КАК ПИСАТЬ ДЛЯ РАДИОНОВОСТЕЙ? 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

КАК ПИСАТЬ ДЛЯ РАДИОНОВОСТЕЙ?



Большинство профессиональных изданий, семинаров и тренингов посвящено именно тому, какнадо писать, какговорить в эфире. И при этом мало кто рассказывает, чтодолжно быть внутри.1 Видимо, мы пред­полагаем, что если у журналиста есть талант, или хотя бы способности, он сам знает и чувствует, что надо сказать. Думаю, что это во многом справедливо.

Другое дело, что сейчас любое СМИ, тем более электронное, являет­ся очень сложным механизмом, не столько в техническом отношении, сколько в плане организации работы. Без знания технологии производ­ства новостей даже самый талантливый журналист с трудом сможет впи­саться в производственный процесс, его «неформатные» материалы бу­дет сложно, иногда даже совершенно невозможно ставить в эфирную сетку, и, в целом, он внесет в работу радиостанции элементы хаоса. Именно поэтому особое внимание мы и уделяем тому, как писать для ра­дионовостей.

 

СТИЛИСТИКА НОВОСТЕЙ

Основой любого информационного выпуска является, как правило, небольшое текстовое изложение новостного события; в практике радио­станций используются такие названия, как «новость», «информация» и т.д. Но суть при этом остается неизменной - рассказ о событии. Причем, слово «рассказ» здесь не менее важное, чем «событие». О том, что проис­ходит, мы должны именно рассказывать, то есть, излагать сообщение нормальным, «человеческим» языком, который доступен восприятию подавляющего большинства аудитории.

В одной из классических теорий рекламы («рекламного поля») есть такое правило: «Уровень понятности сообщения должен быть примерно на 10 пунктов ниже среднего индекса IQ того социального слоя, для которого он предназначен; при этом сообщение не должно требовать уси­лий по запоминанию или пониманию текста». Наши новости по стилю своего изложения должны быть рассчитаны на самых обыкновенных людей, мы обязаны такими словами рассказать об очередном «синхро­фазотроне», чтобы все это поняли. Иначе нет и смысла давать такую но­вость.

Есть и несколько другой подход, который изложен, в частности, в книге Александра Шереля «Радиожурналистика»[5]. Он заключается в том, что «авторам и дикторам следует считать, что слушатели так же ин­теллигентны, как они сами, и единственная разница между пишущим и слушающим состоит в том, что первый имеет доступ к большей инфор­мации, чем второй». Но оба эти подхода в чем-то, согласимся, пересека­ются.

В последнее время в западных, и, прежде всего, американских СМИ отмечаются изменения в сторону так называемого «человеческого»подхо­да к новостям, когда событие изображается, рисуется, а не просто сухо докладывается.

Как считают многие исследователи, аудитория, прежде всего, моло­дая, не хочет просто «слушать» новости, поскольку получить информа­цию она может и из других источников - ТВ или интернета. Люди, включившие радиоприемники, хотят услышать именно «рассказ о про­исходящих событиях», 58% американцев (опрос Исследовательского центра Пью[6] ,1998 г.) говорят, что им очень важна «личностная форма по­дачи новостного сообщения». Долой, как говорят некоторые, «деревян­ных мальчиков в эфире»! Люди хотят слышать новости от приятеля или хорошего знакомого - нормального мыслящего человека, индивидуаль­ности. [7]

Необходимость удовлетворять желание аудитории делает журналиста скорее рассказчиком и посредником (mediator), чем просто ведущим (да и в самом этом слове «ведущий» сквозит какая-то запрограммированная отстраненность). К сожалению, в наших условиях об этом говорить пока рано, большинству из радиоведущих для начала было бы неплохо изба­виться от удивительной и всепоглощающей страсти к так называемому «официозу». На ряде московских радиостанций есть такой внутренний термин - «левитанить». От того, что вы начнете говорить серьезно, неес­тественно поставленным басом, ценность информации вряд ли удвоится.

Избыток официальных сообщений в эфире лишь отпугивает совре­менную аудиторию. Хотя наиболее возрастная часть слушателей, при­выкшая именно к такой манере подачи новостей в течение своей жизни, и сегодня воспринимает официальные сводки вполне спокойно, не об­ращая на это особого внимания. Однако, если мы поговорим с про­граммными директорами большинства коммерческих станций, в том числе и «Эха Москвы», то узнаем, что почти все своей целевой аудитори­ей считают активных, деятельных людей в возрасте 25-40 лет. А таким слушателям «кондовый официоз», разумеется, вовсе и ни к чему. Сам ритм их жизни совсем иной.

ЛЕКСИКА, ГРАММАТИКА

Совсем коротко - о том языке, который мы должны использовать в новостях на радио. Полагаю, что лексике и грамматике в колледжах и институтах вы и без того уделяли немало внимания. Эфир требует особо­го отношения к русскому языку. Он должен быть максимально простым, поскольку слушатель должен успеть воспринять то, что мы говорим, именно в тот краткий отрезок времени, когда наш текст реально звучит. В отличие от печатных СМИ слушатель не может вернуться к тем фраг­ментам, которые он не вполне понял; нет и той подсказки в виде «живой картинки», которая существует на ТВ. Таким образом, мы можем рассчи­тывать только на свою речь. Вот несколько простейших правил, которые мы должны знать, как «Отче наш»,

- Пишите короткими фразами, в каждой из которых, по французско­му стандарту, 7-8 лексических единиц.

- Используйте минимум числительных, большие числа желательно ок­руглять.

- Не увлекайтесь аббревиатурами.

-Избегайте малоизвестных географических названий, поскольку мы не можем по радио показать слушателям карту.

Как-то раз, прослушав наши же новости про боевые действия в Гру­зии - где были Панкисское ущелье, гора Сахарная голова, еще какая-то долина - наш главный редактор сказал: «Ничего не понял!». Не надо на­зывать, скажем, город Лыткарино, если там что-то не очень существен­ное произошло. Достаточно сказать: к юго-востоку от Москвы.? Не нуж­но загружать слушателей излишней информацией, если она не несет в себе какой-то важной нагрузки,

Не следует увлекаться иносказаниями — кавычками, передающими иронию, сарказм, скрытый смысл.

Прямую речь необходимо переводить в косвенную. В редких случа­ях, когда, предположим, Селезнев говорит: «Я считаю, что Жиринов­ский - политический урод!» - можно оставить это «я». В очень редких случаях!

- Нежелательны — и это рекомендации психологов — слова «пресловутый», «так называемый».

- Каждая новость должна отвечать на основные вопросы: что? где? когда? кто ? почему?

Ведущий должен следить за тем, чтобы в новости не было никаких белых пятен, то есть, вопросов, которые могут возникнуть у слушателя и оставленных без ответа.

В целом, считается, что радио заставляет авторов писать лучше, взвешивая буквально каждое слово, тратить время на поиск интонаций, пауз и акцентов. И это неслучайно, поскольку именно радио более дру­гих СМИ воздействует на воображение человека. Слушатель неизбежно пытается перевести звуковые впечатления в зрительные; как говорят специалисты, процесс этот неизбежен. Слушатели, таким образом, явля­ются активными участниками процесса. Как выглядят герои новостей, где происходит действие? - все это они придумывают сами. Именно по­этому - возвращаемся к тому, что я уже сказал - о новостях надо расска­зывать, стимулируя тем самым и воображение человека.

ПОСТРОЕНИЕ НОВОСТИ

В мире пока смогли придумать только два основных способа состав­ления информационного сообщения. Один из них можно сравнить со строением рыбы: голова - туловище — хвост. То есть, вначале небольшое вступление с сутью проблемы, затем «раскрутка» истории, кульминация в середине и эффектный финал. Эту форму, как правило, используют при сочинении эссе на заданную тему, возможно, политического ком­ментария. В качестве примера - «Реплика Черкизова»:

«Не успело развиднеться, как вновь «над границей тучи ходят хмуро». Российско-американские отношения, начавшие бурно развиваться после 11 сентября, начинают медленно охладевать.

Первая точка - договор по ПРО. Казалось бы, российское предложение, сформулированное Путиным на обеде в Техасе: «Ребята, вы можете это де­лать, не выходя из договора еще лет 5, мы скажем, что рамки ПРО это раз­решают...» - натолкнулось на решительное «No!» со стороны Буша и Пау-эла. В Кремле недоумевают. Ну, притворились бы и мы, и они морду лица бы соблюли. Путину было бы что предъявить своим военным. Вот, мол, отбил договор. Так нет — выйдем и все. И не далее, как на этой неделе, официаль­но об этом объявим. Я уже не говорю о противоречиях вокруг Ирака. Вновь зазвучала критика России из уст высокопоставленных американских чинов­ников по Чечне и свободе слова. Чем ответит Россия? Увеличением срока президента? Ну, и когда следующая встреча на Эльбе?»

 

При подготовке новостей такая форма неприменима. О новом слу­шатели должны узнать в первую очередь, не отвлекаясь на длинное всту­пление - никакой раскачки. Ведь главная задача, которая стоит перед нами, журналистами, работающими с информацией, - оперативно со­общить главную новость! Именно поэтому на новостном радио исполь­зуется принцип так называемой перевернутой пирамиды, о котором, я полагаю, вы знаете: в начале ведущий излагает самое важное, затем ме­нее важное и т.д.

Кстати, французы призывают делать новости так: первая фраза в случае необходимости может использоваться как заголовок; первые три фразы - как новость в кратком информационном выпуске, и полный ва­риант - как подробная новость в большой программе. Каждая часть этой новости, с одной стороны, самостоятельна и автономна, но, с другой стороны, все вместе это цельное, законченное произведение информа­ционного искусства.

ПЕРВАЯ ФРАЗА

Профессиональные писатели рассказывают - то ли в шутку, то ли всерьез - что самым трудным для них бывает придумать начало и финал своего произведения, а остальное, дескать, пишется очень легко. В на­шем случае, информационной радиожурналистики, самое важное (но, поверьте, не самое сложное) - придумать только начало. Первая фраза, «топ-лайн» - вот, на что мы должны бросить все наши силы.

Почему это надо делать? Объяснение элементарно: если наших слу­шателей не удалось заинтересовать в начале новости, то многие из них дальше и слушать не будут. Мы должны всеми силами удержать человека у радиоприемника от совершения простого, до примитивизма, физиче­ского действия - нажатия кнопки, за которой уже другая волна, другая станция, конкуренты... При помощи этой первой фразы мы должны за­цепить его, как рыбу, на наш информационный крючок. В идеале в нача­ле каждой новости слушатель должен произносить что-то типа: «Вот это да!» Или: «Ничего себе!».

Разумеется - и вы это знаете лучше нас, работающих в Москве, - новостей, которые способны «встряхнуть» слушателя, бывает не очень много. Особенно в регионах. А потому особая нагрузка ложится именно на журналистов, на нашу с вами способность так построить самую, каза­лось бы, обыкновенную новость, чтобы привлечь к ней максимальное внимание аудитории.

Как сейчас зачастую составляются новости? В начало выносят вто­ростепенную информацию о месте и времени и только потом говорят о сути события. Вот небольшая «нарезка» типичных случаев.

«Сегодня в России начинается продажа третьей книги о Гарри Поттере. Главный менеджер издательства «Росмэн» Татьяна Успенская замети­ла, что это первый в России опыт назначения единого дня продажи книги. Такой шаг связан с огромным спросом, которым пользуется «Гарри Поттер». В центральных московских магазинах продажа будет сопровождать­ся праздничными акциями. Все покупатели, в особенности дети, получат подарки от издательства...»

«Новости спорта. В швейцарском Давосе, где сегодня стартовал этап Кубка мира по лыжным гонкам, прошли соревнования у женщин. Они бежа­ли шестикилометровую дистанцию классическим стилем, где лучшей из россиянок была Ольга Данилова, финишировавшая пятой. Так вот, только что там завершилась гонка на дистанцию 15 километров у мужчин...»

 

В обоих случаях на первое место, в самое начало выносится инфор­мация о месте и времени события. Для столичных радиостанций это на­стоящий бич - почти каждая новость у всех (за исключением, времена­ми, «Эха») начинается с одних и тех же слов: «Сегодня в Москве...» или «Сегодня в швейцарском Давосе на спортивном турнире...» Но главное ведь совсем не это, а то - что произошло. Где и когда это случилось – не так важно. Среди тех 5 вопросов, которые я упоминал, главный, на кото­рый мы должны ответить, - что?

Если вспомнить ту новость, которая здесь была приведена первой, -выход новой книги о Гарри Поттере - я посидел, подумал, как я бы ее сделал. Примерно: «Праздничная акция в честь Гарри Поттера устраива­ется в Москве. Сегодня в столице представляется уже третья книга о юном волшебнике». Можно ее, конечно, по-другому построить: «Уже тре­тья книга о популярном герое Гарри Поттере появляется в Москве. Сегодня пройдет презентация».

Вычленить главное и вынести его в начало - вот основная задачаведу­щего новостей(он же - редактор). Чтобы просто прочитать «тассовку» или сообщение Интерфакса, большого ума не нужно. Но и особого успе­ха, поверьте, в этом случае достичь тоже не удастся. Ни журналисту лич­но, ни его радиостанции, если ее такой стиль работы устраивает.

Научиться или, точнее, привыкнуть делать новости о главномсовсем не трудно. Первые недели просто надо себя постоянно контролировать, напоминать о правилах, а затем вы неожиданно заметите, что иначе пи­сать просто и не можете.

Разумеется, из каждого правила бывают исключения. Я вам пример таких исключений покажу.

«...Мы продолжаем программу. И только что пришло сообщениеиз Ма­хачкалы. Генеральный прокурор Владимир Устинов потребовал пожизненно­го тюремного заключения для чеченского полевого командира Салмана Раду­ева. Поскольку смертная казнь в России не применяется, ему должна быть назначена высшая из действующих мер наказания, то есть, пожизненное нахождение в тюрьме.»

«...В начале выпуска - сообщение, которое буквально пару минут назад передало агентство Рейтер.Новый теракт совершен в Израиле. Пале­стинцы-камикадзе взорвали автобус с пассажирами. Это произошло утром на окраине города Хайфа. Агентство сообщает, что есть многочисленные жертвы. Точное количество пока неизвестно...»

 

Иногда можно вынести в начало новости обстоятельство времени: «только что», «несколько минут назад». Эти ключевыеслова подчеркива­ют и нашу оперативность, и, что самое главное, дают возможность слу­шателю почувствовать свою причастность к происходящему, хотя бы за счет простейшей синхронизации времени: «Вот я здесь сижу обедаю, а в это время в Кремле или в Израиле...» В такие моменты, как мне предста­вляется, ни один из тех, кто настроен на нашу волну, не переключится на другую. Возникает, если хотите, элемент интерактивности и сопережива­ния тому, что происходит именно сейчас.

Есть и еще несколько вариантов ключевых фраз, которые притягива­ют внимание аудитории: «срочное сообщение» или «сообщение с помет­кой молния». Они, безусловно, относятся к разряду исключительно слу­жебной информации, которую используют журналисты внутри редакции. Однако они же и позволяют привлечь повышенное внимание аудитории.

Вот представьте себя в самой обычной обстановке возле радиопри­емника, дома или в машине... Что такое радио? Обычный - чуть тише или громче - фон нашего быта и работы. И внимание полностью пере­ключается на него лишь тогда, когда в эфире звучат ключевыеслова. К ним, как считают некоторые специалисты рекламного бизнеса, относят­ся и такие, как «курс доллара» или «прогноз погоды». В этом же ряду -слова «срочно», «экстренно», «только что», «в эти минуты», «мы преры­ваем наши передачи», ну и тому подобное. Мы снова возвращаемся к то­му, что слушателя надо «зацепить».

Здесь также важно, чтобы любой материал звучал свежо и ново, если даже до этого аналогичные новости уже были в эфире неоднократно; на­до стремиться к тому, чтобы слушатель поверил: в эту минуту новость пе­редается впервые и обращена именно к нему.

НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ

Один из важнейших принципов вещания, о котором в замечатель­ной книге о радиожурналистике написал А. Шерель, заключается в сле­дующем: «Радио - это то, что сейчас». И этот принцип надо стараться со­блюдать, используя эффект «реального времени», причем не только не­посредственно в репортажах с места события, но и создавая видимость реального времени (real time) в кратких новостях. Для этого следует чаще применять глаголы в настоящем и будущем времени. Особенно старай­тесь использовать их именно в первых фразах новостей. Сравните для примера:

«Против разрыва договора по ПРОвыступилроссийский президент Владимир Путин.»

«Против разрыва договора по ПРОвыступаетроссийский Президент Владимир Путин.»

 

Казалось бы: деталь, мелочь, но она помогает добиться того, что мы признали столь важным чуть раньше, - сопричастности слушателя к происходящим событиям. При этом смысл сообщения не искажается.

Вообще, есть универсальное правило, которое помогает «оживить» события: употреблять прошедшее время стоит только тогда, когда вы рассказываете об уже свершившемся факте, не имеющем продолжения.

Если вернуться к примеру о Путине и ПРО, то позиция президента «про­тив» ведь не одномоментная, она была таковой вчера, остается такой же и сейчас.

Готовя сообщения к эфиру, следует помнить, что мы пишемновости, а не историю.А потому - больше настоящего времени, но, безусловно, не в ущерб достоверности. Если корабль уже утонул, а мы говорим, что корабль тонет, то это, мягко говоря, будет неправдой.

ЗАГОЛОВКИ

Одна из форм подачи информационного материала - заголовки, ко­торые используются, как правило, в начале больших новостных выпус­ков (на «Эхе Москвы» - свыше 5 минут). Заголовки должны выполнять двоякую задачу: с одной стороны, кратко проинформировать слушателя о событии, с другой стороны - «зацепить», заинтриговать его, заставив слушать всю программу или хотя бы часть ее. Пример:

«Анатолий Карпов стал новым чемпионом мира по шахматам по вер­сии ФИДЕ.»

Вроде бы суть новости представлена правильно и корректно. Но на самом деле этот заголовок несет в себе фактически всю информацию о событии, и непонятно, зачем слушателю дальше оставаться у приемни­ка, потому что все самое важное он уже узнал. Возможно, нам следует действовать, как работникам бывшей советской торговли, которые все­гда придерживали под прилавком какие-то ценные товары, так называе­мый «дефицит». Мы должны кое-что не договаривать. Например, так:

 

«В шахматах - по версии ФИДЕ - определился новый чемпион.» «Российский гроссмейстер стал новым шахматным чемпионом по вер­сии ФИДЕ.»

Каждый из этих заголовков содержит в себе некую «загадку» и пото­му заставляет слушателя оставаться на нашей волне и дальше слушать новости. При этом, что очень важно, наши заголовки не искажают дей­ствительности, и вполне корректны.

Разумеется, бывают и принципиально другие ситуации, в основном, когда происходит что-нибудь экстраординарное, причем буквально в этот момент, и именно в нашей новостной программе об этом сообщает­ся впервые. Здесь не стоит скрывать сути, и в заголовке должно быть все самое главное, хотя и достаточно коротко. Такой заголовок - как «вспышка» - должен буквально взорвать эфир. И даже если в нем про­звучит все самое важное - внимание слушателя все равно, как мне ка­жется, будет приковано к нам:

 

«Сильный взрыв только что прогремел в центре города, на улице Лени­на. Есть жертвы.»

 

В таких чрезвычайных ситуациях скрывать ничего не следует; слу­шатель в любом случае будет ждать от нас подробностей.

ПОДВОДКА И ОТВОДКА

Каждый репортерский материал, используемый в информационной программе, содержит подводку и отводку, то есть, текст, написанный ав­тором репортажа, но предназначенный для чтения ведущим новостей.

Прежде всего - в отношении подводок и отводок действуют все те пра­вила, о которых я уже говорил. Кроме того, практика «Эха Москвы» по­казала возможность двойного подхода к составлению подводок.

Один подход - новостной - заключается в том, что в подводке изла­гается первая, возможно, самая важная часть информации, а далее в са­мом материале просто продолжается рассказ об этом, со всевозможными дополнениями и объяснениями.

 

Ведущий в студии

До сих пор нет ясности в вопросе о том, кто же станет главным тре­нером московского футбольного клуба «Динамо». Руководитель спортивно­го общества «Динамо» генерал Проничев сказал, что этот вопрос будет ре­шен в ближайшее время. Продолжит тему Андрей Родионов.

Корреспондент

Генерал отметил, что уже 20 декабря футболисты выходят из отпус­ка, а потому затягивать решение вопроса по назначению нового тренера не стоит. Нынешний наставник «Динамо» Анатолий Новиков был назначен на этот пост летом нынешнего года. Совет директоров клуба пока не решил, стоит его менять или нет...

 

Это традиционный и наиболее распространенный подход, когда но­вость подается последовательно, шаг за шагом. Однако зачастую возни­кает эффект разорванности, когда первую часть новости рассказывает один человек (ведущий), а вторую половину - почему-то другой (автор). Этот подход, скорее, может быть применим в тех случаях, когда идет ма­териал с места события, и ведущий с репортером разделены расстояни­ем; в этом случае оправдано то, что каждый из них рассказывает «свою» часть новости.

Мне более импонирует другой подход к созданию подводок и пред­ставлению корреспондентских материалов. Я его назвал «анонсным», но это не совсем точное название. В этом случае перед репортерским мате­риалом заявляется только его тема, или географическая направленность, либо ориентация на какую-то персону.

 

Ведущий:

Неожиданное развитие событий вокруг Кремлевской администрации. Рассказывает Ксения Басилашвили.

Корреспондент:

В Госдуме подготовлен запрос в генеральную прокуратуру. Следовате­лей просят разобраться в коммерческой деятельности Александра Волоши­на. По некоторым данным, глава администрации Президента в середине 90-х годов уклонился от уплаты налогов. Речь идет примерно о ста тысячах долларов...

 

Этот вариант подводки встречается заметно реже, и у нас на «Эхе» в том числе. В частности, потому, что он предполагает некоторое отступле­ние от информационных канонов. Слова «неожиданное развитие собы­тий» не относятся к самой новости. К сути новости. С другой стороны, при всей внешней простоте такую подводку сделать несколько сложнее. Фразы: «неожиданное развитие событий...», «новое ЧП на Ближнем Во­стоке...» - не содержатся, как правило, в первоисточнике, скажем, сооб­щении информагентства, и это значит, что ее надо самому придумать. В потоке новостей, который падает на нас ежечасно, креативные способ­ности несколько снижаются.

В принципе, оба варианта подводки имеют право на существование, но лично мне больше нравится второй.

Что касается отводок, то к ним должно быть применимо одно общее правило. У слушателя не может возникать впечатления, будто репортаж кто-то обрезал (скажем, в целях соблюдения установленного формата), и поэтому последнюю фразу из него приходится произносить ведущему. Особо недопустимо продолжать цитировать в отводке ньюсмейкера, о котором говорилось в материале. Корреспондентский материал должен быть законченным произведением, и роль отводки заключается в том, чтобы просто закрыть тему - еще одним сообщением, связанным с тем, о чем рассказывалось в репортаже.

И еще по поводу отводок и подводок. Не знаю, как в вашей практи­ке но мы частенько раздумываем, стоит или нет переделывать подводку, которю уготовил репортер. Корреспонденты - тоже грамотные журна­листы, знают свою работу и, скорее всего, лучше представляют, как вве­сти свой материал. Но с другой стороны, я всегда стараюсь помнить, что каждый из нас пишет в своем стиле. И вот представьте: подводку коррес­пондент напишет, выражаясь поэтическим языком, дактилем, а я все свои тексты - хореем. И будет непонятно слушателю. Это заметно на слух всегда, когда вдруг человек начинает говорить не своими словами. Если текст ведущего и корреспондентский материал звучат в разном сти­ле - это нормально. Но один человек должен говорить одинаково. У не­го не должно происходить раздвоения. Поэтому всегда следует творчески переосмыслить и переделать те подводки, которые для нас готовят наши коллеги.

Мне кажется, что если вы используете хотя бы часть принципов, о которых я вам сегодня рассказал, вы сможете несколько изменить вос­приятие ваших новостей. От этого будет польза и вашей радиостанции, и слушатели останутся довольны. Я уверен.

 


Елена ФИЛИМОНОВЫХ

журналист ФНР,

тренер курса радиожурналистики

в Школе журналистики Би-Би-Си в Екатеринбурге

 

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ

 

Последние известия звучали по радио еще до то­го, как его стали воспринимать в качестве средст­ва массовой информации. Уже в 1912 году во вре­мя катастрофы «Титаника» прием и последующая ретрансляция сигнала бедствия привлекла вни­мание к новому средству связи, которое получило название «беспроволочного телеграфа». Радио­журналистика начала развиваться только в 1920-х г.г., и тогда же появился термин «радио».

До 1932 года радиостанции получали сведе­ния из газет. Однако именно с этого времени ра­дио стало опасным конкурентом для газетчиков. Опасаясь лишиться большинства читателей, они стали придерживать информацию. Радиостанци­ям пришлось обходиться своими силами. В конце 1934 г. United Press (UP), International News Service (INS) и Associated Press (АР) согласились на пре­доставление информации для радиостанций. Правда, к этому времени радио уже доказало, что способно работать самостоятельно.

Майкл Кийт. «Радиостанция»1

 

Хороший журналист похож на таксу. Он за версту чувствует новость, где бы он ни находился - на пресс-конференции, заседании межведом­ственной комиссии, в театре или на пикнике. Поэтому перечислю здесь источники информации конспективно. Возможно, кто-то из вас сможет продолжить список. Но общая схема выглядит примерно так.

• Редакционный календарь

Туда записываются все события, о которых редакция узнает заранее.

В некоторых городах пресс-службы областной и городской администрации в начале каждой недели рассылают журналистам план мероприятий, которых примут участие губернатор и мэр. В таких релизах бывает много рутины, но встречаются и полезные вещи: например, открытие ново­го моста. Редакционный календарь пополняется за счет афиш, различ­ных анонсов, информации из газет и пр.

• Агенты

Это те люди, о которых столичные СМИ загадочно говорят: «Как нам стало известно из достоверных источников в Кремле...». Коммерче­ские радиостанции могут себе позволить целую систему агентов в раз­личных структурах. Это слегка похоже на работу спецслужб. Проверен­ные люди в суде, в администрации Президента, в спортивных клубах, на заводах, в университетах, художественных галереях или театрах регуляр­но сообщают нам - за деньги или нет - информацию. Что-то мы берем в эфир, что-то отсеиваем.[8]

 

Специалисты, эксперты

Службы ГО, МЧС, МВД, ГИБДД, пожарные и т.п.

Различные ветви власти

Когда мы с разговариваем с каким-нибудь ньюсмейкером - это мо­жет быть сотрудник МЧС, губернатор, вице-премьер - мы понимаем, что он нас использует. В своих личных целях или профессиональных. Ему нужно показать, например, как хорошо работает его ведомство, - это одна из целей. Или он хочет отмыться от обвинения в коррупции - другая цель. Он нами пользуется. В этом нет ничего страшного. Мы для себя из этого тоже какую-то пользу извлекаем.

 

Политические партии

Представители КТО, профсоюзы

 

• Об этом читайте в главе Елены Упоровой «Социальная информация на радио: современные подходы».

• Интервью

Часто наши собеседники, отвечая на запланированные нами вопросы, сообщают нечто неожиданное. Рассказывают, например, о готовящихся акциях или что-то нестандартно оценивают.

Ваши собственные программы

Стрингеры

Пресс-конференции, брифинги

Подробнее об этом - в главе «Пресс-конференция».

 

• Информационные агентства, Интернет

Многие Интернет-ресурсы, в отличие от крупных информационных' агентств, доступны бесплатно и легко. В этом их сила, но в этом же их слабость. Многие информационные сайты - это перепечатка (и не все­гда законная) сообщений с других сайтов. Кроме того, у тех, кто выкла­дывает информацию на бесплатных ресурсах, далеко не всегда есть воз­можности и желание ее проверять. В Интернете много полезного, но очень много мусора. Пользуйтесь надежными сайтами.

 

• Пресс-службы. Факсы, пресс-релизы

Отличайте новости от рекламы и PR!

 

• Радиостанции, телеканалы

Не следует слепо копировать новости, которые вы узнали из эфира конкурентов. Ищите новый ракурс темы, развивайте историю!

 

• Газеты

Можно долго спорить, стоит ли использовать как источник инфор­мации печатные издания, которые, по техническим причинам, отстают по оперативности от радио. Но практика показывает, что радиожурнали­сты находят нечто ценное и в газетах. О том, как «Эхо Москвы» сумело «раскрутить» газетную новость и подать ее в эфире как свежую, смотри­те в главе Владимира Варфоломеева «Выпуски новостей».

 

Очевидцы

Архивные материалы, аудиотека

Ваши собственные наблюдения.

Вы можете найти удачную новость, просто идя по улице. Некоторые источники информации более надежны, другие - менее. Опять приведу цитату из книги Майкла Кийта «Радиостанция»: «Высокий накал конкурентной борьбы в радиовещании оказывает мощное да­вление на сотрудников служб новостей. В отрасли, где быть лучшим зна­чит первым сообщить новость, существует ряд опасных моментов. По­пытки первыми пустить в эфир недостаточно проверенные сведения об­ходятся порой очень дорого. Именно радиожурналист несет ответствен­ность за достоверность переданной информации. Пренебрежение этим свидетельствует о недостатке профессионализма.

Если проверить достоверность сведений к моменту выхода в эфир очередного выпуска новостей не представляется возможным, то лучше их придержать. Никакая срочность не может служить оправданием недо­бросовестности. Точность - важнейший критерий в работе журналиста. Ни в коем случае не следует подменять информацию слухами. Обманы­вать и дезинформировать общественность совершенно недопустимо».

 


Геннадий СЫРКОВ

продюсер ФНР

 

«ЧАЙНИК»: ПОДСТАВКА ДЛЯ МИКРОФОНА

 

ЗАПИСЬ ИНТЕРВЬЮ

Мой любимый «редакторский» вопрос корреспондентам: «На каком расстоянии ото рта говорящего вы держите микрофон?» Вопрос хорош уже тем, что ставит в тупик: в кажущейся его простоте все чувствуют какой-то подвох - а я всегда считал, что собеседника в начале разговора желательно заинтриговать, а еще лучше - озадачить. Своих корреспондентов я всегда прошу при записи интервью держать микрофон максимально близко к говорящему, желательно у самого рта, но чуть сбоку или ниже, чтобы не было задуваний, или так называемого «поппинга»: резкого взрыва согласных «п» и «б».

Почему так близко? Я считаю это важным, принципиальным отличием записи интервью от записи репортажа. Дело в том, что при записи интервью нас интересует один единственный источник звука. И задача репортера - отсечь все посторонние звуки, отсечь все звуковое простран­ство, окружающее говорящего,в том числе и таким простым приемом: максимально приблизив микрофон к говорящему. Конечно, могут быть и двое, и трое интервьюируемых, но они всегда говорят попеременно, а если они говорят хором - это грязь, это брак.

Зададим себе дурацкий вопрос: чем мешают даже слабые посторон­ние звуки? Например, вы записываете интервью с экспертом о том, как могут в перспективе колебаться цены на нефть и как это повлияет на ис­полнение российского бюджета. Представьте, что на фоне этого интер­вью звучит телефонный звонок или время от времени слышны голоса людей - пусть даже очень тихо. Это однозначно плохо, потому что шумы в данном случае ничего не иллюстрируют, никак не соотносятся с темой разговора, а значит, будут восприниматься слушающим исключительно как помехи, отвлекающие внимание. Даже шум проезжающего автомо­биля за окном не иллюстративен, хотя, при желании, и можно выстроить связь: нефть - бензин - автомобиль.

Впрочем, бороться с шумами лучше самым обычным способом: на время записи плотно закрывайте форточки и двери, просите выключить кондиционер, лампу дневного света и даже телефон, если это возможно. Или же прерывайте запись на время звонка, а потом просите собеседни­ка повторить загубленные фразы. В конце концов, если шумовые харак­теристики помещения не позволяют произвести качественную запись, ищите другую комнату.

У интервьюируемого это предложение восторга, конечно, не вызо­вет - но в своей практике с категорическим отказом я не сталкивался ни­когда. Однажды мне пришлось записывать интервью в кабинке туалета - в здании шел ремонт, и это было единственное помещение, где не слы­шался шум отбойного молотка. Время от времени кто-то дергал за двер­ную ручку, и тогда приходилось прерываться. Но мой собеседник отнес­ся к этому с юмором.

Правил без исключения не бывает. С моей точки зрения, интер­вьюирование может происходить на шумовом фоне, даже достаточно сильном, только в двух случаях - если темой интервью является собы­тие,во время которого производится запись, или это интервью-порт­рет.Если слушатель предупрежден о том, что вы беседуете с человеком во время митинга (и тема разговора тоже связана с митингом) - шум должен быть, стерильная акустика здесь будет выглядеть искусствен­ной.

Портретное же интервью, по своему жанру, призвано не только рас­крыть внутренний мир собеседника, но и показать мир, его окружаю­щий: вы беседуете с известным режиссером у него дома, а рядом в клет­ке прыгает и чирикает попугай - разве эта деталь не дополняет портрет вашего собеседника?

Посторонние шумы в записи интервью - это наиболее очевидная проблема. На самом деле, сформулированное выше требование - в ин­тервью не должно быть пространства - следует понимать буквально. Что я имею в виду? Идеальная запись интервью - такая, в которой мы не слышим реверберации, нет этой пресловутой «бочки», «консервной бан­ки», и источник звука максимально приближен к слушателю, он распо­ложен на переднем плане, в передней плоскости радиоприемника.

«Звук должен быть плотным, насыщенным, объемным и упругим, как будто выпирать из приемника» - вот как я люблю определять требо­вания к интервью идеального технического качества! Если я слушаю и вижу, представляю человека, говорящего в комнате, - до идеала еще очень далеко. В общем, это весьма посредственное качество.

Могу предложить самый простой способ тестирования: если вы слы­шите, что между говорящим и микрофоном (передней панелью прием­ника) есть расстояние - это уже плохо. Чем больше такое «слышимое» расстояние, тем хуже качество интервью. В идеале это расстояние долж





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 3422; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.153.166.111 (0.012 с.)