ТОП 10:

Во второй половине XIX века и его источники



 

В пореформенный период сохранилась система права, сложившаяся еще в первой половине XIX века в результате кодификации, проведенной под руководством М.М. Сперанского. Основными источниками права являлись Полное собрание законов (ПСЗ) и Свод законов Российской империи. Однако развитие буржуазных отношений в экономике и государственные реформы вызвали необходимость внесения существенных новелл в законодательство. Этим и было обусловлено издание второго, а затем и третьего исправленных изданий ПСЗ. Свод законов был дополнен XVI томом, в который вошли судебные уставы 1864 г. Готовились проекты новых уложений и уставов. Некоторые из них были утверждены и включены в исправленные издания ПСЗ, но другие так и остались проектами.

С 1863 г. под контролем Сената стало издаваться Собрание узаконений и распоряжений правительства. В него входили постановления министерств, сенатская практика, уставы акционерных и кредитных обществ.

Толкование законов и решение юридических коллизий находилось в ведении Сената. Его разъяснения для юридической практики стали обязательными. Отдельные постановления Сената, утвержденные императором, приобретали статус законов.

Наряду с нормативными актами в качестве источников права использовалось и обычное право, особенно в практике волостных и коммерческих судов. Применение обычая в случаях, не урегулированных правом, стало правилом, но которое не должно было противоречить законодательству. По делам, рассматривавшимся в церковных судах (епархиальных консисториях), – бракоразводным и некоторым другим – источником являлось каноническое (церковное) право.

Несмотря на то, что общероссийское право считалось действовавшим на всей территории империи, наряду с ним в некоторых инонациональных регионах применялись в определенных пределах и свои правовые системы. Это относилось к обладавшей автономией Финляндии, а также к Прибалтийским губерниям и Закавказью. В Средней Азии и на Северном Кавказе помимо местного обычного права – адатов в качестве источника права при решении конфликтов среди коренного населения использовался шариат (мусульманское право).

Несмотря на сохранение дореформенной правовой системы, пробивали себе дорогу буржуазные принципы права, в том числе принцип равенства подданных перед законом. В историко-правовой литературе он справедливо трактуется как важнейший принцип буржуазного права, поскольку направлен против сословных и иных привилегий и ограничений прав человека, характерных для феодализма.

Использование другого принципа буржуазного права – свободы договора – предоставляло широкие возможности промышленникам устанавливать кабальные условия труда рабочих. Продолжительность рабочего времени доходила до 12 – 14 часов. Не ограничивались штрафы за нарушения трудовой и технологической дисциплины. Договоры обычно не содержали каких-либо обязательств хозяев предприятий по социальному обеспечению рабочих. Отсутствовало и пенсионное законодательство в отношении рабочих частных предприятий, поскольку пенсии предусматривались только для чиновников государственного аппарата, военнослужащих, полиции и жандармерии.

Рост рабочего движения способствовал принятию ряда законодательных актов, регулировавших вопросы труда и заработной платы. Эти акты сформировали специальную отрасль права Российской империи – фабричное право, которое в дальнейшем трансформировалось в трудовое право. Была ограничена ночная работа женщин и детей (1882 г.), а затем и всех рабочих. Заработная плата стала выплачиваться раз в две недели. Изданный в 1886 г. закон о штрафах ограничил его размером не более 1/3 зарплаты в месяц и содержал требование о том, чтобы суммы штрафов шли на улучшение условий труда. На рубеже XIX – XX вв. были законодательно установлены продолжительность рабочего времени не более 11,5 часов в сутки и обязательные дни отдыха в выходные и праздничные дни. Надзор за работой осуществляла фабричная инспекция в составе губернской администрации. Для наблюдения за исполнением фабричного законодательства еще в 1886 г. были созданы губернские по фабричным делам присутствия.

Быстро развивалось коммерческое законодательство. Были изданы Устав о промышленности заводской и фабричной, который регламентировал деятельность казенных, частных и частных посессионных предприятий, а также новый Ремесленный устав, новая редакция Торгового устава, Биржевой устав, Вексельный устав и Устав о торговой несостоятельности.

Гражданское процессуальное право формируется в отдельную отрасль, чему в большой степени способствовала судебная реформа и принятие в 1864 г. Устава гражданского судопроизводства.

В мировом суде рассмотрение гражданских дел происходило упрощенно. После подачи в суд искового заявления ответчик вызывался в канцелярию суда и знакомился с содержанием иска. При неявке ответчика судья мог разбирать дело без него, но неявка истца влекла прекращение дела. Все процессуальные действия судья производил лично, протоколируя их. Решения суда могли быть обжалованы в апелляционном порядке.

Разбирательство гражданских дел в общих судах происходило на основе принципов устности, гласности, состязательности. Дело начиналось с подачи искового заявления. В порядке предварительной подготовки к слушанию дела с содержанием заявления знакомился ответчик, который мог написать возражение. Истец, в свою очередь, писал опровержение на возражение. В суде могли участвовать представители (опекуны), адвокаты, допускалось примирение сторон. Само судебное разбирательство, как правило, представляло собой состязание сторон, причем бремя доказывания лежало на стороне, которая что-либо утверждала или требовала. По окончании слушания суд оглашал резолюцию по делу, а окончательное решение сообщалось в течение двух недель. Обжалование решений общих судов допускалось в апелляционном порядке в судебную палату в течение четырех месяцев.

Административное (полицейское) право. Отмена крепостного права, введение всесословных судебных учреждений и другие реформы 60 – 80-х гг. XIX века привели к отмене многих сословных и иных ограничений прав российских подданных. Однако и после этих реформ сохранялись ограничения прав определенных категорий населения по сословному, религиозному основанию и по признаку пола. Особенно ярко правовое неравенство проявлялось в административном или как его тогда называли – полицейском праве.

Примером мог служить такой важный институт административного права, как паспортный режим, который регламентировался Уставом о паспортах и беглых, принятым еще в 1830-е годы и носившим ярко выраженный сословный характер. Установив строгий паспортный режим, обязательность паспортов и их прописки как средство административно-полицейского надзора за населением, Устав предусматривал особые виды паспортов для каждого сословия, за исключением крестьян, которые в случае отлучки с места постоянного проживания получали с разрешения помещика временные виды на жительство.

В связи с отменой крепостного права и другими реформами остро встал вопрос о необходимости обновления паспортного законодательства. Подготовка проекта нового закона длилась более 30 лет, и лишь в 1895 г. императором было утверждено новое Положение о видах на жительство.

По новому Положению дворянам, чиновникам, духовенству, почетным гражданам, купцам и разночинцам выдавались бессрочные паспорта. Мещанам, ремесленникам и сельским обывателям паспорта могли быть выданы только на срок не более 5 лет за плату или бесплатные билеты на кратковременную отлучку при отсутствии задолженности по налогам, а ремесленникам и крестьянам – с согласия ремесленной управы или сельского общества.

Ограничивалось право на получение паспорта, а, следовательно, и передвижения по стране и выбора места жительства, для лиц римско-католического и иудейского вероисповедания и членов некоторых религиозных сект. Запрещалась выдача паспортов и видов на жительство бродячим инородцам и цыганам.

Существенными были ограничения прав женщин. Имена замужних женщин вписывались в паспорта их мужей. Отдельный вид на жительство им мог быть выдан лишь с согласия мужа и на срок, согласованный с ним. Если муж аннулирует свое согласие, то полиция обязана была водворить жену в дом мужа. Для выдачи паспорта или вида на жительство неотделенным членам крестьянских семейств и незамужним дочерям требовалось согласие главы семейства.

Права подданных Российской империи могли быть ограничены принятым 14 августа 1881 г. Положением о мерах к ограждению государственного порядка и общественного спокойствия. Им предусматривалось, что отдельные местности Российской империи могли быть объявлены состоящими не только на военном положении, но и на «исключительном» положении в формах «усиленной» или «чрезвычайной» охраны.

Полномочия по объявлению той или иной местности на усиленной охране принадлежали министру внутренних дел и генерал-губернаторам при «преступных посягательствах» на существующий государственный строй или безопасность частных лиц и их имущества, когда оказывались неэффективными меры, предусмотренные постоянно действующими законами.

Право введения режима чрезвычайной охраны было предоставлено Кабинету министров, который принимал решение, утверждаемое императором. Основанием для этого являлись также посягательства на существующий государственный строй или безопасность частных лиц, которые создавали более серьезные последствия в виде «тревожного настроения» населения, вызывающего необходимость принятия исключительных мер безотлагательного характера.

В рамках действия режимов усиленной и чрезвычайной охраны генерал-губернаторам, губернаторам и градоначальниками предоставлялось право издания постановлений по различным вопросам поддержания общественного порядка: привлечения виновных лиц к административной ответственности, наложения секвестра на недвижимое и ареста на движимое имущество и доходы с них, введения запрета на проведение митингов, учреждения особых военно-полицейских команд, отстранения от должностей чиновников всех ведомств, закрытия учебных заведений и другим вопросам.

Режим усиленной охраны устанавливался на срок до 1 года, а чрезвычайной охраны – до 6 месяцев. Но эта норма не исчерпывала возможность продления действия чрезвычайных законов на определенной территории, поскольку предусматривалось неограниченное количество раз продления сроков действия установленных режимов Комитетом министров по представлению Министерства внутренних дел.

Обе формы исключительного положения широко применялись царским правительством. В некоторых российских областях режимы усиленной или чрезвычайной охраны действовали в течение длительного времени.

Гражданское право. Гораздо в большей мере, чем в административном праве, буржуазные правовые принципы получили отражение в гражданском праве. Основным источником гражданского права по-прежнему являлся Х том Свода законов Российской империи. Кроме того, потребности развития капиталистической экономики сделали необходимым издание торгового устава, уставов железных дорог, ряда фабричных законов. Превращение бывших крепостных крестьян в «свободных сельских обывателей» сделало их равноправными субъектами гражданско-правовых отношений и значительно расширило сферу действия гражданского права.

Каждое физическое лицо считалось правоспособным с момента рождения. Однако объем правоспособности определялся в законах о состояниях. Полная дееспособность наступала с 21 года. Дееспособность могла ограничиваться по суду по причине психического расстройства, а также при признании расточителем. Крестьян – злостных неплательщиков податей сельское общество могло направлять на принудительные общественные работы. Имелись и иные ограничения правоспособности по национальному, религиозному признакам и признаку пола.

Полное признание в законе получило понятие юридического лица, что было прямо связано с развитием капиталистических отношений. Оно применялось к государству и его органам, монастырям, учебным заведениям, купеческим, промышленным объединениям, товариществам, акционерным обществам. Юридические лица разделялись на публичные, частные, соединения лиц и учреждения. Юридические лица имели право владеть имуществом, вступать в сделки. Однако закон устанавливал государственный контроль за их деятельностью и при отклонении этой деятельности от целей, объявленных в уставе юридического лица, сделки, заключенные с нарушением устава, могли быть признаны недействительными.

В гражданском праве получил свое воплощение и такой буржуазный принцип, как неограниченность права собственности, свобода распоряжения ею. В Х томе Свода законов право собственности определялось как власть «исключительная и независимая от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом вечно и потомственно». Право собственности защищалось исковой давностью, срок которой устанавливался в 10 лет. Прекращение права собственности связывалось с постановлениями законодательного органа, актами экспроприации или конфискации.

Вещи (имущество) подразделялись на: движимые (деньги, ценные бумаги, капиталы, драгоценности) и недвижимые (земля, дома, фабрики, заводы, шахты, железные дороги и т.п.); главные и принадлежности; раздельные и нераздельные; потребляемые и непотребляемые; заменимые и незаменимые; тленные и нетленные; изъятые из оборота и не изъятые из него.

Кроме того, сохранялось сформировавшееся ранее разделение имущества на благоприобретенное – приобретенное не по праву наследования (купленное, подаренное и т.д.) и родовое – полученное по родовой принадлежности, по наследству. Если свобода распоряжения движимым и недвижимым благоприобретенным имуществом была почти неограниченной, то свобода распоряжения родовыми и майоратными имениями, а также заповедной собственностью была серьезно ограничена. Родовые имения могли быть отчуждены только в пользу кого-либо из узкого круга наследников по закону. В случае если родовое имение все же уходило на сторону, то ближайшие родственники в течение 3-х лет имели право его выкупить. Майоратные имения могли передаваться по наследству только старшему сыну.

В отличие от родовых и майоратных имений заповедным могло быть не только землевладение, но и движимое имущество. С заповедной собственностью запрещались любые виды сделок, она не подлежала судебным взысканиям. Заповедное имущество запрещалось дробить, поэтому по наследству оно могло передаваться лишь целиком, а не по частям-долям.

Существовали ограничения на приобретение земельной собственности по национальным и религиозным признакам. Так, запрещалось приобретение земельной собственности лицам иудейского вероисповедания за пределами черты их оседлости.

Ограничения в распоряжении земельной собственностью касались и крестьянского землевладения. Относительно свободно крестьяне могли распоряжаться лишь приусадебными наделами и полевой землей при подворной форме землепользования. Но, хотя право собственности на землю здесь принадлежало крестьянскому двору, отчуждать ее можно было лишь в пользу других членов сельской общины.

При общинной форме землепользования право собственности на полевую землю принадлежало общине. Внутри общины земля распределялась между крестьянскими дворами по числу мужчин – членов общины. На женщин земельные наделы не выделялись. Периодически происходили переделы земельных наделов. Практика переделов отвечала крестьянским представлениям о справедливости, поскольку качество земли, доставшейся членам общины, было различным. Однако, переделы земли, подрывая стабильность землепользования, не создавали стимула у крестьян вкладывать труд и средства в улучшение плодородия почвы. В целях хотя бы некоторой стабильности землепользования в 1893 г. было запрещено производить переделы чаще, чем через 12 лет.

Продавать землю сельская община могла лишь с разрешения губернского по крестьянским делам присутствия, а в крупных размерах – с разрешения министра внутренних дел. Такие ограничения должны были препятствовать обезземеливанию крестьян и мешать их миграции в города, чтобы не создавать опасности социальных взрывов.

Существовала и государственная собственность, к которой относились казенные земли, леса, реки, озера, здания, железные дороги, военные заводы и т.п. Закон определял государственную собственность как «не принадлежащую никому в особенности». Управление и распоряжение ею осуществляли специально уполномоченные министерства и ведомства. Имелось также дворцовое и удельное имущество, доходы от которого поступали на содержание царского двора и членов императорской фамилии.

Государство сохраняло за собой право принудительного выкупа за вознаграждение имущества, и прежде всего – земли, как у физических, так и у юридических лиц.

Принцип свободы договора также получил свое отражение в гражданском праве пореформенной России. Этот принцип противопоставлялся сословным, религиозным и цеховым ограничениям, присущим феодализму.

В российском законодательстве содержались нормы, регулировавшие все виды договоров, характерных для развитых товарно-денежных отношений. Появились такие виды договоров, как договор комиссии, страхования, издательской деятельности. Расширилось применение договоров казенного подряда, имущественного найма, займа, ссуды, товарищества.

Стороны могли заключить между собой любой договор «не противный законам» при условии, что его цель «не противна общественному порядку и благочинию». Свободным был и выбор формы договора, но по некоторым видам сделок закон предписывал письменную форму, а в определенных случаях, например, сделках с недвижимой собственностью – купчую крепость. Обеспечение обязательств осуществлялось посредством задатка, залога, неустойки, поручительства.

Вместе с тем, сохранялись некоторые ограничения свободы договора личного найма для крестьян, которые не могли его заключать на длительный срок без разрешения сельской общины, волостного правления, а с 1889 г. и земского участкового начальника, поскольку именно от этих инстанций зависело получение ими вида на жительство. Замужняя женщина могла заключать договор личного найма лишь с письменного разрешения мужа. Особо жестко регламентировались договоры личного найма батраков, нанимавшихся на сельскохозяйственные работы и поступавших в услужение в качестве домашней прислуги. При неявке на работу или досрочном уходе с нее эти категории нанявшихся могли быть возвращены к месту работы полицией.

Наследственное право. Влияние буржуазных правовых принципов сказалось и на наследственном праве. Это выражалось в значительном расширении практики передачи наследственного имущества по завещанию и более полном проведении в жизнь принципа свободы завещательных распоряжений в отношении движимого имущества и благоприобретенной недвижимости.

При отсутствии завещания или при признании его судом недействительным вступал в силу порядок наследования по закону. Наследниками первой очереди были дети, затем внуки. Усыновленные дети могли наследовать только благоприобретенное имущество, а незаконнорожденные вообще устранялись от наследства. Переживший супруг получал седьмую часть, сестры при наличии братьев – четырнадцатую часть недвижимого и восьмую часть движимого имущества. Родители устранялись от наследования своим детям.

Сложным был порядок наследования имущества крестьянского двора. Завещательная форма практически не получила распространения, но широко использовались местные обычаи. По общему правилу завещать имущество можно было лишь членам семьи, а землю наследовали только те из них, которые являлись членами сельской общины. Вместе с тем, к наследованию в крестьянских семьях допускались посторонние лица, ставшие членами крестьянского двора: усыновленные, приемные и незаконнорожденные дети. Если жених входил в семью невесты, дочери допускались к наследованию наравне с ним.

Семейное право. Буржуазные правовые принципы в наименьшей степени отразились на семейном праве. Законным признавался только религиозный брак. Заключение, расторжение брака, другие личные отношения в семье регулировались нормами канонического права. Для вступления в брак по-прежнему требовалось согласие родителей, а для некоторых категорий лиц, например, чиновников и офицеров – разрешение начальства. За несоблюдение этих правил, дети по жалобе родителей могли быть наказаны вплоть до тюремного заключения, а офицеры и чиновники – уволены со службы. Запрещались браки между христианами и нехристианами. Для православных дозволялся только моногамный брак, причем церковь венчала лишь до 3-х раз. В четвертый раз жениться или выйти замуж было нельзя. Для мусульман разрешалась полигамия – можно было иметь до четырех жен. За невесту надо было платить выкуп – калым, что на практике означало покупку девушки.

Развод по церковным правилам для православных был возможен лишь по установленным поводам. Наиболее доступен был развод по причине нарушения супружеской верности одним из супругов. При этом виновная сторона нередко лишалась церковным судом права повторного вступления в брак и на нее налагалась церковная епитимия, что могло повлечь для чиновников и офицеров увольнение от службы. У мусульман развод для мужчин был облегчен до предела: достаточно было устного заявления мужа («талак»).

Имущество супругов признавалось раздельным, и они могли самостоятельно распоряжаться им и даже вступать в разрешенные законом сделки друг с другом. Однако выдавать векселя жена могла лишь с разрешения мужа. Точно также жена не могла наняться на работу и получать зарплату без разрешения мужа. Она была обязана почитать мужа, оказывать ему послушание, следовать за ним при изменении им места жительства.

Закон не регламентировал пределов отцовской власти над детьми. Дети были обязаны послушанием родителям под страхом наказания. Незаконнорожденные дети не имели права на фамилию отца и отстранялись от наследования. Только в 1891 г. родителям было разрешено узаконение таких детей.

Уголовное право. В уголовном праве, как и в некоторых других отраслях российского права второй половины XIX в., действовали как общие, так и особые законы. К общим относилось, в первую очередь, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года. Его новые редакции выходили в 1857 и 1866 гг., но наиболее существенной переработке Уложение подверглось в редакции 1885 года. К особым законам относились такие систематизированные акты, как Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г., Воинский устав о наказаниях в редакции 1875 г. и Военно-Морской устав о наказаниях 1878 г.

В Уложении 1885 г. преступлением признавалось противозаконное деяние и неисполнение того, что под страхом наказания предписано законом. Одновременно в нем провозглашалось, что наказания за преступления и проступки определяются не иначе, как на точном основании постановлений закона. Это ограничивало произвол судей. Система преступлений и наказаний была сложна и дифференцирована, что приводило к казуистичности и отсутствию обобщений в законе. Вместе с тем, в нем сохранился принцип аналогии, дававший суду право «дополнять» закон в случае пробела в праве.

Закон различал три категории преступных деяний: тяжкие преступления, за которые могли быть назначены смертная казнь, каторга, поселение; преступления, за совершение которых назначались заключение в крепость, тюрьму, исправительный дом; проступки, за которые назначались арест и штраф.

В первом разделе Уложения, содержащим Общую часть, были разработаны все правовые признаки состава преступления и условий применения наказаний: субъект и субъективная сторона, объект и объективная сторона.

Субъектом считались физические лица, но наказания в отдельных случаях применялись и к юридическим лицам. Например, сельское общество могло быть подвергнуто штрафу. Не подлежали уголовному наказанию невменяемые и дети до 7 лет. Ответственность за преступление исключалась в случаях, если совершено деяние либо во исполнение действующего закона или приказа начальника, кроме явно преступного, либо с дозволения власти, либо в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости. Наказание смягчалось подросткам в возрасте до 18 лет, за давностью и по некоторым другим обстоятельствам.

Обязательным признаком состава преступления стала виновность. Закон разделял умысел на предумышленный и внезапный, а умышленные преступления – на совершенные хладнокровно или в состоянии аффекта. Случайное преступление не наказывалось. От степени вины и характера объекта преступного деяния зависела степень наказания. При этом наказания за неосторожные проступки и преступления, совершенные по небрежности, предусматривались в Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

В Уложении 1885 г. были подробно освещены стадии развития преступления: 1) обнаружение умысла и приготовление к преступлению; 2) покушение; 3) совершение преступления. В отдельных случаях предусматривалось наказание и за голый умысел. Например, преступления против царской власти или угроза поджога.

Закреплялись основные принципы соучастия в преступлениях. Среди соучастников выделялись главные виновники, участники, зачинщики, сообщники, подговорщики (подстрекатели), пособники и попустители, недоносители и укрыватели. Виды соучастия: скоп, включавший главных виновников и участников и образовавшийся в момент совершения преступного действия; сговор, в котором участвовали зачинщики, сообщники, подстрекатели и пособники; шайка, состоявшая из главных виновных, сообщников и пособников.

В Уложении 1885 г. содержалось около 2 тысяч составов преступлений. Среди видов преступлений на первом месте по-прежнему были преступления против церкви – богохульство и кощунство, совращение христианина в другую веру, погребение христианина без христианского обряда и т.п. На втором месте были государственные преступления – бунт против верховной власти, преступные действия против императора и членов императорской фамилии, государственная измена, смута, заговор, неповиновение властям. За ними следовали преступления против порядка управления – вынесение заведомо неправосудного приговора, лжесвидетельство, нарушение общественного порядка, сопротивление полиции, неисполнение повинностей и т.п.

Особое внимание в Уложении обращалось на дела об оскорблении и явном неуважении к властям и чиновникам при исполнении ими служебных обязанностей. Подданный, даже если ему случайно попало в руки «ругательное письмо» или «недозволенное сочинение», обязан был, не читая его, немедленно сдать властям. За неисполнение этого предписания полагалось наказание. Также наказывалось всякое оскорбительное или неуважительное высказывание в адрес властей, чиновников, полиции.

Далее следовали должностные преступления. Ответственность за них предусматривалось как в Уложении, так и в ведомственных дисциплинарных уставах и правилах. К должностным преступлениям относились злоупотребление властью, превышение, а также бездействие власти, разглашение государственной или служебной тайны, ненадлежащее исполнение служебных обязанностей и т.п. Особое место среди должностных преступлений занимало взяточничество. В наиболее тяжких случаях за него полагалось тюремное заключение и ссылка в Сибирь, но в большинстве случаев наказание ограничивалось взысканием с виновного штрафа в двойном размере взятки.

К имущественным преступлениям относились разбой, грабеж, воровство, мошенничество, вымогательство, умышленное повреждение чужого имущества, поджог и т.п. Завершали список преступления против личности – убийство, телесные повреждения, незаконное лишение свободы, похищение ребенка, оскорбление и т.п.

Предусматривалась ответственность за самоубийство, которое осуждалось христианской религией. Самоубийцы лишались христианского погребения, их завещания и предсмертные распоряжения признавались недействительными. Покушавшийся на самоубийство и оставшийся в живых подлежал уголовной ответственности наравне с участниками дуэлей.

Воинские преступления – переход на сторону неприятеля, сдача крепости или военного корабля неприятелю, потеря боевого знамени, неисполнение приказа, бегство с поля боя, дезертирство, промотание казенного имущества, мародерство, насилие над мирным населением и т.п. – карались в соответствии с Воинским и Военно-Морским уставами о наказаниях.

Главной целью наказания являлось возмездие. Другой целью было предотвращение преступлений под страхом наказания. Цели перевоспитания и исправления не ставились.

Уложение определяло более ста видов наказаний, которые подразделялись на главные, дополнительные и заменяющие.

Главными видами наказания были:

а) смертная казнь, чаще приводившаяся в исполнение через повешение, а такие мучительные наказания, как колесование и четвертование более не применялись;

б) каторга от 4 до 20 лет или бессрочная, назначаемая, в основном, за политические преступления;

в) ссылка на поселение от 1 до 4 лет в разные районы страны, имевшая 13 степеней в зависимости от удаленности;

г) заключение в исправительные дома от полутора до 6 лет, в тюрьмы и крепости от двух месяцев до 2 лет;

д) арест от 1 дня до 6 месяцев;

е) штраф.

Дополнительными наказаниями считались лишение всех или особенных прав состояния, титулов, семейных прав, права на участие в выборах, права заниматься определенной деятельностью, а также конфискация имущества.

К уголовным и исправительным наказаниям не относились такие меры полицейского воздействия, как отдача под надзор полиции, высылка за границу, запрещение жить в определенных местностях.

Уголовный процесс. В ходе судебной реформы 1864 г. провозглашаются следующие принципы: равенство сторон в суде; обеспечение возможности защиты; участие в суде присяжных заседателей; оценка доказательств самим судом на основе обстоятельств дела; отделение судебного процесса от прямого вмешательства административных властей; устность, гласность, состязательность, презумпция невиновности.

В местных судах процесс проходил в упрощенном порядке, без деления на стадии. В лице мирового судьи объединялись следователь, судья и обвинитель. Допускалось примирение сторон при содействии судьи. В качестве доказательств в мировом суде служили показания истцов, ответчиков, потерпевших, свидетелей, а также письменные доказательства и присяга.

В общих судах процесс по уголовным делам делился на несколько стадий: 1) дознание, которое вела полиция, а по политическим делам – жандармерия с целью установления факта преступления; 2) предварительное следствие; 3) подготовительные к суду действия; 4) судебное следствие; 5) вынесение приговора; 6) исполнение приговора; 7) пересмотр приговора, если это необходимо.

Законными поводами к возбуждению уголовного дела были жалобы частных лиц, сообщения полиции, иных учреждений и должностных лиц, явка с повинной, усмотрение прокурора или судебного следователя.

Предварительное следствие осуществлялось судебными следователями под наблюдением прокуроров, а по государственным преступлениям - членами судебных палат и Сената. Следователям помогала полиция. На этой стадии участие защиты не допускалось. Со следственными материалами знакомили обвиняемого и направляли их прокурору, который составлял обвинительный акт и представлял его в окружной суд или в судебную палату, если дело должно было рассматриваться с участием присяжных. Палата выносила определение о предании суду, и дело поступало на рассмотрение в окружной суд.

В судебном заседании присутствовали три члена суда, секретарь суда, прокурор, адвокат, а в суде присяжных – также 12 основных присяжных заседателей и двое запасных. Права судей и заседателей объявлялись равными. Стороны имели право отвода суда. Заседания проводились публично, кроме дел о половых преступлениях, о преступлениях против царя, его семьи и веры.

Судебное следствие начиналось с чтения обвинительного заключения. Затем следовал допрос обвиняемого, свидетелей, проверка других доказательств. Если подсудимый сразу признавал себя виновным, то сразу переходили к заключительным прениям. В ходе их слушались речи прокурора, адвоката и объяснения подсудимого. До вынесения вердикта прокурор не мог касаться вопроса о мере наказания.

Вердикт присяжные принимали до вынесения приговора большинством голосов. Давался один из двух ответов: «виновен» (иногда добавлялось «но заслуживает снисхождения») или «невиновен». При этом в совещательной комнате присяжные не могли пользоваться материалами дела.

После вынесения обвинительного вердикта прокурор давал заключение о мере наказания. Защитник выдвигал свои возражения, затем предоставлялось последнее слово подсудимому. Члены суда удалялись на совещание, выносили приговор с определением меры наказания, который оглашался в суде. Если суд признавал, что присяжными осужден невиновный, дело передавалось на слушание нового состава присяжных, и их решение было уже окончательным.

Приговоры, постановленные в окружном суде с участием присяжных, и приговоры судебных палат были окончательными и обжалованию не подлежали. Они могли быть обжалованы или опротестованы прокурорами в кассационном порядке в Сенат. Приговоры окружных судов без участия присяжных заседателей могли быть обжалованы в апелляционном порядке в судебную палату. Приговоры Сената и Верховного уголовного суда могли быть отменены только императором в порядке помилования. Вступившие в законную силу приговоры исполнялись полицией.

Существовали и изъятия из общего порядка рассмотрения дел. Так, по должностным преступлениям предварительное следствие и предание суду производилось должностными лицами того ведомства, к которому принадлежал обвиняемый, а не судебными следователями.


Глава IX.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.022 с.)