VOX POP, или Что вы думаете по этому поводу?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

VOX POP, или Что вы думаете по этому поводу?



Тема, которую мне предложили вкратце осветить, - вокс-поп или «глас народа». У нас на радиостанции принято американское выражение «стрит-ток». Какого-то единого определения этого понятия - «стрит-ток» - я в литературе не нашел, но, скажем, это - набор голосовых фраг­ментов, иллюстрирующих информацию.

Я буду говорить о новостях на музыкальной радиостанции, причем, четко форматированной. Потому что примеры будут приводиться из практики «Нашего радио», где музыка и новости приведены к общему знаменателю: все, что мы делаем в эфире, должно быть близко и понят­но, в первую очередь, нашей целевой аудитории. Соответственно, и стрит-токи, которые иллюстрируют наши новости, должны быть инте­ресны нашим слушателям.

Чтобы было ясно, о чем идет речь, поясню: возрастной состав ауди­тории «Нашего радио» - 20-35 лет. Большая часть слушателей - мужчи­ны, преимущественно - жители столиц. К нам подключился нынешним летом Санкт-Петербург. На сегодняшний день у нас сеть из 200 городов, но все-таки мы по большей части ориентируемся на москвичей. Это лю­ди достаточно образованные, ведущие активный образ жизни. Музы­кальный формат станции - русский рок. В эфире много разнообразных рубрик, заставок, перебивок. Динамичный стиль.

Исходя из всех этих положений, мы делаем наши информационные выпуски. Новости у нас длятся от 2,5 до 3,5 минут. В выпуске мы должны обязательно отвести место для курса доллара и оперативной информа­ции. И в этих же коротких выпусках мы размещаем репортажи наших корреспондентов, которые ходят на задания, ездят как на анонсирован­ные события, так и на какие-то неожиданные происшествия, назовем их условно «пожаром».

Поэтому, если мы внезапно узнаем о «пожаре» и посылаем туда корреспондента, для нас важны свидетельства, рассказы очевидцев и участников происшествия. Если же речь идет о заранее объявленном событии - театральной премьере, футбольном матче и так далее, - нам важны мнения.

Вернемся к определению «стрит-тока»: это набор голосовых фрагментов, иллюстрирующих информацию. Здесь я хотел бы обратить ваше внимание на слово «иллюстрация». Для радио, как ни странно, создание картинки значительно важнее, чем для телевидения. У телевизионщиков есть видеоизображение. Им легче: можно показать горящий дом - и за секунду станет ясно, о чем идет речь. На радио, в новостях, мы складываем картинку из слов. И тут велико значение стрит-тока. Вокс-поп создает эффект присутствия.

Отсюда мы переходим к другому ключевому понятию, на которое мне хотелось бы обратить внимание. Это - доверие. Практика показывает: когда человек слышит в выпуске новостей большое количество разных голосов, которые смонтированы и соединены в единое целое по определенным правилам, он больше доверяет радиостанции. Отсюда следует вывод, что при грамотном подходе к монтажу мы можем за 40 секунд создать ту картину, которая нам нужна.

Приведу пример стрит-тока. Выпуск новостей, который мы здесь приводим, вернее, его фрагмент, посвящен московскому давосскому форуму. Телевидение на протяжении года показывает, как в разных европейских столицах молодые люди, называющие себя антиглобалистами выступают против крупных экономических форумов, где, с их точки зрения, собираются крупные бизнесмены из глобальных корпораций, которые задавили все живое на земле. В Москве тоже ожидались беспорядки Нужно сказать, что мы относимся к подобного рода вещам серьезно, но с долей иронии. Представить себе, что в Москве люди будут по этому поводу серьезно протестовать, трудно. Народ сейчас достаточно аморфен, как бы мы с этим ни спорили, страна находится в стабильной ситуации по сравнению с тем, что, было, скажем, десять лет назад. Поэтому, чтобы, люди реально вышли на улицу, нужна очень веская причина. С другой стороны, учитывая то, что все говорят об этих самых антиглобалистах, и милиция была поставлена, можно сказать, под ружье, мы не могли не он реагировать на ситуацию. Вот, что у нас получилось.

 

Ведущий:

...Вопреки ожиданиям московской милиции выездная сессия давосского экономического форума в столице России обошлась без столкновений с антиглобалистами. Сегодня с утра милиция города несла службу в усиленном режиме. В центр Москвы были стянуты до полутора тысяч сотрудников. Тротуары вдоль Тверской-Ямской оказались практически полностью переполнены. Именно там мы и спрашивали сегодня москвичей, знают ли они причину, почему перекрыта одна из главных улиц города.

VOX POP, пленка:

- Понятия не имею, что такое давосский форум: кто «за», кто «против". Ну, как бы я не знала, что она будет перекрыта, милиционер как-то ответил грубо очень: «Девушка! Идите назад!» Я говорю: «Как пройти?», он говорит: «Как хотите, так и проходите!».

- Я вот хотел пройти к метро Пушкинская. Ну и как-то вот... не пу­стили! Я спросил просто: «Почему?» Мне сказали: «Форум!» Какой форум - не сказали.

- Абсолютно без понятия я, почему она перекрыта! Единственное, что я могу сказать, - что невозможно попасть ни к Маяковке, ни к Пушкин­ской, пока очень долго и упорно не будешь объяснять, зачем, куда ты идешь.

Ведущий:

Решение о проведении второго российского Давоса было принято этим летом на европейской сессии экономического форума в Зальцбурге. В работе московского форума будут участвовать около 70 представителей ведущих западных промышленных корпораций и банков. Форум продлится в течение двух дней в столичном отеле «Транд Mapuomm». Главными темами повест­ки дня станут проводимые в России реформы и связанное с ними улучшение инвестиционного климата.

 

На информационной станции, которая уделяет много времени по­литике, каким-то серьезным глобальным проблемам, возможно, репор­таж о московском Давосе выглядел бы несколько по-иному. И наверня­ка наши коллеги с информационных станций были аккредитованы на этом форуме, мы тоже были там аккредитованы. Но сказать, что нашей аудитории были бы особо интересны репортажи из зала заседаний, не могу. Нам представляется, что наш слушатель может скорее ассоцииро­вать себя не с экономистами, а с людьми, у которых возникли проблемы из-за перекрытых улиц. В тот день, какое агентство ни открой, какую те­лепрограмму ни включи - везде говорили о давосском форуме в Москве. Мы тоже не обошли это событие, но проиллюстрировали его по-своему. Оптимальная продолжительность стрит-тока в выпуске новостей длиной в три минуты ­­­­– 30-40 секунд. В длинных спецпрограммах вокс-поп может быть несколько больше. Но важно его выстроить так, чтобы слушатель не забывал, о чем идет речь. Тему нужно обозначить с самого чала. То есть, человек, чей голос звучит первым, должен четко произносить! «Я ничего не слышал об этом форуме». Через два-три голоса нам необходимо снова напомнить тему, должно прозвучать словосочетание «давосский форум». Каждую минуту к нашей волне подключается 200-400 радиоприемников. Если человек, который только что начал нас слушать, через 10-20 секунд не понимает, о чем идет речь, он сразу переключается на другую волну. Мы должны об этом помнить и заботиться о том,чтобы наши материалы звучали ясно.

Я думал о том, как можно типизировать стрит-токи. И нашел четыре вида.

Свидетели и участники происшествия,того, что мы договорились условно называть «пожаром». Это люди, которые находятся на очень сильном эмоциональном взводе. Когда к ним подходит корреспондент, они, по идее, в своей реплике должны передать эти эмоции. Это первый тип.

• Второй тип - зрители. На музыкальных радиостанциях в новостях часто звучат репортажи с театральных и кинопремьер, спортивных ссостязаний и концертов. Вот на таких мероприятиях, о которых мы знаем заранее, люди в принципе тоже находятся на эмоциональном подъеме и расположены к какой-то беседе. Им ничего не мешает поговорить с вами 2-3 минуты.

• Третий тип. Предположим, у нас есть проблема. По этой проблеме мы можем набрать какое-то количество экспертных оценок. Мы либо обзваниваем специалистов, либо идем, скажем, на некую выставку или форум, где будут находиться нужные нам эксперты.Допустим, мнения, виноват ли Дмитрий Скляров, продавал ли он какие-то коммерческий тайны, мы можем получить на любом форуме программистов. То есть, третий пункт ясен. Люди не случайные - специалисты в данной области.

• И четвертый тип стрит-тока - знаменитости.Люди известные, за исключением тех, кто свою репутацию подорвал самостоятельно, не будем их здесь упоминать, вызывают особое доверие у слушателей. Актеры, режиссеры, публичные персоны. Поэтому, когда мы - условно - прихо­дим на вручение премии «Ника» или «Оскар» и видим, что не дали пре­мию фильму, которому все прочили победу, мы опрашиваем троих-четверых-пятерых известных кинематографистов и получаем очень яркий вокс-поп. В принципе, это не набор интервью. Мы не копаем глубоко, не говорим с режиссерами или актерами об их творчестве. Мы только узнаем их мнения об Интересующем нас предмете. Таким образом, мы создаем картину, иллюстрацию. Но еще раз повторю, степень доверия к такому типу стрит-тока очень высока.

Далее для примера приведу стрит-токи, касающиеся проекта, о котором последние два месяца говорили все - «За стеклом». Наверняка вы соответствующие программы по телевидению. Напомню, особенностью российского варианта этого шоу было то, что помещение в гостинице «Россия», где жили участники, можно было обозревать с улицы. Вдоль прозрачной стены был оборудован своеобразный рукав – крыши – прозрачной стены был оборудован своеобразный рукава крытый проход - куда заходили желающие и наблюдали за жизнью «застеколья». Мы информационно поддерживали этот проект, и нам было необходимо каждый день создавать четкую картину происходящего. Естественно мы использовали стрит-токи. Мы заранее знали, что около гостиницы «Россия» будет немалое количество людей, пришедших специаль­но для того, чтобы заглянуть за стекло. С ними мы разговаривали о том, что они думают о развитии событий, о героях и о проекте в целом. Соб­ственно, вот как это выглядело:

 

Ведущий:

... За происходящим с интересом наблюдают уличные зеваки. Мы реши­ли узнать у зрителей, которые толпятся у прозрачного стекла гостиницы «Россия», что они думают о проекте «За стеклом», кто из «застекольщиков» им наиболее симпатичен.

VOX POP, пленка:

- Макс самый клевый!

- Это бедные люди, на самом деле. Их заперли в этой клетке без воздуха, без всего. Вообще, ужас! Ну, я считаю, что для народа, для нашей мо­лодежи, это продвинутый проект, то есть вся молодежь сюда ходит смотреть. Ну, в общем, прикольный проект. Я считаю, что это надо. В данном проекте мне очень симпатична Марго. Она очень сильная особа. Я так думаю.

- Я болею за Макса, в основном. Там он самый прикольный чувак, пото­му что он ведет себя не как другие. Он нормально, раскрепощено говорит, бесится, радуется.

- Нормальный проект. Может быть, в следующий раз еще что-нибудь придумают наподобие...

- Их, действительно, можно сравнить с какими-нибудь космонавта­ ми, какие-то люди, которые проводят эксперименты над собой. И в то же время эксперимент получается над нами, потому что мы тоже здесь стоим по другую сторону, и как бы - и они за стеклом, и мы - за стеклом. Я давно хотел посмотреть этот проект. Я много слышал о том, что за границей эти проекты существуют. Я думаю, что это интересно. Ну, вот как бы я вижу, по итогам голосования, что люди говорят на «Нашем радио» Жанна лидирует там, но она до сих пор очень сильно закомплексована и как бы не к тому, чтобы было все открыто.

Ведущий:

А пока зрители обсуждают жизнь «застеколъя», пятеро оставшихся участников продолжают борьбу за выживание.

 

Каковы достоинства этого стрит-тока? Первое - люди друг друга перебивают, но при этом слышно, что говорит каждый. Это отлично. Это создает впечатление толпы, которая готова отвечать на наши вопроси. Это прекрасно.

Второе - много эмоциональной лексики, эмоциональных реплик, междометий. Экспрессивная картинка, безусловно, создана.

Третий плюс - неожиданный поворот в конце. Парень говорит, что мы тоже за стеклом, и этот проект является исследованием нас самих, то есть зрителей. Корреспондент, который делал этот материал, поступил очень правильно, когда поставил это суждение в финал.

Но минус этого же куска - он слишком длинный. Я думаю, что лучше было бы закончить мыслью, что мы тоже за стеклом. Рассуждения о закомплексованности героини смазали финал. Этим можно было пожертвовать и сделать материал короче, хотя это была спецпрограмма, где допускаются более продолжительные аудиоиллюстрации, чем в вы пусках новостей. Мы всегда должны заботиться о динамике нашем эфира.

Еще один недостаток продемонстрированного стрит-тока: были определенные повторения. Рефренов следует избегать даже на уровне слов, а не только на уровне мыслей. Один раз сказано определение «симпати­чен», второй раз без него лучше обойтись. И при монтаже следующей взять такую реплику, где этого слова нет. И еще один стрит-ток на эту же тему.

 

Ведущий:

...А пока Дэн и Макс любыми способами стараются заработать дополнительные очки в свою пользу, мы поинтересовались у зрителей, которые толпятся у гостиницы Россия, что они думают о последних мачо «застеколъя».

VOX POP, пленка:

- Я хочу пожелать ему удачной свадьбы с Марго.

- Я хочу сказать, что я за него очень болею, надеюсь на его победу.

- Мы его ждем. Макс повел себя так, как повел бы себя нормальный мужчина. Каждый мужчина имеет право на «лево», и в присутствии трех девушек целый месяц я бы повел себя так же. Дэн немножко пригружает Конечно, можно смотреть, но чисто ради прикола. Макс самый раскрепощенный, по-моему, в этой компании. Я лоне в том, что он занимался или не занимался сексом, или он, так хорошо танцует. Он очень хорошо и смешно шутит, всех подкалылавал. Он ко всем цепляется. За счет этого у него рейтинг очень большой. А за ним очень интересно наблюдать. Он в своей глупости просто очарователен. У меня две девушки знакомые, я наблюдаю, как они смотрят, какой он тупой, какой он глупый, за ним приятно наблюдать. Он как-то околдовывает, очаровывает.

Ведущий:

А вот что об участниках говорит их недавний «сокамерник» Анатолий Патлан.

Патлан, пленка:

За Жанну я болел изначально и буду болеть до конца. А насчет ребят - я не вижу как бы ни одного достойного, если честно. Поэтому я бы с удо­вольствием предложил организаторам отдать квартиру одной Жанне.

 

В этом материале есть два удачных момента. Голоса смонтированы так, что создается впечатление дискуссии. Это всегда плюс.

И второе - здесь есть некий противовес, а именно кусок интервью с непосредственным участником события. Вот, что думают внешние на­блюдатели, и вот, что говорит человек, знающий ситуацию изнутри. Комбинация стрит-тока с мини-интервью - очень выигрышная вещь. Вот здесь я уже подхожу к моменту, как формулировать вопросы и как до­биваться интересных ответов.

Как правило, прохожие не хотят ни с кем разговаривать, особенно в людных местах, где обычно делаются стрит-токи. Там много всяче­ских продавцов, рекламных агентов, которые раздают листовки, по­прошаек. Люди стараются побыстрее миновать толпу, сесть в свой авто­мобиль или в автобус и двигаться дальше. Задача корреспондента - сломать лед и расположить к себе человека. Как это сделать? Рецепт из нашей практики. Он не хитрый, но действует безотказно. Нужно по­дойти, с улыбкой представиться: «Здравствуйте! Вас беспокоит радио "Х". Много времени у вас не отберем. Мы делаем репортаж на такую-то тему». И дальше формулируем вопрос. Личное обаяние корреспонден­та здесь полдела!

Если человек на улице с вами заговорил, считайте, что он уже ваш! Он ощущает себя попавшим в историю, как только оказывается у микрофона. Поэтому ваш собеседник, скорее всего, не откажется, если вы по­просите его переговорить что-то еще раз. Поясню мысль. Когда мы записываем интервью, то мы заранее слушаем, какие высказывания пойдут в эфир и как они будут звучать. Если мы чувствуем, что речь человека эллиптична, то есть в предложениях не хватает каких-то слов, то мы просим повторить фразу. Например, вместо: «Абсолютно без понятия я, почему!» - мы можем попросить человека уточнить: «Абсолютно без понятия, почему улица перекрыта».Наш голос в стрит-токе не звучит, поэтому ответы должны быть самодостаточны.

Нужно стараться не банально формулировать вопрос. Например, нас есть информация:

«Мэр Москвы последним из членов столичного правительства пересел со служебного «Москвича» на автомобиль иностранного производства. До этого он ездил на отечественном «ЗИЛе», по субботам выезжал на «Москвиче» марки «Князь Владимир». Однако в последнее время «Князь Владимир» стал ломаться, и теперь Лужков пересел на «Вольво».

Конечно, это повод для горожан посудачить на кухне. Обывателю сложнее говорить об открытии экономического форума или расширении НАТО. А вот, на чем ездят начальники и, вообще, какие они гады бога­тые, а мы здесь на нашу пенсию или стипендию как-то выкручиваемся -I один из обычных разговоров людей на лавочке. Зачем нам заполнять эфир банальностями? Поэтому, формулируя вопрос для стрит-тока, мы стараемся найти свежий ракурс темы. В ситуации с машиной градона­чальника, мы, например, не спрашиваем: «Как вы относитесь к тому, что мэр пересел на иномарку?» - а заставляем собеседника встать на место Лужкова: «Ему нужно быстро и нормально передвигаться по городу, а его старый отечественный автомобиль постоянно ломается. Как бы вы поступили на его месте?»

Важно соблюдать пропорцииголосов в стрит-токе. Вокс-поп не может состоять только из мужских голосов, если мы не делаем его в воин­ской части, или только из женских, если мы не записываем его на швейной фабрике. Когда на улице у нас есть мужчины и женщины, мо­лодые и старые, то все должны быть представлены в нашем материале. Очень красиво звучат контрасты: сочетание низких и высоких голосов. Чем ярче контраст, тем ярче краски. Тем легче слушатель доверяет то­му, что мы, действительно, рисуем картину жизни, а не опросили, скажем, двоих-троих инженеров, которые работают где-то поблизости с нами.

Баланс должен соблюдаться и в самих ответах - нужно представить! как мнения «за», так и «против».

Стрит-ток так же, как и новость, рассказывает какую-то историю! Нам необходимо помнить это при монтаже. Идеал состоит в том, чтобы второй голосовой фрагмент развивал мысль, начатую в первом, чтобы внутри каждого стрит-тока был сюжет. Вот пример.

 

Ведущий:

Вчера в московском театре «Сатирикон» прошел юбилейный вечер, посвященный 90-летию со дня рождения основателя театра Аркадия Райкина. К юбилею была премьера спектакля «Шантеклер», который Райкин впервые увидел в 5 лет, после чего решил стать актером. Проданных билетов оказалось больше, чем мест в зале. Среди почитателей творчества Аркадия Райкина оказались депутат Госдумы Ирина Хакамада, руководитель Московского Театра эстрады Геннадий Хазанов. Мы также говорили с Константином Райкиным. Все они отвечали нам на вопрос: «Над кем бы сегодня смеялся Аркадий Исаакович и какие бы маски надевал».

Vox pop, пленка:

Хакамада:

Я думаю, что гений Райкина состоит в том, уже тог­да он надевал маски тех, которые живы и будут жить еще очень долгие десятилетия. Он бы надел маску бюрократа. Сегодня он бы надел маску, может быть, хамоватого нового русского, маску депутата.

Райкин:

Никакие не надевал бы. Работал от себя. Без масок. Он и в конце жизни уже работал без масок. Его путь уже привел к другому состоянию. Без масок. Через себя.

Хазанов:

Райкин в последние годы своей жизни вообще старался минимизировать масочные персонажи. Райкин больше существовал в режи­ме учителя.

 

Внутри материала мы не представляем звезд. Не принципиально, где заканчивает говорить Райкин-сын и начинает произносить слова Хаза­нов. Не они герои. Мы создаем общую картину. Каждая фраза - лишь штрих к портрету Аркадия Райкина. В этом опросе было всего три голо­са. Здесь этого оказалось достаточно, потому что у нас выступали значи­тельные фигуры.

В стрит-токах же первого и второго типов у нас звучат пять - шесть мнений. Мы отдаем себе отчет, что стрит-ток - это не социологическое исследование. Опросив 10 - 15 человек, мы не получим научную карти­ну мира. И все же мнения, бытующие среди населения, обычно присут­ствуют в вокс-попах. Но статистика не наша цель. Повторяю, мы лишь создаем иллюстрацию события, чтобы люди нам доверяли.


Елена ФИЛИМОНОВЫХ

журналист ФНР,

тренер курса радиожурналистики

в Школе журналистики Би-Би-Си в Екатеринбург

 

У МЕНЯ ЗАЗВОНИЛ ТЕЛЕФОН

Телефонный репортаж. Британцы называют этот жанр «2-Way», или «в обе стороны»[14]. Почему? Очень просто. Таким названием журналисты Би-Би-Си подчеркивают, что успех телефонного репортажа зависит от двух сторон. Один путь осваивает ведущий в студии, а второй – корреспондент, который находится на месте события.

И та, и другая «дорога» важна и требует тщательной подготовки. Далеко не на всех российских FM-станциях используются телефонные репортажи. Долгое время для меня это было единственным способом выходить в эфир. У меня довольно унылый голос - он не самого страшного тембра, я даже пела на сцене Театра принцессы Грэйс Монако — но, когда я говорю в микрофон, у слушателя возникает ощу­щение, что я то ли плачу, то ли попрошайничаю, то ли – и то, и другое вместе.

Наш программный директор, а работала я в ту пору в Перми на радио «Максимум», деликатно называл мою манеру звучать «слишком филологичной». Но как бы там ни было, он не мог допустить, чтобы в нашем энергичном эфире, обращенном к молодому, ориентированному на успех слушателю, новости рассказывались вяло и печально.

Зеленый свет передо мной зажигался только тогда, когда требова­лась какая-то срочная информация с места событий. Тем более что мой голос, пропущенный через километры телефонных проводов, по всеоб­щему мнению, уже не звучал так катастрофично.

Итак, за анекдотами мы подошли к важной мысли. Телефонный репортаж - это жанр, который позволяет радио быть самым оперативным средством массовой информации. Используя в своих программах «2-Way», мы обгоняем только обремененных сложными технологиями телевизионщиков, но и радиоконкурентов, которые не практикуют звонки своих корреспондентов в эфире.

В каких случаях меня посылали делать телефонные репортажи? Однажды к нам в редакцию забежал водитель и сказал, что из внутреннего дворика мэрии валят огромные клубы дыма. Пожар в городской администрации!!! Конечно, это происшествие было моим! Благо – наша редакция находилась от мэрии в пределах одной трамвайной оста­новки.

Уже через четверть часа наши слушатели знали, что горит не здание городской администрации, а подсобное помещение ГУИН, расположенное по соседству. Огонь почти весь потушен. Погибших нет. Но трамвай­ное движение около мэрии все еще остановлено. Причины пожара никто из огнеборцев и офицеров ГУИН мне не раскрыл, как я того ни добива­лась, о чем я не преминула сообщить в эфире.

Пленки, которые я записала на месте, мы использовали в следую­щих выпусках новостей. Таким образом, о пожаре в центре города мы рассказывали, подавая информацию в развитии, иллюстрируя ее разны­ми аудиоматериалами.

Это тоже важный момент. Корреспонденту, выезжающему делать «2-Way», не достаточно лишь позаботиться о телефоне. (Тут не всегда речь идет о сотовом, часто региональным репортерам приходится звонить в эфир со стационарных аппаратов, поэтому обязательно нужно иметь предварительную договоренность с людьми, которые могут вам телефон предоставить.) Собираясь делать «2-Way», журналист должен взять с со­бой записывающую технику.

Однако не только стихийные бедствия и большие аварии могли стать поводом для телефонных репортажей у нас на радио.

С недавнего времени Пермь начали называть баскетбольной столи­цей России. После триумфального шествия команды «Урал-Грейт» по Европе пермяки, способные держать в руках мяч, - то есть, люди, для кого работает «Максимум» - буквально сошли с ума. Горожане - мужчи­ны и женщины, совсем юные и не очень - не только с восторгом следи­ли за матчами своих любимцев, но и стучали мячом сами. Стритбол ока­зался игрой самых модных и стильных.

Разумеется, мы не могли пройти мимо этого факта. Радио «Максимум-Пермь» стало пресс-спонсором уличных баскетбольных турниров. И телефонные репортажи были частью информационной кампании. Поскольку к нам в студию дозвониться практически невозможно, мы с ди-джеями придумали свою систему связи.

Финальные турниры по стритболу, где мне приходилось работать, длились два дня - что называется - «от темна до темна». В тот момент, когда у меня накапливалось достаточное количество информации, я скидывала на пейджер сообщение ди-джею. Он из студии набирал номер моего мобильного телефона и выводил меня в эфир.

 

Ведущий:

В эти минуты на стадионе «Юность», где проходит городской чемпионат по стритболу, находится наш корреспондент Елена Филимоновых. Как там у вас дела, Елена?

Елена:

Привет! Вы слышите рев трибун? Сейчас огромный цеппелин с символикой турнира запускают в небо... [Моей задачей было нарисовать яркую картинку и создать настроение] ...Команде радио «Максимум» вы­пал жребий играть с тройкой любителей из центральной газеты «Спорт»!!! О-го-го!!! Гости на несколько сантиметров выше!!! Ничего!!! Зато у наших животы круглее!!!

 

Таких прямых включений со стадиона у нас было одно – два в час. Мы с ди-джеем беседовали в эфире не больше пяти минут.

Словом, поводом для телефонного репортажа на радио «Максимум» могло быть любое событие, интересное нашей аудитории.

Нужно ли оговаривать заранее с человеком в студии, о чем пойдет речь в эфире? В большинстве случаев я полагалась на импровизацию: мне редко удается два раза повторить один и тот же спич. Но однажды со мной случился казус. В пермском областном парламенте депутаты реша­ли, вводить ли в регионе 5%-ный налог с продаж. Вокруг закона шла же­сткая борьба. Меня послали в Законодательное Собрание следить за де­батами: все, что касалось кошелька наших слушателей, попадало в зону внимания службы новостей радио «Максимум». От меня требовалось взять интервью у депутатов для вечернего выпуска и в шестнадцать часов выйти в эфир с прямым репортажем. Что же произошло?

Я собираю и пунктирно записываю в блокнот все мнения «за» и «против» об интересующем нас законе. В назначенный час меня «вызва­нивает» студия. И в прямом эфире мой коллега вдруг спрашивает:

 

Ведущий:

Какова повестка дня, Елена?

Елена:

????!!!!!!!

 

Жизнь пронеслась перед моим мысленным взором. На заседании де­путаты обычно рассматривают десятка два разных вопросов. И в тот день я в глаза не видела эту пресловутую повестку. Между тем, пауза в эфире становится все длиннее и длиннее. Каждый миг равен вечности. Для FM-станции такие «провисы» недопустимы. Мой мозг превращается в tabular rasa. И я слышу собственный голос: «Пардон!»

Как мне потом рассказали, в тот момент мои коллеги в студии чуть е захлебнулись от беззвучного хохота. Но это манерное «пардон» вывело меня из оцепенения. И я быстро, как ни в чем не бывало, защебетала: «Сегодня депутаты пермского парламента обсуждают много вопросов. Тем не менее, главным, по оценке экспертов, остается принятие областного за­кона о пятипроцентном налоге с продаж...»

С тех пор перед эфиром мы четко договаривались, о чем у нас пой­дет речь.

Вряд ли стоит заранее дословно прописывать все ответы. Чтение в эфире всегда слышно. Не надо обманывать слушателя. Если вы объявля­ете, что беседуете, то будьте добры, беседуйте, а не устраивайте художе­ственное чтение. При этом не стыдитесь использовать свои краткие за­метки. Они помогут вам не сбиться с мысли.

На мой взгляд, репортеру необходимо воспитывать в себе любовь к детали. Это то, что позволяет сделать материал сочным. Однажды летом в Пермь с прощальным туром приехал Иосиф Кобзон, певец, чьи песни вряд ли когда-нибудь зазвучат на радио «Максимум», если, конечно, речь не идет о работе ди-джея Грува.

Однако репортажик для светской хроники мог получиться хороший. Для Перми последние гастроли такого большого артиста - событие. Нам было интересно, как город принимает Иосифа Давыдовича. Трехъярус­ный зал оперного театра переполнен. Мамы и папы наших слушателей встречают певца тепло и душевно. Пожалуй, это можно было предполо­жить. А вот широкоплечие охранники у каждой двери вместо милых ста­рушек-смотрительниц - это уже что-то новенькое! И театральная пло­щадь огорожена красными флажками! Разве эти детали не говорят сами за себя?

Однако не нужно увлекаться подробностями, которые могут увести разговор в сторону.

Все, что я рассказывала, относится к «внешнему» из двух путей («2-Way») - работе репортера. Но как быть со второй дорогой? Как следует работать ведущему в студии?

Запишите номер телефона, по которому вы сможете найти своего коллегу на месте события. Держите ситуацию под контролем. Продумай­те вопросы и заранее напишите подводку и отводку. Если вам не хватает Фактов, посоветуйтесь с репортером.

Когда в Перми хоронили погибших в Чечне омоновцев, мы отправляли на панихиду корреспондента. В редакцию пришло по этому поводу много информации из разных источников. Но нам важно было создать эффект присутствия. В телефонном репортаже слушатели могли ощутить атмосферу прощания. Мне тогда пришлось работать в студии. Поскольку, повторю, у нас уже имелось много фактов, мне легко было готовить вопросы. С коллегой перед тем, как ему выйти в эфир, мы оговорили общую канву беседы. Все шло гладко, пока я не спросила: «Мы знаем, что на панихиде организован медпункт. Много ли работы у врачей?»

Оказывается, в толпе наш репортер этого медпункта вообще не заметил! Но он достойно вышел из затруднительной ситуации, сказав, что прощание проходит без истерик и сердечных приступов. Мне казалось, что информация о врачах поможет структурировать перенасыщенный эмоциями материал. Но мне нужно было поделиться своими мыслями с коллегой. Видимо, урок с «пардон» из Законодательного Собрания про­шел для меня даром!

В ваших силах не повторять подобных ошибок. Относитесь бережно j к человеку, который находится на задании. Чем слаженней будет работа вашей команды, тем удачней получится эфир. «2-Way» - это не дуэль, а дуэт!

Подумайте, знаете ли вы оба, как долго будет продолжаться ваша беседа. Если репортер собрал информацию на две минуты, а вы запланиро­вали пятиминутный разговор, то вашему коллеге придется повторяться и лить воду. Интересно ли это вашим слушателям?

Просчитайте заранее, что случится, если связь прервется. Кто кому будет перезванивать? И нужно ли возобновлять связь?

Проверьте, будет ли телефонная линия свободна, когда она вам потребуется. В эфире говорите четко и ясно, не умничайте.

Следите за тем, чтобы в вашем материале были ответы на шесть клас­сических журналистских вопросов: что? кто? где? когда? как? почему?

Удачи!


КАК ПИСАТЬ «ВОЙСЕР»?

 

Несмотря на то, что этот жанр довольно часто используется в практике наших журналистов, мы так и не смогли найти слово, которое адекватно отражало бы смысл английского термина. Единственное, что пришло в голову, - это профессиональный жаргонизм «репортерская начитка» Поэтому мы будем пользоваться либо этим термином, либо анг­лийским словом.

«Войсер» (от англ. voice - голос) - это материал для радио, состоя­щий из двух частей, позволяющий достаточно подробно осветить какое-либо событие. Первая часть - это короткое вступление, или подводка, которую пишет репортер и читает в эфире ведущий. Вторая часть - соб­ственно войсер - пишется корреспондентом и читается им же.

Есть разновидность войсера - «фоунер» (от англ. phone - звонить). Это тот же репортерский текст без вставок интервью и звуков, но запи­санный по телефону. Принципы написания войсера и фоунера одни и те.

Начнем с подводки. Она должна начинаться с сильной, ясной, лег­кой для восприятия первой строки, «топ-лайн». Подводка бывает корот­кой - в одно предложение, а иногда может состоять из двух или даже трех предложений. Но чем она длиннее, тем хуже, потому что основная идея состоит в том, чтобы о событии более подробно рассказал репортер.

Репортер может озвучить свой текст в прямом эфире в студии; по те­лефону (с места события); либо записать на пленку. Этот материал обыч­но в три или в четыре раза длиннее подводки.

Задача корреспондента - осветить, проанализировать, подробно изло­жить те моменты, о которых упоминается в подводке.Его рассказ дол­жен строиться таким образом, чтобы слушателю было легко восприни­мать новость, усваивать информацию по мере ее поступления. В финале журналист может сделать предположение по поводу дальнейшего разви­тия событий, возможно, предложить какой-то резкий поворот истории, реальное течение которой подтвердит или опровергнет сама жизнь.

Нужно избегать иронической интонации или туманных намеков.

Мы должны писать тем языком, на котором говорят простые люди, а не академики или заумные интеллектуалы. Если человека интересуют сведения, изложенные научными терминами, он может купить аналитический журнал или почитать учебник. Радио люди включают для фона, чтобы услышать музыку, развлечься и получить информацию, которая легко воспринимается с первого раза.

Давайте проведем проверку того, как воспринимается журналистский материал. Назовем это «беседой двух приятелей в баре». Когда прослушав сделанный вами войсер, человек может в разговоре с приятелем пересказать в логической последовательности основные моменты вашего материала, считайте, что вы достигли цели. Если этого не происходит, то либо войсер был плох, либо приятель пьян. А возможно - и то, и другое. Хорошая работа обязательно пройдет такое испытание на прочность, потому что удачный войсер подобен дружескому разговору.

Как долго может звучать репортерская начитка? В среднем - секунд сорок. В некоторых случаях она может быть немного длиннее, а иногда даже превышать две минуты - но это, скорее, исключение, чем правило. Почему? Любому слушателю может наскучить звучание одного голоса больше одной минуты, особенно, если этот голос звучит монотонно или помпезно.

Длинный формат хорош для «мягких» тем, таких как, критический обзор фильмов, театральных постановок и пр. В таких случаях репортер (или комментатор) может использовать «окрашенную» речь, даже юмор, для того, чтобы представить большое количество серьезной информации в облегченном виде и сделать ее более развлекательной. Для новостного репортера, однако, конечная цель заключается в том, чтобы быть объек­тивным, кратким и информативным.

Итак, мы уяснили, что такое войсер. Как же начать его делать?

В первую очередь, вы сами должны хорошо понять историю и определить, где в ней изюминка («наживка»). Далее вы сможете написать сильную, ясную и простую первую строку (топ-лайн). Никаких секретов, как это делать, не существует. Умение приходит со временем и опытом. Постепенно вы научитесь быстро разбираться в большом количестве за­путанной информации, оценивать, есть ли там новость, и оптимально структурировать ее.

Предположим, вы решили, чтодолжно прозвучать в начале, чтобы ввести слушателя в курс дела. Определиться с выбором слов, возможно, будет сложнее. Но не волнуйтесь! Со временем у вас будет меньше проб­лем.

Представим, будто вы узнали, что в вашем городе началась забастов­ка водителей трамваев, и остановились на таком варианте подводки:

 

«Директор электротранспортного объединения Борис Большевик гово



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 563; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.212.120.195 (0.014 с.)