Параллельный тип позиционной мены



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Параллельный тип позиционной мены



Параллельный тип позиционной мены согласных по твердости-мягкости образуется внепарными по твердости-мягкости согласными.

Твердые заднеязычные согласные [г], [к], [х] в позициях смягчения (перед гласными переднего ряда) чередуются с мягкими [г’], [к’], [х’], например: нога – [нLга], ноге – [нLг’э]; рука – [рука], руке – [рук’э]; муха – [мухъ], мухе – [мух’ь]. Твердые и мягкие заднеязычные образуют параллельный тип мены и являются не самостоятельными фонемами, а разновидностями фонемы, так как они не могут выступать в тождественных позициях; отношение между ними – отношение дополнительной дистрибуции: твердые заднеязычные выступают перед согласными, в конце слова, перед гласными непереднего ряда, а мягкие – только перед гласными переднего ряда: кто – [кто], ток – [ток], кот – [кот], кит – [к’ит], руке – [рук’э].

Лишь в некоторых, большей частью заимствованных, словах и в русском слове ткёт – к’от] возможны мягкие заднеязычные согласные перед гласными непереднего ряда. Это создает единичные возможности противопоставления твердых и мягких заднеязычных и намечает слабую тенденцию к появлению их фонологической самостоятельности, но это касается лишь позиции перед гласными: [кот], [тк’от], [к’ö́’л’н] – Кёльн.

Параллельный тип мены согласных по твердости – мягкости можно представить так:

Фонема

основной вид позиционная разновидность

 

‹г› ‹г’›

‹к› ‹к’›

‹х› ‹х’›

Позиции сильные (слабые) но глухости-звонкости и твердости-мягкости называются абсолютно сильными (слабыми). В них выступают абсолютно сильные (слабые) согласные фонемы. Например, абсолютно сильной позицией является позиция перед гласными, кроме [э (иэ, ь)].

ОРФОЭПИЯ

Понятие об орфоэпии

I.

II. Орфоэпия – это раздел языкознания, изучающий нормы литературного произношения.

Орфоэпия изучает варианты произносительных норм русского литературного языка и устанавливает сферу использования этих вариантов.

Орфоэпия включает в себя сегментные и суперсегментные единицы (ударение, интонацию)[54].

Произношение охватывает фонетическую систему языка: звуковое качество и реализацию фонем в определенных позициях; звуковое оформление слов и грамматических форм. Иногда всостав орфоэпии включается и образование вариантных грамматических форм, например: профессора-профессоры. Из числа суперсегментных норм для русского языка важно ударение, особенно связанное с образованием грамматических форм. См. таблицу на с. 128.

Произносительные варианты могут определяться стилем речи. Высокий стиль характеризуется эканьем: [в’эисна], [с’н’эила]; отсутствием качественной редукции [о] после твердых согласных в заимствованных словах: [поэт], [сон’эт]; отсутствием позиционного смягчения твердых согласных перед гласными переднего ряда [э (иэ, ь)]: [прогрэс], [сонэт]; произношением твердого заднеязычного согласного в форме именительного падежа единственного числа мужского рода прилагательных: [убогъi]. В нейтральном стиле в соответствии с этим будет иканье: [в’иусна], [с’н’иэла]; наличие качественной редукции [о] после твердых согласных в заимствованных словах: [пLэ’т], [сLн’эт]; произношение мягкого заднеязычного в форме именительного падежа единственного числа мужского рода прилагательных: [убог’иi].

В разговорном стиле происходит выпадение гласных (диэреза), что может приводить к ассимиляции согласных: [провълкъ], [тыш’ь], [в’иктс’иэрг’эiч’], [вLл’эр’ вLc’ил’ч’], [н’эктрыи], [д’эс’т’].

Произносительные варианты могут быть связаны со старомосковской ("старшей") или новомосковской ("младшей") нормами. Так, например, в 60-е годы нормативным считалось смягчение зубных перед губными: [д’в’эр’], [т’в’эр’], это "старшая" норма; в современном русском литературном языке подобная ассимилятивная мягкость отсутствует: [дв’эр’], [тв’эр’], это "младшая" норма.

Варианты могут определяться сферой использования слова: [компас] – общеупотребительное, [кLмпас] – профессионализм; влиянием языка – источника: [тэз’ис], [тэмп]; влиянием написания: [кLн’эч’нъ], [ч’то], [бLл’шогъ] – буквенное произношение; влиянием диалектов: [вэда], [въда] – диалектизмы и т. д. Подробнее об этом см. в работах Р.И. Аванесова по орфоэпии[55].

В стихотворных текстах рифмы могут основываться на неверных с точки зрения современной произносительной нормы вариантах произношения, например: [в-нос] – [н’ьр’ьв’иэлос] – твердость [с] в постфиксе -сь – архаизм, [по’ч’ту] – [зL-то-ч’тъ] буквенное произношение или ленинградская (петербургская) орфоэпическая норма.

 

Произношение охватывает

Фонетическую систему языка: звуковое качество и реализацию фонем в определенных позициях   Звуковое оформление отдельных слов и групп слов   Звуковое оформление грамматических форм
[вож’и], [вожы], [дв’эр’], [д’в’эр’] [што], [ч’то], [поэт], [пLэт], [плат’иш], [плот’иш], [Lл’иэксандр Lл’иэксандръв’ич’], [сан сан’ч’] [кр’эпк’иi], [кр’энкъi], [бLjyс’], [бLjус]

Русское литературное произношение
в его историческом развитии

Выработка норм произношения связана с формированием национального языка, с развитием публичной речи, с тем, что устная речь начинает играть более значительную роль в жизни общества. В разных языках и в разное время степень строгости орфоэпических норм и их значение различны. Обычно орфоэпические нормы складываются в течение длительного времени.

Орфоэпические нормы русского языка сложились в основных особенностях в первой половине XVII века на базе московских говоров.

До образования национального языка русское литературное произношение не было нормированным. Эпоха феодальной раздробленности оказала влияние на развитие диалектов: ростово-суздальский, новгородский, тверской, рязанский, смоленский и другие диалекты значительно отличались друг от друга фонетическими особенностями.

Присоединение к Москве других княжеств, централизация русского государства привлекли внимание говорящих к московским говорам. Так начинают формироваться нормы складывающегося национального языка. Положительным моментом было то, что московские говоры – средневеликорусские, в них ослаблены противоречия в произношении северных и южных говоров.

Но и говоры Москвы не были однородны. Население Московского княжества было представлено жителями различных мест, носителями различных диалектов. До XVI века в Москве характерной фонетической чертой было оканье, различение безударных гласных неверхнего подъема, что было особенностью северных говоров. В XVI веке под влиянием южных говоров распространяется аканье, неразличение безударных гласных неверхнего подъема.

Во второй половине XIX века окончательно сформировалась система орфоэпических норм русского национального языка, но в некоторых случаях имели место колебания.

Основные различия в произношении были связаны с противопоставлением высокого стиля низкому, книжно-поэтического – разговорному. Так, например, высокий стиль характеризовался оканьем, отсутствием перехода [э] в [о] перед твердым согласным, наличием [γ], чередующегося в позициях оглушения с [х], изменением [ч’н] в [шн]: [боjарам] – [даром], [ум’эрш’вл’эныi] – [н’эзабв’эныi], [нас’т’их] – [са’м’их], [скушно] – [простодушно]. Написание шн постоянно встречается в книгах того времени: мушной, табашный, кумашный, кирпишный, коришневый и многие другие.

В XVIII иске столицей становится Петербург, куда переезжает московская знать, а поэтому петербургское произношение почти не оказывает влияния на литературное произношение. Но постепенно, к XX веку, на основании взаимодействия московского, средневеликорусского, и петербургского, северновеликорусского, произношения формируется особая орфоэпическая система.

Современная ленинградская (петербургская) система характеризуется эканьем, отсутствием ассимилятивной мягкости некоторых согласных, отвердением мягких губных в конце слова, буквенным произношением сочетаний [стн], [здн], [ч’т], [ч’н], отсутствием диссимиляции взрывных заднеязычных перед взрывными заднеязычными [кк], [к’к’]: [ч’эстнъ], [праздн’ик], [ч’то], [кLн’эч’нъ], [м’акъ], [л’окиi].

При параллельном существовании московской и ленинградской (петербургской) произносительных систем наблюдается превалирование московской как системы литературного языка и сглаживание различий между московским и ленинградским (петербургским) произношением.

Орфоэпические нормы, существовавшие до 1917 года, в основном сохранились. Изменения связаны в первую очередь с уменьшением количества позиций ассимилятивного смягчения согласных, например, зубных перед губными, с приближением произношения к написанию.

В развитии и сохранении орфоэпических норм большая роль принадлежит театру, в первую очередь Малому, который является хранителем традиций старомосковского произношения. Сценическая речь и до сих пор является основой орфоэпических норм русского литературного языка.

Значение орфоэпии возрастает с развитием кино, телевидения, радио.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.214.224 (0.008 с.)