ТОП 10:

Инфраструктуры молодёжной политики



 

Инфраструктура молодёжной политики, представляя собой систему учреждений, организаций и служб, строится на основе базовых приоритетов со стороны федерального центра и региональных установок, отражающих вариативность социально-экономических и социально-культурных подходов к решению проблем социального развития современной молодёжи.

В проводимом исследовании организация и функционирование инфраструктуры рассматривается на основе нормативного правого и программного целевого подходов, определяющих особенности современного состояния данной социальной структуры в контексте своеобразия регионального уровня реализации государственной молодёжной политики.

В первой части исследования инфраструктура изучалась через реализацию нормативного правого подхода, а во второй части – программного целевого.

Основным методом исследования нормативных правовых документов стал контент-анализ, суть которого заключалась в переводе в количественные показатели текстовой информации с последующей её статистической обработкой.

Цель исследования состояла в выявлении специфики организации и функционирования инфраструктуры региональной молодёжной политики на основе нормативного правового подхода.

Для достижения поставленной цели решались задачи по выявлению и получению следующих характеристик инфраструктуры молодёжной политики:

– способов организационного построения инфраструктуры и элементов, образующих её структуру как микросоциальной системы регионального социума;

– специфики функционирования учреждений инфраструктуры региональной молодёжной политики;

– особенностей взаимодействия органов государственной власти, органов местного самоуправления и инфраструктуры молодёжной политики по вопросам управления организационного и функционального обеспечения.

Исследование включало три этапа:

1) на подготовительном этапе была сформирована информационная база, которая включала нормативные правовые документы по вопросам региональной молодёжной политики из восьмидесяти трёх субъектов Российской Федерации;

2) на основном этапе определены единицы и проведён контент-анализ законов субъектов Российской Федерации о молодёжи и молодёжной политике по восьми федеральным округам;

3) на обобщающем этапе проводилась работа по интерпретации результатов контент-анализа, формулировались выводы исследования.

Процедуре контент-анализа была подвергнута информация законодательных и нормативных документов, связанная с особенностями организации и функционирования инфраструктуры для молодёжи, занимающей одно из ведущих мест в составе региональной молодёжной политики в связи с участием в реализации государственных мер и мероприятий.

В качестве операционной единицы контент-анализа в исследовании рассматривался текст нормативных правовых документов, регламентирующих государственную молодёжную политику в субъектах Российской Федерации, двух видов: основной и дополнительный.

В число основных анализируемых региональных нормативных правовых документов вошли:

– законодательные акты о молодёжи и молодёжной политике.

В число дополнительных документов, позволяющих составить целостный образ государственных мер, реализуемых в молодёжной политике регионального уровня, вошли:

– нормативные акты, регулирующие деятельность государственных и муниципальных органов по делам молодёжи по аспектам, относящимся к области концептуального определения молодёжной политики;

– законодательные акты и нормативные документы, касающиеся вопросов развития инфраструктуры и сферы организации работы с молодёжью;

– законодательные акты по направлениям государственной поддержки различных областей жизнедеятельности молодёжи в современном обществе.

В ходе социологического исследования была проанализирована региональная нормативная правовая база в связи с изучением организационно-управленческой составляющей молодёжной политики в 83 субъектах Российской Федерации, входящих в состав 8 федеральных округов.

Смысловыми единицами контент-анализа в виде основных параметров, по которым классифицировалась текстовая информация, стали следующие понятия:

1) инфраструктура молодёжной политики;

2) социальная инфраструктура;

3) организации по работе с молодёжью (или организации, ведущие работу с молодёжью);

4) государственные и муниципальные учреждения по работе с молодёжью;

5) социальные службы;

6) социальные услуги;

7) региональные и муниципальные органы по делам молодёжи.

На подготовительном этапе был проведён первичный анализ массива законодательных документов о молодёжи и молодёжной политике, имеющих место в 83 субъектах и 8 федеральных округах Российской Федерации.

Полученные данные позволили установить, что в российских регионах разработка и реализация молодёжной политики осуществляется, следуя:

концептуальным документам, в которых определены базовые направления развития молодёжной политики, представлен функциональный состав социальных субъектов, управленческий и организационный механизм реализации, условия достижения целей и решения задач («Концепция государственной молодёжной политики Амурской области»; «Концепция молодёжной политики в Омской области на 2006-2010 годы»; «Концепция государственной молодёжной политики в Курганской области на период до 2015 года» и др.);

законодательным и нормативным документам, которые определяют условия организации работы с молодёжью в сети учреждений, организаций и служб (закон Республики Башкортостан «О государственной поддержке деятельности детских, подростковых, молодёжных клубов и центров», 2010 г.; закон Волгоградской области «О государственной поддержке специализированных организаций, осуществляющих работу с детьми, подростками и молодёжью в Волгоградской области», 2009 г.; постановление Правительства Саратовской области «О мерах по развитию сети специализированных учреждений по работе с молодёжью по месту жительства», 2010 г. и др.);

законодательным актам, включающим региональные подходы к решению социальных проблем молодёжи через взаимодействие субъектов и объектов молодёжной политики (закон Курской области «О государственной поддержке талантливой молодёжи», 2002 г.; закон Республики Башкортостан «О государственной поддержке молодых семей в Республике Башкортостан», 2002 г.; закон Иркутской области «О профилактике наркомании и токсикомании в Иркутской области», 2009 г.; закон Республики Мордовия «О профилактике правонарушений в Республике Мордовия», 2007 г.).

При изучении нормативной правовой базы было установлено, что в 71 субъекте Российской Федерации (85,5 %) реализация основных направлений государственной политики в отношении молодёжи осуществляется на основе собственного закона.

В 12 субъектах Российской Федерации (14,5 %) отсутствует базовый закон о молодёжи или о молодёжной политике.

В исследовании были выявлены российские регионы, не имеющие своего закона, расставляющего акценты в отношениях государства, гражданского общества и молодёжи по всему спектру вопросов жизнедеятельности молодых людей в современных социально-экономических условиях. К числу обозначенных субъектов Российской Федерации относятся: Чукотский автономный округ, Забайкальский и Пермский края, а также Астраханская, Белгородская, Мурманская, Новгородская, Пензенская, Псковская, Сахалинская, Свердловская и Смоленская области.

Проведённый анализ региональной законодательной базы позволил:

во-первых, отобрать основные операционные единицы контент-анализа, текстовой материал которых явился базой для исследования специфики инфраструктуры и образующих её элементов как социальной микроструктуры и организационно-управленческой составляющей молодёжной политики;

во-вторых, вычленить те законодательные акты, в которых отсутствуют статьи, раскрывающие особенности организационного устройства и функциональные характеристики как инфраструктуры молодёжной политики в целом, так и отдельно учреждений, входящих в её состав.

В итоге субъекты Российской Федерации различных федеральных округов, которые строят государственную политику в отношении молодёжи и её проблем в соответствии со своим законом (n = 71, 100 %), были объединены в две группы.

Первая группа включает регионы, законодательные акты которых включают самостоятельные статьи, посвящённые вопросам организации работы в молодёжной среде при непосредственном участии инфраструктуры молодёжной политики и/или входящих в её состав элементов. Данная группа включает 55 российских регионов, что составляет 77,5 % от общего числа субъектов, молодёжная политика которых строится на основе собственного законодательного акта. По восьми федеральным округам данная группа представлена следующим образом: Уральский 100 – %; Южный – 100 %; Приволжский – 91,6 %; Северо-Западный – 75,0 %; Центральный – 68,7 %; Дальневосточный – 66,7 %; Сибирский – 50,0 %; Северо-Кавказский – 42,8 %.

Вторая группа включает субъекты Российской Федерации, которые были исключены из числа операционных единиц контент-анализа ввиду отсутствия в региональных законах статей, характеризующих обеспеченность молодёжной политики учреждениями по работе с молодёжью. В данную группу включены законодательные акты 16 российских регионов из шести федеральных округов, что составляет 22,5 % от общего числа законов о молодёжи и молодёжной политике. В обозначенную группу были включены:

1) по Центральному федеральному округу – закон Воронежской области «О государственной молодёжной политике в Воронежской области» (2009 г.); закон Калужской области «О молодёжи и государственной молодёжной политике в Калужской области» (1998 г.); закон Курской области «О государственной молодёжной политике в Курской области» (2003 г.); закон Липецкой области «О молодёжной политике в Липецкой области» (2010 г.); закон Тамбовской области «О молодёжной политике в Тамбовской области» (2007 г.);

2) по Северо-Западному федеральному округу – закон Республики Карелия «О государственной молодёжной политике в Республике Карелия» (2010 г.);

3) по Дальневосточному федеральному округу – закон Еврейской автономной области «О молодёжной политике в Еврейской автономной области» (2009 г.); закон Магаданской области «О государственной молодёжной политике в Магаданской области» (2009 г.); закон «О молодёжной политике в Приморском крае» (2009 г.);

4) по Сибирскому федеральному округу – закон о молодёжной политике в Новосибирской области (2004 г.); закон Республики Хакасия «О реализации государственной молодёжной политики в Республике Хакасия» (1993 г.);

5) по Приволжскому федеральному округу – закон Ульяновской области «О деятельности государственных органов Ульяновской области в сфере молодёжной политики» (2009 г.);

6) по Северо-Кавказскому федеральному округу – закон Кабардино-Балкарской Республики «О молодёжной политике в Кабардино-Балкарской Республике» (1993 г.); закон Карачаево-Черкесской Республики «О молодёжной политике в Карачаево-Черкесской Республике» (2004 г.); закон Ставропольского края «О молодёжной политике в Ставропольском крае» (2005 г.); закон Чеченской Республики «О молодёжи» (2008 г.).

Итоги анализа нормативного правового обеспечения, проведённого на подготовительном этапе экспериментальной работы, отражены в таблице 4.

Таблица 4.

Особенности нормативного обеспечения молодёжной политики и

её инфраструктуры в субъектах Российской Федерации

 

  Федеральный округ   Наличие закона о ГМП, n = 83 Концептуальное обеспечение вопросов ГМП, n = 83 Нормативные акты по вопросам организационного обеспечения работы с молодёжью, n = 83 Наличие в законе о ГМП статьи об инфраструктуре или её элементах , n = 71
Центральный (18 субъектов) 88,9 22,2 88,8 68,7
Северо-Западный (11 субъектов) 72,7 36,4 75,0
Дальневосточный (9 субъектов) 75,0 50,0 66,6 66,7
Сибирский (12 субъектов) 92,3 23,0 50,0
Уральский (6 субъектов) 83,3 33,3 83,3
Приволжский (14 субъектов) 85,7 28,5 92,8 91,6
Южный (6 субъектов) 85,7 14,2
Северо-Кавказский (7 субъектов) 28,5 85,7 42,8

 

Из таблицы следует, что инфраструктура и её элементы в том или ином виде рассматриваются в отдельных статьях в 77,5 % российских регионов, имеющих собственные законы о молодёжи и молодёжной политике, или в 75,0 % федеральных округов Российской Федерации. В двух федеральных округах (25,0 %), Уральском и Южном (100 %) законодательные акты всех входящих в их состав российских регионов имеют отдельные статьи, регулирующие различные организационные аспекты по направлению организации работы с молодёжью.

Следующим шагом в исследовании стало определение количественных характеристик единиц контент-анализа.

С этой целью изучались структурные части законодательных документов в связи с присутствием в их составе основных исследуемых единиц контент-анализа: «инфраструктура», «региональные и муниципальные учреждения по работе с молодёжью», «организации по работе с молодёжью», «социальные службы», «социальные услуги». Выбор исследуемых единиц определён разработанным ранее рабочим определением инфраструктуры молодёжной политики, отличительными особенностями которой является включение в её состав учреждений по работе с молодёжью разных видов и услуг, оказываемых юношам и девушкам.

Данные исследования показывают, что все без исключения единицы контент-анализа представлены в следующих структурных частях законодательных актов российских регионов о молодёжной политике:

1) единицы входят в число основных понятий, используемых в Законе;

2) единицам посвящены отдельные статьи законодательных документов;

3) единицы включаются в статьи по целевой поддержке разных групп и категорий молодёжи.

По результатам исследования включённости единиц контент-анализа в законы о молодёжной политике была составлена таблица 5.

Таблица 5.

Характеристика законов о молодёжной политике субъектов Российской Федерации по наличию единиц контент-анализа, n = 71 *

Положение единицы контент-анализа в структурной части закона о молодёжной политике субъекта Российской Федерации Единицы контент-анализа
Инфраструктура (социальная, по работе с молодёжью, государственной молодёжной политики) Виды учреждений по работе с молодёжью Социальные услуги    
Региональные и муниципальные учреждения по работе с молодёжью Организации по работе с молодёжью Социальные службы
1. Входит в число основных понятий, используемых в Законе   1,1       0,2   1,25     0,75   0,1
2. Относится к целям и задачам молодёжной политики   0,1       –   –   0,25   0,25
3. Отражено в принципах и приоритетах молодёжной политики     0,1       –     0,25     0,25     0,9
4. Включено в состав направлений молодёжной политики   0,4   –   0,5   0,25   0,9
5. Определяется как субъект молодёжной политики   –   –   1,5     –   –
6. Определяется как участник молодёжной политики   –   0,6   –   –
7. Рассматривается в отдельной статье 1,0 0,75 1,75 2,4 2,0
8. Включается в статьи по целевой поддержке молодёжи     0,1     0,1     2,5     0,1     0,25
9. Относится к компетенциям органов управления молодёжной политикой   0,5       0,4   1,4   0,5   –

 

* рассчитано по 8 федеральным округам и 71 субъекту Российской Федерации, в которых молодёжная политика реализуется на основе собственного закона

 

Таким образом, на подготовительном этапе был определён состав операционных единиц контент-анализа и обозначены части законодательных актов, текстовой материал которых позволяет получить наиболее развёрнутую информацию для выявления качественных характеристик смысловых единиц контент-анализа.

На основном этапе исследовалась инфраструктура молодёжной политики, развитие которой происходит по двум направлениям:

1) как самостоятельная социальная структура – через развитие сети учреждений в российских регионах как своеобразной сферы услуг для молодёжи и области работы в молодёжной среде (n = 55);

2) как субъект взаимодействия приреализации комплекса направлений и мер государственной молодёжной политики в связи с оказанием помощи молодым семьям, поддержкой молодых людей, находящихся в трудной жизненной ситуации, содействием профессиональной ориентации и трудовой занятости молодёжи, продвижением молодёжных инициатив и т. д. (n = 71).

При изучении инфраструктуры и её элементов как смысловых единиц контент-анализа, представленных в отдельных статьях законодательных актов о молодёжной политике, внимание уделялось следующим вопросам.

Во-первых, определялись способы организационного построения инфраструктуры и входящих в её состав элементов в региональном социуме.

Во-вторых, выявлялась специфика функционирования учреждений инфраструктуры молодёжной политики, которая отражает процесс взаимодействия субъектов молодёжной политики с молодёжью в процессе решения проблем их жизнедеятельности.

Понятие «инфраструктура» имеет место в 12 законодательных актах о молодёжи и молодёжной политике российских регионов – 16,9 %.

Вместе с тем необходимо констатировать, что в региональных законах не сложился единый подход к определению понятия «инфраструктура».

Для обозначения исследуемой составляющей молодёжной политики используются различные дефиниции: «инфраструктура» – 8,34 %; «социальная инфраструктура» – 8,34 %; «социальная инфраструктура для молодёжи» – 50,0 %, «инфраструктура для реализации мер, предусмотренных направлениями государственной молодёжной политики» – 8,3 %; «инфраструктура для молодёжи» – 8,34 %; «инфраструктура молодёжной сферы» – 8,34 %; «инфраструктура молодёжной политики» – 8,34 %.

Наиболее распространённым является понятие «социальная инфраструктура для молодёжи» – 50 % в сравнении с 8,34 % в остальных шести случаях.

В 8,34 % законов о молодёжной политике под социальной инфраструктурой понимается «система объектов (зданий, строений, сооружений), а также организаций, которые осуществляют деятельность по охране здоровья, образованию, воспитанию, социальному обслуживанию, физическому, духовному и нравственному развитию молодых граждан, обеспечению их занятости и удовлетворению их общественных потребностей». Данное определение является не новым для российской молодёжной политики. В проекте Концепции государственной молодежной политики в Российской Федерации (2001 г.) в числе основных терминов и понятий даются определения «социальные службы для молодёжи» и «социальная инфраструктура для молодёжи»[188].

Содержательное наполнение понятий «социальная инфраструктура» и «инфраструктура для молодёжи» имеет существенное различие:

– в одном случае «инфраструктура для молодёжи» и «социальная инфраструктура» определяются в виде «системы необходимых для реализации молодёжной политики объектов и организаций» – Закон Республики Адыгея «О государственной поддержке молодёжи в Республике Адыгея» (2005 г.), Закон Республики Коми «О молодёжной политике в Республике Коми» (2010 г.), Закон Республики Татарстан «О молодёжи и государственной молодёжной политике в Республике Татарстан» (2009 г.), Закон Краснодарского края «О государственной молодёжной политике в Краснодарском крае» (2008 г.);

– в другой трактовке «социальная инфраструктура» рассматривается также в виде системы объектов и организаций, но, по сути, они являются «объектами, необходимыми для жизнеобеспечения молодёжи» – Закон Московской области «О государственной молодёжной политике в Московской области» (2009 г.), Закон Хабаровского края «Об основах молодёжной политики в Хабаровском крае» (2006 г.), Закон Волгоградской области «О государственной молодёжной политике Волгоградской области» (2008 г.).

В первом случае инфраструктура представляет собой средство реализации мер молодёжной политики, а во втором – она полностью ориентирована на молодёжь, её потребности и социальные проблемы.

Первое и второе определения отдельно не отражают сущности инфраструктуры как организационно-управленческой составляющей молодёжной политики. В современном понимании инфраструктура включает в себя сеть учреждений, которые не только являются объектами, необходимыми для жизнеобеспечения современных юношей и девушек, но и, в первую очередь, отражают государственно-общественные интересы по всему спектру вопросов жизнедеятельности молодёжи, реализуемых в числе мер государственной молодёжной политики.

Анализ нормативного правового обеспечения показывает, что понятие «инфраструктура» является для молодёжной политики относительно новым, и, следовательно, не имеет содержательного наполнения, которое отражало бы современные тенденции в институционализации политики в отношении российской молодёжи как самостоятельного направления в деятельности органов государственной власти.

Понятие «инфраструктура молодёжной политики» содержится только в одном законодательном документе. В законе города Москвы «О молодёжи» (2009 г.) к объектам инфраструктуры молодёжной политики отнесены «используемые для достижения её целей и задач здания, строения, сооружения» [189]. На базе объектов «инфраструктуры молодёжной политики» размещаются «участвующие в реализации государственной молодёжной политики – созданные в соответствии с федеральными законами и иными правовыми актами Российской Федерации и зарегистрированные в установленном порядке на территории города Москвы организации, основной уставной деятельностью которых является работа с молодёжью» [190].

Инфраструктура региональной государственной молодёжной политики, представляя собой систему обеспечения работы с молодёжью, формируетсяв виде сети государственных и муниципальных учреждений, которые предоставляют услуги различным группам и категориям юношей и девушек по всему спектру вопросов их жизнедеятельности в современном обществе.

Следовательно, учреждения и организации, основным видом деятельности которых является работа с молодёжью, и являются основными элементами инфраструктуры молодёжной политики или ведущими инфраструктурными элементами государственной политики в отношении молодых людей.

В законодательных актах российских регионов применяются различные термины для обозначения учреждений и организаций, принимающих участие в работе с молодёжью в рамках реализации мер и мероприятий государственной молодёжной политики.

Анализ операционных единиц контент-анализа показал, что в реализации направлений, мер и мероприятий молодёжной политики принимают участие многие инфраструктурные элементы, такие как: «специализированные учреждения по работе с молодёжью»; «специализированные учреждения, ведущие работу с молодёжью»; «специализированные молодёжные учреждения»; «специализированные учреждения, оказывающие услуги молодёжи»; «государственные учреждения по работе с молодёжью»; «муниципальные учреждения по работе с молодёжью»; «молодёжный центр», «объекты молодёжной сферы», «социальные учреждения молодёжи»; «социальные службы для молодёжи»; «учреждения, оказывающие услуги молодым гражданам»; «учреждения социального обслуживания молодёжи».

Специализированными учреждениями по работе с молодёжью, в трактовке закона Саратовской области «О молодёжной политике в Саратовской области» (2006 г.; в ред. 2009 г.), являются учреждения, осуществляющие деятельность по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, образовательных и правовых услуг, проведению психологической адаптации и реабилитации молодых граждан, находящихся в трудной жизненной ситуации.

Специализированные молодёжные учреждения как организации, работающие с молодёжью, создаются в целях реализации молодёжной политики, обеспечения социального развития и прав молодёжи (по закону Кемеровской области «Об общих принципах осуществления государственной молодёжной политики в Кемеровской области», 2000 г.; в ред. 2008 г.).

К государственным и муниципальным учреждениям по работе с молодёжью относятся учреждения, организующие условия для социального развития молодёжи и создаваемые органами исполнительной власти и органами местного самоуправления (в определении закона Алтайского края «О государственной молодёжной политике», 2001 г.; в ред. 2008 г.). Разновидностью учреждений данного типа считают «молодёжный центр» как государственное или муниципальное учреждение по работе с молодыми гражданами, имеющее в качестве уставных целей духовное, культурное и физическое развитие, социальную защиту или трудоустройство молодёжи (в трактовке областного закона «О молодёжи и молодёжной политике в Архангельской области», 2005 г.; в ред. 2009 г.). Молодёжный клуб – это учреждение, реализующее программы дополнительного образования и услуги для молодёжи по организации социального общения и досуга, развития их творческих способностей и профессионального образования (закон Рязанской области «О молодёжи», 1998 г.; в ред. 2010 г.).

Под объектами молодёжной сферы законом Амурской области «О государственной молодёжной политике в Амурской области» (2005 г.; в ред. 2010 г.) понимаются учреждения, осуществляющие деятельность по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, образовательных и правовых услуг, проведению психологической адаптации и реабилитации молодых граждан.

Социальные учреждения молодёжи рассматриваются как некоммерческие организации, предусматривающие в качестве основных целей своей деятельности оказание комплекса услуг посоциальной поддержке молодых граждан (молодых семей), содействие их духовному, культурному и физическому развитию, трудовому воспитанию и трудоустройству, иную работу с молодёжью (в определении закона Ярославской области «О молодёжной политике», 2006 г.; в ред. 2008 г.).

Социальными службами для молодёжи, в трактовке подавляющей части региональных законов, являются организации независимо от форм собственности, осуществляющие деятельность по социальной поддержке, оказанию социально-бытовых, социально-медицинских, социально-правовых, психолого-педагогических услуг, трудовой занятости через предоставление временных и постоянных рабочих мест, проведению социальной, психологической адаптации и социальной реабилитации молодых граждан, находящихся в особо трудных условиях.

Под учреждениями социального обслуживания молодёжи понимаются социальные организации, оказывающие социальные услуги молодёжи (по закону Тверской области «О государственной молодёжной политике в Тверской области», 1998 г.; в ред. 2006 г.).

Разнообразие трактовок видов организаций и учреждений по работе с молодёжью, имеющих место в законодательных актах российских регионов, можно представить следующим образом (n = 55; 100 %):

1 вид – «специализированные учреждения по работе с молодёжью» – 11,5 %;

2 вид – «организации, работающие с молодёжью» – 13,5 %;

3 вид – «государственные и муниципальные учреждения по работе с молодёжью» – 13,5 %;

4 вид – «молодёжный центр» – 9,6 %;

5 вид – «социальные учреждения молодёжи» – 3,8 %;

6 вид – «социальные службы для молодёжи» и «специальные организации, оказывающие социальные услуги» – 38,5 %;

7 вид – «учреждения социального обслуживания молодёжи» – 9,6 %.

Качественный анализ исследуемых смысловых единиц контент-анализа позволил выяснить их общие и отличительные признаки.

Общими признаками можно считать ориентированность учреждений на создание условий для социального развития молодых людей, которые включают оказание им комплекса социальных услуг. К отличительным особенностям относится ориентированность учреждений на реализацию направлений молодёжной политики и создание специализированных учреждений, предназначенных для работы с определёнными социальными группами молодёжи.

Другим, не менее актуальным вопросом для анализа современного состояния инфраструктуры молодёжной политики, является рассмотрение классификаций входящих в её состав учреждений для молодёжи.

Материалы контент-анализа показывают, что в большей части законодательных документов предлагаются различные варианты классификаций учреждений по работе с молодёжью. Однако следование им не является обязательной нормой, так как по своей сути классификации носят рекомендательный характер.

При построении региональной классификации учреждений разработчики законов о молодёжи берут за основу виды учреждений, которые предлагаются в нормативных правовых документах федерального уровня:

1) 4 вида учреждений социального обслуживания молодёжи органов по делам молодёжи определены Федеральным законом от 24 июня 1999 года № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» [191];

2) 22 вида учреждений социального обслуживания молодёжи органов по делам молодёжи, включённые в примерный перечень учреждений социального обслуживания органов по делам молодежи – содержатся в приложениях к Методическим рекомендациям по вопросам создания (функционирования) учреждений социального обслуживания молодёжи органов по делам молодёжи от 30 сентября 2002 года № 3 [192].

На сегодняшний момент основная классификация учреждений, отражающая их принадлежность к государственной или муниципальной собственности, содержится в проекте типового положения об учреждениях органов по делам молодёжи, разработанном Министерством спорта, туризма и молодёжной политики Российской Федерации в 2009 году. В проекте положения предложены 12 видов учреждений по работе с молодёжью, имеющих статус государственных (региональных) и муниципальных учреждений и, соответственно, относящихся по сферам деятельности к региональным или муниципальным органам по делам молодёжи [193].

Учитывая данную рекомендацию со стороны федерального центра, которая на протяжении 2009 и 2010 гг. подвергалась апробации на территории субъектов Российской Федерации, многие регионы строят собственные классификации учреждений по работе с молодёжью.

В ряде российских регионов в состав инфраструктуры, помимо государственных и муниципальных, включаются другие виды учреждений, которые являются (согласно закону Ярославской области «О молодёжной политике», 2006 г.; в ред. 2008 г.):

1) негосударственными некоммерческими организациями;

2) учреждениями молодёжных общественных объединений.

В законах о молодёжной политике предлагаются и другие варианты организационного устройства инфраструктурных элементов, которые в первую очередь зависят от государственных (региональных) приоритетов в связи с мерами поддержки молодёжи. В законе города Москвы «О молодёжи» (2009 г.) определено, что организационное обеспечение молодёжной политики включает государственные бюджетные и автономные учреждения. В законе Ямало-Ненецкого автономного округа «О молодёжной политике в Ямало-Ненецком автономном округе» (2009 г.) классификация учреждений по работе с молодёжью включает: социальные службы, клубы по месту жительства, центры, организации, оказывающие поддержку молодёжи по вопросам её жизнедеятельности, и другие организации, осуществляющие некоммерческую социально значимую деятельность в социальной сфере.

Несмотря на имеющиеся различия, общим основанием для многих региональных подходов при определении организационного устройства инфраструктуры является следование федеральной установке по их принадлежности к государственной (региональной) или муниципальной собственности. Данный подход имеет место в новых законодательных инициативах, которые в 2009-2010 гг. появились в ряде субъектов Российской Федерации [194].

Приняв федеральную классификацию в качестве исходной, разработчики региональных законодательных актов предлагают типы учреждений, профильная деятельность которых соответствует потребностям молодёжи в государственных мерах помощи и поддержки, реализуемых в социальных услугах: Закон Нижегородской области от 6 мая 2010 года № 64-З «О молодёжной политике в Нижегородской области»; Закон Самарской области от 14 декабря 2010 года № 147-ГД «О молодёжи и молодёжной политике в Самарской области» и др.).

В законах о молодёжи и молодёжной политике имеют место и другие аспекты, отражающие своеобразие организационного устройства инфраструктуры. При этом особое внимание в организационном обеспечении инфраструктуры молодёжной политики уделяется следующим вопросам:

– размещения учреждений на территории субъектов Российской Федерации;

– открытия новых учреждений и развития сети социальных организаций, отвечающих потребностям молодёжного сообщества;

– материально-технического оснащения учреждений;

– порядка взаимодействия учреждений инфраструктуры с органами государственной власти и органами местного самоуправления субъектов Российской Федерации;

– профессиональной подготовки и повышения квалификации кадров для работы в молодёжной среде.

При исследовании специфики функционирования инфраструктуры региональной молодёжной политики было установлено, что в законодательных актах имеется информация по следующим вопросам:

1) представлены группы и категории молодёжи в роли объектов и субъектов профессиональной деятельности учреждений органов по делам молодёжи;

2) даётся обзор социальных проблем молодёжи, находящихся в области повышенного внимания учреждений;

3) рассматриваются функции учреждений, формирующие направления их работы и определяющие состав профессиональной деятельности с молодыми людьми;

4) перечисляются виды услуг, востребованных в молодёжной среде, дифференцированной по возрасту, социальному положению, образованию, отношению к трудовой деятельности, семейному жизнеустройству, состоянию здоровья, материальной обеспеченности, наличию социально-психологических затруднений и др.;

5) называются способы организации работы с молодёжью, включая инновационные средства профессиональной деятельности в молодёжной среде;

6) обозначаются условия, обеспечивающие организацию работы в молодёжной среде (сбор и анализ информации о потребностях молодёжи, о спектре услуг и видах поддержки молодых людей, создание и поддержка банка данных о молодёжи и её проблемах);

7) указываются механизмы финансового самообеспечения учреждений (участие в конкурсах, проектах и социальных программах, др.).

Значительная часть вопросов функционирования социальных учреждений представлена в специальных статьях законодательных документов, посвящённых целевой поддержке молодёжи в процессе её жизнедеятельности. В данных текстовых материалах имеют место смысловые единицы контент-анализа, составляющие инфраструктуру молодёжной политики: организации по работе с молодёжью (или организации, ведущие работу с молодёжью), социальные службы и социальные услуги.

Основными разделами, в которых представлены те или иные вопросы функционировани







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.91.106.44 (0.025 с.)