ТОП 10:

Основные философские идеи и.Канта



Родоначальником немецкой классической философии является Иммануил Кант(1724—1804) – один из величайших умов человечества. Он подчинил всю свою жизнь интеллектуальной деятельности, преодолев телесную немощь, влияние страстей и эмоций. Кант вел размеренный образ жизни: подъем, утренний кофе, чтение лекций, обед, прогулки – все осуществлялось в определенное время. Но “какой удивительный контраст между внешней жизнью этого человека и его могущественным мысленным взором, преобразующим мир!” (Г. Гейне). Не только в философии, но и в конкретной науке Кант был глубоким проникновенным мыслителем.

Философские взгляды Канта прошли определенную эволюцию и выделяют два основных периодаего творчества:

- докритическийпериод — 50—60-е годы XVIII ст., когда его интересовали преимущественно проблемы мироздания и он выступал, прежде всего, как крупный ученый — астроном, физик, географ, материалист и диалектик, обосновывающий идею саморазвития природы. Ему принадлежит первенство в обосновании зависимости приливов и отливов от по­ложения Луны, а также — научной гипотезы о происхождении Солнечной системы из га­зовой туманности (знаменитая работа «Все­общая естественная история и теория Неба» — 1755г.). Основная проблема этого периода: как на основе рассмотрения только физических сил и процессовобъяснить современное состояние Космоса;

- критическийпериод — 70—80-е гг. – когда происходит ради­кальная переориентация его интересов на проблемы человека, нравственности, познания. Главные работы этого периода: «Критика чистого разума» (1781 г.), «Основы метафизики нравственности» (1785), «Критика практического разу­ма» (1788г.), «Критика способности суждения» (1790г.). Основные вопросы этого периода: «Что я могу знать?», «Что я должен делать?», «На что я могу надеяться?», «Что такое человек

Кант осуществил коренной переворот в постановке и решении философских проблем. В средневековой философии и философии эпохи Возрождения на первом плане было учение о бытии — онтология. Философы Нового Времени перенесли акцент на общие проблемыгносеологии, но при анализе вопроса о взаимодействии субъекта и объекта предшественники Канта акцентировали внимание на анализеобъектапознания. Он же делает предметом философииспецифику познающего субъекта; который иопределяетспособ познания.

Кант разделяет философию на теоретическуюипрактическую. Предметомтеоретическойфилософии является исследование познавательной деятельности, законов человеческого разума и его границ. В «Критике чистого разума» философ сформулировал свой знаменитый вопрос: «Что я могу знать?» – и попытался средствами разума обосновать условия и возможности человеческого познания.

Познающему субъекту по природе присущи некоторые врожденные, априорные(доопытные) формы подхода к действительности, из самой действительности не выводимые: пространство, время, формы рассудка. По Канту, знание, человеческий опыт структурируется на основе априорных форм чувственности и априорных форм рассудка.

Теорию познания Канта можно представить следующим образом: суще­ствуют вещи сами по себе; они, воздействуя на органы чувств человека, порождают многообразныехаотическиеощущения, которые упорядочиваются априорными формами чувственности — пространством и временем;вещи сами по себечерез каналы органов чувств, фор­м чувственности и рассудка становятся достоянием созна­ния субъекта, “являютсяему”, и он может делать о них определенные умозаключения.

Вещи, как они сущест­вуют в сознании субъекта, Кант называл явлениями. Человек, по его мнению, может знать только явле­ния. Каковы вещи сами по себе, т. е. каковы их каче­ства и свойства вне сознания субъекта, человек не знает и знать не может. Вещи сами по себе для человека ста­новятся “вещами в себе”, непознанными, нерас­крытыми. Такая позиция Канта дала основание говорить о егоагностицизме (от греч. а – отрицание, gnosis – знание).

Высшая способность субъекта – разум; только ему может быть доступен умопостигаемый мир— то, что находится за пределами опыта: «Бог», «мир в целом», «душа», «свобода». Рассудок же, стремясь к абсолютному знанию, выходит за пределы опыта, впадает при этом в иллюзии, запутывается в противоречиях —антиномиях разума.Антиномии – это исключающие друг друга, но в то же время в равной степени обоснованные суждения. Кант приводит четыре таких антиномии:

1. Тезис: Мир имеет начало (границу) во времени и в простран­стве. Антитезис: Мир во времени и в пространстве бесконечен.

2. Тезис: Все в мире состоит из простого. Антитезис: Нет ничего простого, все сложно.

3. Тезис: В мире существуют свободные причины. Антитезис: Нет никакой свободы, все совершается только по законам природы.

4. Тезис: В ряду причин мира есть некая необходимая сущность. Антитезис: В этом ряду нет ничего необходимого, все в нем случайно.

Кант отмечает, что реальный опыт никогда не даст нам окончательного ответа на эти вопросы. На каком же основании мы выбираем определенные идейные позиции? Согласно Канту, здесь мы опираемся лишь на веру. Отсюда знаменитый тезис Канта:“Мне пришлось ограничить (очертить границы) разума, чтобы освободить место вере”. Учение Канта о пределах познания было направлено не против науки, а против слепой убежденности в ее безграничных возможностях, в том, что можно решить любую проблему научными методами. Эти взгляды Канта являются актуальными для нашего времени, когда культ научно-технического разума привел к обострению противоречий современной цивилизации, ставя под угрозу самое существования человечества.

Второй фундаментальный вопрос философии, поставленный Кантом: “Что я должен делать?” Это вопрос нравственный. В вопросах нравственности человекне можетопереться на науку, а значит — и на теоретический разум, который компетентен только в сфере опыта. Человек, по Канту, житель двух миров: чувственно-воспринимаемого (мира причинно-следственных зависимостей) и умопостигаемого — мира свободы.

В сфере свободы действует не теоретический, а практическийразум. Законы практического разума — это нравственные законы. Мораль нельзя вывести из опыта, нельзя научно, т.е. на основе теоретического разума, обосновать моральные нормы, поскольку они не относятся к миру явлений. Нравствен­ность, по Канту, ниоткуда не выводима, ничем не обосновыва­ется. Так, совесть побуждает человека к определенным поступкам, хотя нельзя ответить на вопрос,почемусовершается тот или иной поступок. То же самое можно сказать и о долге.

Кантом был сформулирован высший нравственный принцип — категорический императив(предписание), который гласит: “Поступай так, чтобы максима твоей воли могла в то же время иметь силу принципавсеобщегозаконодательства”. Это зна­чит: поступай по отношению к другим так, как ты хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе. Знай, что своими поступками ты формируешь образ действия других и созда­ешь форму, характервзаимныхотношений.

Иная формулировка категорического императива гласит: «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству». Подлинно нравственным является такое действие, в котором человек и человечество выступают каквысшиецели.

Кант с пафосом говорил: “Две вещи наполняют душу все новым и возрастающим удивлением и благоговением, чем чаще, чем дольше мы размышляем о них, — звездное небо надо мною и моральный закон во мне”.

Трудно переоценить влияние идей Канта на современников и потомков. Его работы порождали и порождают споры и дискуссии, сформировались целые направления его последователей и противников. Но вот что символично. Кант умер и был похоронен в своем родном городе. Его соотечественники на этом месте создали мемориал. Во время войны город был целиком разрушен и единственным сооружением, уцелевшим в огненном смерче, оказалась могила Канта.

Билет 54

Закономерности развития науки

Одной из основных закономерностей развития науки является ее преемственность, базирующаяся на фундаменте знаний, накопленных предыдущими поколениями. Если бы каждому поколению нужно было заново открывать все основные законы природы и общества, то система знаний складывалась бы очень медленно. Основное средство передачи научных знаний книги, журнальные статьи и другие публикации, в которых излагаются результаты исследований. Таким образом, только письменность может обеспечить возникновение науки, преемственность в ее формировании и подлинно интернациональный характер науки. Развитие науки подчиняется как общим, характерным для всего общества, так и специфическим внутренним законам.

Общие законы связывают научное знание с другими социальными явлениями, куда можно отнести его эволюцию посредством возникновения и разрешения противоречий, отрицания, опоры на преемственность связи, переход количественных изменений в качественные. Сюда же причисляют социальные законы, определяющие отношения науки и потребностей материального производства, базиса и надстройки (в нее, как известно, входит ряд общественных наук и научно-исследовательских учреждений).

Внутренние законы выражают относительную самостоятельность науки, ее особое качество и раскрываются через исторические обобщения и анализ особенностей поступательного движения научного знания. Конкретизируя и дополняя общие, они раскрывают глубинные механизмы прогресса, особенности создания и развития научных систем, характер связи общих теорий и отдельных фактов, предмета и метода познания, отношение науки к уже имеющимся данным теории и практики, путь создания достоверных обобщений и построения доказательств, специфику диалектики понятий. Сформулирован целый ряд других внутренних законов науки:

экспоненциального развития, устанавливающей пропорциональность темпа роста науки ее величине в данный момент времени. Это находит выражение в ускорении роста научной информации, открытий и числа людей, занятых научной деятельностью;

соответствия, неразрывно связанной с кумулятивным характером развития науки, строящей свое здание на базе проверенных практикой знаний. Это значит, что новая, более широкая теория должна содержать в себе предшествующую как частный или предельный случай;

преемственности, которая приводит науку к единой линии поступательного развития и необратимому его характеру;

дифференциации, утверждающей, что освоение новых областей реальности и углубление познания приводят к дроблению фундаментальных дисциплин на все более специальные области знания, которые совершенствуют собственные методы исследования, изучают свои макро- и микрообъекты;

интеграции, показывающей, что потребность в синтезе знания постоянно приводит к укрупнению науки. Первоначально она формировалась по предметному признаку, но через проблемную ориентацию постепенно переходила ко все более широкой математизации;

кристаллизации, доказывающей, что каждое новое открытие симметрично и пропорционально обрастает новыми знаниями.

Таким образом, все науки проходят в своем развитии ряд этапов: описательный, связанный со сбором фактов и их первоначальной систематизацией; логико-аналитический, основанный на качественном анализе предметов и явлений; сочетания, объединяющий качественные и количественные методы научного познания.

Научные революции и смены типов рациональности

Чаще всего становление теоретического исследования проходит бурно и непредсказуемо. К тому же следует иметь в виду одно важнейшее обстоятельство: обычно становление нового теоретического знания проходит на фоне уже известной теории, т. е. имеет место рост теоретического знания. Исходя из этого, философы часто предпочитают рассуждать не о становлении научной теории, а о росте научного знания.

Развитие знания – сложный диалектический процесс, имеющий определенные качественно различные этапы. Так, этот процесс можно рассматривать как движение от мифа к логосу, от логоса – к «преднауке», от «преднауки» – к науке, от классической науки – к неклассической и далее – к постнеклассической и т. п., от незнания – к знанию, от неглубокого, неполного – к более глубокому и совершенному знанию и т. д.

В современной западной философии проблема роста, развития знания является центральной в философии науки, представленной особенно ярко в таких течениях, как эволюционная (генетическая) эпистемология и постпозитивизм.

Особенно активно проблему роста (развития, изменения знания) разрабатывали, начиная с 60-х гг. XX в., сторонники постпозитивизма К. Поппер, Т. Кун, И. Лакатос, П. Фейерабенд, Ст. Тулмин и др. Известная книга К. А. Поппера так и называется: «Логика и рост научного знания». Необходимость роста научного знания становится очевидной тогда, когда использование теории не дает искомого эффекта.

Настоящая наука не должна бояться опровержений: рациональная критика и постоянная коррекция фактами является сутью научного познания. Опираясь на эти идеи, Поппер предложил весьма динамичную концепцию научного знания как непрерывного потока предположений (гипотез) и их опровержений. Развитие науки он уподобил дарвиновской схеме биологической эволюции. Постоянно выдвигаемые новые гипотезы и теории должны проходить строгую селекцию в процессе рациональной критики и попыток опровержения, что соответствует механизму естественного отбора в биологическом мире. Выживать должны только «сильнейшие теории», но и они не могут рассматриваться как абсолютные истины. Все человеческое знание имеет предположительный характер, в любом его фрагменте можно усомниться, и любые положения должны быть открыты для критики.

Новое теоретическое знание до поры до времени вписывается в рамки существующей теории. Но наступает такая стадия, когда подобное вписывание невозможно, налицо научная революция; на смену старой теории пришла новая. Часть бывших сторонников старой теории оказывается способной усвоить новую теорию. Те же, кому это не под силу, остаются при своих прежних теоретических ориентирах, но им становится все труднее находить себе учеников и новых сторонников.

Т. Кун, П. Фейерабенд и другие представители исторического направления философии науки настаивают на тезисе несоизмеримости теорий, согласно которому сменяющие друг друга теории не являются рационально сравнимыми. Видимо, это мнение излишне радикально. Практика научных исследований показывает, что рациональное сравнение новых и старых теорий всегда проводится, и отнюдь не безуспешно.

Длительные этапы нормальной науки в концепции Куна прерываются краткими, однако полными драматизма периодами смуты и революции в науке – периодами смены парадигм.

Начинается период кризиса в науке, бурных дискуссий, обсуждения фундаментальных проблем. Научное сообщество часто расслаивается в этот период, новаторам противостоят консерваторы, старающиеся спасти старую парадигму. В этот период многие ученые перестают быть «догматиками», они чутки к новым, пусть даже незрелым идеям. Они готовы поверить и пойти за теми, кто, по их мнению, выдвигает гипотезы и теории, которые смогут постепенно перерасти в новую парадигму. Наконец такие теории действительно находятся, большинство ученых опять консолидируются вокруг них и начинают с энтузиазмом заниматься «нормальной наукой», тем более что новая парадигма сразу открывает огромное поле новых нерешенных задач.

Таким образом, окончательная картина развития науки, по Куну, приобретает следующий вид: длительные периоды поступательного развития и накопления знания в рамках одной парадигмы сменяются краткими периодами кризиса, ломки старой и поиска новой парадигмы. Переход от одной парадигмы к другой Кун сравнивает с обращением людей в новую религиозную веру, во-первых, потому, что этот переход невозможно объяснить логически и, во-вторых, потому, что принявшие новую парадигму ученые воспринимают мир существенно иначе, чем раньше – даже старые, привычные явления они видят как бы новыми глазами.

Кун полагает, что переход единой парадигмы и другой через научную революцию (например, в конце XIX – начале XX вв.) является обычной моделью развития, характерной для зрелой науки. В ходе научной революции происходит такой процесс, как смена «понятийной сетки», через которую ученые рассматривали мир. Изменение (притом кардинальное) данной «сетки» вызывает необходимость изменения методологических правил-предписаний.

В период научной революции упраздняются все наборы методологических правил, кроме одного – того, который вытекает из новой парадигмы и детерминирован ею. Однако это упразднение должно быть не «голым отрицанием», а «снятием», с сохранением положительного. Для характеристики этого процесса сам Кун использует термин «реконструкция предписаний».

Научные революции знаменуют смену типов научной рациональности. Ряд авторов (В. С. Степин, В. В. Ильин) в зависимости от соотношения объекта и субъекта познания выделяют три основных типа научной рациональности и соответственно три крупных этапа эволюции науки:

1) классическая (XVII – XIX вв.);

2) неклассическая (первая половина XX в.);

3) постнеклассическая (современная) наука.

Обеспечить рост теоретического знания весьма непросто. Сложность исследовательских задач вынуждает ученого добиваться глубокого осмысления своих действий, рефлексировать. Рефлексия может осуществляться в одиночку, и, конечно же, она невозможна без проведения исследователем самостоятельной работы. Вместе с тем рефлексия очень часто весьма успешно проводится в условиях обмена мнениями между участниками дискуссии, в условиях диалога. Современная наука стала делом творчества коллективов, соответственно рефлексия часто приобретает групповой характер.

Наука подчиняется в своем развитии внутренним законам. Важнейшими закономерностями развития науки считаются следующие:

1. Соцокультурная, цивилизационная обусловленность развития науки потребностями человека, общества и общественно-исторической практики. Практика, в конечном счете, – главная движущая сила, источник развития науки. В истории наблюдается растущая зависимость развития науки от общественных отношений.

2. Относительная самостоятельность развития науки. Практика ставит перед наукой задачи, но решение этих задач может быть обеспечено только тогда, когда само научное познание достигло определенной ступени зрелости. Этот процесс реализации движения научного познания совершается в формах последовательного перехода от познания явлений к познанию сущностей, от сущностей менее глубокого порядка ко все более глубоким уровням.

3. Преемственность и новаторство в развитии идей и принципов, теорий, понятий, методов. Преемственность выражается в неразрывности человеческого осознания действительности, в движении научного познания как внутренне единого, целенаправленного процесса. Накопленный потенциал знаний не отбрасывается, а наследуется путем критического переосмысления.

4. Дихотомическое деление и соединение как общенаучный закон. В диалектике и науке существуют дихотомии. Это полярные категории понятия, но известно, что части должны сообразоваться с целым. В науке существует разделение и взаимосвязь всех ее частей. Взаимосвязь частей науки определяет историческую последовательность возникновения ее отдельных отраслей.

5. Закон единства эволюции и революции в развитии науки. Наука включена в общий контекст развития цивилизации и культуры, эволюционных и революционных изменений. Постепенное развитие науки чередуется с периодами научных революций. Эволюционное развитие – это экстенсивное движение, накопление знаний и фактов, уточнение уже принятых теорий, понятий и принципов. Революция – это, согласно взглядам Т. Куна, смена научной парадигмы, т.е. совокупности научных достижений, признаваемых всем научным сообществом в определенную эпоху. В истории западных наук можно выделить несколько этапов. Переход с одного на другой характеризовался научной революцией. Средневековая наука опиралась на понимание природы как создания Творца (Ф.Аквинский). Наука XVII-XIX веков рассматривала природу как объективную материальную систему (Декарт, Бэкон). Неклассическая наука в начале ХХ в. отбросила все предшествующие установки и включила субъективный элемент в природу познания (деятельность человека). Пост-неклассическая наука конца ХХ в. обращается к оценочному, нравственному компоненту мира.

6. Интенсивное и экстенсивное как закономерность развития науки. И углубление познания в сущность отражаемого предмета (интенсивное развитие), и расширение достигнутого объема знания (экстенсивное развитие) выводят на новые фазы достигнутого знания предмета. Экстенсивное развитие подготавливает интенсивное, создает ему почву, является его предпосылкой, из которой возникает возможность нового цикла интенсивного развития знания.

7. Постоянное ускорение темпов развития науки. Сегодня 90% всех ученых, когда-либо живших на Земле, – наши современники. В XX в. мировая научная информация удваивалась каждые 10-15 лет. Свыше 90% всех важнейших научно-технических достижений приходится на XX век. Компьютеризация науки резко повышает производительность ученого.

8. Превращение науки во всеобщую производительную силу. Наука теперь выполняет ведущую роль в технических преобразованиях, в коренной перестройке производительных сил общества. Наука соединяется с производством.

9. Дифференциация и интеграция наук. Накопление научных знаний ведет к появлению все новых отраслей научного знания. Современную науку характеризует системная сложность. Она включает в себя около 15 тысяч различных научных дисциплин (во времена Аристотеля их было около 20). Вместе с дифференциацией идет процесс интеграции научных знаний, возникают мегадисциплины, включающие ряд наук. Науки настолько проникли друг в друга, что актуальной стала проблема единой науки. Происходит сближение фундаментальных и прикладных наук, растет значение междисциплинарных исследований. Сегодня прикладные поиски идут вплотную за лабораторными исследованиями.

Рост научного знания

Важнейшей характеристикой знания является его динамика, т.е. его рост, изменение, развитие и т.п. Эта идея, не такая уж новая, была высказана уже в античной философии, а Гегель сформулировал ее положения так, что «истина есть процесс», а не «готовый результат». Активно исследовалась эта проблема основоположниками и представителями диалектико-материалистической философии, особенно с методологических позиций материалистического понимания истории и материалистической диалектики с учетом социокультурной обусловленности этого процесса.

Однако в западной философии и методологии науки XX в. фактически — особенно в годы «триумфального шествия» логического позитивизма (а у него действительно были немалые успехи) — научное знание исследовалось без учета его роста, изменения.

Дело в том, что для логического позитивизма в целом были характерны:

1. абсолютизация формально-логической и языковой проблематики;

2. гипертрофия искусственно сконструированных формализованных языков (в ущерб естественным);

3. концентрация исследовательских усилий на структуре «готового», ставшего знания без учета его генезиса и эволюции;

4. сведение философии к частнонаучному знанию, а последнего — к формальному анализу языка науки;

5. игнорирование социокультурного контекста анализа знания, и т.д.

Развитие знания — сложный диалектический процесс, имеющий определенные качественно различные этапы. Так, этот процесс можно рассматривать как движение от мифа к логосу, от логоса к «преднауке», от «преднауки» к науке, от классической науки к неклассической и далее к постнеклассической и т.п., от незнания к знанию, от неглубокого, неполного к более глубокому и совершенному знанию и т.д.

В современной западной философии проблема роста, развития знания является центральной в философии науки, представленной особенно ярко в таких течениях, как эволюционная (генетическая) эпистемология и постпозитивизм.

Особенно активно проблему роста (развития, изменения знания) разрабатывали, начиная с 60-х гг. XX в., сторонники постпозитивизма К. Поппер, Т. Кун, И. Лакатос, П. Фейерабенд, Ст. Тулмин и др. Обратившись лицом к истории, развитию науки, а не только к формальному анализу ее «застывшей» структуры, представители постпозитивизма стали строить различные модели этого развития, рассматривая их как частные случаи общих эволюционных изменений, совершающихся в мире. Они считали, что существует тесная аналогия между ростом знания и биологическим ростом, т. е. эволюцией растений и животных.

Рассмотрим идеи двух крупных представителей данного направления — К. Поппера и Т. Куна. Первой концепцией роста научного знания стала концепция К. Поппера. Он, в частности, считает, что не всякая эволюция означает рост знания, а последний не может быть отождествлен с какой-либо одной (например, количественной) характеристикой эволюции. Для Поппера рост знания не является кумулятивным (накопительным) процессом, он есть процесс устранения ошибок, «дарвиновский отбор». Говоря о росте знания, он имеет в виду не простое накопление наблюдений, а повторяющееся ниспровержение научных теорий и их замену (с помощью критического метода) лучшими и удовлетворительными теориями.

Свою модель роста научного знания Поппер изображает схемой: P1— TT—EE—P2, где P1 — некоторая исходная проблема, TT — противоположная пробная теория, т. е. теория, с помощью которой решается исходная проблема, EE — процесс устранения ошибок в теории путем критики и экспериментальных проверок, P2 — новая, более глубокая проблема, для решения которой нужно построить новую, более глубокую и более информативную теорию.

Общая схема (модель) историко-научного процесса, предложенная Т. Куном (введшим в широкий оборот понятие «парадигма»), включает в себя два основных этапа. Это «нормальная наука», где безраздельно господствует парадигма, и «научная революция», где происходят распад парадигмы, конкуренция между альтернативными парадигмами и, наконец, победа одной из них, т. е. переход к новому периоду «нормальной науки». Кун полагает, что переход единой парадигмы и другой через научную революцию (например, в конце XIX — начале XX в.) является обычной моделью развития, характерной для зрелой науки. В ходе научной революции происходит такой процесс, как смена «понятийной сетки», через которую ученые рассматривали мир. Изменение (притом кардинальное) данной «сетки» вызывает необходимость изменения методологических правил-предписаний.

В период научной революции упраздняются все наборы методологических правил, кроме одного — того, который вытекает из новой парадигмы и детерминирован ею. Однако это упразднение должно быть не «голым отрицанием», а «снятием», с сохранением положительного. Для характеристики этого процесса сам Кун использует термин «реконструкция предписаний».

Научные революции знаменуют смену типов научной рациональности. Ряд авторов (В. С. Степин, В. В. Ильин) в зависимости от соотношения объекта и субъекта познания выделяют три основных типа научной рациональности и соответственно три крупных этапа эволюции науки:

1) классическая (XVII—XIX вв.);

2) неклассическая (первая половина XX в.);

3) постнеклассическая (современная) наука.

Науные революции и смены типов рациональности

В динамике научного знания особую роль играют этапы развития, связанные с перестройкой исследовательских стратегий, задаваемых основаниями науки. Эти этапы получили название научных революций. Основания науки обеспечивают рост знания до тех пор, пока общие черты системной организации изучаемых объектов учтены в картине мира, а методы освоения этих объектов соответствуют сложившимся идеалам и нормам исследования. Но по мере развития науки она может столкнуться с принципиально новыми типами объектов, требующими иного видения реальности по сравнению с тем, которое предполагает сложившаяся картина мира. Новые объекты могут потребовать и изменения схемы метода познавательной деятельности, представленной системой идеалов и норм исследования. В этой ситуации рост научного знания предполагает перестройку оснований науки. Последняя может осуществляться в двух разновидностях: а) как революция, связанная с трансформацией специальной картины мира без существенных изменений идеалов и норм исследования; б) как революция, в период которой вместе с картиной мира радикально меняются идеалы и нормы науки.

Наиболее общие виды научных революций в истории науки:

1) Внутридисциплинарные научные революции – происходящие в рамках отдельных научных дисциплин. Причинами подобных революций чаще всего служат переходы к изучению новых объектов и применение новых методов исследования.

2) Междисциплинарные научные революции – происходящие в результате взаимодействия и обмена научными идеями между различными научными дисциплинами. На ранних этапах истории науки такое взаимодействие осуществлялось путем переноса научной картины мира наиболее развитой научной дисциплины на новые, еще складывающиеся дисциплины. В современной науке междисциплинарное взаимодействие осуществляется иначе. Теперь каждая наука обладает самостоятельной картиной мира, поэтому междисциплинарное взаимодействие происходит при анализе общих черт и признаков прежних теорий и концепций.

3) Глобальные научные революции – наиболее известными из которых являются революции в естествознании, приводящие к смене научной рациональности.

Первая революция

XVII — первая половина XVIII века — становление классического естествознания. Основные характеристики: механистическая картина мира как общенаучная картина реальности; объект — малая система как механическое устройство с жестко детерминированными связями, свойство целого полностью определяется свойствами частей; субъект и процедуры его познавательной деятельности полностью исключаются из знания для достижения его объективности; объяснение как поиск механических причин и сущностей, сведение знаний о природе к принципам и представлениям механики.

Вторая революция

Конец XVIII — первая половина XIX века, переход естествознания в дисциплинарно организованную науку. Основные характеристики: механическая картина мира перестает быть общенаучной, формируются биологические, химические и другие картины реальности, не сводимые к механической картине мира; объект понимается в соответствии с научной дисциплиной не только в понятиях механики, но и таких, как «вещь», «состояние», «процесс», предполагающих развитие и изменение объекта; субъект должен быть элиминирован из результатов познания; возникает проблема разнообразия методов, единства и синтеза знаний, классификации наук; сохраняются общие познавательные установки классической науки, ее стиля мышления.

Третья революция

Конец XIX — середина XX века, преобразование параметров классической науки, становление неклассического естествознания. Существенные революционизирующие события: становление релятивистской и квантовой теорий в физике, становление генетики, квантовой химии, концепции нестационарной Вселенной, возникают кибернетика и теория систем. Основные характеристики: HКМ — развивающееся, относительно истинное знание; интеграция частнонаучных картин реальности на основе понимания природы как сложной динамической системы; объект — не столько «себетождественная вещь», сколько процесс с устойчивыми состояниями; соотнесенность объекта со средствами и операциями деятельности; сложная, развивающаяся динамическая система, состояние целого не сводимо к сумме состояний его частей; вероятностная причинность вместо жесткой, однозначной связи; новое понимание субъекта как находящегося внутри, а не вне наблюдаемого мира — необходимость фиксации условий и средств наблюдения, учет способа постановки вопросов и методов познания, зависимость от этого понимания истины, объективности, факта, объяснения; вместо единственно истинной теории допускается несколько содержащих элементы объективности теоретических описаний одного и того же эмпирического базиса.

Четвертая революция

Конец XX — начало XXI века, радикальные изменение в основаниях научного знания и деятельности — рождение новой постнеклассической науки. События — компьютеризация науки, усложнение приборных комплексов, возрастание междисциплинарных исследований, комплексных программ, сращивание эмпирических и теоретических, прикладных и фундаментальных исследований, разработка идей синергетики. Основные характеристики: НКМ — взаимодействие различных картин реальности; превращение их во фрагменты общей картины мира, взаимодействие путем «парадигмальных прививок» идей из других наук, стирание жестких разграничительных линий; на передний план выходят уникальные системы — объекты, характеризующиеся открытостью и саморазвитием, исторически развивающиеся и эволюционно преобразующиеся объекты, «человекоразмерные» комплексы; знания об объекте соотносятся не только со средствами, но и с ценностно-целевыми структурами деятельности; осознается необходимость присутствия субъекта, это выражается, прежде всего, в том, что включаются аксиологические факторы в объяснения, а научное знание с необходимостью рассматривается в контексте социального бытия, культуры, истории как нераздельное с ценностями и мировоззренческими установками, что в целом сближает науки о природе и науки о культуре. Типы научной рациональности: классическая рациональность (соответствующая классической науке в двух её состояниях – додисциплинарном и дисциплинарно организованном); неклассическая рациональность (соответствующая неклассической науке) и постнеклассическая рациональность. Между ними, как этапами развития науки, существуют своеобразные «перекрытия», причём появление каждого нового типа рациональности не отбрасывало предшествующего, а только ограничивало сферу его действия, определяя его применимость только к определённым типам проблем и задач. Каждый этап характеризуется особым состоянием научной деятельности, направленной на постоянный рост объективно-истинного знания. Если схематично представить эту деятельность как отношения «субъект-средства-объект» (включая в понимание субъекта ценностно-целевые структуры деятельности, знания и навыки применения методов и средств), то описанные этапы эволюции науки, выступающие в качестве разных типов научной рациональности, характеризуются различной глубиной рефлексии по отношению к самой научной деятельности.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.179.0 (0.027 с.)