ТОП 10:

Социальная инфраструктура как объект социологического анализа



Жизнь человека в современном обществе сопряжена с постоянным взаимодействием не только с другими социальными субъектами, но и с институциональными образованиями, необходимыми для его рационального и продуктивного функционирования. Инфраструктура как материальный продукт и результат хозяйственной деятельности человека представляет собой один из важнейших компонентов производственной и непроизводственной сфер современного общества, обеспечивающий все области жизнедеятельности людей.

Инфраструктура (лат infra – под; structura – строение) – это неотъемлемая часть материально-технической базы общества, при помощи которой создаются общие условия для эффективного развития и функционирования общественного производства [48].

Инфраструктура обеспечивает развитие производственной сферы, сосредотачивая материальные, технические, трудовые ресурсы и источники. Однако производственная инфраструктура не является единственной разновидностью инфраструктуры. Другим, не менее актуальным видом необходимо считать инфраструктуру социальную, для которой человек и его интеллектуальные, физические, демографические, культурные, профессиональные особенности выступают основными объектами и субъектами преобразовательной деятельности.

Социальная инфраструктура является необходимой частью социальной сферы общества, представленной в виде институциональной структуры, роль которой состоит в обеспечении условий, средств, механизмов для функционирования человека в системе социальных отношений.

Основное отличие социальной инфраструктуры от производственной обусловлено следующими особенностями:

во-первых, ориентированностью на удовлетворение потребностей человека в процессе его жизнедеятельности;

во-вторых, направленностью на обеспечение условий, способствующих эффективному функционированию человека в социуме.

Современное понимание предназначения социальной инфраструктуры связано с её ролью в воспроизводстве производственных, духовных, физических ресурсов человека, так как «никакая деятельность человека, социальных групп, общностей, классов не могут развиваться и существовать без условий, обеспечивающих их функционирование» [49].

Ж.Т. Тощенко, исследуя генезис становления, сущность и тенденции развития социальной инфраструктуры, устанавливает, что «социальная инфраструктура характеризует связи (прямые и обратные) материально-вещественной среды и социального субъекта (личности, группы, класса, общества)» и определяет её как «устойчивую совокупность вещественных элементов, с которыми взаимодействует социальный субъект и которые создают условия для рациональной организации основных видов деятельности человека – трудовой, социально-политической, культурной и семейно-бытовой» [50].

Следовательно, отличительной особенностью социальной инфраструктуры является её двойственный характер. Занимая опредёленное место в социальной, экономической, культурной сферах государственного устройства, социальная инфраструктура «характеризует взаимодействие материально-вещественной среды и социального субъекта» [51].

Социальную инфраструктуру нельзя рассматривать как механическое собрание взаимозаменяемых инфраструктурных элементов. Последние, обеспечивая эффективную жизнедеятельность человека не только на производстве, но и во всех основных сферах общества, невозможно заменить другими – «они действуют только в комплексе, взаимодействуя, дополняя друг друга» [52].

Формирование и постоянное совершенствование производственной инфраструктуры является необходимым условием построения и эффективного осуществления социально-экономической деятельности, что обусловливает её рассмотрение как своеобразной экономической категории [53]. Социальную инфраструктуру как часть социальной сферы общества логично изучать с позиции социологической теории.

Исследование социальной инфраструктуры как объекта социологического анализа обусловлено актуальностью выявления её сущностных характеристик – специфики организации, функционирования и развития в роли специфической социальной структуры, обеспечивающей жизнедеятельность человека в социуме.

Применение методологии структурного функционализма к анализу сущности социальной инфраструктуры можно считать целесообразным по следующим причинам:

– актуальностью исследования сущности социальной инфраструктуры с точки зрения специфики её структурной организации;

– важностью определения функционального своеобразия социальной инфраструктуры;

– взаимозависимостью и обусловленностью функционального состава инфраструктуры потребностями воспроизводства человеческих ресурсов;

– необходимостью выявления процессных характеристик социальной инфраструктуры;

– обусловленностью состояния социальной инфраструктуры тенденциями развития современного общества (т. е. трансформацией, модернизацией).

Рассматривая инфраструктуру в качестве объекта структурно-функционального анализа, первостепенное значение придаём выявлению специфики её организации и функционирования.

Исследование сущности социальной инфраструктуры в части особенностей организации и функционирования в современном обществе проведено на основе работ представителей структурного функционализма: Бронислава Малиновского «Функциональная теория» [54], Талкотта Парсонса «О социальных системах» [55], Роберта Мертона «Социальная теория и социальная структура» [56].

Актуальными для исследования социальной инфраструктуры стали понятия, концептуально разрабатываемые в рамках структурно-функционального направления социологической науки:

1) общие понятия, отражающие концептуальное единство: системы, структуры, функции;

2) единичные понятия, обусловленные спецификой анализа социальных общностей – потребности, дисфункция, организация.

В работах представителей структурного функционализма:

– под системой понимается целостность взаимосвязанных компонентов и отношений между ними;

– в качестве структурырассматриваетсясовокупность наиболее существенных для данной системы подсистем и отношений между ними;

– функция раскрывается как процесс, состоящий из действий, оказывающий влияние на адаптацию социальной системы, интеграцию входящих в неё компонентов;

– потребность включает биологические и социальные стимулы, приводящие к преобразованию социальной среды и формированию нового социального окружения;

– дисфункция обозначает процесс и результат дезадаптации социальной системы;

– организацияхарактеризует упорядочивание деятельностей индивидов.

В концепции культуры Бронислава Малиновского центральное место занимают понятия «потребность», «институт», «функция». Авторская интерпретация основных понятий в рамках разработанной функциональной теории имеет актуальное значение для исследования сущности социальной инфраструктуры.

В основе концепции культуры Бронислава Малиновского заложена теория потребностей. Последние разделяются на два вида: биологические и производные культурные потребности.

Биологические потребности определяют развитие культуры – «… каждое достижение культуры … прямо или косвенно связано с удовлетворением той или иной телесной потребности». Удовлетворение биологических потребностей (воспроизводство, защита от влаги, ветра, воздействия погоды, необходимость отдыха и др.) приводит к преобразованию окружающей среды, к формированию нового образа, т. е. культуры.

Производные потребностипорождаются не биологическими потребностями, а культурной средой – «с началом любой культурной деятельности возникает новый тип потребности, тесно связанный с биологическим типом потребностей и зависящий от него, но явно включающий в себя новые виды детерминизма» [57]. Следовательно, удовлетворение биологических потребностей влёчет за собой создание культурной среды, влияние которой обусловливает развитие производных потребностей (технологические, экономические, правовые, магические, религиозные, эстетические).

Связующим звеном между двумя разнородными потребностями, по мнению Б. Малиновского, является культура. Перенося данное теоретическое обоснование на современный социум, исследователь по аналогии рассматривает опосредованное влияние биологических потребностей на возникновение производных.

Социальная инфраструктура целенаправленна на создание условий для реализации человеком производных потребностей, возникающих у него в результате развития ресурсного потенциала из-за участия в трудовой деятельности, материальные результаты которой обеспечивают удовлетворение его биологических потребностей. Социальную инфраструктуру можно условно считать связующим звеном между потребностями первого и второго вида. Инфраструктурные компоненты социум приобретает при развитии трудовых процессов, результаты которых приводят к удовлетворению потребностей человека в пище, одежде, жилище и одновременно формируют новые потребности человека в отдыхе для воспроизводства потраченных трудовых усилий.

Важное место в концепции Б. Малиновского занимает понятие «институт», рассмотрение которого как «функционально обособленной единицы» позволяет выявить особенности, к которым, по мнению учёного, относятся:

– «обязательные отношения между элементами» (взаимосвязи);

– «конкретность», т. е. возможность «наблюдаться как определённая социальная группа»;

– наличие структуры, «универсальной для всех типов обособленных единиц»;

– «обособленность», которая проявляется в возможности «… не только перечислить её абстрактные составные элементы, но и вполне наглядно очертить её границы»;

– связь с первичными и производными потребностями [58].

Одно из центральных мест в функциональной теории Б. Малиновского занимает понятие «функция».

Функция обеспечивает удовлетворение определённой потребности человека: «… функция всегда означает удовлетворение некоторой потребности, от простейшего акта еды до священного ритуала причастия, в котором вкушение пищи связано с целой системой верований, определяемых культурной необходимостью соединиться с живым богом» [59]. Следовательно, функции сопровождают всю жизнедеятельность человека, проявляясь в необходимости реализации как биологических, так и производных потребностей для поддержания его физических, производственных и духовных ресурсов.

Рассматривая социальную инфраструктуру в контексте концептуальных установок Бронислава Малиновского, можно сделать некоторые обобщения о её сущности в части специфики функционирования в современном социуме:

1) социальную инфраструктуру можно рассматривать как интегрированную в социум обособленную (специфичную по своим целям и задачам) социальную единицу, включающую комплекс взаимосвязанных компонентов, расположенных в определённом порядке (создающих её структурную организацию);

2) социальная инфраструктура ориентируется на удовлетворение потребностей человека в воспроизводстве трудовых, физических, культурных ресурсов, что определяет её функционирование как системы услуг, технологий и средств многопрофильной работы в социуме.

Соответствие функциональных возможностей институциональных условий социальной сферы содержанию потребностей человека отражает своеобразие взаимодействия человека и инфраструктуры. Результатом взаимодействия становится достижением человеком определённого качества жизни, обеспечение которого функционально возложено на социальную инфраструктуру.

Талкотт Парсонс разработал теорию действия и изложил её основные положения применительно к социальным системам.

Одной из проблем, находящихся в поле зрения учёного, является проблема конструирования социальных систем. Концептуальная позиция учёного охватывает понятия «социальная система», «социальная структура», «единицы социальной системы».Оперируя последними,Парсонс последовательно проводит микроскопический анализ социальной системы и осуществляет её разложение на единицы.

Социальная системав определении Талкотта Парсонса – «это система процессов взаимодействия акторов», представляющая собой «структуру отношений между акторами, включёнными в процессы взаимодействия, которая по существу и есть структура социальной системы» [60]. Следовательно, «указанная сеть – не что иное как сеть таких отношений».

Т. Парсонс предлагает при анализе проблем конструирования социальной системы различать три единицы:

1) социальный акт как часть процесса взаимодействия между акторами и как элементарная единица системы;

2) статус-роль, представляющую собой единицу более высокого порядка – как организованную подсистему акторов, размещённых определённым образом относительно друг друга в системе отношений (статус) и отражающих функциональное предназначение актора в социальной системе (роль);

3) отдельный актор как единица более высокого порядка в связи с его ориентированностью на другие акторы (субъектное положение) и являющийся объектом ориентации последних (объектное положение).

Поэлементный анализ включённых в состав социальной системы различных единиц позволяет их ранжировать от наиболее элементарной до наиболее сложной.

Следовательно, структура социальной системывыявляется при её рассмотрении как системы дифференцированной. Однако «в этом случае должны быть проанализированы типы, из которых она состоит, их размещение внутри социальной системы и то, как они интегрированы между собой» [61]. Тогда применяемая процедура микроанализа позволяет выявить социальную структуру социальной системы.

Определяя социальную инфраструктуру как сложную социальную систему в связи с выполнением масштабных общественных задач по воспроизводству разнородных ресурсов человека, можно считать, что она «состоит из сплетения взаимозависимых и взаимопроникающих подсистем» [62]. Каждая из подсистем сложной социальной системы «представляет собой самостоятельную социальную систему, которая, подчиняясь всем функциональным требованиям, обычным для такой социальной системы и перенесенным на почву её собственной институциональной системы и конкретной ситуации, обладает всеми главными структурными компонентами, организованными на соответствующих уровнях дифференциации и конкретизации» [63].

Социальная инфраструктура является производной по отношению к социальной сфере, а множественность её разновидностей сохраняет единые целевые ориентиры и выдаёт общий совокупный продукт в виде повышения возможностей функционирования человека, появляющихся под воздействием инфраструктурных элементов, компонентов или единиц. При исследовании социальной инфраструктуры с позиции взаимосвязи и взаимообусловленности составляющих частей можно выявить её сущностные характеристики как социальной системы, целостность которой зависит не от числа, а от специфики отношений и действий, складывающихся между элементами (компонентами), образующими её структуру.

Элементы инфраструктуры обладают собственным содержательным и функциональным потенциалом, каждый из которых определён:

1) местом в составе инфраструктуры;

2) ролью в реализации общих целей и специфичных задач в связи с ориентацией на потребности людей в воспроизводстве профессиональных, трудовых, демографических, физических ресурсов;

3) ресурсом для выполнения социальных задач.

Анализ функционирующей социальной инфраструктуры требует вычленять динамические проблемы, отражающие отношения социальной системы с социальными системами другого порядка.

Парсонс предлагает провести «фундаментальное различие между динамическими проблемами двух порядков, по-разному соотносящихся с заданной системой» [64].

Динамические проблемы первого порядка касаются процессов взаимодействия социальной системы и социальной среды. Для определения сути данных динамических проблем предлагается следовать понятию равновесия. Для Т. Парсонса понятие равновесия – это «фундаментальная точка отчёта для анализа процессов, в результате которых система либо приходит в соответствие, диктуемое изменяющейся средой, не претерпевая существенных изменений в собственной структуре, либо не приходит в такое соответствие и подвергается действию других процессов» [65].

Следовательно, динамические проблемы первого порядка могут привести к структурным преобразованиям патологического характера, если социальная система не может избежать нарушений равновесия с требованиями социальной среды. Т. Парсонс объясняет, что необходимость соблюдения равновесия обусловлена социальной природой происхождения социальной системы, так как она «образована институционализированной нормативной культурой» и требует «сохранения нормативных образцов».

Динамические проблемы второго порядка касаются «процессов, предполагающих изменение в структуре самой системы». При этом проблемы изменений касаются только структур, входящих в систему подструктур, но никак не затрагивают её структуру как целого. «Структурная дифференциация предполагает подлинную реорганизацию системы и, следовательно, фундаментальное структурное изменение различных подсистем и их взаимоотношений» [66]. Проблемы динамического преобразования самой системы касаются иерархического расположения компонентов системы, не затрагивая полного преобразования структуры целостной социальной системы.

Применяя концептуальные взгляды Талкотта Парсонса для исследования сущности социальной инфраструктуры в части особенностей её организации, функционирования и развития, необходимо сделать следующие выводы.

Во-первых, социальную инфраструктуру можно рассматривать как макросистему, которая включает в себя микросистемы, каждая из которых ориентирована на воспроизводство ресурсов человека в какой-либо непроизводственной сфере (образовании, здравоохранении, культуре и др.). Любая из подсистем, представляя самостоятельный социальный институт, обладает сходными функциональными признаками, проявляющимися в структурных компонентах (нормативном правовом, профессионально-кадровом, материально-техническом, технологическом, информационном обеспечении).

Во-вторых, социальная инфраструктура может находиться в трёх основных позициях: организации, функционирования и развития. Все три состояния характеризуют разную степень динамики социальной инфраструктуры.

Организация означает статику или построение инфраструктуры как социальной системы, специфика которой обусловлена отношениями входящих в её состав компонентов, элементов (акторов). Такими компонентами или элементами могут быть управляющая подсистема (администрация) и управляемая подсистема (коллектив работников), специалисты (создающие и реализующие услуги) и клиенты (потребители услуг), технологические и информационные и материальные ресурсы (по степени их содержательной и функциональной обеспеченности). Организация формирует внутренний внешний аспект инфраструктуры, отражая характер взаимосвязей внутри инфраструктуры, т. е. взаимоотношений, складывающихся между образующими её компонентами, элементами.

Функционирование характеризует широту, полноту, частоту реализации услуг в соответствии с основными направлениями деятельности учреждений или организаций, входящих в состав социальной инфраструктуры. Функционирование отражает специфику внутреннего аспекта, сущность которого состоит в создании взаимодействия с людьми, нуждающимися в восстановлении или формировании или развитии своих внутренних потенциалов (профессионально-трудовых, социально-культурных, здоровьесберегающих, семейно-воспитательных, социально-экономических и др.).

Развитие отражается в качественном и/или количественном преобразовании инфраструктуры.

Если организация характеризует инфраструктуру в положении статики, то функционирование и развитие означают её динамику.

Инфраструктура демонстрирует прямую зависимость от социальных факторов и, прежде всего, от потребностей человека, содержание которых обусловлено качеством условий его жизнедеятельности в современном обществе.

Изменяющиеся социальные потребности предъявляют новые требования и обусловливают определённые преобразования поэлементного состава инфраструктуры. Однако по своей сути организационные или функциональные коррективы, в целом означая развитие инфраструктуры, не должны видоизменять её целевые ориентиры как социальной системы, отражающей ценностные ориентиры общественного развития.

Ключевыми для теории функционального анализа Роберта Мертона являются следующие понятия:функции, явные и латентные функции, дисфункции.

В своём фундаментальном труде «Социальная теория и социальная структура»Роберт Мертон критически анализирует «преобладающие постулаты в функциональном анализе». В его оценках «спорными» и «ненужными» оказываются «три взаимосвязанных постулата», развиваемых социологами, работающими в рамках классического структурного функционализма.

Постулат функционального единства провозглашает, что любая часть социальной системы функциональна для всей системы, благодаря чему обеспечивается высокая степень интеграции общества.

Роберт Мертон считает, что постулат может быть справедливым в отношении традиционных социальных систем, но не для дифференцированных современных обществ. В связи с последним, исследователь высказывает сомнение по поводу возможности полного функционального единства общества. В этом случае нужно вести речь о степени функционального единства,познающейся в процессе социологического исследования: «степень интеграции – это эмпирическая переменная, меняющаяся со временем для одного и того же общества и различная в различных обществах».

Следовательно, не все общества имеют высокую степень интеграции, в которой «каждая культурно стандартизированная деятельность или верование функциональны для общества в целом и одинаково функциональны для людей, живущих в нём» [67].

Согласно постулату «универсального функционализма»,«все стандартизированные социальные или культурные формы имеют позитивные функции» или, по заключению Б. Малиновского, каждое социальное явление или материальный объект выполняет какую-то жизненно важную функцию.

Соглашаясь с тем, что «каждый элемент культуры или социальной структуры может иметь функции», Р. Мертон заключает о невозможности безоговорочного утверждения того, «что каждый такой элемент должен быть функциональным».

Избегая «присущей функциональному анализу склонности сосредотачиваться на положительных функциях и направить внимание на другие типы логических выводов», возможно принимать в качестве ориентира «предварительное допущение, что у существующих культурных форм есть чёткое равновесие функциональных влияний». В связи с чем, социальная структура может быть как функциональной, так и дисфункциональной, или нефункциональной.

Постулат обязательности содержит два взаимосвязанных, но различимых утверждения. Согласно первому, в обществе существуют опредёленные функции, которые являются обязательными для его сохранения. Для понимания сути утверждения используется понятие «функциональной необходимости» или «функциональных предпосылок» как непременных условий для существования общества. В состав второго утверждения включено предположение о том, что «для выполнения каждой из этих функций» необходимы «определённые культурные или социальные формы».

Соглашаясь с тем, что любая система для своего существования должна удовлетворять необходимые «обязательные» функции, учёный категорически возражает против «специализированных и незаменимых структур» или «предписанности» функциям определённых форм. Для подобных случаев более рационально использовать понятие «функциональных альтернатив», или «функциональных эквивалентов», или «функциональных заместителей».

Формулируя главную теорему функционального анализа, Роберт Мертон делает следующее заключение: «точно так же, как один и тот же элемент может иметь многочисленные функции, так и одну и ту же функцию могут разнообразно выполнять альтернативные элементы» [68].

Из данной теоремы следует.

Во-первых, понимание того, что существуют структуры, которые могут выполнять одну и ту же функцию.

Во-вторых, у структур всегда имеются функциональные альтернативы или функциональные заменители.

Заключение касается практически всех без исключения социальных форм (институтов, ритуалов и пр.), которые не могут обладать обязательностью, так как в структурах, выполняющих те или иные функции, всегда имеются функциональные альтернативы, заменяющие данные социальные формы.

В-третьих, каждая социальная единица (система или её часть) имеет свою функциональную необходимость, которая проявляется в том, что она нуждается в обслуживании конкретной социальной функции.

Для раскрытия сути теории функционального анализа исследователь оперирует понятиями: функции, дисфункции, нефункциональность, явные функции, латентные функции.

«Функции – это наблюдаемые последствия, способствующие адаптации или приспособлению данной системы. Дисфункции– те, которые уменьшают адаптацию или регулировку системы» [69]. Дисфункция указывает на наличие напряжения на структурном уровне. Нефункциональные явления – это те, последствия которых безразличны для рассматриваемой системы.

Явные и латентные функции являются необходимыми атрибутами для разграничения субъективных целей и объективных последствий. Явные функции входили в намерения и осознавались людьми. Латентные функции имеют обратное значение.

Вводя в теорию понятие структурного контекста (или структурных ограничений), Р. Мертон делает предположение о том, что «в области социальной структуры понятие структурных ограничений соответствует «принципу ограниченных возможностей» [70]. Взаимозависимость элементов социальной структуры ограничивает выбор функциональных альтернатив и возможности изменений, тем самым ограничивает социальную свободу человека в обществе.

Важнейший аспект теории функционального анализазатрагивает проблему структурного изменения. В частности, выявление сущности понятия дисфункции, «подразумевающее понятие напряжения, стресса и напряжённости, обеспечивает аналитический подход к изучению динамики и изменения» [71]. Изучение социальной системы в динамике, а не в статике, позволяет вскрыть источники и выяснить причины социальных изменений, происходящих в социуме.

Подвергая функциональному анализу политическую систему, исследователь выдвигает общую теорему: «социальные функции организации помогают определить структуру (включая набор персонала, входящего в структуру), точно так же, как структура помогает определить эффективность, с которой выполняются эти функции» [72]. В указанном контексте становится важным предположение о том, что отношения, складывающиеся между различными группами, «модифицируются благодаря функциям», т. е. при наличии определённых общих потребностей данные группы «интегрируются» «централизирующей структурой, удовлетворяющей эти потребности». Данное заключение приводит к многозначительному утверждению, которое, по мнению исследователя, нуждается в последующем изучении – «структура влияет на функцию, а функция влияет на структуру» [73].

Применяя выводы на собственный объект исследования, можно говорить о функциональной и структурной обеспеченности социальной инфраструктуры.

Основной целью, на которую ориентирована социальная инфраструктура, является удовлетворение потребностей человека в воспроизводстве трудовых ресурсов, затраченных в процессе материального производства. Универсальный характер инфраструктуры состоит в том, что она:

– располагает условиями (досуговыми, оздоровительными, коммуникативными и т. д.), обеспечивающими удовлетворение потребностей человека в воспроизводстве потраченных ресурсов, восстановление которых необходимо для его жизнедеятельности в современном обществе;

– объединяет различные виды социальных инфраструктур (здравоохранение, социальная защита населения, культура, молодёжная политика, образование и др.), организация которых отражает реализуемые социальные функции;

– ориентируется не только на потребности какой-то отдельной категории людей, но и реализует свои целевые установки, предлагая широкий спектр услуг разным группам населения, отличающимся по возрасту, отношению к трудовой занятости, семейному положению, материальной обеспеченности и пр.

Создание условий, которые направлены на воспроизводство ресурсов человека, затраченных в результате трудовой деятельности, определяет содержательную сторону социальной инфраструктуры. Функциональное обеспечение социальной инфраструктуры состоит в технологическом осуществлении целевых установок, сосредоточенных в данном содержании. В свою очередь организационное построение социальной инфраструктуры будет зависеть от того, какие функции и для каких целей она будет выполнять.

Модификация отношений между людьми, которые обладают разными социальными статусами, будет происходить благодаря функциям, выполняемым элементами социальной инфраструктуры. В социальной инфраструктуре происходит интеграция людей с разными статусами на основе общих интересов, что приводит к развитию нового содержания их взаимодействий и взаимоотношений. В этом проявляется централизирующая роль социальной инфраструктуры.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.91.106.44 (0.021 с.)