ТОП 10:

Новгородская и Псковская судные грамоты



Новгородская и Псковская республики почти на всем протяжении феодальной эпохи были весьма своеобразными политическими центрами Руси. И в Новгороде, и в Пскове на протяжении многих веков существовал такой редкий для того периода политический институт, как народное вече. Если даже не идеализировать новгородское и псковское «народоправство», то справедливо будет отметить, что политическая жизнь здесь, как и в других республиках средневековья, носила некоторые черты демократизма. Это была демократия правящих слоев общества, демократия феодальной верхушки. Правда, в отличие от других русских княжеств, здесь в процессе управления участвовали более широкие слои господствующего класса, опиравшиеся на средние слои – купцов и ремесленников.

До XII в. Новгородская земля входила в состав Киевской Руси. Она занимала обширную территорию севера Великой Русской равнины от Чудского озера до Урала. Её центром был Новгород Великий, а города Псков, Старая Руса, Ладога, Торжок считались его «пригородами».

Новгородским княжеством правил наместник великого князя Киева, как правило, один из его сыновей. Новгород всегда был одним из наиболее развитых центров ремесла и торговли Восточной Европы. Одновременно это было одно из крупнейших государств Европы, простиравшееся на просторах от Балтийского моря до Урала и Северного Ледовитого океана.

Большая часть земли в Новгороде и Пскове принадлежала родоплеменной знати и церкви. Поэтому местные феодалы могли эффективно противостоять развитию княжеского управления. Это стало особенно заметно после падения роли Киева, когда вся торговля русских земель с Западом пошла через Псков и Новгород.

В начале XII в., предположительно в 1136 г., окончательно укрепились позиции Новгорода. После смерти Владимира Мономаха бояре Новгорода, воспользовавшись восстанием городских низов и крестьянства, изгнали наместника Великого киевского князя Всеволода Мстиславовича, захватили власть и установили свое политическое господство, окончательно отделившись от Киевского государства. Новгород провозгласил себя «Господином Великим Новгородом» и стал боярской республикой, просуществовав в этом качестве до 1478 г., когда он окончательно вошел в состав Русского государства.

Псковская земля находилась в составе Новгородского княжества, а затем и Новгородской республики. Однако Псков постоянно стремился к своей независимости, которой добился в начале XIV в. Псковское вече стало само избирать своих посадников. Позиции Пскова еще больше усилились после победы над немцами в 1323 г., когда соседние государства вынуждены были признать его независимость. Новгород же признал независимость Пскова после их совместной победы над шведами в 1348 г., когда новгородцы призвали псковичей на помощь. Так Псков стал самостоятельным государством – Псковской республикой, которая просуществовала до 1510 г.

Особенности общественной и политической систем Новгорода и Пскова определялись своеобразием их географического положения и экономического развития.

Новгородское и Псковское общество распадалось на привилегированных – бояр, житьих людей, земцев, духовенство, купцов, с одной стороны, и на эксплуатируемых – черных, или «молодших», людей, смердов и холопов – с другой стороны. Летописец называет представителей господствующего класса «большими» людьми, а представителей низов – «меньшими».

Господствующее место занимали бояре-феодалы, крупные землевладельцы. Они эксплуатировали местное население (в значительной части - финно-угорские племена), получали товары для вывоза и финансировали торговые операции купцов. Им принадлежало основное богатство – земля с населяющими ее феодально-зависимыми крестьянами. Бояре руководили деятельностью веча, совета господ, контролировали деятельность приглашенного князя и всех должностных лиц Новгорода и Пскова. Они создавали торгово-ремесленные предприятия и вели обширную внутреннюю и внешнюю торговлю. Бояре избирались на все наиболее значительные государственные должности – посадников, тысяцких, сотских и др. Из бояр выбирались послы, направляемые в соседние государства. Бояре освобождались от каких-либо податей и не несли повинностей в пользу государства.

Следующей социальной группой, относящейся к привилегированным слоям населения, было духовенство. Подобно боярству, оно владело вотчинами. За счет верующих строились монастыри и церкви.

Духовенство пользовалось большим влиянием на вече. Духовные лица часто направлялись в соседние государства в качестве послов. Им поручалось хранение государственной казны. Духовенство освобождалось от податей и повинностей.

Подобно купечеству, духовенство имело свое корпоративное устройство. Духовенство нескольких церквей объединялось при одной какой-либо церкви в так называемый собор. Духовенство собора избирало из своей среды двух церковных старост, управлявших делами своего собора.

Псковская церковь подчинялась новгородскому архиепископу, который управлял церковными делами Пскова через своего наместника. Это вызывало недовольство псковского духовенства, которое стремилось к самостоятельности, и в 1469 г. избрало из своей среды двух старост для управления псковской церковью. Однако вследствие противодействия новгородского архиепископа и возражения московского митрополита этот порядок управления был упразднен.

Новгородское и Псковское духовенство располагало огромными богатствами и пользовалось известными привилегиями, что привлекало в его среду бояр и их детей, поскольку игуменские и священнические должности покупались и продавались. Обычно эти должности получали те, кто мог предложить самую большую сумму. Так устанавливалась тесная связь между светскими и церковными феодалами.

Интенсивное развитие ремесел и торговли привело к появлению широкого среднего класса новгородско-псковского общества, к которому относились «житьи люди», «своеземцы» и купечество.

Житьи люди занимались торговлей и ростовщичеством. Мелкие феодалы в Новгороде носили название своеземцев (в Пскове – земцев). Они получали от государства земельные владения и за это обязаны были нести военную службу. Эти земли своеземцы (земцы) не имели права продавать, закладывать или дарить. Землей они владели до тех пор, пока несли государственную военную службу.

Купцы объединялись в ряды, или купеческие общины (суконщики, кожевники, мясники и т.д.), имевшие свое корпоративное устройство: сотни и особые компании (артели) для ведения торговли с русскими княжествами и с заграницей. На своих собраниях купцы решали вопросы, касавшиеся жизни ряда. Текущими делами ведали избираемые купцами старосты. Последние рассматривали конфликты между членами своего ряда, хранили общественные деньги и представляли интересы своего ряда перед органами власти.

Купцы Новгорода и Пскова, кроме того, имели свое купеческое вече, которое избирало двух старост. Их функции были аналогичны функциям старост ряда.

Анализ псковских и новгородских источников показывает, что боярство и купечество выступали единым фронтом против «черных» людей, которые, в свою очередь, боролись против боярства и купечества. Что же касается новгородского и псковского веча, то они выносили решения, угодные и выгодные боярству и связанному с ним купечеству.

Основная масса городского населения состояла из так называемых «черных людей» или «молодших». К ним относились мелкие ремесленники, мелкие торговцы и другие представители городских низов. Наиболее опытные и уважаемые из них назывались «старейшими». Они платили подати, несли повинности государству по строительству городских укреплений, церквей, строительству и ремонту дорог и мостов, а в военное время участвовали в ополчении. Хотя «черные люди» и принимали участие в вече, но из их среды не могли быть избраны должностные лица.

«Черные люди» объединялись в общины и на своих общинных собраниях избирали старост, ведавших делами общины.

Свободное сельское население состояло из смердов-общинников, которые жили в общинах (погостах) на государственных, церковных и частных землях. Эти категории крестьян были лично свободны, выбирали в своих погостах старост и на сходах решали наиболее важные жизненные вопросы.

Они платили подати и выполняли различные повинности государству. С течением времени светские и духовные феодалы устанавливают свою власть над смердами и заставляют их выполнять в свою пользу различные повинности и платить подати сверх тех, которые были возложены на смердов государством.

К феодально-зависимому сельскому населению относились половники – лишенные земли и средств производства крестьяне, получившие ссуду от феодалов и работавшие на земле последних. Они платили подати и несли различные повинности лишь в пользу своего феодала. Половниками они назывались потому, что за пользование землей должны были платить исполу, т.е. половину дохода, полученного с земли. Половник мог жить на земле феодала до тех пор, пока это было угодно последнему.

Правовое положение половников было значительно ниже, чем у смердов. Половник мог уйти от своего феодала, только рассчитавшись с ним полностью, в установленный законом срок – Филиппьево заговенье (14 ноября по старому стилю). Уход половника без погашения задолженности феодалу рассматривался как бегство. В этом случае, а также в случае смерти половника феодал имел право в погашение долга продать его имущество.

Половники подлежали не общегосударственному суду, как смерды, а суду своих феодалов.

Половники в Пскове делились на изорников, огородников и кочетников. Изорниками назывались половники, которые селились на земле феодалов и занимались земледелием. Огородниками – обрабатывающие огороды феодалов. Кочетники занимались рыболовством.

Феодально-зависимыми были также закладники – обедневшие крестьяне, попавшие в кабалу к феодалам. Они хотя и владели землей, но должны были выполнять различные повинности в пользу феодала.

Низший, но весьма многочисленный слой населения новгородской земли составляли холопы. Они использовались в качестве рабочей силы и прислуги в боярских вотчинах.

В отличие от Новгорода в Пскове холопство не получило большого распространения. Хотя псковские летописи и другие документы упоминают о существовании холопов в Пскове, Псковская судная грамота о них не упоминает. Это объясняется тем, что в XIV – XV вв. холопство в Пскове уже стало изживаться, и холопы ко времени издания Судной грамоты уже не играли какой-либо существенной роли в хозяйственной жизни Пскова.

В Новгороде Великом, а затем и в Пскове сложилась необычная для средневековой Руси форма государственного устройства - феодальная республика. Её основной особенностью являлась вечевое народовластие.

Новгородское и Псковское вече представляло собойсобрание полноправных жителей города и прилегающих территорий мужского пола (бояр, духовенства, купцов, житьих людей, своеземцев и «молодших» людей). Все они приходили на вече в составе своих профессиональных и территориальных корпораций и действовали в соответствии с их интересами. Преобладали те корпорации, которые превосходили других по численности и организованности. Но если одна из «сильных» корпораций (кончанская или профессиональная) не соглашалась с предлагаемым решением, то иногда решение откладывали. Постепенно, с формированием сословий, борьба на вече приняла межсословный характер.

Что же касается «молодших», людей, а также городской бедноты — поденщиков, чернорабочих, грузчиков и т.д., не имевших собственности в городе и не входивших в сотни, то они не могли присутствовать на вече. Феодально-зависимые крестьяне и жители новгородских и псковских пригородов также не имели права принимать участие в вече. Наиболее эксплуатируемая и бесправная группа населения – холопы – также была лишена права участвовать в вече.

Таким образом, вече состояло из представителей привилегированных слоев населения – феодалов и купцов – и зависимых от них мелких торговцев и ремесленников. Такой состав веча обеспечивал руководящую роль привилегированных при решении обсуждаемых вопросов. Вече направлялось верхушкой господствующего класса – Советом господ – и поэтому принимало решения, соответствующие их интересам.

Формально вече было высшим органом управления, решавшим все важнейшие экономические, политические, военные, судебные и административные вопросы, однако фактически высшим органом власти являлся Совет господ, который предварительно решал все вопросы и выносил их лишь на утверждение веча.

Вечу принадлежали самые разнообразные функции. Так, оно избирало и смещало всех высших должностных лиц, утверждало новые законы и отменяло старые, объявляло войну и заключало мир, принимало послов других стран, определяло налоги, раскладывало подати и повинности, принимало решения о постройке городских укреплений, мостов, церквей, устанавливало эталоны мер, весов и денежные единицы.

Вече судило высших должностных лиц, а также рассматривало наиболее важные уголовные и гражданские дела.

Собиралось вече по звону большого вечевого колокола на центральной площади.

В притворе центрального городского собора (в Новгороде – Софийского, в Пскове – Троицкого) находилась вечевая канцелярия (вечевая изба) и архив, которыми заведовали вечевые дьяки. Вече имело свою печать, которой скреплялись утвержденные вечем документы.

Совет господ, являвшийся подготовительным органом веча, носил также название Малого веча. Он состоял из посадника (в Пскове двух посадников), избранных вечем, так называемых «степенных» посадников и всех бывших посадников, знатных бояр и представителей городской администрации. Совет господ являлся высшим государственным органом власти. Председательствовал в совете архиепископ. К компетенции Совета господ относились: подготовка законопроектов, вечевых решений, контрольная деятельность, созыв вече, подготовка вопросов для обсуждения, подбор кандидатур для избрания должностных лиц и другие важнейшие вопросы государственного управления. Совет господ заседал в сенях центрального городского собора. Для созыва членов Совета господ на заседания звонили в малый вечевой колокол.

Высшими должностными лицами Великого Новгорода и Пскова были посадник, тысяцкий, архиепископ и князь. Первые три должности выбирались по жребию, а князя избирали на вечевом собрании подачей «речей». Когда «сойдут все на одну речь», решение считалось принятым.

Должностьпосадника была введена в Новгороде в конце XI в. В Пскове же бояре установили порядок, при котором вече избирало двух посадников, называвшихся «степенными» в отличие от бывших посадников, называвшихся «старыми». Как свидетельствуют летописи, посадники избирались на один или два года из представителей знатнейших боярских родов. Посадники руководили собраниями веча. Посадники направляли и контролировали деятельность всех должностных лиц в Новгороде и Пскове. Они вместе с князем ведали вопросом суда и управления. Во время войны выступали в поход вместе с князем, а иногда возглавляли войско самостоятельно. Посадники вместе с князем были обязаны следить за возведением новых укреплений и поддержанием в порядке старых. Они ведали дипломатическими сношениями с другими государствами.

Должность тысяцкого появилась в конце XII в. Она была второй в иерархии должностей в государстве. Тысяцкий избирался из знатных и богатых горожан, известных своими военными заслугами. Он занимался вопросами торговли и торгового суда, во время войны возглавлял народное ополчение и решал другие вопросы управления, помогая посаднику. Он же осуществлял полицейский надзор за порядком в городе. За свою службу посадник и тысяцкий получали от республики так называемое «поралье» – подать с каждого плуга.

Важная роль принадлежала в управлении государственными делами новгородскому архиепископу. Архиепископ (владыка) с середины XII в. избирался из монахов, выходцев из боярской среды. Он обладал не только духовной, но и светской властью: председательствовал в Совете господ, был хранителем государственной казны, контролером торговых мер и весов, ведал внешними сношениями. Основная роль архиепископа сводилась к руководству церковной организацией.

Нуждаясь в военных специалистах для защиты страны, Новгород и Псков приглашали князей, чаще всего русских, а в XV в. исключительно из Москвы. Вопрос о приглашении того или иного князя по рекомендации Совета господ решался вечем. Князь должен был принести на вече присягу судить по праву и не нарушать государственных законов и обычаев.

Важнейшей функцией князя была организация защиты республики от внешних врагов. Во время походов он командовал не только своей дружиной, но и народным ополчением. В поход князь выступал не один, а вместе с посадником, который контролировал его деятельность и без ведома которого он не мог принимать никаких решений. Князь также наблюдал за возведением оборонительных укреплений вокруг городов. Второй функцией князя был суд. Но и судил князь вместе с посадником. Он рассматривал дела об убийствах, кражах, спорах о поземельном владении и беглых половниках, присутствовал при судебных поединках. Судебные пошлины являлись важнейшим источником доходов князя.

Князь имел право держать своих наместников во всех пригородах. Княжеские наместники также являлись органами суда и получали судебные пошлины.

К числу других функций князя относились: участие в вече, разработка вместе с посадником и обсуждение на вече договоров с другими государствами, прием на вече иноземных послов. Кроме того, князья иногда направлялись в качестве послов в соседние страны для переговоров и урегулирования пограничных споров.

Князь ни в Новгороде, ни в Пскове не имел права приобретать в собственность землю.

Княжение прекращалось вследствие сложения князем своих полномочий или когда вече «указывало ему путь» или, другими словами, изгоняло его.

В административном отношении город Новгород делился на пять концов или районов (Псков – на шесть). Каждый конец управлялся кончанским вечем с выборными кончанскими старостами во главе.

По концам производилась раскладка податей и повинностей. Каждый конец должен был вооружить за свой счет определенное количество войск, а также строить и поддерживать в порядке городские стены. Каждый конец имел в своем распоряжении денежные средства. Представители концов участвовали при заключении договоров с соседними государствами. При посылке послов за границу вместе с посадниками в посольствах участвовали представители концов. Концы, в свою очередь, делились на улицы. Члены уличной общины (суседи) управлялись уличанским вечем с уличанским старостой во главе. Уличанские старосты распоряжались денежными средствами уличной общины, вели книги со списками уличан.

Вся остальная территория государства делилась на пятины, управление в которых строилось на началах местной автономии.

Каждая пятина была приписана к одному из пяти концов Новгорода: Плотницкому, Словенскому, Загородскому, Неревскому или Гончарскому. Пятины состояли из волостей, волости - из погостов. Центром самоуправления пятины являлись пригороды – города, игравшие роль опорных военных укреплений, с прилегающими к ним волостями.

Пригороды управлялись так же, как и города Новгород и Псков, т.е. с помощью веча и выборных должностных лиц – пригородских посадников и старост. Однако Новгородское (Псковское) вече могло назначать в пригороды и своих посадников, воевод и других должностных лиц. Кроме того, князья имели право держать в них своих наместников.

В административном отношении пригороды подчинялись кончанским органам власти – вечу и старостам. К каждому концу прикреплялось по два пригорода.

Пограничная территория государства делилась на так называемые губы, или округа, которые в свою очередь делились на волости. Во главе губы стояли губские старосты, избиравшиеся местным населением из числа бояр. Губские старосты ведали вопросами управления и суда.

Низшей административно-территориальной единицей государства были волости, делившиеся на несколько сел и деревень. Во главе волости стоял избираемый местным населением староста, власть которого распространялась только на черные деревни, крестьяне которых платили подати и несли повинности в пользу Новгорода (Пскова). Крестьяне сел и деревень, принадлежавших боярам, купцам или монастырям, были изъяты из ведения волостных властей. Управление этими селами и судопроизводство в них находились в ведении их владельцев, за исключением наиболее важных дел, подсудных общему суду.

Постоянного войска в Новгороде и Пскове не было до XV в., когда вместо народного ополчения на случай войны стала вводиться «посошная» воинская повинность. Это означало, что от определенного количества сох общине необходимо было выставить на военную службу пеших и конных ратников. Такое войско, собранное по сохам, называлось «посошной» или «рубленной» ратью, поскольку они собиралось по разрубке (по раскладке) среди тяглого населения. Кроме «рубленной» рати в войсках Новгорода и Пскова были еще охочие люди – добровольцы, составлявшие «нерубленную» рать из особых полков. Воевод они избирали сами или их назначало вече.

Вооруженные силы кроме того включали княжескую дружину и «владычин полк» [4]. Княжеская боевая дружина состояла из нескольких сотен профессиональных воинов, закованных в панцири и составлявшие «кованную» рать.

Организация войска в Новгороде и Пскове предусматривала его деление на тысячи или полки во главе с воеводами. Полки, в свою очередь, состояли из сотен, а сотни из десятков, возглавляемые сотскими и десятниками. Организация и тактика боевых действий позволяла новгородцам и псковичам в течение многих веков успешно бороться с агрессивными соседними государствами и признавались одними из лучших в Европе того времени.

Право Новгородской и Псковской феодальных республик также имело свои особенности. Большое влияние на его развитие оказала «Русская Правда». Важными правовыми источниками были княжеские уставы и грамоты. Среди других источников следует отметить договоры города с князьями, судебную практику и иностранное законодательство.

Новгородская и Псковская судные грамоты появились в XV в. От Новгородской судной грамоты XV в. сохранился отрывок, содержащий нормы судоустройства и процессуального права.

Псковская судная грамота сохранилась полностью. Грамота представляет собой своеобразный свод псковского законодательства. Она была принята вечевым собранием в 1467 г. На ее содержание существенное влияние оказало законодательство Новгорода.

Псковская судная грамота состоит из 120 статей, регламентирующих гражданско-правовые отношения, уголовное право, судоустройство и судебный процесс.

Новгородская и Псковская судные грамоты отражали более высокую ступень в развитии русского права по сравнению с законодательством Древнерусского (Киевского) государства. Содержание судных грамот характеризуется системностью в изложении норм. Законодатель дает определение некоторых общих положений и понятий. В целом Новгородская и Псковская судные грамоты представляли собой сборники норм феодального права, закреплявшие привилегии господствующего класса и неравное положение зависимых сословий.

Право собственности. Новгородская и Псковская судные грамоты являются важнейшими памятниками права в сфере гражданско-правовых отношений. Как известно, Русская Правда содержала преимущественно нормы уголовно-процессуального права. Норм, регулирующих гражданско-правовые отношения, в Русской Правде было очень мало. Она совсем не упоминала норм, регулирующих земельные отношения. Судные грамоты в этом отношении существенно отличаются от Русской Правды.

Больше половины всех статей Псковской грамоты (63 статьи из 120) посвящены нормам гражданского права. Это вполне закономерно. В Киевской Руси развитие товарно-денежных отношений не стояло на таком высоком уровне, как в Новгороде и Пскове, где в XIII – XV вв. велась оживленная торговля с русскими и иноземными городами. Высокоразвитая экономическая жизнь республик нашла свое выражение в нормах судных грамот.

Таким образом, судные грамоты выражали в более развитом виде феодальное право, которое первоначально было зафиксировано в Русской Правде.

Даже последующие законодательные памятники Московской Руси XV – XVI вв., изданные после Псковской и Новгородской судных грамот: великокняжеский Судебник 1497 г. и царский Судебник 1550 г. менее подробно регулировали гражданско-правовые отношения, чем грамоты.

Главной и ведущей формой собственности в феодальную эпоху являлась земельная собственность, которая была основой могущества и силы феодалов и давала им возможность эксплуатировать феодально-зависимое сельское население и осуществлять над ним политическую власть. Поэтому власть феодала над феодально-зависимым населением была необходимой принадлежностью феодальной поземельной собственности.

Право собственности на землю являлось привилегией двух социальных групп, вместе составлявших господствующий класс: дворянства и духовенства. Переход земли из одних рук в другие, за весьма редким исключением, мог производиться лишь в пределах этих групп.

В Псковской судной грамоте имеется ряд статей, регулирующих право собственности.

Прежде всего, она различает имущество недвижимое (отчина) и движимое (живот).

К недвижимому имуществу относятся: пахотная земля, земля под лесом, исад (вода или рыболовный участок), двор, клесть (кладовая) и борть (пчельник).

Для лучшей защиты недвижимого имущества, Судная грамота обставляет приобретение и отчуждение недвижимого имущества большими формальностями, чем движимого.

Из движимого имущества Грамота упоминает: серебро, платье, украшения, вооружение, коня, хлеб, деньги, корову и другой скот.

Движимое имущество (живот) Судная грамота делит на «животное» (скот) и «незрячее» (другое имущество). В Грамоте указывается на так называемое право выкупа отчужденной земли. Это право выкупа не распространялось на другие виды имущества, кроме земли. Право выкупа заключалось в том, что собственник земли мог продать другим лицам свою землю, но за ним и за его законными наследниками сохранялось право выкупа проданной земли в течение определенного срока. Поскольку срок выкупа не указан в Грамоте, следует предположить, что этот срок устанавливался сторонами при заключении сделки.

Право выкупа регулировалось следующим образом. Лицо, желающее воспользоваться правом выкупа, должно было обратиться в суд с письменными доказательствами, удостоверяющими, что еще не истекло его право выкупа данной земли. Если он не мог представить письменных доказательств, то спор в этом случае решался по желанию ответчика «полем» или присягой истца.

Судная грамота упоминает основные способы приобретения права собственности: по договорам, по наследству, по давности и приплод.

Всякое лицо, обрабатывающее участок полевой земли и имеющее на нем пашню или двор или пользующееся исадом в течение 4 – 5 лет, считался собственником этой земли или воды. В случае возбуждения кем-либо спора владелец должен, в соответствии с судной грамотой, подтвердить владение землей или водой показаниями 4 – 5 соседей. Если свидетели покажут, что ответчик действительно обрабатывал эту землю или пользовался водой в течение 4 – 5 лет, а истец за это время не заявлял каких-либо претензий владельцу, то суд отказывал истцу, а владелец обязан был подтверждать свое право на спорную землю или воду присягой.

Таким образом, для установления права собственности на землю или на воду по давности требовалось четыре условия: во-первых, обработка земли или пользование рыболовным участком в течение 4 – 5 лет; во-вторых, наличие пашни или двора на спорном участке; в-третьих, показания 4 – 5 свидетелей; в-четвертых, отсутствие претензий со стороны истца в течение 4 – 5 лет на спорную землю или воду.

Однако этот способ приобретения права собственности не распространялся на случаи спора о земле, неудобной для обработки (земля под лесом). В этом случае спор разрешался в обычном порядке судом. Но если обе тяжущиеся стороны представляли грамоты на право владения спорным участком леса и при этом выяснялось, что одна и та же часть леса по грамотам оказывалась в межах обоих владельцев, то суд назначал межевщиков, которые устанавливали границы между владениями тяжущихся и показывали эту границу в грамотах сторон. После этого тяжущиеся присуждались к поединку. Сторона, победившая в поединке, выигрывала дело и получала правую грамоту суда на спорный участок леса.

Судная грамота зафиксировала порядок разрешения споров между владельцем земли или ульев диких пчел с крестьянами-общинниками. Спор в данном случае мог возникнуть вследствие того, что феодал или монастырь когда-то приобрел земельный участок или лесной участок с ульями диких пчел у общинников, но по истечении времени границы этого участка могли потерять свою определенность.

Частыми были случаи, когда владелец участка, будь то феодал или монастырь, воспользовавшись неопределенностью границ своего участка с землей крестьянской общины, захватывал близлежащие земли из фонда крестьянской общины с целью расширить свою собственную запашку. В этом случае спор разрешался следующим образом: суд направлял межевщиков, которые должны были, согласно показаниям старожилов, определить границы спорного участка с землей крестьянской общины. После этого владелец участка должен был принести присягу в суде о том, что спорная земля принадлежит ему, или мог предоставить принести присягу смердам. В этом случае присягали не все смерды, а только один по их поручению. Присягнувшему владельцу или смерду выдавалась правая грамота на владение тем участком земли, который был назван под присягой своим. Следовательно, доказательством правильности границ земельного участка феодала с землей крестьян являлась его очистительная присяга.

Подобный порядок разрешения споров между представителями господствующего класса и крестьянами-общинниками облегчал отобрание земель у крестьян, что способствовало еще большему их закабалению.

Одним из способов приобретения права собственности на движимое имущество являлась «находка». Находке посвящена лишь одна статья. В ней указывается, что если кто найдет какую-либо вещь, а другой признает ее своей, то дело решается так же, как решается вопрос о покупке краденой вещи на рынке введенным в заблуждение покупателем.

Еще одним способом приобретения права собственности на движимое имущество был приплод. Устанавливалось что лицо, продавшее стельную корову, не могло требовать возвращения телят, родившихся после продажи коровы. Приплод считался собственностью купившего корову.

Согласно Грамоте, истец обращается с иском о взыскании с ответчика коня, коровы, собаки или какого-либо другого животного, утверждая, что это животное принадлежит истцу. Если ответчик заявляет в суде, что спорное животное является доморощенным, то для установления этого факта достаточно одной его присяги в том, что это животное действительно доморощенное. На этом основании суд должен был отказать истцу.

Законодатель считал приплод настолько простым и очевидным способом приобретения права собственности, что для доказательства этого факта достаточно было очистительной присяги собственника скота, чтобы всякому претенденту на его скот было отказано в иске.

Судная грамота знала такой институт вещного права, как право пользования чужой вещью («кормля»). Как видно из Грамоты, этим правом обычно пользовался переживший супруг, который владел движимым и недвижимым имуществом умершего супруга пожизненно при условии, что не вступит в новый брак. В противном случае он лишался права пользования этим имуществом, и оно переходило к родственникам умершего супруга.

В некоторых случаях, по завещанию наследодателя, кормля после смерти пережившего супруга подлежала переходу в собственность монастыря.

Лицо, получавшее по завещанию недвижимое имущество в пожизненное пользование, в случае продажи этого имущества обязывалось выкупить проданное имущество, а в дальнейшем лишалось права им пользоваться. И в данном случае законодатель защищал интересы собственника от владеющего лица, не являвшегося собственником.

Обязательственное право. Статей, посвященных обязательственному праву, насчитывается около сорока. Судная грамота различает три способа заключения договоров: устный договор, «запись» и «доску». Его оформление осуществлялось в присутствии священника или свидетелей – «людей сторонних». Для заключения некоторых договоров требовался заклад, поручительство или обязательное письменное оформление.

Судная грамота не упоминает, сопровождалось ли заключение устных договоров символическими обрядами – магарычем, рукобитием и др., имевшими место в Киевской Руси.

Вторым способом заключения договоров являлась «запись». «Запись» представляла собой письменный документ, копия которого сдавалась на хранение в архив Софийского или Троицкого собора. Такая «запись» являлась в судебных спорах официальным документом, не подлежащим оспариванию.

Третьим способом заключения договоров была «доска». В отличие от «записи» «доска» являлась простым домашним документом, записанным на доске. Копия такого договора не сдавалась в архив. Поэтому достоверность «доски» могла быть оспариваема, а в некоторых случаях доска не считалась достоверным документом. Давать деньги в долг по «доске» можно было в сумме до рубля включительно. Но если кто-нибудь предъявлял иск в сумме свыше рубля и в подтверждение своих требований представлял «доску», то такой документ не имел силы, и если ответчик не признавал этот долг, то истец проигрывал дело.

Таким образом, Судная грамота знает несколько способов заключения договоров в отличие от Русской Правды, в которой не упоминаются ни грамоты, ни записи, ни доски.

Судная грамота признает лишь два вида обеспечения обязательств: порука или поручительство и залог, о которых не упоминается в Русской Правде. Вместе с тем задаток и неустойка не упоминаются в Судной грамоте. Надо полагать, что экономическая жизнь в Пскове не выработала еще такие сложные правовые формы обеспечения обязательств.

Порука (поручительство). Устанавливалось, что порукой обеспечивался долг на сумму только до рубля включительно. При займе свыше этой суммы порука не могла быть обеспечением займа. Судная грамота указывает следующие примеры судебных споров между заимодавцем и должником, за долги которого поручился «поручник» (поручитель).

Если заимодавец предъявлял иск к поручителю, то дело решалась по желанию истца: он мог выйти на судебный поединок с ответчиком или, положив цену иска у креста, дать возможность присягнуть ответчику.

При предъявлении заимодавцем иска к поручителю должник, за которого поручался последний, представлял суду расписку об уплате долга истцу; но эта расписка являлась бесспорной только в том случае, если в государственном архиве хранилась копия расписки. В противном случае истцу предоставлялась возможность взыскать свои деньги с поручителя должника. Лицо, предъявившее иск к поручителю, должно было точно указать цену иска, в противном случае оно теряло право на иск.

В случае бегства должник подлежал выдаче головой поручителю. Это положение так прочно вошло в практику, что если должник, за долги которого поручалось другое лицо, бежал за границу, то власти обращались к соседнему государству с требованием выдачи бежавшего должника.

Выдача должников предусматривалась в различного рода международно-правовых актах Новгорода и Пскова с другими государствами.

Таким образом, институт поручительства защищал, прежде всего, интересы собственников и ставил в невыгодное положение должников и их поручителей.

Залоговое право. Законодатель







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.228.109 (0.031 с.)