ТОП 10:

Моделирование инфраструктуры молодёжной политики в



Российских регионах

 

Инфраструктура молодёжной политики является частью социальной инфраструктуры, ориентированной на выполнение установок социальной политики по отношению к молодёжи и отличается особенностями, которые:

– зависят от приоритетов государственных мер в связи со спецификой социального развития молодёжи;

– отражают состояние молодёжной среды и социальные проблемы молодёжи;

– проявляются в деятельности государственных и муниципальных учреждений органов по делам молодёжи.

Своеобразие современного этапа становления инфраструктуры обусловлено региональными различиями в обеспеченности материально-экономическими, профессионально-трудовыми, программными, технологическими, информационными ресурсами, которыми располагает молодёжная политика для реализации направлений, мер поддержки и содействия молодёжи.

Решение задачи по созданию моделей инфраструктуры способствует изучению её проекций, основанных на определённых общих признаках, которые по-разному проявляются при реализации молодёжной политики в субъектах Российской Федерации.

Выявление и изучение моделей также обусловлено необходимостью рассмотрения особенностей инфраструктуры, находящейся в различных состояниях, так как «фундаментальное различие между динамическими проблемами двух порядков, по-разному соотносящихся с заданной системой» [209] позволит выяснить характер процессов, обусловливающих реальное состояние инфраструктурных элементов.

Статика как состояние инфраструктуры позволяет найти различное в общем. Выделив компонентный состав инфраструктуры, можно констатировать, каким образом различные части взаимодействуют друг с другом, образуя целостность данной социальной микросистемы. Следовательно, статическое состояние позволяет провести анализ входящих в состав инфраструктуры компонентов, имеющих место в российских регионах: нормативного правового, институционального, содержательно-технологического, ресурсного.

Динамика для инфраструктуры представляет обратное от статики состояние и помогает найти общее в различном. Изучение в динамике позволит выяснить, каким образом входящие в состав инфраструктуры элементы (учреждения, организации, службы) обеспечивают её количественное и качественное изменение, проявляясь в моделях, которые отражают специфику региональной молодёжной политики.

Необходимость констатации в региональной молодёжной политике моделей инфраструктуры также обусловлена возможностями их анализа и корректировки с целью определения наиболее рациональных конструкций, которые можно предлагать для трансляции различным российским субъектам.

В молодёжной политике субъектов Российской Федерации представлены три модели инфраструктуры: локальная, сетевая, инструментальная.

Состав моделей является различным, так как складывается под влиянием детерминант. Детерминанты – это факторы, определяющим образом влияющие на становление инфраструктуры. Каждой модели инфраструктуры присущ свой набор детерминант – в виде ведущих факторов, отражающих её организационное устройство и содержательное своеобразие, обусловленное специфичными условиями разработки и реализации молодёжной политики в субъекте Российской Федерации. Обозначенные условия, необходимые для организации работы с молодёжью (материальные, экономические, территориальные и др.) формируются под воздействием управления молодёжной политикой со стороны органов государственной власти, местного самоуправления и соответствующих органов по делам молодёжи.

Выбранные детерминанты присутствуют в многосубъектном пространстве региональной молодёжной политики и позволяют охарактеризовать модели инфраструктур:

– для локальной модели определеныструктурно-сетевая и территориально-нормативная детерминанты;

– проявления сетевой модели опосредованы влиянием макросредовой и микросредовой детерминант;

– состояние инструментальной модели обусловлено детерминантами монопрофильности и полипрофильности.

Для исследования основных характеристик, при помощи которых возможно рассмотреть виды моделей инфраструктур, представленных в молодёжной политике российских регионов, использовались следующие методы:

1) экспертный опрос работников государственных органов по делам молодёжи российских регионов «Реализация молодёжной политики в субъектах Российской Федерации» (министерств, департаментов, комитетов, профильных отделов); целевая выборка n = 83 (субъекты Российской Федерации; 8 федеральных округов); ноябрь-декабрь 2010 г.;

2) опрос работников региональных учреждений по работе с молодёжью «Направления работы государственных (региональных) учреждений органов по делам молодёжи в субъектах Российской Федерации»; целевая выборка; n = 175; январь-март 2011 г.;

3)контент-анализ:

– нормативных документов по вопросам размещения государственных и муниципальных учреждений на территориях субъектов Российской Федерации (76 российских регионов);

– материалов Всероссийских конкурсов региональных и муниципальных учреждений органов по делам молодёжи: сентябрь-ноябрь 2010 г. (региональная выборка; n = 31 учреждение).

В качествевторичных источников эмпирических данных была использована статистическая информация по вопросам реализации молодёжной политики в российских регионах, предоставленная государственными органами по делам молодёжи субъектов Российской Федерации за 2009-2010 гг.

В ходе социологического исследования были получены данные, которые способствовали выявлению особенностей современного состояния инфраструктуры государственной молодёжной политики через констатацию её моделей, получивших развитие в субъектах Российской Федерации.

Первая модель инфраструктуры молодёжной политики – локальная анализировалась на основе детерминант, на основе которых формировалось представление о специфике организационного обеспечения инфраструктуры региональной молодёжной политики:

1) институционально-территориальная детерминанта отражает уровень обеспеченности субъекта Российской Федерации сетью государственных (региональных) и муниципальных учреждений;

2) структурно-нормативная детерминанта характеризует инфраструктуру в соответствии с нормативами минимальной обеспеченности территорий учреждениями органов по делам молодёжи.

Анализ организационного обеспечения инфраструктуры молодёжной политики, проведённый на основе институционально-территориальной детерминанты выявил, что в 2010 году в восьмидесяти трёх субъектах Российской Федерации работа с молодёжью осуществлялась в 3044 учреждениях органов по делам молодёжи. Из общего числа учреждений по работе с молодёжью, действующих в восьми федеральных округах Российской Федерации:

– 9,6 % учреждений относятся к государственным (региональным) органам по делам молодёжи;

– 90,4 % учреждений – к муниципальным органам по делам молодёжи.

Обеспеченность восьми федеральных округов Российской Федерации государственными (региональными) и муниципальными учреждениями по работе с молодёжью представлена в таблице 14.

 

Таблица 14.

Характеристика обеспеченности федеральных округов учреждениями органов по делам молодёжи, %

 

Наименование федерального округа Количество региональных учреждений, n = 291 Количество муниципальных учреждений, n = 2753
Центральный (18 субъектов) 19,9 26,0
Северо-Западный (11 субъектов) 14,8 3,1
Дальневосточный (9 субъектов) 4,1 1,8
Сибирский (12 субъектов) 7,2 7,9
Уральский (6 субъектов) 4,1 20,9
Приволжский (14 субъектов) 23,1 27,7
Южный (6 субъектов) 20,6 11,9
Северо-Кавказский (7 субъектов) 6,2 0,7

 

Конкретизация общих данных по организационной обеспеченности инфраструктуры за 2010 год отражена в следующих соотношениях среди региональных и муниципальных учреждений, действующих на территориях субъектов федеральных округов Российской Федерации (n = 83; %).

Наибольшие количественные показатели по двум основным видам учреждений органов по делам молодёжи характерны для Приволжского (23,1 % : 27,7 %), Центрального (19,9 % : 26,0 %), Южного (20,6 % : 11,9 %), Уральского (4,1 % : 20,9 %) федеральных округов. Наименьшие – для Северо-Западного (14,8 % : 3,1 %), Сибирского (7,2 % : 7,9 %), Дальневосточного (4,1: 1,8) и Северо-Кавказского (6,2 %: 0,7 %).

Данные о численности учреждений органов по делам молодёжи позволили составить рейтинг федеральных округов по показателю организационной обеспеченности инфраструктуры молодёжной политики: Приволжский – 27,3 %; Центральный 25,5 %; Уральский – 19,3 %; Южный – 12,7 %; Сибирский – 7,9 %; Северо-Западный – 4,3 %; Дальневосточный – 2,0 %; Северо-Кавказский – 1,2 %.

 

Рис. 5. Данные о количестве учреждений органов по делам молодёжи по восьмидесяти трём федеральным округам Российской Федерации, %

 

Анализ динамики организационного обеспечения инфраструктуры за 2009-2010 гг. позволил установить, что за рассматриваемый период в субъектах Российской Федерации не произошло существенных изменений по числу государственных (региональных) и муниципальных учреждений, организующих работу в молодёжной среде российских регионов:

– в 2009 году работа с молодёжью проводилась в 3145 учреждениях органов по делам молодёжи;

– в 2010 году – в 3044 учреждениях инфраструктуры региональной молодёжной политики.

Соотношение между двумя основными видами учреждений в 2009 году составляло 8,1 % и 91,9 %, а в 2010 году – 9,6 % и 90,4 %.

Из представленных данных следует, что на общефедеральном уровне для инфраструктуры характерна некоторая динамика числа входящих в её состав учреждений по работе с молодёжью. Объединение, реорганизация, перевод учреждения в другой статус или ведомственную подчинённость – являются следствием трансформационных процессов, происходящих в региональной молодёжной политике на уровне её организационно-управленческой составляющей.

Последующий анализ российских регионов по числу учреждений, осуществляющих работу в молодёжной среде, позволил составить их соответствующие уровневые характеристики.

При группировании субъектов Российской Федерации по уровням обеспеченности учреждениями инфраструктуры молодёжной политики основным показателем становится количество учреждений, организующих работу в молодёжной среде.

Высокий уровень характеризует российские регионы с наибольшим количеством учреждений, организующих работу в молодёжной среде (от 200 учреждений).

Средне-высокий уровень отличает регионы с показателями, занимающие промежуточное положение в степени обеспеченности российских регионов учреждениями по работе с молодёжью (от 70 до 200 учреждений).

Средний уровень объединяет регионы со средними значениями обеспеченности учреждениями (от 10 до 70 учреждений).

Низкий уровень показывает наличие регионов с низким количеством учреждений (одно учреждение).

Нулевой уровень означает, что в Российской Федерации имеются субъекты, в которых нет учреждений по работе с молодёжью, подведомственным региональным и/или муниципальным органам по делам молодёжи (учреждений нет).

Различия российских регионов по уровням организационной обеспеченности учреждениями органов по делам молодёжи, имеющих место в инфраструктуре молодёжной политики представлены в таблице 15.

Таблица 15.

Уровни обеспеченности федеральных округов учреждениями органов по делам молодёжи (%, n = 83)

 

Уровни обеспеченности субъектов учреждениями инфраструктуры молодёжной политики Распределение федеральных округов по уровням обеспеченности учреждениями инфраструктуры молодёжной политики
ЦФО СЗФО ДФО СФО УФО ПФО ЮФО СКФО
Высокий уровень 5,55 16,65 14,2 16,65
Средне-высокий уровень 11,1 16,7 16,65 7,2 16,65
Средний уровень 77,8 90,9 55,55 58,3 66,7 78,6 16,65 57,1
Низкий уровень 9,1 33,35 16,7 16,65 28,6
Нулевой уровень 5,55 11,1 8,3 33,4 14,3
Всего субъектов РФ * 18 100% 100% 100% 100% 100% 100% 100% 100%

 

По уровням организационной обеспеченности региональными и муниципальными учреждениями органов по делам молодёжи субъекты Российской Федерации представлены следующим образом (n = 83): высокий – 6,0 %; средне-высокий – 8,4 %; средний – 68,8 %; низкий –10,8 %; нулевой – 6,0 %.

При сравнении количественных данных становится очевидным, что две трети российских регионов (68,8 %) относятся к группе со средними показателями обеспеченности учреждениями по работе с молодёжью. Обозначенный факт является важной характеристикой современного состояния инфраструктуры, актуальной задачей развития которой становится количественное наращивание учреждений по работе с молодёжью при одновременной модернизации имеющейся сети социальных организаций, входящих в число субъектов управления российской молодёжной политикой.

Дальнейшее сравнение субъектов Российской Федерации привело к детальному рассмотрению регионов, в которых имеются наиболее существенные различия по признаку организационного устройства инфраструктуры молодёжной политики, и позволило составить рейтинг российских субъектов по количеству действующих учреждений по работе с молодёжью.

Первая группа включает пять российских регионов с наибольшим числом действующих учреждений органов по делам молодёжи от 200 и более. В её состав входят: Свердловская область (428), Республика Башкортостан (361), Орловская область (324), Астраханская область (243), и Нижегородская область (211).

По одному учреждению органов по делам молодёжи имеют российские регионы, объединённые во вторую группу: Республика Саха (Якутия), Республика Хакасия, Республика Адыгея, Карачаево-Черкесская Республика, Чеченская Республика, Забайкальский край, Псковская, Сахалинская и Еврейская автономная области.

Третья группа включает пять российских регионов, не имеющих учреждений, подведомственных органам по делам молодёжи: Тамбовская область, Республика Тыва, Челябинская область, Ростовская область, Республика Ингушетия.

Для более детального изучения организационной обеспеченности инфраструктуры молодёжной политики из восьми федеральных округов были выбраны субъекты с наибольшим количеством учреждений органов по делам молодёжи, рейтинг которых представлен в таблице 16.

Таблица 16.

Рентинг субъектов Российской Федерации по степени обеспеченности учреждениями органов по делам молодёжи (%, n = 21)

 

Наименование субъекта Российской Федерации Количество учреждений в регионе * Состав инфраструктуры ** Количество молодёжи ***  
1. Свердловская область 14,0 0,3/99,7 0,23
2. Республика Башкортостан 11,8 7,2/92,8 0,27
3. Орловская область 10,6 1,9/98,1 0,30
4. Астраханская область 8,0 17,7/82,3 0,41
5. Нижегородская область 6,9 3,8/96,2 0,24
6. Московская область 5,1 -/100 0,63
7. Республика Татарстан 2,5 18,2/81,8 1,29
8. Город Москва 3,0 29,8/70,2 1,06
9. Тюменская область 2,5 6,5/93,5 1,29
10. Омская область 2,4 4,2/95,8 1,38
11. Новосибирская область 2,3 5,6/94,4 1,40
12. Волгоградская область 2,4 13,9/86,1 1,38
13. Удмуртская Республика 1,6 18,8/81,2 2,08
14. Ульяновская область 1,4 -/100 2,32
15. Костромская область 1,3 10,3/89,7 0,92
16. Тульская область 1,1 2,9/97,1 2,84
17. Амурская область 0,9 3,3/96,4 3,33
18. Республика Коми 0,9 3,6/96,4 3,57
19. Калужская область 0,7 4,5/95,5 4,54
20. Республика Северная Осетия – Алания 0,6 31,6/68,4 5,26
21. Республика Алтай 0,4 8,3/91,7 8,33

 

* количество учреждений в регионе рассчитано от их общего числа в 83 субъектах Российской Федерации

** инфраструктура включает: региональные /муниципальные учреждения органов по делам молодёжи субъектов Российской Федерации; рассчитано от общего числа учреждений, функционирующих в данном субъекте

*** количество молодёжи регионального социума рассчитано на одно учреждение органов по делам молодёжи конкретного субъекта

 

Выявленные различия на федеральном и региональном уровнях нельзя рассматривать в качестве основных источников для объективной оценки современного состояния инфраструктуры молодёжной политики по показателю организационной обеспеченности. Использование институционально-территориальной детерминанты позволило выяснить, что федеральные округа и российские регионы отличаются числом учреждений органов по делам молодёжи. В то же время очевиден тот факт, что для оценки организационного обеспечения инфраструктуры необходимо учитывать количество молодых людей, проживающих на данных территориях и, соответственно, являющихся объектами и субъектами помогающих или поддерживающих мер и мероприятий со стороны государственной молодёжной политики.

Инфраструктура из 70 учреждений не сможет охватить услугами 500 000 молодых человек на том же уровне, что и инфраструктура другого субъекта, в котором проживают и могут воспользоваться подобными услугами 70 учреждений 250 000 юношей и девушек. Например, Свердловская область занимает верхнюю позицию в рейтинге регионов по числу учреждений (428), число молодёжи субъекта составляет 1 211 224, а в Самарской области на 791 163 молодёжи приходится 35 учреждений. Однако в регионах наблюдается более крайняя ситуация – в Оренбургской области проживает 542 538 молодёжи и действует всего 3 учреждения (одно региональное и два муниципальных).

Современным подходом в формировании организационного обеспечения инфраструктуры становится конструирование её поэлементного состава на основе нормативов минимального обеспечения молодёжи учреждениями, ориентированными в своей профессиональной деятельности на реализацию мер региональной молодёжной политики.

Следовательно, структурно-нормативная детерминанта может использоваться для выявления особенностей организационного размещения инфраструктуры на территориях субъектов Российской Федерации и определения реального состояния уровня обеспеченности молодёжи региональными и муниципальными учреждениями органов по делам молодёжи.

Исследование показало, что в большей части российских регионов (88,0 %) до 2010 года не применялась практика организации инфраструктуры на основе нормативов. Исключение составляют 12,0 % субъектов, в которых региональные нормативы обеспечивают развитие сети с учётом потребностей молодёжи на протяжении последних пяти лет.

Нормативный подход в качестве определяющего механизма формирования инфраструктуры молодёжной политики в российских регионах наиболее активно стал использоваться с 2010 года. С этой целью во многих федеральных округах в последнее время осуществляются мероприятия по разработке и внедрению территориальных нормативов в процесс организационного обеспечения инфраструктуры сетью учреждений по работе с молодёжью:

– проводятся мониторинги состояния инфраструктуры молодёжной политики для выявления соответствия числа учреждений показателям региональных нормативов минимальной обеспеченности молодёжи сетью социальных организаций;

– разрабатываются схемы развития сети учреждений до установленных территориальных нормативов;

– рассматриваются вопросы о подборе дополнительных помещений (или переоснащении) для открытия новых учреждений по работе с молодёжью, что является актуальным для районов старой застройки;

– принимаются управленческие решения об обязательном проектировании и строительстве в новых районах или жилищных комплексах учреждений по работе с молодёжью;

– вопросы строительства, реконструкции или ремонта зданий и сооружений, используемых учреждениями для молодёжи, включаются в планы социально-экономического развития субъектов Российской Федерации.

Существенным вкладом в развитие нормативности организационного обеспечения инфраструктуры региональной молодёжной политики стала разработка соответствующих методических подходов. Методики помогают определить численность учреждений органов по делам молодёжи и связанные с ними организационные вопросы о количестве молодёжи, охваченной деятельностью учреждений, и оказываемых ими услуг.

В Белгородской, Архангельской, Калининградской, Мурманской, Иркутской и других областях приняты нормативные акты, регламентирующие нормативы минимального обеспечения молодёжи региональными (государственными) и муниципальными учреждениями.

В ряде других российских регионов приоритетное значение придаётся обеспечению работы с молодёжью по месту жительства, что нашло отражение в принятых нормативах в Забайкальском крае, Оренбургской и Саратовской областях.

В Брянской области нормативы рассчитаны следующим образом:

– одно учреждение по работе с молодёжью на 20 000 юношей и девушек для многофункциональных молодёжных центров;

– одно учреждение по работе с молодёжью на 3000 молодых людей для молодёжных клубов, домов молодёжи, центров профориентации и досуга, но не менее, чем одна структура на муниципальный район (городской округ) [210].

В Самарской области нормативы обозначены в законе Самарской области от 14 декабря 2010 года № 147-ГД «О молодёжи и молодёжной политике»:

– одно государственное учреждение по работе с молодёжью на 6000 молодых людей;

– одно муниципальное учреждение по работе с молодёжью на 2000 молодых людей.

Не потеряли своейактуальностинормативы, разработанные и уже апробированные в организационном построении инфраструктуры региональной молодёжной политики до 2010 года.

В Республике Татарстан определён уровень социальных гарантий обеспеченности услугами (инфраструктурой):

– норматив для городского округа, городского поселения в составе муниципального района составляет 40 % (от числа детей и молодёжи в возрасте 14-30 лет);

– норматив для сельского поселения в составе муниципального района ниже и составляет 30% [211].

В Санкт-Петербурге установлен обязательный норматив: 25 кв. м. для подростково-молодёжных клубов на 1 тыс. населения [212].

По результатам контент-анализа нормативных документов было установлено, что нормативная потребность минимального обеспечения молодых людей государственными и муниципальными учреждениями по работе с молодёжью в российских регионах рассчитывается на основании следующих показателей: 1) средние характеристики учреждения каждого вида (пропускная способность за день/ месяц/ год); 2) количество обслуживаемой молодёжи (в % соотношении к числу молодых людей, проживающих в российском регионе). В нормативах могут присутствовать и другие показатели, отражающие организационные характеристики инфраструктуры молодёжной политики (например, число штатных единиц для оказания услуг определённому количеству молодых людей).

На общерегиональном уровне в конце 2010 – начале 2011 гг. ситуация в связи с разработкой мер по организационному обеспечению инфраструктуры молодёжной политики изменилась – в 68,7 % субъектах Российской Федерации нормативы минимального обеспечения молодёжи учреждениями органов по делам молодёжи разработаны и постепенно внедряются в практику конструирования инфраструктуры молодёжной политики. Между тем в 14,5 % регионах нормативы проходят апробацию, а в 4,8 % российских субъектов – нормативный подход только начинает рассматриваться в качестве средства формирования сети учреждений по работе с молодёжью.

Российские регионы начинают проявлять заинтересованность во внедрении территориальных нормативов в качестве механизма организационного обеспечения инфраструктуры. Однако, несмотря на имеющийся положительный опыт, во многих регионах складывается противоречивая практика в реализации нормативного подхода. Субъекты Российской Федерации разрабатывают нормативы, но не всегда могут им следовать. Недостаточность финансирования региональной молодёжной политики не позволяет органам по делам молодёжи в полном объёме реализовывать планы по развитию сети учреждений по работе с молодёжью.

Наиболее существенным источником для организационного обеспечения инфраструктуры становится использование нормативов в качестве определяющего механизма модернизации уже имеющейся сети учреждений по работе с молодёжью. Поиск дополнительных объектов, их аренда, совместное использование зданий и сооружений с другими социальными структурами, а также расширение или переоборудование уже имеющихся помещений при помощи внебюджетных инвестиций – являются оптимальными и реальными путями практической модернизации сети учреждений по работе с молодёжью в российских субъектах.

Внедрение нормативов – это длительный по срокам и затратный по финансовым вложениям процесс, который ограничивается минимизацией средств, что на практике приведёт к их неоднократному пересмотру и корректировке с учётом формирования всей социальной инфраструктуры субъекта Федерации. Вопрос также нуждается в дополнительной проработке и по причине только складывающихся на федеральном уровне молодёжной политики общих подходов к вопросам стандартизации деятельности учреждений органов по делам молодёжи.

Следовательно, сделать объективное заключение о специфике обеспеченности инфраструктуры государственными и муниципальными учреждениями в соответствии с региональными нормативными показателями на сегодняшний момент не представляется возможным.

Вторая модель инфраструктуры молодёжной политики – сетевая.

В качестве ведущих факторов, обусловливающих функциональное обеспечение второй модели инфраструктуры молодёжной политики, рассматриваются макросредовая и микросредовая детерминанты.

Макросредовая детерминанта определяет особенности деятельности учреждений в связи с опосредованным влиянием федеральных органов управления молодёжной политикой, а также прямым воздействием со стороны региональных или муниципальных органов по делам молодёжи. Согласно микросредовой детерминанте, между направлениями, услугами, формами, средствами работы с молодёжью, а также организационными условиями, необходимыми для деятельности учреждения, имеется взаимообратная связь, так как «структура влияет на функцию, а функция влияет на структуру» [213].

Анализ эмпирических данных показывает, что в настоящее время имеется информация, которая позволяет рассмотреть состояние сети государственных и муниципальных учреждений по работе с молодёжью, а именно представить общую картину функционального обеспечения инфраструктуры региональной молодёжной политики за 2009-2010 гг.

Инфраструктура молодёжной политики располагает широким спектром учреждений, организующих работу в молодёжной среде, которые можно объединить в единую типологию с учётом многих конкретных оснований, отражающих специфику микросредовой или макросредовой детерминант.

В разработанной типологии учреждения инфраструктуры региональной молодёжной политики были сгруппированы на основе показателей, которые отражают специфику организации работы с молодыми людьми, проживающими на территориях различных субъектов Российской Федерации:

1) территориально-административный признак;

2) ведомственная принадлежность к государственным и общественно-государственным структурам;

3) особенности финансирования и осуществления финансово-хозяйственной деятельности;

4) соответствие организационным формам социальных учреждений, реализующих молодёжную политику, и показателям минимального обеспечения молодёжи учреждениями органов по делам молодёжи;

5) деятельностью учреждений органов по делам молодёжи по созданию и реализации новых направлений работы с молодёжью;

6) целевая ориентированность деятельности учреждений органов по делам молодёжи на работу с разными группами и категориями молодёжи в рамках реализации приоритетных направлений региональной молодёжной политики;

7) реализация вариативных подходов и методов в работе с молодёжью;

8) специализация профессиональной деятельности региональных и муниципальных учреждений органов по делам молодёжи;

9) комплексность профессиональной деятельности учреждений по работе с молодёжью.

Инфраструктура молодёжной политики включает следующие типы учреждений, профессиональной деятельностью которых является организация работы в молодёжной среде российского региона.

Первый тип – «территориальный» – представлен учреждениями инфраструктуры молодёжной политики, сгруппированными в соответствии с территориально-административным делением страны и различающимися по масштабу решаемых государственных задач в отношении молодых людей и проблем их жизнедеятельности в российском обществе:

1) республиканские, краевые, областные, городские (т. е. города федерального значения), автономных областей, автономных округов;

2) округа города федерального значения, города республиканского, краевого, областного подчинения, посёлки городского типа краевого, областного подчинения;

3) внутригородских районов, городов районного подчинения, посёлков городского типа и районного подчинения.

Второй тип – «структурный тип» – объединяет учреждения в соответствии с их ведомственной принадлежностью к государственным или государственно-общественным структурам, реализующим возложенные задачи в области молодёжной политики (рассмотрено на примере города Москвы):

1) государственные учреждения, являющиеся собственностью и находящиеся в ведении органов исполнительной власти города федерального значения: Департамента семейной и молодёжной политики города Москвы;

2) муниципальные учреждения, находящиеся в ведении органов местного самоуправления и осуществляющие свою деятельность в составе внутригородских муниципальных образований в соответствии с компетенциями в сфере досуговой, социально-воспитательной и спортивной работы с молодёжью столичного мегаполиса.

Появление третьего типа учреждений инфраструктуры – «ресурсного типа» – обусловлено принятием Федерального закона от 8 мая 2010 года № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений». Согласно Закону № 83-ФЗ, все государственные и муниципальные учреждения делятся на три типа: бюджетные, автономные и казённые.

Бюджетное государственное учреждение по работе с молодёжью – это организация, созданная органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления для осуществления социально-культурных, социально-воспитательных, научно-технических или иных функций некоммерческого характера, деятельность которой финансируется из соответствующего бюджета.

Казённое государственное учреждение по работе с молодёжью – это, по сути, бюджетная организация с дополнительным ограничением в виде зачисления с 2011 года всех доходов, полученных от приносящей доход деятельности, в соответствующий бюджет.

Автономное государственное учреждение по работе с молодёжью – это новый тип организации, которая обладает большей финансово-хозяйственной самостоятельностью и значительной степенью ответственности за результаты своей деятельности.

В сфере реализации молодёжной политики имеют место все типы государственных учреждений: бюджетные (БГУ), казённые (КГУ) и автономные (АГУ). Перевод учреждений по работе с молодёжью на новые формы финансирования стал осуществляться с момента принятия Закона № 83-ФЗ. Однако этот процесс в сфере реализации молодёжной политики происходит постепенно и фрагментарно.

Инфраструктуру молодёжной политики в связи с переводом учреждений на новый статус можно охарактеризовать следующим образом:

– сеть государственных учреждений по работе с молодёжью со статусом бюджетных развивается в Курской области (ОБУ «Областной Дворец молодёжи»), городе Москве (ГБУ Центр молодёжи ЮВАО «Молодёжное содружество») и др.;

– государственные автономные учреждения по работе с молодёжью функционируют в следующих субъектах Российской Федерации: в Ярославской области (ГАУ «Дворец молодёжи»), Республике Северная Осетия-Алания (ГАУ «Молодёжный центр искусств»), Тюменской области (ГАУ ТО «Молодёжная биржа труда»), Красноярском крае (ГАУ «Центр молодёжных инициатив «Форум») и др.;

– государственные учреждения, имеющие статус казённых, реализуют молодёжную политику в Иркутской области (ОГКУ «Молодёжный кадровый центр», ОГКУ «Центр профилактики наркомании» и др.);

– субъекты Российской Федерации, в которых государственные учреждения по работе с молодёжью не имеют новых статусов: Республика Татарстан, Республика Мордовия, Кировской, Саратовской и Оренбургской областях, Хабаровском крае и др.

Следующий, четвёртый тип – «нормативный тип» – учреждений инфраструктуры молодёжной политики сформирован по следующим основаниям:

– во-первых, в соответствии с организационными формами социальных учреждений, реализующих молодёжную политику;

– во-вторых, следуя показателям минимального обеспечения молодёжи государственными (региональными) учреждениями и муниципальными учреждениями по месту жительства.

Виды учреждений, входящие в данный тип, представляют собой три организационные формы социальных организаций, организующих работу с молодёжью в субъектах Российской Федерации:

1) многофункциональный молодёжный центр (ГУ «Многофункциональный молодёжный культурно-досуговый центр в СВАО города Москвы»);

2) дом молодёжи (ГУ «Дом молодёжи Санкт-Петербурга»);

3) молодёжный центр по направлениям реализации молодёжной политики (молодёжный центр профориентации и досуга, молодёжный центр или ГУ Краснодарского края «Молодёжный кадровый центр», ОГУ Астраханской области «Молодёжный информационный центр»).

Другим основанием для объединения учреждений в «нормативный» тип можно считать показатели минимального обеспечения молодёжи учреждениями органов по делам молодёжи по видам социальных организаций.

Например, в Ивановской области рассчитана нормативная потребность молодёжи в региональных учреждениях по месту жительства, исходя из усреднённых характеристик учреждений каждого вида и в связи с его пропускной способностью для оказания услуг юношам и девушкам:

– многофункциональный молодёжный центр (площадью 1 тыс. кв. м.) пропускной способностью для ежедневной работы не менее чем с 150 юношами и девушками или 54 750 человек в год (20,2 % молодёжи);

– дом молодёжи (площадью 0,6 тыс. кв. м.) имеет пропускную способность для ежедневной работы не менее чем со 100 юношами и девушками, что составляет 36 500 человек в год (13,5 % молодых люд







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.74.227 (0.031 с.)