Из истории изучения русской фонологии



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Из истории изучения русской фонологии



II. Основоположником отечественной фонологии является И.А. Бодуэн де Куртенэ, который в 70-х годах XIX века пришел к выводу о лингвистической, функциональной значимости звуковой единицы и ввел понятие фонемы, в противоположность понятию звука. Бодуэн де Куртенэ создал фонологию чередований, разграничив синхронные и диахронические чередования (т.е. живые, позиционно обусловленные, и исторические, грамматические), а также промежуточные – непозиционные и неграмматические: муха – мушка. Фонологическая парадигматика для Бодуэна де Куртенэ была связана с сопоставлением морфем. Варианты парадигмофонем не обязательно похожи друг на друга, один из вариантов может быть нулевым. Бодуэн де Куртенэ дал описание фонологической парадигматики русского языка: системы позиций для гласных и в меньшей степени для согласных, фонетических изменений в этих позициях, рядов чередующихся звуков, парных и непарных фонем, нейтрализации фонем.

В дальнейшем Бодуэн де Куртенэ стал заниматься синтагматической фонологией.

Исходные идеи Бодуэна де Куртенэ развил в 20-х годах XX века Н.Ф. Яковлев.

Дальнейшее развитие идей Бодуэна де Куртенэ получило в теории пражской фонологической школы. Н.С. Трубецкой разработал теорию фонологических оппозиции. При этом важно разграничение постоянных и нейтрализуемых оппозиций. Например, оппозиция ‹р›–‹м› – постоянная, она сохраняется в любой позиции, а оппозиция ‹з›–‹с› – нейтрализуемая в позиции перед звонким, глухим согласными и в конце слова:

‹з› ‹з›

‹з›, ‹с›.

‹с› ‹с›

В современной лингвистике ведущее положение занимают ленинградская и московская фонологические школы (ЛФШ и МФШ).

В основу ленинградской фонологической школы были положены идеи поздних работ Бодуэна де Куртенэ, разработанные Л.В. Щербой и его учениками: Л.Р. Зиндером, М.И. Матусевич, Л.В. Бондарко, Л.Л. Буланиным и др.

Московская фонологическая школа возникла в 20-х годах XX века и развивала идеи ранних работ Бодуэна де Куртенэ. Представителями московской фонологической школы являются Р.И. Аванесов, П.С. Кузнецов, А.А. Реформатский, В.Н. Сидоров, А.М. Сухотин, И.С. Ильинская, Г.О. Винокур, А.Б. Шапиро и их ученики.

Общим для обеих школ является то, что фонема как кратчайшая единица плана выражения значимых единиц языка вычленяется с опорой на смысловые (в первую очередь морфологические) факторы. Представители ленинградской и московской фонологических школ количество и состав фонем определяют по сильной позиции. Фонема, выступающая в сильной позиции, рассматривается с функциональной точки зрения. Выделения фонем в сильных позициях происходит не на основании акустико-артикуляционного сходства звуков, а на основании их различительной функции. Так, например, состав фонем в словоформе [дом] для представителей московской и ленинградской фонологических школ одинаков.

Что же касается слабых позиций, то здесь наблюдается расхождение ленинградской и московской фонологических школ. Если для МФШ функциональный критерий распространяется и на слабые позиции, то для ЛФШ в слабых позициях действует уже артикуляционно-акустический критерий. Представители ЛФШ. отождествляют звуки сильных и слабых позиций по артикуляционно-акустическому сходству или даже близости и объединяют их в фонему, которую рассматривают как звукотип. Так, например, для представителей ЛФШ в словоформе [вLда] звук [L] на основании артикуляционно-акустической близости с [а] сводится к фонеме ‹а›, а в словоформе [вот] – вод звук [т] приравнивается к фонеме ‹т›; в словоформе [въдLвос] звук [ъ] одни представители ЛФШ относят к фонеме ‹а›, другие – к фонеме ‹ы›. Представители ЛФШ позиционно не обусловленные (исторические) чередования (рука – ручка) не исключают из фонологии. Для ЛФШ фонема представляет собой непересекающееся множество звуков.

Недостатками теории ЛФШ является то, что игнорируется различие в функционировании звуковых единиц сильных и слабых позиций, тогда как различительная способность звуков сильных позиций максимальна, а слабых – минимальна за счет совпадения двух или нескольких звуков, выступающих в сильных позициях, в одном звуке слабой позиции.

Отождествление звуков сильных и слабых позиций но артикуляционнно-акустическим признакам ведет к отрыву фонетической системы от грамматического строя и словарного состава языка, фонемы от морфемы и словоформы. Морфема и словоформа лишаются фонематического тождества: вод [вот] и воды [вLды], т.е. вот и вад.

Положительной стороной теории ЛФШ является связь фонологии и фонетики, а также определение места фонемы в системе фонем, построенной по физиолого-акустическим признакам. В целом же теория ЛФШ фонетична, нефункциональна.

Теория московской фонологической школы получила детальное изложение в работе Р.И. Аванссова и В.Н. Сидорова «Очерк грамматики русского литературного языка» (1945). Для представителей МФШ исходным моментом при определении фонемы является морфема. Тождество морфемы определяет понятие фонемы. К одной фонеме относится ряд позиционно чередующихся звуков, являющихся результатом и параллельных, не нейтрализуемых, и пересекающихся, нейтрализуемых, чередований, который возглавляется звуковой единицей, различающейся в сильной позиции. Результат параллельной мены называется вариацией фонемы (‹а›, ‹а›, ‹ä́›); результат пересекающейся мены – вариантом фонемы (‹L›, ‹ъ›). В словоформе [вLда] звук [L] оказывается вариантом фонемы ‹о› (ср.: [воды]), а в словоформе [вот] – вод звук [т] оказывается вариантом фонемы ‹д›. Таким образом, согласно теории МФШ, обеспечивается фонематическое тождество морфемы. Если звуку слабой позиции не соответствует звук сильной позиции, говорят о гиперфонеме. Например, в словоформе [сLбакъ], звук [L] является вариантом фонемы, но какой – ‹а› или ‹о›? Ни той, ни другой, так как под ударением в этой морфеме не обнаруживается ни [а], ни [о]. Здесь гиперфонема ‹ ›. Теория МФШ, в отличие от теории ЛФШ, устанавливает связь между фонемой и морфемой, фонологией и грамматикой. Представители МФШ позиционно не обусловленные (исторические) чередования исключают из фонологии и рассматривают в морфонологии.

Дальнейшее развитие теория московской фонологической школы получила в работах Р.И.Аванссова с 1956 года. В данном учебном пособии разграничены старомосковская и новомосковская фонологические школы.

Основные положения новомосковской фонологической школы отражены в книге Р.И. Аванесова, который явился основоположником и первого варианта теории МФШ (см. кн.: «Фонетика современного русского литературного языка», 1956). Согласно этой концепции, разграничивается функционирование кратчайшей звуковой единицы в словоформе и морфеме. В прежней теории фонема понималась как совокупность чередующихся звуков и как основной вид фонемы. Например, в словоформах [воды], [вLды], [въдLвос] – фонема ‹о› и фонема ‹о› с вариантами ‹L›, ‹ъ›. В новой теории выделяются сильные фонемы, выступающие в позициях максимального фонеморазличения (по старой терминологии – основной вид фонемы), и слабые фонемы, выступающие в позициях меньшего фонеморазличения, в позициях нейтрализации (по старой терминологии – вариант фонемы). Например, в словоформе [вLда] по теории старомосковской фонологической школы [L] – вариант фонемы ‹о›, ‹а› – фонема; по теории новомосковской фонологической школы [L] – слабая фонема, соответствующая сильной фонеме ‹о›, ‹а›– сильная фонема. В соответствии с новой теорией сильные и слабые фонемы могут иметь разновидности, варианты фонемы, обусловленные параллельной меной (по старой терминологии – вариации). Например, в словоформе [стол’ик] по теории старомосковской фонологической школы [о] – вариация фонемы ‹о›; по теории новомосковской фонологической школы – разновидность, вариант фонемы, основной вид которой – ‹о›. В теории новомосковской фонологической школы предлагается фонемный ряд как совокупность позиционно чередующихся звуков (пересекающаяся мена), совокупность сильной и слабой (слабых) фонем. Единство фонемного ряда определяет единство морфемы. Например, в словоформах [воды], [вLды], [въдLвос] выделяется фонемный ряд ‹о› - ‹L› - ‹ъ›. Фонемный ряд может быть полным, если возглавляется сильной фонемой (‹о› - ‹L› - ‹ъ› – [воды], [вLды], [въдLвос]); неполным, если не возглавляется сильной фонемой (‹L› - [сLбакъ]); нулевым, для гласных, не подвергающихся качественной редукции, и внепарных по глухости-звонкости или твердости-мягкости согласных (‹и› - [с’илач’]; ‹ч’› - [доч’]).

Особенностью теории новомосковской фонологической школы является внимание к различительной способности не только сильной, но и слабой фонемы.

Различия в терминологии фонологических единиц

Пражская фонологическая школа Ленинградская фонологическая школа Московская фонологическая школа, I вариант Московская фонологическая школа, II вариант
1. Вариант фонемы Вариант фонемы Вариация фонемы Разновидность, вариант фонемы
2. Архифонема Фонема Вариант фонемы Слабая фонема
3. Фонема Фонема Фонема Сильная фонема
4. Морфофонема Фонемное чередование Фонема Фонемный ряд
5. Архифонема --- Гиперфонема Неполный фонемный ряд
6. Фонемное чередование Фонемное чередование Фонемное чередование Фонемное чередование

 

Примеры
‹а› – [мал’ьн’к’иi], ‹ы› – [сыгрън] ‹дж’› – [до дж’–бы], ‹р› – [сп’эктр]_________
‹L› – [вLда], ‹ъ› – [вьдLвос] ‹ш› – [лошкъ], ‹м’› – [мам’ь]
‹о› – [воды], ‹и› – [или], ‹ж› – [ложьк], ‹м› – [машъ]
‹о›, ‹L›, ‹ъ› – [воды], [вLды], [въдLвос] ‹д›, ‹т›, ‹д’› – [родъ], [рот], [род’ь]
‹L›, ‹ъ› – [сLбакъ], [събLч’онкъ] ‹с’› – [с’т’иэна]
‹о› – ‹а› – [познъ], [Lпаздывът’] ‹х› – ‹ш› – [сухъ], [сушь], [сух], [суш]

Фонологические школы в современной
лингвистике

В современной лингвистике существует много различных фонологических концепций. В отечественном языкознании в настоящее время выделяются две фонологические школы: 1) московская школа в двух её вариантах: а) старомосковская школа, представителями которой являются Р.И. Аванесов (до 1956 г.), П.С. Кузнецов. В.Н. Сидоров, А.А. Реформатский, Н.Ф. Яковлев, А.М. Сухотин, И.С. Ильинская и др.; б) новомосковская школа: Р.И. Аванесов (с 1956 г.) и его ученики: К.В. Горшкова, В.В. Иванов, и др. и 2) ленинградская школа: Л.В. Щерба, М.И. Матусевич, Л.Р. Зиндер, А.Н. Гвоздев, Л.В. Бондарко, Л.Л. Буланин и др.

Кроме того, особое место в лингвистике занимает концепция С.И. Бернштейна, основные положения которой до сих пор сохраняют свою ценность.

Некоторые отечественные лингвисты, находясь в рамках старомосковской фонологической школы, пытаются объединить то лучшее, что есть в двух её вариантах, четко разграничить синтагматику и парадигматику в фонологии, не создавая, однако, особой концепции (см.: Панов М.В. Русская фонетика. – М., 1967).

Студент с самых первых шагов при изучении фонологии сталкивается в литературе с противоречивыми лингвистическими концепциями. Поэтому рекомендуемая литература четко делится на три группы в соответствии с фонологическими школами.

Старомосковская фонологическая школа

Реформатский А.А. Введение в языковедение. – М., 1967.

Аванесов Р.И., Сидоров В.Н. Очерк грамматики русского литературного языка. Фонетика и морфология. Ч. 1. – М., 1945.

Панов М.В. Русская фонетика. – М., 1964.

Панов М.В. Современный русский язык. Фонетика. – М., 1979.

Брызгунова Е.А. Практическая фонетика и интонация русского языка. – М., 1963.

Шапиро А.Б. Русское правописание. – М., 1961.

Русский язык. Экспериментальные учебные материалы для средней школы / Под редакцией И.С. Ильинской и М.В. Панова. Ч. 1. – М., 1979.

Современный русский язык / Под ред. В.А. Белошапковой. – М., 1989.

Современный русский литературный язык / Под ред. П.А. Леканта. – М., 1988.

Русский язык. В 2 ч. Ч. 1 / Под ред. Л.Ю. Максимова. – М., 1989.

Новомосковская фонологическая школа

Аванесов Р.И. Фонетика современного русского литературного языка. – М., 1956.

Русское литературное произношение и ударение. Словарь–справочник / Под ред. Р.И. Аванесова и С.И. Ожегова. – М., 1959.

Аванесов Р.И. Русское литературное произношение. – М., 1972.

Аванесов Р.И. Русская литературная и диалектная фонетика. – М., 1974.

Галкина–Федорук Е.М., Горшкова К.В., Шанский Н.М. Современный русский язык / Под ред. Е.М. Галкиной-Федорук. Ч. 1. – М., 1962.

Валгина Н.С., Розенталь Д.Э., Фомина М.И., Цапукевич В.В. Современный русский язык. – М., 1964.

Русский язык / Под ред. Л.Ю. Максимова. – М., 1978.

Шанский Н.М., Иванов В.В. Современный русский язык. В 3-х ч. Ч. 1. Введение. Лексика. Фразеология. Фонетика. Графика и орфография. – М., 1981.

Ленинградская фонологическая школа

Грамматика русского языка. – М., 1952. – С. 49-100.

Матусевич М.И. Введение в общую фонетику. – М., 1959.

Зиндер Л.Р. Общая фонетика. – М., 1979.

Матусевич М.И. Современный русский язык. Фонетика. – М., 1976.

Буланин Л.Л. Фонетика современного русского языка. – М., 1970.

Попов Р.Н., Валькова Д.П., Маловицкий Л.Я., Федоров А.К. Современный русский язык. – М., 1978.

Ковалев В.П., Минина Л.И. Современный русский литературный язык. Учебное пособие для студентов-заочников 1 курса факультетов русского языка и литературы педагогических институтов. Ч. 1. – М., 1979.

Сборник упражнений по современному русскому языку / Под ред. С.Г. Ильенког. – М., 1977.

Бондарко Л.В. Звуковой строй современного русского языка. – М., 1977.

Следует сказать, что из всех перечисленных фонологических школ только московская посвящена парадигматической фонологии, причем в новомосковском ее варианте она объединяет синтагматическую и парадигматическую фонологию. В данном учебнике излагается концепция новомосковской фонологической школы. Поэтому студенту необходимо ориентироваться на пособия, написанные в соответствии с концепцией новомосковской фонологической школы, особенно на книги: Аванесов Р.И. Фонетика современного русского литературного языка. – М., 1956; Галкина-Федорук Е.М., Горшкова К.В., Шанский Н.М. Современный русский язык. Ч. 1. – М., 1962.

Основные понятия фонологии
Фонема

Звук речи сам по себе не имеет значения, это незначимая единица.

Со звуком может быть связано значение только в том случае, если звук соответствует значимой единице языка – морфеме, слову или даже предложению. Но при этом наличие значения у звука случайно, так как значение связано со значимой единицей языка. Например, имеют значение состоящие из одного звука морфемы: префиксальные – в, с, у, (вбежать, сбежать, убежать), корневая – й (пойти), суффиксальные – к, л (ручка, читал), флексийные – а, у (стола, столу), постфиксальная – сь [с’] (началась); а также слова: предлоги – в, с, к, у, о (в окне, с окна), союзы – и, а (брат и сестра), частицы – ль [л’], ж, б (полоса ль, ты ж, я б); предложения – А!, О!

Не обладая значением, звук может различать значимые единицы языка – слоформы, морфемы.

Обычно эти тины различий существуют не обособленно, а вместе,
в различных сочетаниях.

Для фонологии важны минимальные звуковые различия, способные дифференцировать звуковые оболочки значимых единиц языка.

Фонема – это кратчайшая, минимальная и далее неделимая звуковая единица языка, различающая звуковые оболочки словоформ.

Под кратчайшей звуковой единицей понимается произносительно-слуховой элемент, выделяемый в словоформе при се последовательном, линейном членении в качестве единицы простейшей, минимальной, далее нечленимой, занимающей минимальный отрезок времени.

Кратчайшая звуковая единица, как правило, употребляется не изолированно, а в словоформе, в сочетании с другими кратчайшими звуковыми единицами и в определенной позиции по отношению к ударению.

Одни стороны этой единицы самостоятельны, а другие обусловлены позицией. Например, в словоформе пять [п’ат’] подъем и отсутствие лабиализации – постоянные, самостоятельные, независимые, позиционно обусловленные признаки гласного звука [ä́]; ряд же – переменный, несамостоятельный, зависимый, позиционно обусловленный признак, так как продвижение гласного непереднего ряда вперед на всем протяжении артикуляции вызвано влиянием соседних мягких согласных. В словоформе стране – [стрLн’э] у согласного звука [н’] позиционно не обусловленными являются следующие признаки: сонорный, смычно-проходной, носовой, переднеязычный, зубной, звонкий, а позиционно обусловленным оказывается признак мягкости, который вызван влиянием последующего гласного переднего ряда [э].

Соотношение самостоятельных и позиционно обусловленных признаков у кратчайших звуковых единиц неодинаково для различных единиц в различных позициях. В одних позициях преобладают самостоятельные признаки, в других – позиционно обусловленные.

Соотношение между самостоятельными и зависимыми признаками обратно пропорционально: чем больше самостоятельных, тем меньше зависимых, и наоборот.

Но не может быть кратчайших звуковых единиц, представленных только самостоятельными или только зависимыми признаками.

Необусловленные, самостоятельные признаки Необусловленные, самостоятельные признаки  
Обусловленные, зависимые признаки  
Обусловленные, зависимые признаки  

Кратчайшие звуковые единицы с их признаками, не зависящими от фонетического положения, не обусловленными позицией, которые употребляются в тождественной позиции и служат в языке для различения звуковой оболочки словоформ, представляют собой самостоятельные фонемы.

Кратчайшие звуковые единицы с их признаками, зависящими от фонетического положения, представляют собой не самостоятельные фонемы', а разновидности одной фонемы.

Фонема – это кратчайшая звуковая единица языка как независимая по своему качеству величина и потому сама по себе достаточная для различения звуковых оболочек словоформ.

Н.С. Трубецкой предложил четыре правила, позволяющих определять, при каких условиях два звука являются реализацией двух разных фонем, а при каких условиях они принадлежат одной фонеме.

Правила выделения фонем
Различение фонем и вариантов
1. Если в том или ином языке два звука встречаются в одной и той же позиции и могут замещать друг друга, не меняя при этом значения слова, то такие звуки являются факультативными вариантами (для новомосковской фонологической школы – разновидностями) одной фонемы. Например, в современном русском языке [р] переднеязычный и [р] увулярный как дефект произношения или признак манерности представляют собой общезначимый и индивидуальный варианты одной фонемы.
2. Если два звука встречаются в одной и той же позиции и не могут при этом заменить друг друга без того, чтобы не изменить значения слова 1ли не исказить его до неузнаваемости, то эти звуки являются фонетическими реализациями двух разных фонем. Например, в современном русском языке ‹т› и ‹д› – разные фонемы: [том] – [дом].
3. Если два акустически (или артикуляторно) родственных звука никогда не встречаются в одной и той же позиции, то они являются комбинаторными вариантами одной и той же фонемы. В американской дескриптивной лингвистике такие отношения называются принципом дополнительной дистрибуции (распределения): в позиции, где может быть один звук, не может быть другой, и наоборот. Например, в современном русском языке таковы отношения между [и] и [ы]: [и] выступает не после твёрдых согласных, [ы] – после твёрдых согласных [игры] – [сыгрън], а поэтому [и], [ы] принадлежат к одной фонеме.
4. Два звука, во всём удовлетворяющие условиям третьего правила нельзя тем не менее считать вариантами одной фонемы, если они в данном языке могут следовать друг за другом как члены звукосочетания притом в таком положении, в каком может встречаться один из этих звуков без сопровождения другого.

 

Позиционная мена звуков

Фонологическая система современного русского литературного языка основывается на позиционной мене звуков. Позиционная мена – это закономерная мена звуков в пределах морфемы в зависимости от фонетической позиции звука в словоформе, не обусловленная влиянием морфологических и лексических факторов, например: воды – [воды], воды – [вLды], водовоз – [въдLвос], [о] – [L] – [ъ]; мал – [мал], маленький – [мал’ън’к’иi], [а], [а]; возы – [вLзы], водовоз – [въдLвос], [з] – [с]; стол – [стол], (в) столе– [стLл’э], [л], [л’].

Позиционная мена звуков представляет собой вид фонетических чередований.

От фонетических чередований следует отличать нефонетические (традиционные, исторические). Нефонетические чередования, в свою очередь, могут быть двух видов: позиционные и непозиционные.

Позиционные нефонетические чередования происходят в определённых грамматических формах перед определёнными аффиксами, в связи с чем их можно назвать формально обусловленными: водить – [вLд’ит’], вожу – [вLжу], [д’] – [ж]; бегу –[б’иэгу], бежит – [б’иэжыт], [г] – [ж]; влеку
[вл’иэку]; влечёшъ–[вл’иэч’ош], [к] – [ч’].

Поскольку чередования такого вида сопровождают регулярное формо– и словообразование, их называют также морфонологическими. Этот вид чередования изучается в морфонологии.

Второй вид нефонетических чередований – непозиционные чередования, т. е. не обусловленное позицией перед определённой морфемой. Такие чередования обычно сами по себе служат целям формо– и словообразования и поэтому называются грамматическими: сух – сушь, дик – дичь. Грамматические чередования выступают в языке в роли внутренней флексии и относятся к грамматике[47].

Типы позиционной мены и основные фонологические единицы.
Состав и система гласных фонем.
Состав и система согласных фонем

I.

II. Позиционная мена бывает двух типов: параллельного и пересекающегося, перекрещивающегося.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.2.146 (0.015 с.)