ТОП 10:

Понятие и признаки наказания



 

УК РФ 1996 г. стал свидетельством существенных изменений в уголовно- правовой политике государства. В целях борьбы с преступностью законодатель шире определяет уголовно-правовые способы воздействия на преступников.

Часть 2 ст. 2 УК РФ указывает, что «настоящий Кодекс устанавливает основания и принципы уголовной ответственности, определяет какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, устанавливает виды наказания и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений». Как видно, законодатель использует понятия «наказание» и «иные меры уголовно-правового характера». Отсюда вытекает, что наказание – это одна из мер уголовно-правового характера.

Наказуемость преступлений является одним из мощных регуляторов поведения человека.

В уголовно-правовой литературе существуют различные точки зрения на понятие наказания. Исторически данное понятие существенно менялось, отражая уголовную политику государства на том или ином этапе его развития.

В свое время известный русский криминалист И.Я. Фойницкий, писал: "…наказание есть мера охранения против преступных деяний нарушаемого ими склада, нарушаемых им интересов или прав, образующих систему правопорядка".[24] Он рассматривал наказание, с одной стороны, как принуждение, а с другой – как меру охранения. Он писал: "По основной идее наказание представляет собой принуждение, применяемое к учинившему преступное деяние. Принуждение наказания заключается в причинении или обещании причинить наказываемому какое-нибудь лишение или страдание…".[25]

В ст.7 Руководящих начал по уголовному праву РСФСР 1919 г. понятие наказания было отражено впервые. Согласно этому определению «наказание – это те меры принудительного воздействия, посредством которых власть обеспечивает данный порядок общественных отношений от нарушителей последнего (преступников)». В последующих законах – УК РСФСР 1922 г., УК РСФСР 1926 г. и УК РСФСР 1960 г. понятие наказания не содержалось, но в теории уголовного права предпринимались попытки восполнить этот пробел.

В уголовно-правовой литературе существовали также мнения, согласно которым наказание отождествлялось с карой,[26] либо кара объявлялась сущностью наказания, неотъемлемым его свойством.[27]

С нашей точки зрения, наказание нельзя отождествлять с карой, поскольку рассмотрение наказания только с позиции воздаяния преступнику за содеянное, с помощью лишения его определенных благ и причинения страданий, во-первых, противоречит принципу гуманизма, а во-вторых, цель исправления осужденных вряд ли будет достигнута таким способом. Тем не менее, отрицать наличие элементов кары в наказании также не стоит, поскольку цель восстановления справедливости содержит элементы карательного воздействия, хотя в законе об этом прямо и не говорится. Однако в связи с этим некоторые авторы совершенно отрицают цель кары.[28]

В действующем УК РФ наказание определяется как мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда лицу, признанному виновным в совершении преступления, которая заключается в предусмотренных законом лишении и ограничении прав и свобод этого лица (ч. 1 ст. 43 УК РФ).

Из данного понятия можно выделить признаки наказания, которые определяют сущность данного уголовно-правового института.

Во-первых, наказание – это мера государственного принуждения, предусмотренная УК РФ. Никакие другие организации и органы, кроме государства в лице судебных органов, не могут применять наказание. При этом, законодатель отграничивает наказание как особую меру государственного принуждения от иных мер уголовно-правового воздействия, например, от принудительных мер воспитательного воздействия, которые могут применяться вместо наказания несовершеннолетним, совершившим преступление небольшой и средней тяжести в порядке ст. 92 УК; принудительных мер медицинского характера, назначаемым лицам, признанным судом невменяемыми или ограниченно вменяемыми (ст. 21, 23 УК).

Во-вторых, наказание – это всегда принуждение, поскольку назначается и исполняется оно вопреки воле лица, совершившего преступление, который зачастую желает уйти от наказания либо надеется на менее строгое наказание. Еще С.П. Мокринский отмечал, что "как факт чувственной жизни наказание является актом принуждения к страданию… стоит отнять у наказания эту характерную черту – преднамеренного причинения страдания – и всякий почувствует, что мероприятие уже не соответствует понятию наказания, что оно может быть названо мерой принудительного воспитания, образования, врачебного пользования…, но отнюдь не наказания".[29] Более того, за злостное уклонение от отбывания (исполнения) наказания закон предусматривает его замену на более строгое наказание. То есть, можно с уверенностью сказать, что некоторые наказания имеют механизмы своего обеспечения, например, штраф, обязательные работы, исправительные работы и др.

В-третьих, наказание – это мера государственного принуждения, применяемая только судом.Никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут наказанию иначе, как по приговору суда и в соответствии с законом. Уголовное наказание назначается от имени государства, поскольку суд выносит приговор именем Российской Федерации. Этим суд выражает осуждение и дает отрицательную оценку преступнику и совершенному им деянию самим государством. Отсюда делаем вывод, что уголовное наказание носит публичный характер.

В-четвертых, наказание – это всегда лишение или ограничение прав осужденного. Такие наказания, как арест, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы, лишают осужденного выбора места жительства, свободы передвижения, постоянного общения с близкими людьми и др. Некоторые виды наказания, такие как ограничение свободы, содержание в дисциплинарной воинской части, не лишают человека свободы, но ограничивают ее. Это проявляется, в частности, в том, что осужденный не имеет права отлучаться из мест отбывания наказания в определенное время суток. При отбывании исправительных и обязательных работ, ограничения по военной службе, лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью происходит ограничение трудовых и имущественных прав. Имущественные права ограничиваются и при исполнении осужденным штрафа, а до недавнего времени к этой группе наказаний можно было отнести и конфискацию имущества.

В-пятых, наказание назначается только за совершение общественно опасного деяния, признанного законом преступлением. Данный признак означает, что лицо должно совершить именно преступление, а не иное правонарушение, к примеру – дисциплинарный проступок, административное правонарушение, гражданско-правовой деликт, ответственность за которые наступает по другим отраслям права. Также следует проводить разграничение между преступлением и общественно опасным деянием невменяемого лица. Последнее влечет применение не наказания, а принудительных мер медицинского характера, о чем говорилось выше.

В-шестых, наказанию подлежит лишь лицо, которое признано виновным в совершении преступления. В этом смысле уголовное наказание можно назвать правовым последствием совершения лицом преступления. Назначение наказания невозможно без вины. Если судом не установлена вина лица в совершении конкретного преступного деяния, то такому лицу не может быть назначено наказание. Вина – необходимый признак каждого совершенного деяния, виновность обвиняемого в совершении преступления входит в предмет доказывания по каждому уголовному делу. Наказание же за невиновное причинение вреда не допускается. Следует отметить также, что наказание всегда носит личный характер.

Седьмым признаком наказания является судимость. Применение любого из указанных в ст. 44 УК РФ наказаний, будь то штраф или лишение свободы, всегда влечет за собой отрицательные последствия в виде судимости.

В уголовно-правовой литературе в течение длительного времени оставался спорным вопрос – является ли судимость последствием наказания или же его признаком, поскольку судимость входит в срок исполнения срочных видов наказания (лишения свободы, ареста, исправительных работ и др.), а при исполнении несрочных, или как их еще называют бессрочных, то есть тех, которые исполняются в виде акта разового воздействия, ( например, штраф) – судимость следует после исполнения наказания.

Мы полагаем, что судимость является все-таки признаком наказания, сам законодатель подтверждает данное положение, указывая в ст. 86 УК РФ 1996 г. пределы судимости: « лицо, осужденное за совершение преступления, считается судимым со дня вступления обвинительного приговора суда в законную силу до момента погашения или снятия судимости». Законодатель включил судимость как в назначенное наказание, так и в исполненное. Одновременно судимость является и последствием отбытия наказания.

В отличие от наказания принудительные меры воспитательного воздействия и принудительные меры медицинского характера, если последние не соединены с наказанием, не влекут судимости.

 

Цели наказания

 

Социальная значимость наказания определяется, как нам представляется, прежде всего, его целями. Они задают общие ориентиры для законодателя в процессе совершенствования уголовного законодательства, определяют содержание деятельности правоохранительных органов и характеризуют политику государства в отношении борьбы с преступностью в целом.

Вопрос о целях наказания издавна волновал умы ученых, вызывал многочисленные дискуссии, которые, кстати, не утихают и по сей день, несмотря на то, что законодатель в действующем УК РФ прямо называет три цели наказания: восстановление социальной справедливости, исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений.

Многие исследователи посвятили свои научные труды проблемам целей наказания. Среди них такие видные деятели науки, как Н.А. Беляев, И.И. Карпец, И.С. Ной, А.Е. Наташев, Н.А. Стручков, М.Д. Шаргородский и другие. В настоящее время вопросы целей наказания поднимаются в кандидатских и докторских диссертациях, причем, трактуются они зачастую неоднозначно и даже противоречиво.

Возникает вопрос, почему же толкование целей наказания так разнообразно и противоречиво? Прав был Н.С. Таганцев, объясняя это тем, что «наказание подобно двуликому Янусу: одним лицом оно обращено к прошлому – к уже совершенному преступлению и его субъекту, другим – к будущему, к исправлению осужденного, дабы по отбытии наказания он не совершал более преступления»[30].

Исторически в различных правовых системах перед наказанием ставились разные цели в зависимости от потребностей правящего класса, уровня культурного развития общества, от содержания господствующих философских идей.

Первые теологические теории о целях наказания базировались на постулатах Ветхого Завета, согласно которым наказание – есть воздаяние за зло, устрашение по правилам талиона «око за око, зуб за зуб». Но уже в I веке н.э. Новый завет провозгласил принцип «непротивления злу насилием».[31] По теологической теории Шталя право наказывать даруется государству богом; наказание является актом Божеского возмездия". Так, Уложение царя Алексея Михайловича постоянно выдвигает устрашение как цель всякого наказания – "чтобы на то смотря иным не повадно было так делати".[32] Подобные указания можно было найти во всех уголовных законах конца XVIII и начале XIX века.

По теории мировой справедливости, справедливость – наказание зла и вознаграждение добродетели – есть мировой закон, которому подчиняется все существующее, в том числе и человек.[33] Доктрины устрашения и возмездия воплощались в жестоком рабовладельческом и феодальном обществе.

Теории возмездия и устрашения сменялись теориями неотвратимости наказания, согласно которым эффективность наказания достигается не за счет его жестокости, а за счет неотвратимости.

Появившиеся позже утилитарные теории видели в целях наказания общее и специальное предупреждение преступлений. Различали, во-первых, "теорию общего устрашения фактом выполнения наказания, то есть устрашения всех и каждого от совершения преступных деяний; во-вторых, теорию устрашения преступника фактом выполнения наказания в виде создания в нем мотива к воздержанию от совершения преступного деяния и от повторения его (теория спец. предупреждения). Смешанные теории целей наказания называют в качестве целей наказания устрашение и кару, общую и специальную превенцию, а также исправление преступников.[34] Последнюю, в частности, выделял Н.Д. Сергиевский. Он писал: "теорию исправления преступника нельзя не признать наиболее содержательного из всех относительных теорий. Целью всего уголовного правосудия признается исправление преступника в двух направлениях: исправление… внутреннее или нравственное и исправление, так называемое, внешнее или гражданское, иначе юридическое, заключающееся в установлении каких бы то ни было стимулов к воздержанию от совершения преступных деяний".[35]

В советской теории уголовного права выдвигались идеи, согласно которым наказание не может рассматриваться в качестве акта возмездия, воздаяния злом за причиненное зло при совершении преступления. Советские теоретики – юристы выступали против подхода к наказанию как к возмездию за вину, которую должен искупить преступник. Такой подход противоречил научному марксистскому мировоззрению[36]. Однако, УК РСФСР 1960 г., хотя и не называл кару целью наказания, тем не менее, указывал, что «наказание является не только карой за совершенное преступление…», то есть практически наказание объявлялось законодателем карой, воздаянием за причиненное зло, оно и далее будет выступать в качестве устрашающего фактора.

УК 1960 г. определил следующие цели наказания: 1) исправление и перевоспитание осужденных в духе соблюдения законов, честного отношения к труду и уважения правил социалистического общежития, 2) предупреждение новых преступлений со стороны осужденного и 3) предупреждение преступлений со стороны иных граждан.

Некоторые авторы не признавали цель исправления и перевоспитания осужденных самостоятельной целью наказания, указывая, что позитивные изменения личности преступника направлены в конечном итоге на предупреждение преступлений. Эту цель они и называли в качестве единственной цели наказания[37]. Бытовало также мнение, что указание законодателя на цель исправления и перевоспитания, порождало на практике путаницу: непонятно было – кого из осужденных следует исправлять, а кого - перевоспитывать[38]. В исправительной педагогике, в последнее время утвердилось положение, согласно которому, перевоспитание – это процесс самого воспитательного воздействия на осужденных во время отбывания наказания, а исправление – это результат данного процесса. Можно, наверное, и так толковать данные понятия. По нашему же мнению, исправление и перевоспитание – это две самостоятельные цели, которые совершенно справедливо были отмечены законодателем.

Полагаем, что УК РФ 1996 г. сделал в этом отношении шаг назад, отказавшись от цели перевоспитания. Новый Кодекс назвал в качестве целей наказания:

- восстановление социальной справедливости;

- исправление осужденных;

- предупреждение совершения новых преступлений.

Некоторые авторы отмечают, что законодатель совершенно справедливо и обоснованно отказался от цели перевоспитания, поскольку невозможно перевоспитать рецидивиста, и вообще, цель перевоспитания в настоящее время является явно завышенной для наказания.[39] Отказ законодателя от указанной цели является для Р.М. Файзутдинова серьезным аргументом против тех, кто пытается «реанимировать перевоспитание как цель наказания».[40] Он пишет, что законодатель поступил мудро, поскольку «вряд ли можно серьезно рассматривать вопрос о глубоком нравственном изменении личности осужденного в условиях искусственно создаваемой антиобщественной среды, концентрации в этих учреждениях преступных элементов».[41]

Полагаем, что не следует односторонне подходить к данному вопросу, ведь по большому счету в условиях «антиобщественной среды» и исправить некоторых осужденных не представляется возможным, однако же, цель исправления ставится законодателем. Более того, не только на таких осужденных должен ориентироваться законодатель, есть и другие категории преступников, среди которых – несовершеннолетние; лица, впервые оступившиеся; беременные женщины и женщины, имеющие малолетних детей. Если даже несколько лиц, из вышеперечисленных категорий, возможно, будет перевоспитать – это уже большая удача.

Несмотря на то, что законодатель в ч. 2 ст. 43 УК РФ прямо указывает конкретные цели, дискуссии по этой проблеме не утихают в науке уголовного и уголовно-исполнительного права и по сей день. В частности, жаркие споры продолжаются относительно цели восстановления социальной справедливости.

Российский законодатель впервые указал на восстановление социальной справедливости, при этом он зафиксировал не одну цель, а цели восстановления социальной справедливости, не раскрывая, однако данное понятие. Что и вызывает на практике их неоднозначную трактовку.

Социальная справедливость с философских позиций содержит в себе требование соответствия между практической ролью отдельных индивидов в жизни общества и их социальным положением, между правами и обязанностями, между деянием и воздаянием за него, преступлением и наказанием…[42]. Исходя из этого, можно предположить, что понятие «социальная справедливость» не равнозначно понятию «принцип справедливости». Первое явление значительно более емкое и находится на более высоком уровне в иерархии правовых понятий[43]. Хотя некоторые авторы практически отождествляют данные понятия, ограничивая категорию справедливости лишь пределами назначения виновному лицу наказания, соответствующего тяжести совершенного преступления, личности виновного, - то есть законного, справедливого наказания.

Восстановление социальной справедливости – понятие многогранное и рассматривать его следует, как минимум, в четырех аспектах: 1) с позиции интересов потерпевшего, 2) общества, 3) государства и 4) виновного.

С точки зрения интересов потерпевшего, виновный должен понести заслуженное наказание с учетом тяжести содеянного, а сам потерпевший должен получить возмещение материального ущерба в полном объеме, компенсацию морального вреда, причиненного преступлением, то есть полное удовлетворение чувства справедливости. Важное значение для потерпевшего имеют вопросы возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда. Суд, при вынесении приговора по каждому делу о преступлении, причинившем материальный ущерб, должен разрешить гражданский иск, а если иск не предъявлен потерпевшим – обсудить вопрос о принятии решения о возмещении ущерба по собственной инициативе[44].

При разрешении вопроса о компенсации морально вреда суд, в соответствии со ст. 151 ГК РФ, учитывает степень вины осужденного, степень физических и нравственных страданий лица, которому был причинен вред и другие обстоятельства для определения размера компенсации.

Применительно к осужденному цель восстановления социальной справедливости в большей мере относится к применению наказания, причем, не только на стадии его назначения и применения условного осуждения (ст. 73 УК РФ) либо отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК РФ).

На стадии исполнения наказания данная цель также должна быть достигнута, что проявляется при реализации таких принципов, как гуманизм, равенство всех осужденных перед законом, рациональное применение мер принуждения.

При этом можно согласиться с мнением М.Н. Становского, который отмечает, что интересы потерпевшего в данном случае находятся в определенном противоречии с интересами осужденного.[45] Если осужденный заинтересован в назначении ему судом минимального наказания, то потерпевший, наоборот – желает более жестокого подхода к применению наказания, которое было бы соразмерно тем страданиям, которые вызваны совершением преступления. Иногда жалобы потерпевших на мягкость вынесенного приговора вполне обоснованы, о чем свидетельствует опубликованная судебная практика[46].

Восстановление социальной справедливости в глазах общества выражается при назначении виновному справедливого наказания за совершенное преступление, а также в доказательствах того, что государство способно наказать преступника в соответствии с приговором суда и обеспечивать правопорядок, общественную безопасность в целом. На практике иногда приходится сталкиваться с тем, что гуманность по отношению к преступнику оборачивается ущемлением прав потерпевшего. На наш взгляд, прав Г. Рамазанов, который утверждает, что гуманизм в отношении преступника есть нередко жестокость по отношению к потерпевшему, нельзя проявлять гуманизм к преступнику вопреки воле и интересам потерпевшего.[47]

Восстановление социальной справедливости с позиции государства выражается, во-первых, в том, что государство в лице правоохранительных органов само обеспечивает реализацию данной цели наказания, как в своих интересах, так и в интересах потерпевшего, общества и осужденного. При этом свои интересы оно обеспечивает путем осуждения лица, преступившего закон[48]. Во-вторых, государство может частично возместить причиненный потерпевшему ущерб за счет компенсационных видов наказания (штраф, исправительные работы, ограничение по военной службе).

С целью восстановления социальной справедливости неразрывно связан вопрос – является ли кара целью наказания? Дискуссии по данной проблеме продолжаются в науке уголовного права и по сей день. Существует мнение, согласно которому «цель восстановления социальной справедливости имеет своим содержанием кару: осуждение, порицание совершенного преступления и лица, его совершившего».[49] По мнению В.К. Дуюнова провозглашение цели восстановления социальной справедливости в Уголовном кодексе России – не что иное, как официальное признание законодателем кары как цели наказания.

По нашему мнению, трудно согласиться с данной точкой зрения. Действительно, карательная функция государства по отношению к преступнику имеет место, но кара не составляет основного содержания цели восстановления социальной справедливости, она является лишь ее элементом, поскольку как мы уже указывали выше, саму цель восстановления социальной справедливости нужно рассматривать с различных сторон: с позиции потерпевшего, общества, государства и осужденного.

Некоторые авторы видят восстановление социальной справедливости в полном объеме лишь в применении к виновным лицам, совершившим тяжкие преступления, смертной казни.[50] Представляется, что, поддерживая данную точку зрения, можно вернуться к принципу талиона « око за око», что в настоящее время не допустимо.

Вторая цель наказания – исправление осужденного. Данная цель направлена на то, чтобы нейтрализовать общественную опасность лица совершившего преступление, сделать его полезным для общества. Понятие исправления осужденного мы находим в ст. 9 Уголовно-исполнительного кодекса, согласно которого «исправление осужденных – это формирование у них уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулирование правопослушного поведения». Мы согласны с мнением тех ученых, которые обоснованно считают, что в ст. 9 УИК РФ речь идет не только о юридическом исправлении осужденного, когда он не совершает нового преступления, но и о нравственном исправлении, когда ценности человеческого общежития осужденный соблюдает глубоко осознанно, а не из-за боязни нового наказания.[51]

Цель исправления достигается, по мнению одних ученых, когда лицо, понесшее наказание, понимает недостойность своего поведения, недопустимость совершения новых преступлений, и не совершает их уже потому, что боится наказания[52]. По мнению других, данная цель достигается, когда осужденный не совершает новых преступлений.[53]

Представляется, что достижение цели исправления в настоящих российских условиях хотя и труднодостижимо, но возможно, и выражается это не только в том, что отбывшее наказание лицо не совершает новых преступлений осознанно, но и в том, что данным лицом совершаются активные действия, которые свидетельствуют об изменении его взглядов и убеждений, как во время отбывания наказания, так и после.

В Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными прослеживается такая же позиция, в частности, в них говорится, что защиты общества «можно добиться только в том случае, если по отбывании срока заключения и по возвращении к нормальной жизни в обществе, правонарушитель оказывается не только готовым, но и способным подчиняться законодательству и обеспечивать свое существование».[54]

Третьей целью уголовного наказания законодатель называет предупреждение совершения новых преступлений. В законе данная цель не подразделяется на общее и специальное предупреждение, но ей следует давать расширенное толкование. Такая позиция поддерживается большинством ученых.

Общее предупреждение проявляется уже в том, что Уголовный закон предусматривает систему наказаний и устанавливает определенные наказания за каждое конкретное преступление, предупреждая тем самым граждан избегать противоправного поведения.

Наказание воздействует на граждан самим фактом своего существования и возможностью применения.

Общая превенция представляет собой также предупреждение преступлений со стороны неустойчивых граждан, то есть тех, которых от совершения преступления удерживает лишь угроза наказанием или реальное наказание преступника. «Неустойчивость» таких граждан может определяться фактами совершения административных, дисциплинарных, налоговых, финансовых и других правонарушений.

Для характеристики цели общего предупреждения мы и в настоящее время пользуемся выражениями, которые употреблялись еще в древнерусском праве, например: «дабы другим неповадно было» или «чтобы другие убоялись».

Итак, устанавливая наказание и иные меры уголовно-правового воздействия, законодатель предупреждает, что определенное поведение нежелательно, и граждане должны избегать совершения преступлений, в противном случае нарушители будут подвергнуты наказанию. Можно с уверенностью сказать, что цель общего предупреждения достигается и посредством устрашения неустойчивых граждан и предупреждения остальных членов общества о неотвратимости наказания за совершение преступлений.

Специальное предупреждение, в отличие от общего, имеет более узкую направленность, поскольку предусматривает предупреждение совершения преступлений не всеми лицами, а только лицами, уже совершившими преступления. Например, применяя к преступнику такие виды наказаний, как арест, лишение свободы, государство тем самым ограждает остальных членов общества от опасных деяний преступных элементов. То есть, отбывая лишение свободы или арест, преступник зачастую лишается физической возможности совершать новое преступление. Хотя, конечно, известно немало примеров совершения преступлений осужденными в местах лишения свободы. Но в данном случае мы должны говорить в первую очередь о тех преступлениях, которые невозможно совершить за колючей проволокой в силу их специфики, отсутствия необходимых средств и орудий, отсутствия доступа к информации и др.

Во-вторых, цель специального или частного предупреждения проявляется и в индивидуальной работе с осужденными, применении к ним мер взыскания и поощрения, что, в частности, выражается в стимулировании законопослушного поведения. То есть специальная превенция очень тесно связана с целью исправления осужденных.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-24; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.248.180 (0.012 с.)