ТОП 10:

Политики в конце XX – начале XXI вв.



 

Становление инфраструктуры молодёжной политики в нормативном правовом отношении концептуально и организационно обусловлено спецификой институционализации политики российского государства в отношении молодёжи и её социальных проблем в период с 90-х годов XX столетия по настоящее время.

В постсоветский период становление инфраструктуры молодёжной политики происходило на протяжении трёх этапов: социозащитном, адаптивном, модернизационном.

На каждом этапе инфраструктура складывалась как комплекс учреждений, ориентированных на работу с молодёжью в соответствии с правовыми, нормативными, организационными, материальными, финансовыми и профессиональными ресурсами, которыми располагала молодёжная политика в разные периоды собственного развития.

На первом этапе (1992 – 2003 гг.) инфраструктура складывалась по социозащитному сценарию.

На втором этапе (2004 – 2008 гг.) приоритетное значение имело становление инфраструктуры поадаптивному сценарию.

На третьем, современном этапе (с 2009 г. и в настоящее время)инфраструктура стала приобретать черты, позволяющиеей функционировать помодернизационному сценарию.

Этапы отражают сложность формирования данного института социализации российской молодёжи и в тоже время недостаточную разработанность инфраструктуры молодёжной политики по ряду аспектов:

– в оценке реального состояния молодёжной среды и иерархии социальных проблем, имеющих место в молодёжной среде по показателям и конкретным проявлениям социального неблагополучия молодых людей;

– в выборе направлений, средств, технологий работы с молодёжью, которые отвечали бы потребностям и были адекватны особенностям социализации современных молодых людей в разных социальных системах;

– в определениистепени эффективности социального воздействия на процесс социального развития современных юношей и девушек;

– в учёте перспектив социального становления молодёжи, а также прогнозов социального, экономического, политического развития российских регионов и страны в целом для выбора собственных модернизационных механизмов.

На первом этапе (1992 – 2003 гг.) специфика становления инфраструктуры была связана с социозащитным подходом к молодёжи и её проблемам, реализуемым в рамках российской социальной политики.Социозащитная ориентация была обусловлена усилением экономической и политической нестабильности в российском государстве и обществе, способствовавшей появлению и интенсивному нарастанию всех видов социального неблагополучия в среде молодёжи.

По данным социологических исследований, к концу 90-х годов XX столетия ситуация с положением молодой части населения страны оценивалась как критическая. Около 70% молодёжи оказалось за чертой бедности. Усиливались процессы материальной дифференциации и социального расслоения среди российской молодёжи. Более 40% молодых людей не видели возможности реализовать свои социальные гарантии: право на труд, образование, жильё, медицинское обслуживание. Значительная часть российских юношей и девушек крайне низко оценивали свой социальный статус (оценки 1-3 по 10-ти бальной шкале) [133].

На тот момент развитие системы социальных служб и социальных услуг стало одним из средств реализации срочных государственных мер по решению проблем жизнеустройства российской молодёжи. Помощь в обеспечении молодёжи жильём, реализация мер по материальной поддержке молодых семей с детьми, мероприятия по снижению уровня молодёжной безработицы, и увеличению доходов молодёжи, повышению уровня жизни юношей и девушек, содействие снижению уровня преступности и оздоровления молодёжи, включая организацию свободного времени – явились основными направлениями работы с молодёжью в условиях социальных служб и организаций.

Объективные трудности, которые в указанный период времени сопровождали становление инфраструктуры, были обусловлены характером особенностей и общих проблем развития молодёжной политики, включая область организации работы с молодёжью.

Среди трудностей общего плана наиболее существенными стали:

1) отсутствие базового федерального закона, регулирующего отношения государства, гражданского общества и молодёжи;

2) несформированность регионального законодательства по вопросам молодёжной политики;

3) концептуальная неопределённость государственной политики по отношению к российской молодёжи и её проблемам;

4) несогласованность и противоречивость действий органов исполнительной власти на федеральном и региональном уровнях при создании органов и структур управления молодёжной политикой;

5) ведомственная разобщённость учреждений по работе с молодёжью;

6) слабое взаимодействие и отсутствие координации в действиях между структурами, имеющими подведомственные учреждения по работе с молодёжью;

7) отсутствие подготовленных кадров для работы на разных уровнях инфраструктуры государственной молодёжной политики.

Специфичные трудности проявились в следующих особенностях, которые были присущи инфраструктуре на тот момент:

1) отсутствие нормативных документов, определяющих порядок организации и функционирования учреждений по работе с молодёжью на региональном и муниципальном уровнях;

2) недостаток специалистов по работе с молодёжью для работы на региональном уровне и по месту жительства юношей и девушек;

3) фрагментарность, поверхностность, скудность информации о положении российской молодёжи и наиболее острых проблемах, присущих молодёжному сообществу субъектов Российской Федерации;

4) неясность направлений работы с молодёжью – во-первых, востребованных в молодёжной среде и, во-вторых, представляющих интерес для государства и общества;

5) методическая и технологическая необеспеченность работы с разными социально-демографическими группами молодёжи;

6) отсутствие помещений для размещения учреждений по работе с молодёжью;

7) низкая материально-техническая оснащённость учреждений, организующих работу среди молодёжи.

В самом начале постсоветского периода в нормативных правовых документах, определявших институционализацию молодёжной политики, имели место отдельные вопросы организации и регулирования работы с молодёжью как объектом и субъектом мер государственной помощи и поддержки.

В указах Президента и постановлениях Правительства Российской Федерации были заложены первичные основы, существенным образом повлиявшие не только на становление, но и последующее развитие инфраструктуры молодёжной политики как части социальной сферы российского государства.

Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1992 года № 1075«О первоочередных мерах в области государственной молодёжной политики» (с изменениями от 12.04.1999) предусматривалось признание целостной государственной молодёжной политики в России одним из приоритетных направлений социально-экономической политики государства, а предоставление молодым гражданам гарантированного минимума социальных услуг было определено в качестве неотъемлемой составляющей данного вида государственной деятельности [134].

В целях уточнения позиции государства по отношению к молодёжи и молодёжной политике было подготовлено постановление Верховного Совета Российской Федерации от 3 июня 1993 года № 5090-1 «Об основных направлениях государственной молодёжной политики в Российской Федерации» [135].

В указанном нормативном документе имелись положения, которые можно рассматривать в качестве базовых оснований, необходимых для первоначального становления инфраструктуры: «гарантированное предоставление социальных услуг» приоритетно обозначено одним из направлений реализации молодёжной политики в Российской Федерации, а «социальные службы для молодёжи» впервые определены как учреждения, специально предназначенные для работы с несовершеннолетними и молодёжью.

Основы организации и функционирования инфраструктуры молодёжной политики, обозначенные в данном нормативном акте, получили дальнейшее развитие на уровне субъектов Российской Федерации:

1) определена специфика социальных служб для молодёжи, которые могут иметь различный профиль и направления деятельности;

2) уточнено, что направления деятельности социальных служб могут быть: информационное, оказания помощи, реабилитационное, патронажного обслуживания;

3) в состав социальных услуг, оказываемых социальными службами, включены следующие виды профессиональной деятельности: психологические, педагогические, юридические, наркологические;

4) названы категории молодых людей «с особым статусом», которым оказываются услуги в учреждениях для молодёжи (молодые инвалиды, демобилизованные военнослужащие, лица, освобождённые из учреждений исполнения наказаний, лиц, прошедших лечение от наркомании, токсикомании, алкоголизма, молодые семьи);

5) указана необходимость выделять ассигнования на финансирование мероприятий в области молодёжной политики в части материальной поддержки программ социальной помощи отдельным категориям молодёжи, социальных служб для молодёжи в федеральном и местном бюджетах отдельной строкой;

6) поставлен вопрос об обязательности создания государственных органов по делам молодёжи в структуре исполнительной власти всех уровней.

Дальнейшее укрепление инфраструктуры было обусловлено принятием постановления Правительства Российской Федерации от 3 апреля 1996 года № 387 «О дополнительных мерах поддержки молодёжи в Российской Федерации». Органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации было рекомендовано в целях социально-экономической поддержки российской молодёжи принять меры по укреплению органов и учреждений по делам молодёжи, развитию материальной базы для работы с детьми, подростками и молодёжью по месту жительства, а также не допускать нецелевого использования помещений, зданий и сооружений, предназначенных для работы с детьми и молодёжью [136]. В результате принятия указанных нормативных правовых документов поддержку со стороны органов исполнительной власти регионального и муниципального уровней получил институциональный компонент инфраструктуры молодёжной политики. Однако содействие зарождающейся инфраструктуре отличалось бессистемностью, так как федеральные нормативные акты в области молодёжной политики имели рекомендательный характер, а процесс организации учреждений в регионах полностью зависел от бюджетных возможностей субъектов Российской Федерации. Становление инфраструктуры как системы учреждений, осуществляющих социальный, правозащитный, психологический, педагогический, культурно-досуговый, физкультурно-оздоровительный виды деятельности, по обеспечению «социально-правовой защищёедения как социальной организации, организующей работу с населением;нности подростков и молодёжи, интеграции их в социально-экономическую, общественно-политическую и культурную жизнь страны, региона, поселения, а также целенаправленной социально-досуговой работы с подростками и молодёжью по месту жительства, профилактике безнадзорности, правонарушений, наркомании среди подростков и молодёжи», [137] стало возможным благодаря программно-целевому подходу к реализации «основных направлений государственной молодёжной политики в Российской Федерации» [138]. Федеральная молодёжная программа (ФЦП) утверждается распоряжением Правительства Российской Федерации и включает в себя комплекс социально-экономических, правовых, организационных и других мероприятий, призванных обеспечить реализацию молодёжной политики в Российской Федерации и направленных на решение различных проблем, имеющих место в молодёжной среде, поддержку инициативы молодых граждан и их объединений.

В рассматриваемый период с 1995 по 2000 гг. программно-целевой подход явился ведущим средством для формирования нормативного правового, институционального, содержательно-технологического и ресурсного (финансового, технического, информационного, кадрового) компонентов инфраструктуры молодёжной политики. В связи с чем, федеральные целевые программы «Молодёжь России» (1995-1997 гг. и 1998-2000 гг.)сыграли одну из ключевых ролей в становлении инфраструктуры государственной молодёжной политики.

Поддержка учреждений по работе с молодёжью осуществлялась на федеральном и региональном уровнях:

– реализовывались меры по материально-техническому оснащению учреждений;

– отрабатывались вариативные модели деятельности учреждений в соответствии с их специализацией в рамках актуальных аспектов региональной молодёжной проблематики;

– создавались экспериментальные центры по работе с молодёжью;

– проводились региональные мониторинги социального обслуживания и социальных услуг для молодёжи;

– широкое распространение получили региональные и муниципальные конкурсы проектов и программ в целях апробации инновационных методик и технологий работы в молодёжной среде.

Социозащитный характер программ и их направленность на социальную поддержку молодёжи в решении наиболее острых молодёжных проблем обусловили становление инфраструктуры по социозащитному сценарию в целях:

во-первых, защиты как процесса формирования и развития личности молодого человека;

во-вторых, защиты среды, в которой происходит формирование и развитие личности;

в-третьих, защиты прав молодых граждан (право на образование, неприкосновенность личности, семью, профессиональную деятельность и т. д.);

в-четвёртых, целевой социальной защиты различных социальных групп и категорий молодёжи [139].

Несмотря на присутствие в обществе большого числа противоречий и социальных деформаций, первостепенное внимание в деятельности социальных служб и учреждений того времени уделялось вопросам целевой защиты уязвимых в социальном плане групп и категорий молодёжи, которые не имели возможностей самостоятельно без государственной помощи и поддержки решать свои жизненные проблемы (молодые семьи с детьми, молодые люди с инвалидностью, безработная и молообеспеченная молодёжь и др.).

Указанная специфика была обусловлена ориентированностью инфраструктуры на планируемый социальный эффект от выполнения мероприятий первой федеральной целевой программы «Молодёжь России» (1995-1997 гг.) – «удовлетворение социально значимых потребностей молодёжи, оказавшейся в критических, конфликтных ситуациях, её социальная реабилитация и создание условий для участия впоследствии в полноценной жизнедеятельности» [140].

Социозащитная направленность учреждений по работе с молодёжью, имея преимущественное значение, охватывала и другие, не менее актуальные для молодёжной среды аспекты молодёжной политики, такие как «содействие молодёжному предпринимательству, […] содействие трудоустройству молодёжи на временную и постоянную работу, […] организация досуга и оздоровительного отдыха молодёжи, пр.» [141].

Реализация обозначенных ориентиров молодёжной политики воплотилась в экстенсивном преобразовании её инфраструктуры.

Активное становление инфраструктуры молодёжной политики происходило по направлению увеличения числа социальных служб, что в целом не решало задачи обеспечения молодёжи социальными услугами и не соответствовало их потребностям в мерах социальной психолого-педагогической, медицинской и правовой поддержки. Если к середине 1994 годапо линии комитетов (отделов) по делам молодёжи в 150 населённых пунктах было организовано 265 социальных служб, то в 1997 году социальные службы для молодёжи осуществляли свою деятельность более чем по двадцати различным направлениям.

Всего в стране на тот период времени действовали 142 службы трудоустройства и профориентации молодёжи (молодёжные биржи труда); около 200 социальных служб для детей и молодёжи; 55 информационных центров для молодёжи; 41 центр содействия малому предпринимательству молодёжи, 1351 клуб по месту жительства [142].

Наибольший импульс становлению инфраструктуры молодёжной политики придало принятие основополагающих федеральных законов, определявших:

– сущность, порядок организации и функционирования социальных служб и оказания социальных услуг в системе социального обслуживания и социальной защиты населения;

– порядок работы с подростками и молодёжью в системе органов по делам молодёжи.

Организационные, функциональные и содержательные характеристики инфраструктуры молодёжной политики были заложены в федеральных законах:

1) ФЗ № 195-ФЗ «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации» (1995 г.), определившем специфику функционирования социальных служб, виды и порядок оказания социальных услуг для различных категорий граждан, в том числе находящихся в трудной жизненной ситуации (что соответствовало состоянию социального неблагополучия, характерного для значительной части молодёжи в конце XX столетия) [143];

2) ФЗ № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (1999 г.), закрепившем перечень видов учреждений органов по делам молодёжи и основные направления их деятельности [144].

Федеральные законы оказали определяющее влияние на развитие учреждений по работе с молодёжью, что обусловило не только количественное увеличение числа учреждений, но и способствовало открытию новых видов учреждений, формированию соответствующих профилю учреждений направлений и форм работы с молодёжью, появлению сферы социального обслуживания молодых людей в виде комплекса социальных услуг (социально-психологических, социально-педагогических, социально-медицинских, социально-бытовых, правовых).

Активная реализация государственных мер в рамках федеральных целевых программ способствовала качественному преобразованию инфраструктуры:

1) предусматривалось формирование комплекса социальных служб, ориентированных на решение проблем социального неблагополучия молодёжи (бирж труда, центров социально-психологической помощи, наркологических служб, социальных приютов, учреждений социальной реабилитации, центров юридической помощи и консультации, служб помощи молодой семье, досуговых центров и т. д.);

2) решались задачи по содержательному и технологическому обеспечению деятельности учреждений социального обслуживания молодёжи (разработка новых направлений деятельности, создание инновационных технологий социальной работы с молодёжью, внедрение системы информационного обеспечения молодёжных социальных программ и пр.);

3) создавалось проектно-прогнозное обеспечение деятельности социальных служб (проведение мониторингов положения молодёжи, анализ и оценка результатов решения социальных проблем молодых людей, формирование электронных баз данных по социальному обслуживанию юношей и девушек и пр.).

В рассматриваемый период получило развитие конкурсы целевых программ (проектов) среди учреждений социального обслуживания молодёжи и подростково-молодёжных клубов и учреждений по работе с детьми, подростками и молодёжью по реализации направления «Формирование и развитие системы социальных служб и клубов для молодёжи» федеральной целевой программы «Молодёжь России (2001-2005 годы)» (в части развития системы клубов для молодёжи и системы социальных служб для молодёжи).

К 2000 году в субъектах Российской Федерации действует более 350 социальных служб органов по делам молодёжи, 660 социальных учреждений различной ведомственной подчинённости, более 1350 клубов по месту жительства, реализующих направления президентской ФЦП «Молодёжь России». Существенно расширилась сеть учреждений социального обслуживания семей и детей. В регионах оформилось более 500 центров и клубов «Молодая семья», использующих в своей работе различные виды деятельности с юношами и девушками. Всего в 30 субъектах Российской Федерации функционировало 85 молодёжных бирж труда, центров занятости и социальных центров молодёжи [145].

Последующее становление инфраструктуры было связано сзакреплением её институционального и содержательно-технологического компонентовна федеральном уровне управления молодёжной политикой.

Начиная с 2000 года, федеральные органы управления уделяют внимание разработке и внедрению в практики работы учреждений органов по делам молодёжи нормативных документов, регламентирующих их функционирование в рамках инфраструктуры государственной молодёжной политики.

Причин для активизации работы в данном направлении со стороны федеральных органов управления молодёжной политикой было несколько.

Во-первых, имеющиеся Федеральные законы № 195-ФЗ и № 120-ФЗ не исчерпывали всего перечня вопросов, определяющих порядок организации и функционирования учреждений по работе с молодёжью.

Во-вторых, бурное развитие учреждений по работе с молодёжью требовало упорядочивания содержательных аспектов их деятельности. Основанием стала реализация основных направлений развития молодёжной политики, которые в 1993 году были определены в постановлении Верховного Совета Российской Федерации «Об основных направлениях государственной молодёжной политики в Российской Федерации» и далее развиты в 2001 году в Концепции государственной молодёжной политики с учётом социально-экономических и социально-культурных изменений, произошедших в стране с начала 90-х годов.

Концепция так и не была одобрена (проведена через Правительственную комиссию по делам молодёжи и представлена на согласование в Администрацию Президента Российской Федерации), но она существенным образом повлияла на определение сущности молодёжной политики в Российской Федерации.

С учётом реального состояния молодёжной среды в субъектах Российской Федерации были обозначены основные направления и механизмы развития молодёжной политики, которые в дальнейшем последовательно внедрялись в практику работы с молодёжью:

– формирование и реализация целевых программ;

– государственная поддержка молодых граждан в сфере образования, воспитания и развития;

– содействие и поддержка молодых граждан в области охраны их здоровья, в профилактике опасных заболеваний и формировании здорового образа жизни;

– содействие обеспечению экономической самостоятельности молодых граждан и реализации их трудовых прав и обязанностей;

– государственная поддержка молодых семей;

– государственная поддержка молодых граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в их социальном обслуживании, в социальной реабилитации и адаптации;

– поддержка общественно значимых инициатив, общественно-политической деятельности молодёжи, молодёжных и детских общественных объединений [146].

Несмотря на значительную социозащитную ориентированность Концепции, она оказала существенное влияние на развитие государственной молодёжной политики и становление сети учреждений, образующих инфраструктуру молодёжной политики.

В русле социозащитной направленности молодёжной политики в сентябре 2002 года было подготовлено инструктивное письмо Министерства образования России «О создании (функционировании) учреждений социального обслуживания молодёжи органов по делам молодёжи» и соответствующие «Методические рекомендации по вопросам создания (функционирования) учреждений социального обслуживания молодёжи органов по делам молодёжи».

Содержание Методических рекомендаций включало меры по работе с молодёжью, которые соответствовали направлениям «Формирование и развитие системы социальных служб и клубов для молодёжи» и «Комплексные меры по укреплению молодой семьи» реализуемой в тот период времени федеральной целевой программы «Молодёжь России (2001-2005 гг.)». По мнению разработчиков, нормативный документ не только способствовал совершенствованию работы уже созданных учреждений социального обслуживания молодёжи в субъектах Российской Федерации, но и ориентировал многие субъекты молодёжной политики на базовые показатели, определяющие развитие социальной работы в молодёжной среде.

В ноябре того же 2002 года было опубликовано инструктивное письмо Министерства образования России «О подростково-молодёжных клубах органов по делам молодёжи».

В новом нормативном документе был определён профиль подростково-молодёжных клубов (центров) как учреждений дополнительного образования, что обусловливало специфику их организации и деятельности в соответствии с Типовым положением об образовательном учреждении дополнительного образования детей, утверждённым постановлением Правительства Российской Федерации от 7 марта 1995 года № 233 (в редакции Постановления от 22.02.1997 № 212). Другой важной частью стало чёткое определение ведомственной принадлежности данных учреждений по работе с молодёжью к органам по делам молодёжи, что обеспечивало их дальнейшее развитие в составе инфраструктуры молодёжной политики на региональном и муниципальных уровнях её реализации [147].

Далее, в октябре 2003 года был принят Федеральный закон № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», в котором организация и осуществление мероприятий по работе с детьми и молодёжью былиотнесены к числу вопросов местного значения всех предусмотренных законодательством Российской Федерации типов муниципальных образований (городского или сельского поселения, муниципального района, городского округа, внутригородской территории города федерального значения) [148]. Принятие указанного федерального законодательного акта позволило субъектам Российской Федерации создавать собственные законодательные акты и разрабатывать нормативные документы, регламентирующие деятельность органов исполнительной власти в сфере работы с молодёжью.

Федеральная составляющая выполняла определяющую роль в становлении нормативного правового и институционального компонентов инфраструктуры молодёжной политики, что и было отражено в примерном перечне учреждений социального обслуживания органов по делам молодёжи, включённом в содержание приложения к Методическим рекомендациям по вопросам создания (функционирования) учреждений социального обслуживания молодёжи органов по делам молодёжи.

Примерный перечень существенно отличался от предложенного ранее в Законе № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (1999 г.).

Согласно новому перечню предлагалось существенное увеличение числа видов учреждений органов по делам молодёжи, ориентированных на следующие особенности организации работы в молодёжной среде:

1) разные возрастные категории молодёжи (младшая, средняя, старшая);

2) молодёжные группы, нуждающиеся в помощи и поддержке в связи с их особым положением или особенностями социализации: молодые семьи, молодёжь, находящаяся в трудной жизненной ситуации, молодые люди с социальными проблемами и т. д.;

3) реализацию направлений, услуг, востребованных в молодёжной среде: социально-профилактическая; социально-реабилитационная; трудовая; социально-бытовая; спортивно-оздоровительная; культурно-массовая; информационная; консультационная; др.;

4) сферы жизнедеятельности молодёжи: выбор профессии и трудоустройство, карьера, досуг, спорт и здоровьесбережение, создание семьи, социальные практики и общественная деятельность и пр.

К видам учреждений органов по делам молодёжи были отнесены следующие виды социальных организаций: комплексный центр социального обслуживания молодёжи; социальная служба для молодёжи; социальный центр молодёжи; центр социальной поддержки молодёжи; центр экстренной психологической помощи молодёжи по телефону; молодёжный центр планирования семьи; центр правовой помощи молодёжи; центр информации для молодёжи; комплекс социально-досуговых центров детей и молодёжи; клуб для детей, подростков и молодёжи; центр по работе с детьми, подростками и молодёжью; молодёжный центр; оздоровительно-образовательное учреждение; молодёжная биржа труда; молодёжный бизнес-инкубатор; центр молодёжного предпринимательства, др.

Если Закон № 120-ФЗ предлагал только четыре вида учреждений (центр социально-психологической помощи молодёжи; подростково-молодёжный клуб; центр по профориентации и трудоустройству молодёжи; социально-реабилитационные центры для подростков и молодёжи), то в Методических рекомендациях этот список был увеличен до 22 социальных структур, организующих работу в молодёжной среде.

Отличительной особенностью организационного обеспечения инфраструктуры стала возможность значительного расширения последнего списка за счёт открытия иных учреждений, предоставляющих социальные услуги. Следовательно, органам по делам молодёжи было рекомендовано самостоятельно решать вопрос о том, какие направления в рамках деятельности учреждений будут наиболее востребованы среди молодёжи, проживающей на территории субъекта Российской Федерации.

Расширение видового разнообразия учреждений, их окончательное закрепление в составе органов по делам молодёжи, уточнение организационной структуры и функционального оснащения стало возможным благодаря постоянной работе органов исполнительной власти федерального и регионального уровней, органов по делам молодёжи субъектов Российской Федерации, а также накоплению опыта социальных практик конкретными учреждениями по работе с молодёжью.

Действующие на тот момент нормативные правовые акты определяли развитие учреждений по работе с молодёжью в виде организаций по социальному обслуживанию населения (в том числе его молодой части).

В этой связи возник актуальный вопрос о «правомерности отнесения тех или иных типов учреждений к системе социальных служб для молодёжи, которые формируются как комплексные центры социального обслуживания молодёжи, в том числе с элементами, не относящимися к социальной службе, но составляющими часть образа жизни молодёжи» [149].

Сущность учреждений молодёжной политики и их отличия от учреждений социальной защиты населения выражалось в том, что «социальные службы для молодёжи не подменяют структуры социальной защиты населения, опирающиеся в основном на патерналистскую поддержку отдельных социальных групп молодёжи, а дополняют их». Следовательно, специфика социальной работы с молодёжью заключается «в том, что молодёжь рассматривается не как объект воспитания, а его активный субъект» [150].

Выявление подхода, определяющего различие видов учреждений по работе с молодёжью, стало необходимым в связи с последующим обозначением аспектов организационного обеспечения инфраструктуры молодёжной политики. В этой связи установлено, что принятые Методические рекомендации внесли существенный вклад в организационное и функциональное обеспечение инфраструктуры молодёжной политики. Однако имеющуюся в нормативном документе трактовку понятия «учреждение для молодёжи» не как «учреждения для молодёжи органов по делам молодёжи», а как «учреждения социального обслуживания молодёжи органов по делам молодёжи»,можно считать неоднозначной по двум причинам. Во-первых, органы по делам молодёжи относятся к органам исполнительной власти, отвечающим за реализацию направлений и мер молодёжной политики. Во-вторых, учреждения социального обслуживания относятся к системе социальной защиты населения, а не к области реализации направлений и мер молодёжной политики. Проведённый анализ нормативного правового обеспечения деятельности инфраструктуры, включающей сеть учреждений по работе с молодёжью, подтвердил указанное уточнение и подвёл к заключению о том, что необходимо провести чёткую грань между определениями данных типов учреждений. Организация работы с молодёжью (с различными социальными группами молодых людей, категориями молодёжи) осуществляется в учреждениях, которые функционируют в сферах: молодёжной политики, социальной защиты населения. Необходимо различать «инфраструктуру учреждений молодёжи органов по делам молодёжи», которая относится к сфере реализации молодёжной политики (включает виды учреждений, определённые в Законе от 24 июня 1999 года № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»), и «инфраструктуру учреждений социального обслуживания населения (молодого в том числе)»,которая относится к системе социальной защиты населения (включает комплекс учреждений, определённый в Законе от 10 декабря 1995 года № 195-ФЗ«Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации»). Учреждения, предназначенные для организации работы с молодёжью, стали именоваться «учреждениями социального обслуживанияорганов по делам молодёжи» на основании вышеупомянутых Методических рекомендаций. В первом разделе «Общие положения» рассматриваемого документа говорится о том, что «государственные и муниципальные учреждения социального обслуживания молодёжи органов по делам молодёжи» создаются в соответствии с Законом № 195-ФЗ, а их целевая направленность состоит в осуществлении мер по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, социально-медицинских, психолого-педагогических, оздоровительных, образовательных, социально-правовых услуг и материальной помощи и др. [151]. Следовательно, основная задача учреждений социального обслуживания молодёжи состоит в реализации мер социальной защиты в отношении молодой части населения Российской Федерации. Во втором разделе «Основные направления деятельности учреждений социального обслуживания молодёжи» указано, что деятельность учреждений социального обслуживания молодёжи «направлена на обеспечение реализации государственной молодёжной политики посредством решения острых социальных проблем молодёжи». Следуя данному заключению, учреждения социального обслуживания принимают участие в реализации актуальных направлений молодёжной политики, к которым отнесены: «создание условий для решения социальных, материальных и жилищных проблем молодёжи, обеспечение её занятости и отдыха, формирования здорового образа жизни, поддержки молодой семьи и молодёжных общественных организаций и т. д.». На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что в данном документе произошла подмена понятий. Социальное обслуживание населения представляет собой комплекс разнообразных услуг и выдач в натуральной форме, предоставляемых престарелым, инвалидам, нетрудоспособным, семьям с детьми. Организация социального обслуживания является относительно новой областью в части реализации государственных мер по социальной защите граждан и входит в общую систему социальной защиты населения. Отдельные категории и группы молодых людей (уязвимых в социальном плане) являются потребителями социальных услуг в учреждениях социальной защиты наряду с населением, проживающим на данной территории. К группе молодёжи, уязвимой в социальном плане, относятся: молодые семьи, неполные молодые семьи, молодые люди с инвалидностью, выпускники учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и другие категории молодёжи, закреплённые федеральным и (или) региональным законодательством. Определяющим является заключение о том, что подобная социозащитная трактовка сущности и целевой направленности учреждений для молодёжи противоречит Закону № 120-ФЗ. Функционально учреждения органов по делам молодёжи должны: – опираться на законодательные акты в сфере государственной молодёжной политики как федерального, так и регионального уровня (но не в области социального обслуживания как направления системы социальной защиты населения); – действовать в соответствии с положением об учреждении молодёжной политики (но не социальной защиты); – осуществлять направления работы, обеспечивающие реализацию социальных услуг, следуя примерным стандартам оказания услуг, специфичных для работы с молодёжью и в молодёжной среде (но не по стандартам, касающимся социального обслуживания населения как объекта мер социальной защиты).

Становление инфраструктуры молодёжной политики по социозащ







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.131.97 (0.017 с.)