ТОП 10:

Русские земли в составе Великого княжества Литовского,



Их право

В начале XIII в. литовские племена находились в состоянии раздробленности. Они управлялись племенными вождями («рикасы» и «кунигасы»), которые вместе со своими дружинами совершали постоянные набеги на соседние русские и польские земли.

Грозная опасность со стороны агрессивных Ливонского и Тевтонского немецких орденов заставила литовцев объединиться вокруг одного военного вождя. В 30-х годах XIII в. им стал первый великий князь Литовский Миндовг. Он не только объединил под своей властью большинство литовских племен, но и захватил так называемую Черную Русь - область по левым притокам р. Неман с городами Новгородком, Слонимом, Волковысском и Гродно.

В начале XIV в. великому князю Гедимину удалось создать прочное объединение литовских и западнорусских земель. Столицей нового государства стала Вильна.

Великое княжество Литовское, почти с самого своего основания, приняло вид и характер литовско-русского государства. Его глава носил титул «господаря великого князя Литовского и Русского». Русское культурное влияние в новом государстве было очень большим. Гедимин и его сыновья женились на русских княжнах, а при дворе и в официальном делопроизводстве преобладал русский язык (литовской письменности в то время ещё не существовало).

В конце XVI в. в великом княжестве Литовском русские земли составляли 90 % всей территории, и большинство населения было русским. Это объясняется, в частности, тем, что русские охотно признавали власть Литвы, чтобы избавиться от власти татар. К тому же, присоединяясь к Литве, русские области не испытывали национального или религиозного гнета, какой-либо ломки в местной жизни. Прежние князья - Рюриковичи, признавшие над собой верховную власть господаря Литовского, оставались на своих местах. В некоторых областях их заменили литовские князья - Гедиминовичи, но других заметных перемен не происходило.

Существенной чертой государственного строя великого княжества Литовского был его федеративный характер (в противоположность московской централизации). По мнению ряда историков[5], Литовско-Русское государство в XIV в. Представляло, в сущности, конгломерат земель и владений, объединенных только подчинением власти господаря, но не сплотившихся в единое политическое целое.

После ожесточённой борьбы за власть великим князем стал Ягайло, который в 1386 г. принял католичество и стал королем Польши с именем Владислава. Ягайло обязался привести в католическую веру всех своих подданных и присоединить свои земли к польской короне. Заключённая им Уния по существу включила великое княжество Литовское в состав Польского королевства. Это привело к восстанию литовских князей и бояр, во главе которого стал князь Витовт. Восстание поддержали русские князья и бояре. Витовт был признан пожизненным господарем Литовским, но вассалом польского короля.

В 1399 г. монголо-татары нанесли литовско-русскому войску поражение на р. Ворксле. Это вынудило Витовта искать соглашения с Ягайло. В 1401 г. договор об унии был подтвержден. В 1410 г. польские, литовские и русские полки разгромили войска Тевтонского ордена при Грюнвальде.

В 1413 г. был заключен новый договор, сохранивший зависимость великого княжества Литовского от польской короны. Литовские феодалы получили все права и привилегии, которыми пользовалась польская шляхта, при условии принятия католичества. Постепенно католики заняли преобладающее положение в государстве, особенно в окружении «господаря великого князя». При Витовте, вместо прежних родовых князей Рюриковичей или Гедиминовичей, стали назначаться в эти области наместники великого князя, которые управляли ими, опираясь на местное боярство.

Уния с Польшей сделала власть великого князя Литовского избирательной, а литовскую шляхту - главной силой в государстве. Принятие католицизма усилило влияние польской культуры на жизнь литовско-русского общества. Активно внедрялись институты польской государственности. Были введены высшие должности по польскому образцу: воеводы, каштеляны, маршалки, гетманы, канцлер. Часть русской аристократии, стремясь приобщиться к власти и привилегиям, приняла католицизм и поддалась полонизации, другая часть осталась верной православию и своему народу, что, в конечном счете, и привело к возникновению в Литовско-Русском государстве национально-религиозной вражды. В середине XV в. борьба между католицизмом и православием усилилась в связи с попытками осуществить в великом княжестве Литовском церковную унию.

С конца 80-х годах XV в. русские князья один за другим переходят под власть великого князя Московского. По договору 1494 г. господарь Литовский Александр признал переход к Москве князей Новосильских, Одоевских, Воротынских, Белевских, Вяземских, в 1500 г. – князей Черниговских и Новгород-Северских. По договору 1503 г. великое княжество Литовское уступило Москве еще 19 городов с их областями. В результате войны 1512 - 1514 гг. Литва потеряла Смоленск.

Под натиском крымских татар южные границы великого княжества Литовского отступили на север, и широкая полоса причерноморских степей оказалась во владении крымской татарской орды.

Первая половина XVI в. характеризуется ростом политического влияния шляхетского (дворянского) сословия и закрепощением литовского и русского крестьянства. Реформы 60-х годов XVI в. закрепили господствующую роль шляхты в местном управлении и суде.

Во второй половине XVI в. началась Ливонская война, в ходе которой Московское государство отвоевало часть русских земель, а Польское королевство аннексировало большую часть Белоруссии (Подляшье) и Украины (Волынь, Киевщина, Подолия). После подписания Люблинской унии (1669 г.) Польша и Литва образовали единое государство «Речь Посполитую». Некоторые черты самостоятельности в Литве сохранялись, но все государственные органы были устроены по польскому образцу.

Экономической основой великого княжества Литовского являлись крупные господарские и частновладельческие поместные хозяйства, имевшие, в основном, натуральный характер. Высший слой литовской и русской аристократии составляли около 70 княжеских и панских фамилий. Князья, потомки бывших удельных князей, были преимущественно в русских землях (особенно на Волыни). Они владели обширными вотчинами, иногда целыми округами, в составе которых были даже небольшие города («места»). В собственно Литве были сосредоточены обширные имения литовских панов.

Князья и паны в Литовско-Русском государстве представляли собой большую военную, социально-политическую и финансовую силу. Они выходили на войну, во главе отрядов, составленных из слуг и вассалов, под своими знаменами-хоругвями[6]. Так, согласно переписи военно-служилого класса (1528 г.), трое панов Кезгайлов выставляли 768 конных ратников - на 56 ратников больше, чем все землевладельцы Полоцкой земли. Будучи обладателями обширных вотчин, литовские паны скопили огромные капиталы, которыми они ссужали господарский «скарб» (казну) под залог господарских имений. Обладая такими средствами, литовские паны были хозяевами страны наряду с великим князем.

За князьями и панами следовало многочисленное литовско-русское шляхетство, или «бояре-шляхта»[7]. Они представляли собой военно-служилое сословие, земельные владения которого имели различный характер и происхождение. Своими имениями бояре-шляхта владели только при условии службы господарю великому князю. В случае надобности, они должны были с отрядом вооружённых слуг вступать в местное («поветовое») ополчение, которое затем соединялось с войском господаря.

Вначале литовско-русская шляхта не обособлялась от других сословий, но к XVI в. она резко выделилась среди остального населения. В 1528 г. был составлен список «земских» имений, владельцы которых должны были нести военную службу. Включение в этот список было доказательством шляхетского состояния. После этого в сомнительных случаях заинтересованные лица должны были доказывать свое шляхетство судебным порядком. Великий князь обладал правом возводить в шляхетское достоинство любое лицо.

В конце XV в. только господарской шляхте было предоставлено право участия в великих вальных сеймах, а затем - и в поветовых сеймиках. После реформы 60-х годов XVI в. шляхта приобрела такие социально-политические права и привилегии, которые сделали ее не только господствующим классом в местном управлении, но и решающей силой в общегосударственной жизни.

Кроме бояр-шляхты господарской на землях князей и панов проживали их бояре и вольные слуги, которые составляли военные «почты»[8]. Они так же, как и бояре господарские, владели имениями различного правового характера. Некоторые из них, так называемые «вассалы третьего разряда», имели даже своих бояр и слуг.

Сельское население господарских (государственных) имений делились на несколько разрядов. Самым многочисленным был разряд «тяглых людей», имевших свое хозяйство, но обязанных отрабатывать барщину на господарских полях. Кроме них, были разряды крестьян, исполнявших различные повинности по господарскому хозяйству: конюхи, бортники, рыболовы, огородники, садовники и другие. Помимо барщинной повинности и в сочетании с нею, крестьяне господарских имений платили натуральные подати. Барщинное великокняжеское хозяйство достигло наибольшего развития в собственно Литве и прилегающей к ней Руси. В других областях преобладали крестьяне-«данники». За работу на господарской земле они платили «дань» - денежную («грошовую», или «серебряную») или натуральную (житную, медовую, пшеничную, бобровую, куничную).

Земельные участки господарских крестьян отличались большим разнообразием как по размерам, так и по их хозяйственному применению. Большей частью крестьянских земель и угодий распоряжались крестьянские общества, которые образовывались из многочисленных семей и принятыми в их состав «потужниками», «дольниками» или «сябрами» из посторонних. Наследственные владельцы своих участков («отчин») и те крестьяне, которые «сидели» на своих участках в течение продолжительного времени (люди «заседелые», «старожильцы»), теряли право свободного выхода из общества. Их называли людьми «непохожими». Однако прикрепление к земле не было безусловным. Крестьянин-отчинец или старожилец мог освободиться от прикрепления, передав или продав свою «отчину». Такая форма освобождения господарских крестьян практиковалась довольно часто.

Кроме «непохожих» крестьян, в господарских имениях проживало немало вольных, или «похожих», людей, которые занимали на льготных условиях новые земли (пустовщины) и обеспечивали себе право выхода особым договором. Они иногда поступали в «дольники», «потужники» и «подсуседки» к зажиточным крестьянам. В последнем случае они заключали договоры непосредственно с «господами-крестьянами», а не с господарской администрацией.

Кроме крестьян и челяди многочисленную категорию населения господарских имений составляли слуги. По своему положению они стояли близко к тягловому крестьянству, но их главной повинностью была военная служба и разъезды по поручениям господарской администрации («слуги путные»). Военные слуги иногда назвались «панцирными слугами» или «панцирными боярами», но они не принадлежали к шляхетскому сословию.

В 50-х годах XVI в. правительство Сигизмунда-Августа провело крупную аграрную реформу в собственно Литве, в Черной Руси, на Подляшье, в Полесье и в западной части Волыни. Это была так называемая «волочная помера» и «волочная устава» (1557 г.). Реформа вводила однообразный порядок в крестьянское землепользование и, в соответствии с этим, регулировала крестьянские платежи и повинности. Все господарские земли были измерены, разделены на «волоки»[9] и распределены между крестьянскими семьями. Причем в «померу» включались все крестьянские «грунты» (участки) - и наследственные, и купленные. Таким образом, «волочная устава» по существу отменила все землевладельческие права крестьян и узаконила только крестьянское землепользование. И, кроме того, она ещё прочнее прикрепила крестьян к их волокам, поставила их в большую зависимость от господарской администрации и почти отменила крестьянские переходы.

Крестьяне панских частновладельческих имений - князей, панов и бояр-шляхты - также делились на «похожих» и «непохожих». И на этих землях действовал принцип старожильства, прикреплявший крестьян к месту их жительства. Но право перехода здесь крестьяне потеряли еще раньше, чем на землях господарских. Они превратились в крепостных «подданных», «отчизных» или «невольных» людей, которые полностью находились во власти своих господ.

В городах великого княжества Литовского проживало многочисленное население - «мещане», которое занималось ремеслами и торговлей. Особенно развитыми были города, служившие резиденциями великого князя, его двора и воеводств (Вильно, Троцк, Киев, Витебск.).

Наряду с мещанами, сгруппированными в цехи и гильдии, большой вес в составе городского населения имело духовенство, сначала православное, а затем (с 1413 г.) католическое. В связи с распространением протестантизма, в 1563 г. привилегии для католического духовенства были отменены и права представители всех религиозных конфессий были уравнены.

Таким образом, общественно-экономический строй великого княжества Литовского носил все характерные черты западноевропейского средневекового феодализма: разделение населения на привилегированные и податные сословия, антагонизм между ними, господство натурального хозяйства, постепенное закрепощение крестьян землевладельцами, сеньориальная система частного подданства вассалов с сувереном. Русские земли в составе великого княжества Литовского, испытывая притеснения со стороны католической церкви, сумели сохранить свою самобытность, приверженность православию, восприняв в то же время элементы западноевропейской политической и правовой культуры.

Главой Литовского княжества был Господарь великий князь Литовский и Русский.До начала XV в. его власть была могущественной, авторитетной и формально неограниченной. Господарь вёл дипломатические переговоры, решал вопросы о войне и мире, руководил обороной государства, издавал законодательные акты («уставы») и правительственные распоряжения, назначал высших должностных лиц, осуществлял судебную власть в качестве высшей инстанции. Ему принадлежали обширные господарские имения с многочисленным населением. Он жаловал в управление «наместникам-державцам»господарские замки и «дворцы» с прилегающими к ним территориями, а часть населенных земель - военно-служилым людям в постоянное или временное владение.

Однако с начала XV-го столетия власть господаря постепенно слабела и ограничивалась. «Городской привилей» 1413 г. объявил власть великого князя выборной, а не наследственной, и поэтому занять великокняжеский престол теперь мог только тот, кто был угоден землевладельческой знати. Господарь должен был не нарушать «звычаи добрые стародавние» и в ряд областей назначать только таких правителей, которые были бы «любы» местной шляхте.

«Привилеем» 1447 г. господарь отказался от права облагать «подданных» местной шляхты податями и повинностями на общегосударственные нужды и признал вотчинный суд землевладельцев над населением их имений. Сначала в силу обычая, а потом и в силу закона («общеземского привилея» 1492 г. и 1-го Литовского статута 1529 г.) господарь обязывался назначать на государственные должности только лиц шляхетского сословия и только им раздавать господарские имения. Наконец, «привилеи» 1492 и 1506 гг. и Статут 1529 г. узаконили ограничение власти великого князя в пользу Рады, а 2-й Литовский статут 1566 г. - в пользу Великого вального сейма. Таким образом, великое княжество Литовское превратилось, по образцу Польши, в шляхетскую республику, в которой монарх, с весьма ограниченной властью, избирался пожизненно.

Ограничение монархической власти и федеративный характер государства обусловили слабое развитие в великом княжестве Литовском системы центральных правительственных учреждений, подобных московским приказам. Лишь господарь великий князь и Рада являлись центральными властными органами. Только в XV в., по польскому образцу и с польскими названиями, были введены немногие чиновные должности (урядники), которые стали выполнять функции центральных исполнительных органов. К ним относились: канцлер - начальник государственной канцелярии и государственного архива; подскрабий земский - начальник государственного казначейства («скраба»); гетман наивысший - главнокомандующий во время войны; при гетмане состояли хорунжий земский и хорунжий дворный. Высшими чиновниками при дворе господарском были маршалок земский, игравший роль министра господарского двора и главного церемониймейстера, и его товарищ - маршалок дворный. Затем шли маршалки господарские и целый ряд других придворных урядников.

Боярский совет или «Паны-Рада», существовал при господарях с самого начала образования великого княжества Литовского. В XIV в. в состав Совета входили удельные князья разных земель, литовские «паны», католические священники, высшие земские и дворные урядники и главные областные правители - воеводы и каштеляны. Долгое время состав и компетенция этого Совета не были строго определены. Господарь выбирал своих советников по мере надобности и по собственному усмотрению.

При короле Казимире (1440 - 1492 гг.) политическое значение Рады усиливается: она становится государственным Советом великого княжества. В отсутствие господаря (который одновременно являлся королем польским и большую часть времени проводил в Польше) Рада выполняла его функции. В конце XV в. Рада окончательно превратилась в орган, деливший с господарем высшую власть. «Привилеи» 1492 и 1506 гг. и Статут 1529 г. установили обязательное для господаря участие Рады в законодательстве, административном управлении, суде и в дипломатических делах.

Великий вальный (общий) сейм великого княжества Литовского возник в начале XV в. Первоначально сеймы, которые созывал господарь, представляли собой своеобразные расширенные собрания Рады. Приглашённая на них рядовая шляхта играла скорее роль зрителей или свидетелей, чем действующих лиц. Но в течение первой половины XVI в. сеймы превращаются в организованное государственное учреждение.

Великий вальный сейм теперь состоял из двух палат: сената и палаты депутатов, которые избирались на местных сеймах. Статут 1566 г. утвердил избираемость господарей и законодательную власть вального сейма, а также признал за сеймом решающее слово в вопросах войны и мира. С середины XVII в. его депутаты стали обладать правом вето.

После объединения в Речь Посполитую (1669 г.) были образованы единые центральные государственные органы: король, избираемый шляхтой и ограниченный в своих действиях законом; сенат, в который входило 16 членов, и сейм.

Литовско-русское государство носило характер федерации областей и земель, сохранявших местное устройство. Собственно Литва с примыкавшей к ней территорией Западной Белоруссии разделялась, согласно Городельскому привилею 1413 г., на два воеводства - Виленское и Троцкое. С юга и востока к этой области примыкало несколько удельных княжеств Полесья, Чернигово-Северской земли и верхней Оки.

Особо выделялись в административном отношении так называемые «аннексы» - крупные земли, добровольно или вынужденно присоединённые к великому княжеству Литовскому: Жмудская, Полоцкая, Витебская, Смоленская (до 1514 г.), Киевская, Волынская, а также Подляшье и Подолье. Этими землями управляли назначаемые господарем наместники, но они не сливались с территорией Литвы. Земли-аннексы получали от великих князей Литовских особые уставные земские грамоты или областные привилеи, которыми подтверждались права и привилегии местного населения (шляхты, духовенства и мещан), обеспечивалось областное самоуправление и территориальная неприкосновенность. Господарь обещал своим подданным «права их хрестьянского ни в чом не ломити», в частности, не притеснять людей за православную веру и не нарушать интересов православной церкви. В некоторых землях (Жмудской, Полоцкой и Витебской) великий князь мог назначать областных правителей только «по их воле».

Воеводы и другие назначенные господарем чиновники должны были отправлять судопроизводство на основании местного права и при участии представителей местного населения.

Подчиненных воеводам местных администраторов великий князь обещал назначать только из местной шляхты: «…А городки и волости киевские кияном держати, а иному никому», «…А тых волостей смоленских никому не держати, нижъли бояром смоленским же».

Органами областного самоуправления являлись областные сеймы, сменившие древние веча киевской эпохи. В их состав входили местные землевладельцы и горожане, которые выбирались своими сословиями. Однако землевладельческая шляхта постепенно приобретала на областных сеймах преобладающее влияние и превратила их в свои сословные органы, отделяясь от мещанства.

Назначаемые господарем наместники руководили органами хозяйственного и финансового управления в обширных господарских имениях, а также выполняли судебные и административные функции в отношении бояр-шляхты, населения господарских имений и мещан непривилегированных городов.

Воеводы были главными военными начальниками в своих округах и главными судьями по важным уголовным делам. Кроме них военными начальниками были каштеляны, а также маршалки и хоружие поветовые.

Высшими должностными лицами городской администрации были войт, радцы и бурмистры.

Высшим судебным органом великого княжества Литовского являлся суд господаря. В судебную систему также входили суд Рады, главный трибунал, земские и подкоморские суды, общинные крестьянские суды, суды старост и воевод. С XVI в. в нее стали входить суд асессоров и маршалковский суд.

Судопроизводство по рассмотрению дел о тяжких преступлениях осуществлял замковый суд. В его состав входили воеводы, судовы старосты и державцы замковые, которые должны были выбирать себе в помощь «доброго шляхтича в том же повете оселого».

Гражданские дела шляхты разбирал учреждённый в каждом повете земский суд в составе судьи, подсудка и писаря, назначаемых господарем из числа выбранных местной шляхтой кандидатов. Для разбирательства земельных и пограничных споров в поветах был учрежден особый «подкоморский» суд, состав которого назначал господарь.

Основными источниками права в русских землях Литовского государства оставались Русская Правда и нормы обычного права. Вместе с тем, на протяжении нескольких столетий источниками права являлись также указы и привилеи господаря великого князя. Важными правовыми документами были, например, «Общеземский привилей Литвы, Руси и Жмуди» 1447 г. и «Судебник короля Казимира» 1468 г., который стал первым сборником законов для всего великого княжества.

По «Общеземскому привилею» 1447 г. князьям, панам и шляхте великого княжества подтверждались все права, вольности и привилегии, которые имели князья, паны и шляхта королевства Польского. Кроме личных прав, таких, как свободное распоряжение имениями и ненаказуемость без судебного разбирательства, этот акт предоставлял шляхте важные социально-политические права и власть над крестьянами имений. Крестьяне и «подданные» шляхты освобождались от податей великому князю и от исполнения рабочей повинности кроме устройства и починки дорог и мостов, имеющих военное значение. «Привилей» запрещал урядникам принимать на земли великого князя подданных и «невольных» людей шляхты и признавал вотчинный суд землевладельцев.

Таким образом, более половины населения вышло из-под непосредственной власти великого князя и попало под власть землевладельцев. Отказавшись от права обложения государственными податями частновладельческих имений и их населения, великий князь теперь должен был выпрашивать у землевладельцев субсидии на нужды государства. Тем самым феодалам предоставлялась возможность добиваться для себя новых прав и вольностей, при этом власть великого князя существенно ограничивалась.

В 1529 г. был принят «Первый статут Великого княжества Литовского» - своеобразная конституция Литовского государства. Он основывался на Русской Правде, обычном праве, литовском, польском, римском и немецком законодательствах, а также на судебной практике. Второй статут был утвержден в 1566 г., третий - в 1588 г.

С конца XVI в. в городах стало применяться Магдебургское право, по которому вводились органы городского самоуправления и суда, жители освобождались от феодальных повинностей, кроме налога в господарскую казну и предоставления ратников в великокняжеское войско.

Гражданское право. Феодальная собственность на землю в Литве имела две основные формы:

1) земли «отчизные», полученные по наследству, которыми владелец мог неограниченно распоряжаться;

2) «данины» (держания), жаловавшиеся господарем под условием службы пожизненно («доживотно») или временно («до ласки и воли» господаря).

«Данины» нельзя было отчуждать без разрешения соответствующего органа власти. В 1566 г. сейм удовлетворил требование шляхты и приравнял «данины» к «отчизным» землям.

Семейное право. Жена находилась во власти мужа, имевшего право наказывать ее. Муж мог отдать жену кредитору во временное рабство. Нередко и суды выносили решения о выдаче жены должника кредитору для отработки долга. Родители имели неограниченное право наказывать своих детей и распоряжаться свободой несовершеннолетних детей - отдавать их во временное или полное рабство кредитору, закладывать и т.п.

Наследственное право. До 1529 г. литовское право знало свободу завещаний. Постепенно Литовские статуты полностью запретили завещание «отчизных» имений.

Жена не являлась наследницей. До 1529 г. вдова управляла всем оставшимся после мужа имуществом до повторного замужества, после чего получала записанное за ней вено (приданое). Первый Литовский статут перестал считать вдову главой семьи, и она сразу после смерти мужа стала получать вено.

Уголовное право. Преступление до издания статутов называлось «кривдой», «злочинством», что соответствовало термину «обида» в «Русской Правде». Литовские статуты рассматривали преступление («выступ») как нарушение юридической нормы.

Формы виновности. Статуты различали действия умышленные, за которые наказания назначались в полной мере, и случайные, не влекшие за собой кары. Действия, совершенныепо неосторожности, в особую категорию не выделялись, а относились или к умышленным, или к случайным.

Покушение на преступление наказывалось слабее, чем оконченное действие, но покушение на политическое преступление каралось так же, как и совершенное преступление. Даже умысел против государя наказывался как оконченное преступление.

Принцип индивидуальной ответственности за преступление установился не сразу. Если по Судебнику короля Казимира семья, знавшая о краже, совершенной ее главой, привлекалась к ответственности, то Статуты устанавливали, что каждый отвечает только за себя.

Виды преступлений. Наиболее тяжкими считались политические преступления - посягательства на существовавший строй и внешнюю безопасность государства. Они карались смертной казнью, лишением чести и конфискацией имущества. В статутах имелся ряд разделов о преступлениях против порядка управления. Среди них особо выделялись воинские преступления - «об обороне земской» и преступления против судебной власти - «о судьях и судах». Статуты содержали статьи о религиозных преступлениях. Например, под угрозой смертной казни запрещалось совращать христиан в магометанскую или иудейскую веру.

Наказание назначалось тем строже, чем ниже было общественное положение преступника и чем выше было общественное положение потерпевшего. За одинаковые преступления закон назначал разные наказания для шляхты и для «волостных людей» и мещан.

Цели наказания. Вначале литовское право преследовало цель возмещения ущерба потерпевшему, а также извлечения материальных выгод государством (штрафы в пользу господаря). По мере обострения классовой борьбы, вызванного ростом закрепощения крестьян, на первое место выходит устрашение.

Виды наказаний. Литовское право XV-XVI вв. имело следующую систему наказаний:

1) Имущественные наказания. Пострадавшийиказна («скарб господарский») получали «вину пенежную», то есть денежное взыскание с преступника. Лица, неспособные уплатить «вину пенежную», подвергались телесным наказаниям, тюремному заключению, а в ряде случаев и смертной казни.

2) Лишение прав («выволание») заключалось в лишении гражданских прав и изгнании за пределы государства. Оно назначалось за невыполнение судебного решения. Запрещалось давать «выволанцу» (изгнаннику) убежище. Он лишался супружеских, родительских и имущественных прав.

3) Лишение чести назначалось только панам и шляхтичам по приговору суда за тяжкие преступления, влекшие для человека «простого стану» смертную казнь.

4) Позорящие наказания имели цель унизить преступника.

5) Смертная казнь. До середины XV в. назначалась за кражу и государственные преступления, а со второй половины XV в.- и за воинские преступления.

Литовские статуты предусматривали смертную казнь за многие другие преступления: против веры, нравственности, семьи, за убийство, за ряд преступлений против здоровья и имущества. Широко применялись сожжение, четвертование, утопление, посажение на кол и «строгаю» казнь, способ которой определялся судом. Смертная казнь применялась почти всегда к «людям простого стану».

6) Телесные наказания делились на два вида:

а) болезненные,

б) членовредительские, которым подвергались, главным образом, крестьяне.

7) Тюремное заключение устанавливалось за малозначимые преступления на срок от трех недель до одного года и шести недель.

Процесс. До принятия статутов процесс был в основном обвинительно-состязательным. Статуты ввели начала инквизиционного процесса. В систему доказательств входили:

- собственное признание, для получения которого применялась пытка («мука»);

- свидетельские по­казания;

- письменные акты, считавшиеся главными доказательствами;

- присяга и жребий.

В русских землях, где сохранялись нормы «Русской правды», Новгородской и Псковской судных грамот, инквизиционный процесс почти не применялся.

Таким образом, развитие государства и права в русских землях великого княжества Литовского имело некоторые особенности, которые сказались на дальнейшей истории России. Вместе с тем, преобладание в составе великого княжества Литовского славянского и православного элемента оказало сильное влияние на социально-экономическое, политическое и культурное развитие Литвы.


Глава III.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.184.196 (0.018 с.)