерности – два класса закономерностей, различающиеся характером лежащих в их основе связей и зависимостей. Динамические законы характеризуют поведение отдельного объекта или системы, включающей небольшое число элементов, и раскрывают необходимую связь между состояниями этого объекта или системы. Они дают возможность вполне определенно предсказать будущее состояние объекта, если известно его настоящее состояние.

К динамическим законам относятся законы, выражающие причинно-следственные связи, функциональные отношения и т.п. Таковы, например, законы классической механики и открытый в химии закон сохранения вещества. Динамические законы проявляют себя во всех областях действительности, на всех уровнях организации материи.

Представления о динамических закономерностях являются исторически первыми. Они сформировались под воздействием развития классической физики и прежде всего – классической механики. Механика исходит из изучения законов движения отдельных, индивидуализированных макротел. Основной задачей ее является определение траектории движения макротел под воздействием сил. Весьма существенно, что эта траектория определяется единственным образом. Логическая структура механики легла в основу характеристики динамических закономерностей. Соответственно, в качестве определяющей черты класса динамических закономерностей рассматривается строго однозначный характер всех без исключения связей и зависимостей, отображаемых в рамках соответствующих представлений и теорий.

Статистические (вероятностные) законы – это законы, выражающие некоторую тенденцию, сложившуюся в совокупности явлений во взаимодействии множества случайных факторов.

Они позволяют с высокой точностью делать прогностические выводы о поведении больших совокупностей объектов, но не достигающие такой точности при прогнозе поведения отдельных ее элементов.

Статистические законы широко используются в изучении поведения квантово-механических объектов, биологических популяций, различных социальных групп и социальных явлений. К ним относят, например, законы демографии, законы экономической статистики и др.

Представления о статистических закономерностях сформировались во второй половине XIX в. в ходе становления классической статистической физики. Статистическая физика исходит из изучения газов как систем, образованных из огромного числа отдельных однотипных объектов (молекул), состояние которых взаимонезависимо. В общем случае статистические системы суть системы, образованные из независимых или квази-независимых сущностей. Соответственно этому при анализе их оснований существенны идеи и методы системного анализа, важнейшим понятием которого является понятие структуры. Математическим аппаратом статистических теорий является теория вероятностей, а структура статистических систем выражается через представления о вероятностных распределениях. Статистические закономерности и есть закономерности, которые выражаются на языке вероятностных распределений – как законы взаимосвязи между распределениями различных величин, характеризующих объекты исследования, и как законы изменения во времени этих распределений. Зависимости между распределениями и их изменения во времени определяются вполне однозначным образом. С позиций распределений делаются заключения как о целостных характеристиках систем, так и о свойствах отдельных элементов этих систем. Специфика статистических систем выражается через понятия случайности, независимости, иерархии (уровней внутреннего строения и детерминации). Тем самым устанавливается самоценность статистических закономерностей. Встает вопрос: как возможно образование (устойчивых) систем из независимых сущностей? Ведь обычно считается, что системы образуются благодаря наличию устойчивых взаимосвязей между элементами, образующими сами системы. Особенностью статистических систем является то, что устойчивостьим придают внешние условия, внешние воздействия, которые накладываются на поведение систем и их элементов.

Развитие фундаментальных наук о природе со второй половины XIX века неотделимо от статистических закономерностей. К таким наукам, помимо статистической физики, относятся общая теория эволюции, генетика, квантовая теория, кибернетика (как общая теория управления и информации). Однако несмотря на силу и глубину воздействия статистического образа мышления на развитие современной науки, он все еще должным образом не ассимилирован современным мировоззрением. Широко распространены утверждения, что к статистическим представлениям мы вынуждены обращаться вследствие неполноты наших знаний об исследуемых объектах и системах. Во многом это обусловлено тем, что на природу статистических закономерностей смотрят с позиций концепции жесткой детерминации.

Закономерности жесткой детерминации и статистические закономерности характеризуют значительные области бытия. Принято рассматривать концепцию жесткой детерминации и вероятностные взгляды на мир как два предельных, диаметрально противоположных подхода к анализу бытия и познания. Соответственно, становление новой концептуальной парадигмы выступает как своеобразный синтез концепции жесткой детерминации и вероятностного подхода. Следует подчеркнуть, что жесткая детерминация символизирует собою неумолимо наступающие события, выражает неизменное, сохраняющееся начало мира, а статистическая концепция с ее опорой на вероятность – наличие внутренней независимости во взаимосвязях событий, наличие подвижного, изменчивого начала мира, дающего возможность возникновения истинно нового, ранее в эволюции не имевшего места. Решение проблемы синтеза законов жесткой детерминации и статистических закономерностей направлено на раскрытие особенностей взаимопроникновения жесткого и пластичного начал мира, что характерно для познания сложноорганизованных динамических систем как основного пути концептуального развития современной науки.

Противопоставление динамических и статистических законов друг другу неправомерно. Современные научные данные (квантовой физики, биологии, синергетики, социологии и др.) показывают, что границы между детерминизмом и индетерминизмом не абсолютны, что эти принципы тесно связаны между собой и характеризуют различные аспекты одних и тех же материальных взаимодействий. Выбор каждого из них в конкретных исследованиях во многом зависит от специфики изучаемых явлений.

В своей практической деятельности человек использует как необходимые, так и случайные связи. В одних ситуациях он стремится к исключению случайностей, например, в ситуациях управления такими сложными объектами, как атомные электростанции, в системах слежения за полетом самолетов, ракет или спутников, в системах жизнеобеспечения государства и т. п. В других ситуациях он пытается расширить имеющееся пространство возможностей, чтобы обеспечить большую свободу выбора тому, кто будет принимать решение.

Самоорганизация бытия

11. Учение о бытии. Формы бытия. Самоорганизация бытия: идеи синергетики.

Бытие –одно из центральных разделов философии.

Им занимается онтология.

Бытиё – философское понятие, которое указывает на реальное существование чего – либо.

Главный признак бытия – существование.

Пример: Доместос убивает все известные микробы. А не известные микробы относятся к бытию? Да.

Виды бытия:

Объективная реальность (вне сознания человека; всё, что человек не видит)

субъективная реальность / идеальное бытиё (созданное сознанием человека: мысли, знания и тд.)

Эти 2 вида тесно взаимосвязаны.

Пример: Творческая личность увидела закат (объективная реальность) и, вдохновившись этим, написала стихотворение ( субъективная реальность)

4 формы бытия:

1. бытиё природа (всё, что создано; все объекты материального мира)

2. бытиё человек(как био- социальное существо)

3. бытиё общество (однако общество не существует без духовности)







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.52.4 (0.027 с.)