ТОП 10:

Лирическая героиня Ахматовой



Анна Андреевна Ахматова (в девичестве — Горенко)

1889 – 1966

Раннее творчество Ахматовой выразило многие принципы акмеистической эстетики. Но в то же время характер миропонимания Ахматовой отграничивал ее от акмеизма. Вопреки акмеистическому призыву принять действительность «во всей совокупности красот и безобразий», лирика Ахматовой исполнена глубочайшего драматизма, острого ощущения непрочности, дисгармоничности бытия, приближающейся катастрофы. Именно поэтому часты в ее стихах мотивы беды, тоски, близкой смерти. Лирика Ахматовой выделялась из общественно индифферентной поэзии акмеизма и тем, что в ранних стихах поэтессы уже обозначилась более или менее отчетливо основная тема ее последующего творчества – тема Родины, особое, интимное чувство высокого патриотизма («Ты знаешь, я томлюсь в неволе...», 1913; «Молитва», 1915). Логическим завершением этой темы в предоктябрьскую эпоху стало известное стихотворение, написанное осенью 1917 г.: «Мне голос был».

Лирика Ахматовой опиралась на творчество Пушкина, Тютчева, Некрасова, а из современников – творчество Блока. Ахматова на подаренном Блоку экземпляре «Четок» надписала двустишие: От тебя приходила ко мне тревога И уменье писать стихи.

Ощущение катастрофичности бытия проявляется у Ахматовой в аспекте личных судеб, в формах интимных. Диапазон тем ранней лирики Ахматовой значительно уже блоковского. Стихи ее первых книг – «Вечер» (1912), «Четки» (1914), «Белая стая» (1917)–в основном любовная лирика. «Вечер» – книга сожалений, предчувствий заката, душевных диссонансов. Здесь нет ни самоуспокоенности, ни умиротворенного, радостного и бездумного приятия жизни, декларированного Кузминым. Это – лирика несбывшихся надежд, рассеянных иллюзий любви, разочарований. Сборник «Четки» открывался стихотворением «Смятение», в котором заданы основные мотивы книги. К любовной теме стягивались все темы ее первых сборников.

Поэтическая зрелость пришла к Ахматовой после ее встречи со стихотворениями Анненского, у которого она восприняла искусство передачи душевных движений, оттенков психологических переживаний через бытовое и обыденное. Образ в лирике Ахматовой развертывается в конкретно-чувственных деталях, через них раскрывается основная психологическая тема стихотворений, психологические конфликты. Ахматовой свойственна логически точная передача тончайших наблюдений. Ее стихи приобретают характер эпиграммы, часто заканчиваются афоризмами, сентенциями, в которых слышен голос автора, ощущается его настроение. Но это и язык глубоких раздумий. События, факты, детали в их связи раскрывают общую мысль поэтессы о жизни, любви и смерти.

Для лирики Ахматовой характерна затушеванность эмоционального элемента. Переживания героини, перемены ее настроений передаются не непосредственно лирически, а как бы отраженными в явлениях внешнего мира. Но в выборе событий и предметов, в меняющемся восприятии их чувствуется глубокое эмоциональное напряжение. Чертами такого стиля отмечено стихотворение «В последний раз мы встретились тогда...»: В памяти героини всплывают какие-то детали окружающей обстановки, обрывки разговора, отчетливо запечатлевшиеся в сознании в минуту душевного волнения. Непосредственно о душевном переживании говорит только слово «последний» («в последний раз мы встретились тогда», «последняя из всех безумных песен»), повторенное в начале и в конце стихотворения.

В сфере индивидуальных переживаний в «Вечере» и «Четках» воплощаются вечные темы любви, смерти, разлук, встреч, разуверений. В критике не раз отмечалась специфичная для лирики Ахматовой драматургичность стиля, когда лирическая эмоция драматизировалась во внешнем сюжете, столкновении диалогических реплик.

В «Белой стае» проявились и новые тенденции стиля Ахматовой, связанные с нарастанием гражданского и национального самосознания поэтессы. Годы первой мировой войны, национального бедствия обострили у поэтессы чувство связи с народом, его историей, вызвали ощущение ответственности за судьбы России. Подчеркнутый прозаизм разговорной речи нарушается пафосными ораторскими интонациями, на смену ему приходит высокий поэтический стиль.

Восприняв словесное искусство символической эпохи, она приспособила его к выражению новых переживаний, вполне реальных, конкретных, простых и земных. Если поэзия символистов видела в образе женщины отражение вечно женственного, то стихи Ахматовой говорят о неизменно женском. В сборнике “Вечер” лирическая героиня сдержанная, нежная, гордая женщина. Любовь для неё - плотные сети, не дающие покоя. Душевное состояние героини передано через экспрессивно окрашенные художественные детали: “золотая пыль”, “бесцветный ледок”. Лирическая героиня Ахматовой - героиня несбывшейся, безнадежной любви. Любовь в её поэзии предстаёт как “поединок роковой”, “любовная пытка”. Ахматова почти никогда не изображает любовь безмятежной, наоборот, в момент разрыва, разлуки.

Поэт стремится преодолеть дисгармонию мира, обратясь к миру культуры, природы. Любовь уводит “от радости и от покоя”, “покоряет обманно”. Лирическая героиня охвачена болью недоумения.

Стихотворения Ахматовой похожи на финалы повестей о любви, они сюжетны. В них наблюдается сходство с балладой. На фоне символистов язык Ахматовой кажется прозаическим, в нём много деталей, передающих быт, создающих “вещный мир”

Для стихотворений этого периода характерны следующие признаки акмеизма:

ясный взгляд на жизнь, стремление к простоте, естественности, конкретно-чувственное восприятие “вещного мира”, увлеченное любование мелочами, близость стиха разговорному строю языка, камерность.

Поэтическое мастерство проявляется в лаконизме, малом объёме произведения, в говорящей детали, овеществлении поэтических образов, афористичности речи. Лирике Ахматовой присуща интимность, она воспринимается как личные дневники, так как в образе лирической героини прослеживаются автобиографические черты поэта. В области метра – господство дольника; в области ритма – ровный, сглаженный ритм 4-стопного и 5-стопного ямба.

«Чётки», 1914 г.


Было душно от жгучего света,

А взгляды его – как лучи.

Я только вздрогнула; этот

Может меня приручить... –


Эти строки, открывающие "Четки", демонстрируют главные приметы стиха ранней Ахматовой: это дольник, и рифмы в нем неточные. Возрастает кол-во стихотворений, написанных 5-стопным ямбом, 4-стопным хореем и 3-стопным анапестом.

В характере лирической героини проявляется величие. Лирическая героиня заявляет о своей избранности. В стихах Ахматовой появляется новый мотив - властность. Лирическая героиня Ахматовой взрослеет - теперь в трагедии любви она винит и себя, ищет в себе причину разрыва. Теперь Ахматова думает, что от счастья и славы безнадежно дряхлеют сердца. В стихах нет жалобы, но есть изумление: как такое может происходить со мной? Любовь, - чистилище, потому она показывает тончайшие оттенки чувств.

“Белая стая” 1917 г.

Как по ступеням, лирическая героиня восходит вверх. Она становится мудрее, ценит обретённую свободу чувства и творчества. Теперь из мира замкнутой любви лирическая героиня вырывается к любви подлинной, великой. Внутренний мир любящей женщины расширяется до глобальных, общечеловеческих масштабов, и потому в мир стихов Ахматовой входит любовь к людям, к родной земле, к Родине. Всё чётче звучат патриотические мотивы. Для стихотворений этого периода характерен психологизм. Чувства поэтесса передаёт через конкретную психологическую деталь: "Муза ушла по дороге…".

Лирическая героиня Ахматовой. Эмоции в ее стихах скрыты и не выступают на поверхность, передаются через бытовые детали, посредством предметного мира стихотворения. Чувства героини не описываются прямолинейно, а дается намеком, ее лирика ассоциативна: и пейзаж, и интерьер, и переживания она передает через точную, выразительную деталь. Поэт говорит как бы не о своем внутреннем мире, а об окружающем. Но за этими нейтральными деталями скрывается духовная драма. Показ внутреннего через внешнее с первых сборников становится основным принципом поэзии Ахматовой.

Очень часто в стихах Ахматовой встречается рассказ о происшедшем, о важном для героини событии, при этом также нет обособленной эмоции, чувства скрыты и только детали описания позволяют догадываться о том, что за буря бушует в ее душе. Недаром она почти никогда не говорит о своих чувствах прямо — эмоция передается описанием жеста или движения. Поэтому мелочи, детали, предметы обстановки, окружение, биографические детали приобретают большую важность в поэзии Ахматовой. Героиня очень зримо представляется: она описывает, как она выглядит, свою одежду, движения, жесты, походку.

Описывает Ахматова и прошлое своей героини, места, где она жила и живет, ее дом, ее комнаты. Эта обыденная обстановка, точные бытовые детали создают очень яркий образ главной героини ахматовской лирики. Точное указание места и времени действия, описание окружающих героиню деталей — краеугольный камень ее поэзии. Стихи ее очень точны, Ахматова внимательна к предметному миру.


Двадцать первое. Ночь. Понедельник.

Очертанья столицы во мгле.

Сочинил же какой-то бездельник,

Что бывает любовь на земле.


Ахматова возвращает в поэзию конкретность и простоту образа, освобождающегося от символистской туманности, и определенность места и времени играет в этом важную роль. Эта точность и определенность детали, окружающего мира, эмоций в поэзии очень характерна для Ахматовой, конкретные человеческие чувства, конкретная жизнь души связана в русской поэзии именно с ее именем. При такой раздельности и четкости, при такой конкретизации душевных переживаний почти для всякого движения души обозначен фактический повод.

Характерны для Ахматовой тонкость наблюдения. При скупости слов в ее стихах они точно и емко дают представление, картину мира героини. Ахматова утвердила малую форму стиха, сообщив ей интенсивность выражения. Лаконизм в ее стихах стал принципом построения: лирика утеряла как будто свойственную ее природе многословность. Все сжалось — размер стихотворений, размер фраз, сократился даже самый объем эмоций или поводов для лирического повествования. Тематика ахматовской поэзии достаточно узка.

Поэтический мир Ахматовой внутренне очень трагичен. Судьба, избираемая ее героиней, тот удел, который она почитает естественным, — это отсутствие счастья и удачи. Жестокий и равнодушный окружающий мир поглощает хрупкие, индивидуальные, одухотворенные ценности. Состояние, которое героиня принимает как должное, — мир без любви и счастья, потери любимых, близящаяся смерть и одиночество.

И героиня ахматовской поэзии, ее лирический герой пассивно принимает этот мир и это положение вещей: осознавая собственное бессилие перед силами судьбы, она готова им покориться. Но все же сохраняет инстинктивную, вопреки судьбе, любовь к жизни и ее хрупким, теплым, одухотворенным предметам. Чувствуя мимолетность счастья, она ощущает ценность каждого отдельного момента жизни, каждой частицы сущего, сочувствует всем существам, находящимся в сходном с нею положении.

Героиня Ахматовой наделена ею способностью к творчеству (крылатостью) — то есть сверхчувствительностью, способностью выходить за границы данного. Она обладает даром прорицания, обостренными памятью и воображением, понимает язык природы, верит в приметы. Ей дарован дар проникать в суть вещей, провидеть интуитивно подлинный облик другого. Для Ахматовой очень важна способность все помнить. Память становится родом творчества, это создание особой реальности, второго мира.

В лирике Ахматовой постоянно сочетание двух тем: долга и счастья; присутствует в ней понимание шаткости и, в конечном счете, безнадежности человеческого положения. Избираемый героиней аскетизм — смирение с тем, что счастье случайно, кратковременно и обманчиво. В определенной степени это даже страх перед счастьем, и — самоограничение, сдержанность, серьезность, скромность.

«В Царском селе» 1911


1.По аллее проводят лошадок.

Длинны волны расчесанных грив.

О, пленительный город загадок,

Я печальна, тебя полюбив.

Странно вспомнить: душа тосковала,

Задыхалась в предсмертном бреду.

А теперь я игрушечной стала,

Как мой розовый друг какаду.

Грудь предчувствием боли не сжата,

Если хочешь, в глаза погляди.

Не люблю только час пред закатом,

Ветер с моря и слово «уйди».


 


2.А там мой мраморный двойник,

Поверженный под старым кленом,

Озерным водам отдал лик,

Внимает шорохам зеленым.

И моют светлые дожди

Его запекшуюся рану...

Холодный, белый, подожди,

Я тоже мраморною стану.


 


3.Смуглый отрок бродил по аллеям,

У озерных грустил берегов,

И столетие мы лелеем

Еле слышный шелест шагов.

Иглы сосен густо и колко

Устилают низкие пни...

Здесь лежала его треуголка

И растрепанный том Парни.


«Смятение»


Было душно от жгучего света,

А взгляды его - как лучи.

Я только вздрогнула: этот

Может меня приручить.

Наклонился - он что-то скажет...

От лица отхлынула кровь.

Пусть камнем надгробным ляжет

На жизни моей любовь.


 


Не любишь, не хочешь смотреть?

О, как ты красив, проклятый!

И я не могу взлететь,

А с детства была крылатой.

Мне очи застит туман,

Сливаются вещи и лица,

И только красный тюльпан,

Тюльпан у тебя в петлице.


 


Как велит простая учтивость,

Подошел ко мне, улыбнулся,

Полуласково, полулениво

Поцелуем руки коснулся -

И загадочных, древних ликов

На меня посмотрели очи...

Десять лет замираний и криков,

Все мои бессонные ночи

Я вложила в тихое слово

И сказала его - напрасно.

Отошел ты, и стало снова

На душе и пусто и ясно.


«Стихи о Петербурге» 1913


Вновь Исакий в облаченье

Из литого серебра.

Стынет в грозном нетерпенье

Конь Великого Петра.

Ветер душный и суровый

С черных труб сметает гарь...

Ах! своей столицей новой

Недоволен государь.


 


Сердце бьется ровно, мерно.

Что мне долгие года!

Ведь под аркой на Галерной

Наши тени навсегда.

Сквозь опущенные веки

Вижу, вижу, ты со мной,

И в руке твоей навеки

Нераскрытый веер мой.

Оттого, что стали рядом

Мы в блаженный миг чудес,

В миг, когда над Летним садом

Месяц розовый воскрес, -

Мне не надо ожиданий

У постылого окна

И томительных свиданий.

Вся любовь утолена.

Ты свободен, я свободна,

Завтра лучше, чем вчера, -

Над Невою темноводной,

Под улыбкою холодной

Императора Петра.


«Сжала руки под темной вуалью» 1911


Сжала руки под темной вуалью...

"Отчего ты сегодня бледна?"

- Оттого, что я терпкой печалью

Напоила его допьяна.

Как забуду? Он вышел, шатаясь,

Искривился мучительно рот...

Я сбежала, перил не касаясь,

Я бежала за ним до ворот.

Задыхаясь, я крикнула: "Шутка

Все, что было. Уйдешь, я умру".

Улыбнулся спокойно и жутко

И сказал мне: "Не стой на ветру".


«Вечером» 1913


Звенела музыка в саду

Таким невыразимым горем.

Свежо и остро пахли морем

На блюде устрицы во льду.

Он мне сказал: "Я верный друг!"

И моего коснулся платья.

Как не похожи на объятья

Прикосновенья этих рук.

Так гладят кошек или птиц,

Так на наездниц смотрят стройных…

Лишь смех в глазах его спокойных

Под легким золотом ресниц.

А скорбных скрипок голоса

Поют за стелющимся дымом:

"Благослови же небеса -

Ты первый раз одна с любимым".


«Все мы бражники здесь, блудницы»


Все мы бражники здесь, блудницы,

Как невесело вместе нам!

На стенах цветы и птицы

Томятся по облакам.

Ты куришь черную трубку,

Так странен дымок над ней.

Я надела узкую юбку,

Чтоб казаться еще стройней.

Навсегда забиты окошки:

Что там, изморозь или гроза?

На глаза осторожной кошки

Похожи твои глаза.

О, как сердце мое тоскует!

Не смертного ль часа жду?

А та, что сейчас танцует,

Непременно будет в аду.


«Настоящую нежность не спутаешь»


Настоящую нежность не спутаешь

Ни с чем, и она тиха.

Ты напрасно бережно кутаешь

Мне плечи и грудь в меха.

И напрасно слова покорные

Говоришь о первой любви.

Как я знаю эти упорные

Несытые взгляды твои!


«Столько просьб у любимой всегда»


Столько просьб у любимой всегда!

У разлюбленной просьб не бывает.

Как я рада, что нынче вода

Под бесцветным ледком замирает.

И я стану - Христос помоги! -

На покров этот, светлый и ломкий,

А ты письма мои береги,

Чтобы нас рассудили потомки,

Чтоб отчетливей и ясней

Ты был виден им, мудрый и смелый.

В биографии славной твой

Разве можно оставить пробелы?

Слишком сладко земное питье,

Слишком плотны любовные сети.

Пусть когда-нибудь имя мое

Прочитают в учебнике дети,

И, печальную повесть узнав,

Пусть они улыбнутся лукаво…

Мне любви и покоя не дав,

Подари меня горькою славой.


 

«Целый год ты со мной не разлучен»


Целый год ты со мной неразлучен,

А как прежде и весел и юн!

Неужели же ты не измучен

Смутной песней затравленных струн, -

Тех, что прежде, тугие, звенели,

А теперь только стонут слегка,

И моя их терзает без цели

Восковая, сухая рука...

Верно, мало для счастия надо

Тем, кто нежен и любит светло,

Что ни ревность, ни гнев, ни досада

Молодое не тронут чело.

Тихий, тихий, и ласки не просит,

Только долго глядит на меня

И с улыбкой блаженной выносит

Страшный бред моего забытья.


«Милому»


Голубя ко мне не присылай,

Писем беспокойных не пиши,

Ветром мартовским в лицо не вей.

Я вошла вчера в зеленый рай,

Где покой для тела и души

Под шатром тенистых тополей.

И отсюда вижу городок,

Будки и казармы у дворца,

Надо льдом китайский желтый мост.

Третий час меня ты ждешь - продрог,

А уйти не можешь от крыльца

И дивишься, сколько новых звезд.

Серой белкой прыгну на ольху,

Ласточкой пугливой пробегу,

Лебедью тебя я стану звать,

Чтоб не страшно было жениху

В голубом кружащемся снегу

Мертвую невесту поджидать.


 

«Царскосельская статуя»


Уже кленовые листы

На пруд слетают лебединый,

И окровавлены кусты

Неспешно зреющей рябины,

И ослепительно стройна,

Поджав незябнущие ноги,

На камне северном она

Сидит и смотрит на дороги.

Я чувствовала смутный страх

Пред этой девушкой воспетой.

Играли на ее плечах

Лучи скудеющего света.

И как могла я ей простить

Восторг твоей хвалы влюбленной.

Смотри, ей весело грустить,

Такой нарядно обнаженной.


 


«Зачем притворяешься ты»


Зачем притворяешься ты

То ветром, то камнем, то птицей?

Зачем улыбаешься ты

Мне с неба внезапной зарницей?

Не мучь меня больше, не тронь!

Пусти меня к вещим заботам...

Шатается пьяный огонь

По высохшим серым болотам.

И Муза в дырявом платке

Протяжно поет и уныло.

В жестокой и юной тоске

Ее чудотворная сила.


 

«Июль 1914»


Пахнет гарью. Четыре недели

Торф сухой по болотам горит.

Даже птицы сегодня не пели,

И осина уже не дрожит.

Стало солнце немилостью Божьей,

Дождик с Пасхи полей не кропил.

Приходил одноногий прохожий

И один на дворе говорил:

"Сроки страшные близятся. Скоро

Станет тесно от свежих могил.

Ждите глада, и труса, и мора,

И затменья небесных светил.

Только нашей земли не разделит

На потеху себе супостат:

Богородица белый расстелет

Над скорбями великими плат".


 


Можжевельника запах сладкий

От горящих лесов летит.

Над ребятами стонут солдатки,

Вдовий плач по деревне звенит.

Не напрасно молебны служились,

О дожде тосковала земля:

Красной влагой тепло окропились

Затоптанные поля.

Низко, низко небо пустое,

И голос молящего тих:

"Ранят тело твое пресвятое,

Мечут жребий о ризах твоих".


«Молитва»


Дай мне горькие годы недуга,

Задыханья, бессонницу, жар,

Отыми и ребенка, и друга,

И таинственный песенный дар -

Так молюсь за Твоей литургией

После стольких томительных дней,

Чтобы туча над темной Россией

Стала облаком в славе лучей.


«Памяти 19 июля 1914» 1916


Мы на сто лет состарились, и это

Тогда случилось в час один:

Короткое уже кончалось лето,

Дымилось тело вспаханных равнин.

Вдруг запестрела тихая дорога,

Плач полетел, серебряно звеня.

Закрыв лицо, я умоляла Бога

До первой битвы умертвить меня.

Из памяти, как груз отныне лишний,

Исчезли тени песен и страстей.

Ей - опустевшей - приказал Всевышний

Стать страшной книгой грозовых вестей.


«Когда в тоске самоубийства» 1917 Когда в тоске самоубийства


Народ гостей немецких ждал,

И дух суровый византийства

От русской Церкви отлетал,

Когда приневская столица,

Забыв величие свое,

Как опьяненная блудница,

Не знала, кто берет ее,

Мне голос был. Он звалутешно,

Он говорил: "Иди сюда,Оставь свой край, глухой и грешный,

Оставь Россию навсегда.

Я кровь от рук твоих отмою,

Из сердца выну черный стыд,

Я новым именем покрою

Боль поражений и обид".

Но равнодушно и спокойно

Руками я замкнула слух,

Чтоб этой речью недостойной

Не осквернился скорбный дух.


 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.176.182 (0.05 с.)