ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Преступление: понятие и признаки. Классификация преступлений.



1. Материальный и формальный подходы

к определению преступления

 

Понятия "преступление" и "наказание", как вытекает из ч. 2 ст. 2 УК, характеризуют две генеральные взаимосвязанные уголовно-правовые категории. В обществе реально существуют преступления, видовые свойства которых фиксируются уголовным законом, и ради защиты от них тем же законом устанавливаются, а судами назначаются уголовные наказания.

По мнению некоторых российских ученых (С.В. Познышев - 1912 г., А.А. Жижиленко - 1914 г., Э.Я. Немировский - 1917 г.), исходным в этой связке выступает наказание, введение которого законом образует и понятие преступления, являющееся производным. Согласно иной, и, как полагаем, более обоснованной, точке зрения главной следует признавать категорию преступления, в связи с совершением которого начинается естественный процесс, завершающийся наказанием (Таганцев Н.С. С. 17; Трайнин А.Н. С. 299). Последняя позиция наиболее отчетливо выражена в словах В.Д. Спасовича: "Вся наука уголовного права только и занимается одним - преступлением. Из понятия о преступлении вытекает понятие наказания как его логически необходимое последствие. Все затем остальное в науке уголовной есть только дальнейшее развитие и дополнение этих двух понятий в науке юридической" (Спасович В.Д. С. 83).

Своего рода "примат" преступления перед наказанием можно рассматривать в двух аспектах:

а) объективное наличие в обществе преступлений и констатация этой реальности в уголовном законе выступают основанием для установления наказания за подобные посягательства;

б) лишь реальное совершение преступления выступает основанием для фактического наказания по суду субъектов таких деяний.

В теории уголовного права и законодательстве сложилось два методологических подхода к формулированию дефиниции преступления, условно именуемых материальным и формальным (нормативным). Первый из них предполагает раскрытие антисоциального характера преступления, его вредоносности и тем самым уяснение мотивов, которыми руководствовался законодатель, относя то или иное деяние к числу преступлений. Формальный же подход опирается на признак запрещенности преступного деяния уголовным законом, обходя вопрос о причинах такого запрета. Часто наблюдается и сочетание обоих подходов.

Исторически первым было формально-юридическое определение понятия преступления, предпосылкой которого явилась Декларация прав человека и гражданина 1789 г., согласно которой "...Никто не может быть наказан иначе как по закону, ранее утвержденному и обнародованному и законно примененному".

Важнейший принцип уголовного права "Nullum crimen sine lege" ("Нет преступления без указания о том в законе"), как и запрет применения уголовного закона по аналогии, о чем говорилось в гл. 3, был обоснован в работах итальянского просветителя и юриста Чезаре Беккариа (1738 - 1794) и немецкого криминалиста Ансельма Фейербаха (1775 - 1833). Впервые этот принцип воплощен в ст. 1 УК Франции 1810 г. и ныне закреплен в уголовных кодексах большинства стран мира.

Формально-юридическое (нормативное) определение преступления содержалось в дооктябрьском российском законодательстве - в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. и в Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями 1864 г., а равно в Уголовном уложении 1903 г., ст. 1 которого гласила: "Преступным признается деяние, воспрещенное во время его учинения законом под страхом наказания".

Постепенно в юридической науке формировался материальный подход к определению преступления. Немецкий юрист Р. Иеринг понимал под преступлением "констатированное законодательством вредоносное посягательство на жизненные условия общества" (Иеринг Р. С. 357). Русский криминалист Н.Д. Сергеевский, определяя преступление как запрещенное уголовным законом и наказуемое деяние, вместе с тем отмечал, что "преступное деяние по содержанию своему есть деяние, причиняющее вред обществу или частным лицам или заключающее в себе опасность вреда" (Сергеевский Н.Д. С. 55). Нетрудно заметить, что в приведенных определениях материальный подход сочетается с формальным, сугубо юридическим.

В первые годы советской власти давалось исключительно материальное, лишенное ссылки на запрещенность уголовным законом понятие преступления: им признавалось "всякое общественно опасное действие или бездействие, направленное против советского строя или нарушающее правопорядок, установленный рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени" (ст. 6 УК РСФСР 1922 г., ст. 6 УК РСФСР в редакции 1926 г.).

Подобная классово-идеологическая трактовка преступления была частично устранена в ч. 1 ст. 7 УК 1960 г. (в редакции от 1 июля 1994 г.), согласно которой преступлением считалось "предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на общественный строй СССР, его политическую и экономическую системы, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан, все формы собственности, а равно иное, посягающее на социалистический правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом" <*>. Данное определение носило материально-формальный характер, что являлось его достоинством, но, с другой стороны, оно по-прежнему провозглашало охрану от преступлений "социалистического" правопорядка, в первую очередь - общественного строя, который сложился в Союзе ССР. Наряду с этим приведенная дефиниция не содержала указаний на такие необходимые признаки преступлений, как виновность и наказуемость, которые могли быть выявлены лишь путем теоретического анализа положений ч. 2 ст. 1 и ст. 3 УК 1960 г. Первое из названных предписаний фиксирует уголовную наказуемость лиц, совершивших преступления, второе - наказуемость деяний только при наличии вины (умысла или неосторожности) соответствующих субъектов.

Недостатки существовавшего определения понятия преступления, равно как и уголовного законодательства в целом, обусловили разработку нового УК РФ, который в большей мере соответствовал бы современным реалиям российского общества.

В ч. 1 ст. 7 проекта УК 1992 г. рекомендовалось признать преступлением "совершенное виновно общественно опасное деяние (действие или бездействие), запрещенное уголовным законом под угрозой наказания" <*>. Эта формулировка содержала, казалось бы, указание на все глобальные признаки преступного поведения, была лишена политико-идеологического оттенка, хотя, в отличие от УК 1960 г., обходила вопрос о круге общественных отношений (социальных ценностей), на которые посягают общественно опасные деяния, относящиеся к преступлениям.

Несколько иначе формулировалось понятие преступления в ст. 14 проекта Общей части УК РФ 1994 г.: преступлением предлагалось считать "запрещенное уголовным законом деяние (действие или бездействие), причиняющее вред или создающее угрозу причинения вреда личности, обществу или государству" <*>. Как указывали разработчики, действовавшие под эгидой Министерства юстиции РФ и Государственно-правового управления Президента РФ, в Пояснительной записке к законопроекту, он, продолжая традиции отечественного уголовного законодательства, дает материальное определение преступления, отражает современную иерархию ценностей, охраняемых государством от преступных посягательств, но вместе с тем устраняет идеологические штампы и потому вместо "общественной опасности" указывает на вред личности, обществу или государству. Подобные соображения заслуживали внимания, хотя и вызывала сомнение характеристика общественной опасности преступления как идеологического штампа. В любом государстве в качестве преступлений рассматриваются деяния, опасные для соответствующего общества и его членов. Иное дело - трактовка понятия общественной опасности в течение десятилетий советского периода с позиций господствовавших идеологических постулатов. С другой стороны, преступления, в отличие от прочих правонарушений, характеризуются опасностью причинения не любого, а только существенного вреда. Наконец, вряд ли обоснованно в проекте УК 1994 г. была опущена ссылка на признак виновности преступления.

Тем не менее в ч. 1 ст. 14 нового УК удалось дать опирающееся на достижения уголовно-правовой науки и отечественные традиции официальное определение.

Преступлением в Российской Федерации признается "виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания".

Тем самым, вероятно, в российском уголовном праве завершилась дискуссия о дефиниции преступления.

 

2. Законодательное определение понятия преступления

 

Значение законодательного определения понятия преступления заключается в том, что оно позволяет:

а) выявить основания и пределы криминализации (признания преступными) вредоносных деяний;

б) раскрыть и проанализировать наиболее глобальные и типичные признаки преступления;

в) выявить структуру (элементы) преступления;

г) наметить и закрепить в законе критерии категоризации преступлений по уровню их опасности;

д) обеспечить конкретизацию общих признаков преступления при описании в законе его отдельных видов или, иначе, при конструировании составов преступлений соответствующих видов;

е) разграничивать преступления и сходные с ними непреступные правонарушения;

ж) более эффективно вести работу по предупреждению преступлений.

 

Итак, преступление представляет собой основную категорию уголовного права. Его определение имеет принципиальное значение. Исторически первым является формальный подход к формулированию данной дефиниции, согласно которому преступление - это деяние лица, запрещенное уголовным законом под угрозой наказания. Материальное же определение понятия преступления характеризует такое деяние как общественно опасное, способное причинить существенный вред личности, обществу или государству. Действующее российское законодательство обоснованно сочетает оба эти подхода.

1. Субъект преступления

 

Как следует из ст. 9 - 18, 25 - 26 и других действующего УК, любое преступление представляет собой акт человеческого поведения. Субъектом преступления может быть только физическое вменяемое лицо, достигшее предусмотренного законом возраста. Мысли и намерения, не выразившиеся в деянии такого субъекта, не считаются преступлением. В силу ч. 1 ст. 14 УК преступное поведение лица именуется общественно опасным деянием. Подобное деяние является проявлением сознания и воли соответствующих субъектов. Неосознанные, рефлекторные телодвижения людей не относятся к числу преступлений. По форме проявления преступные деяния могут быть активными (действия) или пассивными (бездействие).

Наконец, деяние человека признается преступлением, если оно посягает на охраняемые уголовным законом объекты, за которыми скрываются интересы личности, общества или государства. Отсюда второе наименование преступления - "посягательство", используемое законодателем в ч. 1 ст. 2 УК и отображающее способность деяния причинять серьезный вред личности, правам и свободам человека и гражданина, собственности, общественному порядку и общественной безопасности, окружающей среде, конституционному строю Российской Федерации, международному миру и безопасности человечества.

Разработчики проекта УК РФ 1994 г. считали возможным признавать преступлением деяния как физических, так и юридических лиц (гл. 16 проекта). Предлагаемое решение в процессе его обсуждения вызвало сомнения, поскольку:

а) за деятельностью юридических лиц фактически скрывается поведение отдельных индивидов;

б) явно затруднительно, если не невозможно, доказывание коллективной вины юридических лиц;

в) рекомендуемые в указанной главе санкции (штраф, ограничение деятельности или ликвидация юридического лица, конфискация имущества в случае неуплаты штрафа или ликвидации юридического лица) носят не уголовно-правовой, а скорее административный и частично гражданско-правовой характер.

Наконец, российскому уголовному праву традиционно неизвестна уголовная ответственность юридических лиц.

В данной связи законодатель РФ не воспринял указанной идеи в Уголовном кодексе 1996 г.

Будучи актом сознательного и волевого поведения индивида, преступление, по прямому указанию ч. 1 ст. 14 УК, характеризуется четырьмя наиболее общими (глобальными), свойственными всем без исключения видам преступных деяний, признаками: общественной опасностью, уголовной противоправностью (запрещенностью), виновностью и уголовной наказуемостью.

 

2. Общественная опасность преступления

 

Обычно в теории на первое место ставят общественную опасность преступления как его определяющий, материальный признак (Кузнецова Н.Ф. С. 39 - 44; Прохоров В.С. С. 20 - 23). Однако иногда приоритет отдается нормативному (формальному) свойству преступления, его противоправности, поскольку лишь при ее наличии правоприменительные органы исследуют вопрос об опасности соответствующего конкретного деяния (Наумов А.В. С. 117 - 122). Между тем законодатель прежде всего анализирует общественно опасные свойства реальных деяний и лишь затем принимает решение о признании их уголовно-противоправными. Думается, иной подход не позволяет в должной мере выявить самую суть преступного поведения виновных лиц.

Общественная опасность есть основополагающий, материальный признак преступного деяния, который носит объективный характер и реально существует в действительности вне зависимости от того, познана ли эта опасность и подвергалась ли она чьей-либо оценке.

Однако задача законодателя состоит в том, чтобы из множества видов общественно опасного поведения "отобрать" те и только те, которые имеют относительную распространенность, достаточно доказуемы и борьбу с которыми уместно вести именно с помощью уголовно-правовых средств.

В научной литературе высказывалось мнение о том, что общественной опасностью обладают только преступления, тогда как иные правонарушения, в частности административные деликты, в отдельных случаях обладают некоторой степенью вредности, которая в перспективе способна привести к ущербу (Дурманов Н.Д. С. 290, 292, 297). Но, во-первых, из ч. 2 ст. 2 УК прямо вытекает, что сфера общественно опасного шире круга преступного. Во-вторых, за непреступные правонарушения нормами иных отраслей права предусмотрены юридические санкции, обеспеченные принудительной силой государства. Если бы эти правонарушения не представляли никакой опасности, то не было бы и необходимости для противодействия им использовать угрозу принуждением. Наконец, не имеет принципиального значения, будем ли мы описывать материальное свойство преступлений терминами "общественная опасность", "социальная вредность" или "вредоносность", которые есть своего рода синонимы и отображают фактическое причинение или угрозу причинения вреда тем или иным охраняемым объектам.

Опасность преступлений отличается от опасности иных правонарушений по своему качеству (характеру) и предполагает реальное причинение или создание возможности причинения не любого, а существенного вреда соответствующим объектам уголовно-правовой охраны.

Размер, уровень такого вреда зависят от ценности защищаемых от преступлений интересов (скажем, посягательство на жизнь человека при прочих равных условиях обладает большей опасностью, чем нанесение вреда здоровью человека), от способов посягательства (грабеж с насилием - п. "г" ч. 2 ст. 161 УК - опасен в большей мере, чем такое же деяние без применения насилия) и некоторых других обстоятельств, предусмотренных в статьях Особенной части УК.

В силу ч. 2 ст. 14 УК не являются преступлениями так называемые малозначительные деяния, которые, с одной стороны, формально подпадают под признаки действия или бездействия, описанного в Особенной части УК, с другой - лишены повышенной, свойственной преступлению опасности. Если же конкретное деяние даже формально не соответствует указанным признакам, вопрос о применении правила ч. 2 ст. 14 УК не возникает, ибо такое деяние, какой бы опасностью оно ни обладало, вообще не может быть отнесено к числу преступлений.

В реальной действительности не существует безвредных преступлений, но наступающие в результате их совершения негативные последствия далеко не всегда описываются в законе, который к тому же имеет в виду не только оконченные преступления, но также приготовление к ним или покушение на их совершение (ст. 29 - 30 УК). В данной связи нередки ситуации, когда в итоге посягательства фактический, точно исчисляемый вред не причиняется, а создается потенциальная угроза его наступления. Тем не менее любое преступное посягательство, в том числе и не доведенное до конца, так или иначе дезорганизует существующие социальные отношения, нарушает урегулированность и порядок в обществе. В этом смысле любое преступное поведение подрывает общественную стабильность и тем самым наносит тот или иной достаточно серьезный и не всегда поддающийся измерению вред.

 

3. Уголовная противоправность

 

Уголовная противоправность как юридическое выражение общественной опасности есть второй важнейший признак преступления, который зафиксирован в ч. 1 ст. 14 УК словами "деяние, запрещенное настоящим Кодексом" (вместо "деяние, предусмотренное уголовным законом" в ч. 1 ст. 7 УК 1960 г.).

Возможны два аспекта понимания формулировки Кодекса 1996 г.

Во-первых, она предполагает, что всем и каждому запрещается под страхом наказания совершать указанные в законе преступные посягательства или вести себя пассивно, когда из закона вытекает обязанность действовать определенным образом. К сожалению, наличие такого уголовно-правового запрета не было отображено непосредственно в ч. 1 ст. 7 УК 1960 г., что давало повод отдельным авторам утверждать, будто адресованные гражданам веления не совершать преступлений содержатся в предписаниях иных отраслей права, а уголовный закон лишь устанавливает ответственность за нарушение не носящих уголовно-правового характера правил поведения и даже моральных норм (Брайнин Я.М. С. 20 - 24). Такой подход не нов. В свое время К. Биндинг полагал, что нормы уголовного права не содержат запретов совершать те или иные деяния, а только требуют применять наказание к лицам, уже учинившим преступления (Binding K. S. 3, 67, 134 - 138). Между тем еще русские криминалисты дооктябрьского периода отмечали, что запрет преступления был обозначен в уголовном законе косвенным образом - путем провозглашения наказуемости соответствующего деяния (Колоколов Г.В. С. 73). Возникавшие ранее сомнения устранены теперь тем, что признак уголовной противоправности прямо выражен словами "запрещенное уголовным законом деяние" (ч. 1 ст. 14 УК 1996 г.). Это, безусловно, имеет определенное превентивное значение, предостерегая граждан о недопустимости криминального поведения.

Во-вторых, уголовная противоправность деяния предполагает, что в нормах УК, охватывающих собой соответствующие диспозиции Особенной части Кодекса в совокупности с относящимися к ним положениями его Общей части, дается описание отдельных видов преступлений. При этом в нормах УК фиксируются типичные видовые свойства преступных посягательств, относящиеся к их объекту, объективной и субъективной сторонам, а равно к субъектам указанных деяний. Такие предписания уголовного закона адресованы как компетентным государственным органам, призванным выявить и покарать лиц, виновных в преступлениях, так и причастным к содеянному лицам, создавая для них гарантии привлечения к ответственности исключительно в соответствии с законом.

Наличие признака предусмотренности (запрещенности) преступления уголовным законом исключает возможность отнесения к преступлениям деяний, таковыми не являющихся.

До вступления в действие УК 1960 г. закон допускал применение уголовно-правовых норм по аналогии. Статья 16 УК редакции 1926 г. гласила: "Если то или иное общественно-опасное действие прямо не предусмотрено настоящим Кодексом, то основание и пределы ответственности за него определяются применительно к тем статьям Кодекса, которые предусматривают наиболее сходные по роду преступления". Более того, в силу ст. 7 этого УК наказание могло применяться в отношении лиц, хотя и не совершивших общественно опасных действий, но "представляющих опасность по своей связи с преступной средой или по своей прошлой деятельности". Это было присущее тоталитарному режиму отступление от принципа "Nullum crimen sine lege", которое устранил принятый в 1960 г. УК РСФСР.

Уголовная противоправность деяний исторически изменчива, однако законодатель не всегда принимал адекватные реальной жизни решения о признании преступлениями вновь распространившихся общественно опасных деяний или, наоборот, о декриминализации деяний, фактически утративших опасность. Некоторые решения на этот счет были не вполне последовательными.

В УК 1960 г. с начала его действия ст. 97 предусматривала ответственность за присвоение найденного или случайно оказавшегося у лица государственного или общественного имущества, в том числе клада и пригульного скота. Между тем имелись нормы гражданского права (ст. 144 - 148 ГК 1964 г.), устанавливавшие для подобных ситуаций соответствующие имущественные санкции. Поэтому достаточно понятно законодательное решение, которым 29 апреля 1993 г. ст. 97 была исключена из УК. Однако законом от 1 июля 1994 г. Кодекс был дополнен ст. 148.4 "Присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного чужого имущества". В УК 1996 г. подобное деяние вновь декриминализировано. Трудно представить себе мотивы кардинального изменения оценки вредоносности указанного деяния за столь короткий период времени.

 

4. Виновность

 

Виновность представляет собой третий обязательный признак любого преступления. Значение этого признака определяется тем, что в силу ст. 5 УК:

1) лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина;

2) объективное вменение, т.е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. При этом, как предусматривается в ч. 1 ст. 49 Конституции, каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и не установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Из этого следует, что сколь бы опасными ни были совершенные лицом деяния, предусмотренные (запрещенные) уголовным законом, и какими бы тяжкими ни были их последствия, содеянное лицом не может рассматриваться как преступление, если данный субъект действовал или бездействовал невиновно.

В науке подвергается сомнению самостоятельный характер признака виновности преступления. В частности, отмечалось, что в законодательном определении преступления в ч. 1 ст. 7 УК 1960 г. понятие общественной опасности охватывало собой не только объективную вредность деяния, но и субъективную опасность его, т.е. виновность совершения деяния и причинения последствий такого деяния (Кузнецова Н.Ф. С. 62). По мнению же С.А. Домахина, виновность поглощается признаком уголовной противоправности, поскольку обе формы вины (умысел и неосторожность) зафиксированы именно в уголовном законе (Курс советского уголовного права. С. 104). Подобное толкование можно оспорить, ибо уголовный закон предусматривал и предусматривает не только преступления, но также общественно опасные деяния невменяемых лиц, а эти лица не способны быть виновными и совершать преступления. Думается, что новый УК дает достаточно оснований для устранения имеющихся разногласий.

 

5. Наказуемость

 

Наказуемость как четвертый самостоятельный признак преступления характеризуется тем, что, во-первых, преступление запрещено законодателем именно под угрозой применения наказания и, во-вторых, лица, преступившие такой запрет, подвергаются реальному претерпеванию наказания. Конечно, наказание претерпевается не во всех случаях. Возможно, например, освобождение от его отбывания за истечением давности (ст. 83 УК) либо в силу акта амнистии или помилования (ст. 84 - 85 УК). Тем не менее угроза наказанием есть заранее установленный уголовным законом атрибут любого вида преступления.

Иногда признак наказуемости трактуется не как самостоятельный, а лишь как проявление уголовной противоправности преступного поведения (Прохоров В.С. С. 68). Такая позиция может быть рассмотрена критически. В УК предусматриваются общественно опасные деяния невменяемых, однако последние подлежат не уголовному наказанию, а принудительным мерам медицинского характера (п. "а" ч. 1 ст. 97, ст. 99 - 101 УК).

Ряд авторов (Н.Д. Дурманов, А.А. Герцензон, В.А. Владимиров, Н.И. Загородников) считали одним из признаков преступления его аморальность. Бесспорно, в принципиальном аспекте все преступления есть в той или иной мере проявление безнравственности, но круг аморального шире сферы криминального, а потому аморальность вряд ли может быть непременным признаком только преступления. В то же время противоречие преступлений нормам морали желательно эффективно использовать в деятельности по предупреждению преступных деяний.

Как общественно опасное, противоправное, виновное и наказуемое деяние преступление обладает определенной структурой и складывается из четырех элементов (сторон): объекта, объективной и субъективной сторон, а также субъекта преступного посягательства. Выделение таких элементов несколько условно, поскольку, с одной стороны, все они взаимосвязаны, а с другой - казалось бы, объект и субъект находятся за пределами преступного деяния, но органически они как бы вплетаются в "плоть и кровь" преступления, которое не может быть познано вне этих понятий.

Понятие "объект преступления" характеризует общественные отношения, за которыми скрываются интересы личности, общества или государства, против которых совершается преступное посягательство.

Объективная сторона преступления охватывает собой внешний процесс совершения преступного деяния, происходящий в реальных условиях места и времени и причиняющий или способный причинить существенный вред охраняемому уголовным законом объекту.

Субъективная сторона преступления предполагает психическую деятельность лица, непосредственно связанную с совершаемым этим лицом преступным деянием, его вредными последствиями и проявляющуюся в вине (умысле или неосторожности), определенных мотивах и целях субъекта преступления, эмоциях.

Наконец, субъектом преступления выступает физическое вменяемое лицо, достигшее указанного в уголовном законе возраста.

Отсутствие любого из этих элементов (сторон), равно как и указанных выше четырех глобальных признаков преступного деяния, не позволяет признать поведение человека преступлением.

 

Таким образом, преступление есть акт активного или пассивного, сознательного и волевого поведения физического вменяемого лица, достигшего предусмотренного законом возраста. Обязательными наиболее общими признаками преступления выступают:

а) общественная опасность как главное, материальное свойство преступления;

б) уголовная противоправность, являющаяся юридическим выражением общественной опасности;

в) виновность;

г) наказуемость.

Отсутствие хотя бы одного из этих глобальных признаков, равно как и структурных элементов, из которых складывается преступное посягательство, исключает признание деяния лица преступлением.

§ 3. Классификация преступлений

 

1. Понятие и критерии классификации преступлений. Любая классификация имеет своей целью упорядочение массива классифицируемых явлений и предметов, представление их в виде стройной структурированной системы. Вместе с тем всякая классификация должна не только отражать, но и зависеть от природы классифицируемых явлений, их материального содержания. Только в этом случае она может быть признана научной и иметь реальное познавательное и практическое значение.

Классификация преступлений в уголовном праве осуществляется по различным критериям. Одним из способов классификации преступлений является разделение их в Особенной части УК по объекту преступного посягательства. По указанному основанию все преступления подразделяются на виды, объединенные в главы (видовой объект) и разделы (родовой объект).

Так, по родовому объекту преступления классифицируются следующим образом: 1) преступления против личности; 2) преступления в сфере экономики; 3) преступления против общественной безопасности и общественного порядка; 4) преступления против государственной власти; 5) преступления против военной службы; 6) преступления против мира и безопасности человечества.

В свою очередь, по видовому объекту, например, преступления против личности подразделяются на преступления против жизни и здоровья (гл. 16); преступления против свободы, чести и достоинства личности (гл. 17); преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (гл. 18); преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина (гл. 19); преступления против семьи и несовершеннолетних (гл. 20).

Классификация преступлений может осуществляться также по субъекту (возраст, рецидив, специальные признаки), форме вины (умышленные и неосторожные), по объективной стороне (одномоментные, продолжаемые, длящиеся; совершаемые путем действия либо бездействия).

Важное значение имеет классификация преступлений в зависимости от характера и степени их общественной опасности.

Для уголовного законодательства большинства зарубежных стран характерно деление преступлений на две или три категории. Так, по УК Франции преступные деяния в зависимости от их тяжести включают три категории: нарушения (contravention), проступки (delict), преступления (crime). Уголовные кодексы Италии, Германии, Дании и ряда других стран предусматривают деление деяний на преступления и проступки. В законодательстве Японии все преступления делятся на две группы: политический деликт и общий деликт. В США и других странах англо-саксонской системы права среди преступлений различаются фелонии и мисдиминоры. В большинстве арабских стран в свете исламской теории уголовного права все преступления подразделяются на три категории: худдуд, кисас и тазир. Преступления категории "худдуд" определяются как посягательства на права Аллаха, категории "кисас" - на права отдельных лиц. Объектом этих преступных посягательств являются "основные ценности ислама", а потому они наказуемы в соответствии с Кораном и Сунной. Лишь преступления категории "тазир" определяются как посягательства нерелигиозного характера и наказываются на основании закона <1>.

Классификация преступлений на две категории - преступления и проступки была характерна для российского дореволюционного уголовного законодательства. По Уголовному уложению 1903 г. преступления, в свою очередь, подразделялись на тяжкие и иные. Совершение преступления первой группы влекло наказание в виде смертной казни, каторги или ссылки. Наказание за иные преступления отбывалось в тюрьме, крепости или арестном доме. Проступки влекли за собой штраф или арест.

В годы советской власти впервые деление преступлений на виды было произведено УК РСФСР 1922 г. Таковыми являлись: а) преступления, направленные против установленных рабоче-крестьянской властью основного правопорядка или признаваемые ею наиболее опасными; б) все остальные преступления. Эти две категории преступлений оставались неизменными до принятия Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. УК 1960 г. не содержал стройной классификации описанных в нем посягательств, однако в нем упоминались такие категории преступлений, как тяжкие, особо тяжкие, а также не представляющие большой общественной опасности.

УК РФ 1996 г. впервые на законодательном уровне произвел классификацию преступлений в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, т.е. законодатель в основу классификации положил материальный признак преступления. Однако фактически характер и степень общественной опасности определяются тяжестью наказания, поскольку из содержания ст. 15 УК следует, что основанием дифференциации преступлений на категории является вид наказания (лишение свободы) и размер наказания. В литературе отмечается, что такой подход законодателя является вполне естественным и оправданным, поскольку общественная опасность не может быть непосредственно воспринята. Внешним показателем, формализацией этой опасности принято считать санкцию, поскольку размер наказания, предусмотренный в санкции статьи, в сжатой форме отражает степень общественной опасности преступления и позволяет сравнить степень общественной опасности различных преступлений <1>.

 

1. Критерии категоризации преступлений

 

Преступления отличаются от непреступных деяний по характеру общественной опасности, обладают по сравнению с ними повышенной вредоносностью. Кроме этого внешнего по отношению к уголовному праву или, иначе, межотраслевого подхода к пониманию общественной опасности существует и ее внутренний, сугубо уголовно-правовой аспект, поскольку по своему характеру вредоносность отдельных видов преступлений различна - от исключительно опасной до отличающейся сравнительно небольшой вредностью.

На основе такого материального критерия представляется возможным выделить категории преступлений с однотипной социальной опасностью. Подобная категоризация преступных деяний позволяет:

а) определить приоритеты в борьбе с теми или иными видами посягательств;

б) дифференцировать в законе наказание за преступления, относимые к соответствующим категориям;

в) дифференцировать и индивидуализировать реальную уголовную ответственность и наказание лиц, виновных в совершении преступлений отдельных категорий.

Впервые в истории УК Франции 1810 г. (ст. 1) выделил три категории преступных деяний: преступления, проступки и нарушения, за которые соответственно предусматривались мучительные или позорящие наказания, исправительные наказания или полицейские санкции. Аналогичный подход сохранился и в УК Франции 1992 г., но в этом Кодексе сделана прямая ссылка на то, что указанная классификация деяний производится "в зависимости от их тяжести" (ст. 111.1).

Трехчленная категоризация уголовных правонарушений фиксируется также в законодательстве США, которое выделяет: фелонию (тяжкие преступления), мисдиминоры (остальные преступления) и незначительные нарушения (§ 1 ч. 1 разд. 18 Свода законов США в редакции 1948 г.; § 10.00 УК штата Нью-Йорк). В Уголовном же кодексе ФРГ 1871 г. в редакции 1986 г. (§ 12) используется двучленная классификация деяний на преступления и проступки.

Под некоторым влиянием решений, принятых в УК Франции 1810 г., категоризация преступлений произошла и в законодательстве дооктябрьской России. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. подразделило противоправные деяния на преступления и проступки. Такое членение предусматривалось и в Уголовном уложении 1903 г. (ст. 3). Различие в санкциях за эти категории деяний (за тяжкие преступления - смертная казнь, каторга, ссылка на поселение, за иные преступления - заключение в исправительном доме, крепости или тюрьме, за проступки - арест или денежный штраф), по-видимому, учитывало законодательную оценку их опасности, хотя материальный критерий классификации не назывался.

Иной, сугубо классово-идеологический, подход к выделению категорий преступных деяний возобладал в советском законодательстве 20-х гг. Статья 27 УК 1922 г. и ст. 46 УК в редакции 1926 г. различали две категории преступлений:





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.51.78 (0.016 с.)