Неосторожность и ее виды. Особенности ответственности за неосторожные преступления.




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Неосторожность и ее виды. Особенности ответственности за неосторожные преступления.



5. Неосторожность

 

Неосторожность - вторая форма вины, которая имеет свои признаки и в отличие от умысла связана с отрицательным отношением лица к преступным последствиям, наступления которых оно не желает и не допускает.

Ненаступление последствий, как правило, исключает ответственность за неосторожное создание опасности причинения вреда.

Преступление признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение (легкомыслие) либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (небрежность) (ст. 26 УК).

Такое понимание неосторожной формы вины обусловило построение видов преступлений как материальных, а не формальных, допускающих ответственность за неосторожное причинение вреда.

Учитывая особенность данной формы вины, при совершении неосторожных преступлений нельзя привлечь к уголовной ответственности за приготовление, покушение и соучастие.

Таким образом, при совершении неосторожного преступления все оттенки психического процесса лица, отражающие внутреннюю структуру содержания этой формы вины, уголовным правом объединяются в два вида - легкомыслие и небрежность.

 

6. Легкомыслие

 

Волевая направленность деяния при легкомыслии характеризуется стремлением предотвратить возможные последствия. Предвидение лицом возможности наступления преступных последствий своего деяния составляет интеллектуальный момент легкомыслия, а самонадеянный расчет без достаточных к тому оснований на их предотвращение - его волевой момент.

При совершении преступления с легкомыслием лицо, хотя бы в общих чертах, должно предвидеть развитие причинной связи, иначе невозможны предвидение этих последствий и тем более расчет на их предотвращение. Субъект предвидит, как могла бы развиваться причинная связь, если бы не те обстоятельства, на которые он рассчитывает и которые, по его мнению, должны прервать развитие причинной связи.

По интеллектуальному моменту легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом. Их отличие состоит в том, что при косвенном умысле виновный предвидит большую вероятность наступления преступных последствий, а при легкомыслии виновный предвидит наступление этих последствий в меньшей степени. При умысле субъект предвидит конкретные последствия, а при легкомыслии эти последствия предстают в общей форме. Однако при легкомыслии виновный предвидит реальную возможность наступления преступных последствий, а не абстрактную.

Предвидение преступных последствий при легкомыслии отличается от предвидения при умысле и тем, что при легкомыслии:

1) лицо предвидит лишь возможность, а не неизбежность наступления последствия;

2) предвидение возможности наступления последствия сопровождается и нейтрализуется самонадеянным расчетом на его предотвращение.

Совершая преступление с легкомыслием, виновный рассчитывает на конкретные обстоятельства, а не на "авось", не на случайное стечение обстоятельств, которые смогут, по мнению виновного, противодействовать преступному результату.

Обстоятельства, на которые рассчитывает субъект при легкомыслии, могут быть самыми разнообразными. Это обстоятельства, относящиеся к:

- личности самого виновного (сила, ловкость, знание, умение, опыт, мастерство и т.д.);

- обстановке, в которой совершается преступление (ночное время, отсутствие людей и т.д.);

- действиям других лиц (рассчитывает, что другие затушат костер в лесу);

- расчету (надежде) на силы природы, на действие механизмов и т.д.

Волевой момент легкомыслия заключается в необоснованном (без достаточных к тому оснований, самонадеянном) расчете на предотвращение преступных последствий. Данная особенность волевого содержания легкомыслия обусловлена переоценкой своих сил или иных обстоятельств, на которые рассчитывает лицо. О легкомысленном характере расчета свидетельствует тот факт, что последствия все же наступают. Если же у лица были веские основания рассчитывать на какие-либо обстоятельства, но они оказались недостаточными для предотвращения результата, о чем не могло знать лицо, то в этом случае вина отсутствует, а следовательно, нет оснований для привлечения к уголовной ответственности (имеет место невиновное причинение вреда - случай).

Итак, легкомыслие имеется тогда, когда расчет субъекта на предотвращение последствий уже в момент совершения деяния был необоснованным, самонадеянным, что обусловило наступление преступных последствий.

 

7. Небрежность

 

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть.

Для преступления, совершенного по небрежности, характерно меньшее либо ошибочное осознание виновным фактических и социальных признаков деяния. Субъект не сознает, но был обязан и имел возможность сознавать характер своих деяний.

Интеллектуальный момент небрежности характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным (Рарог А.И. С. 69). Отрицательный признак небрежности заключается в непредвидении лицом возможности наступления преступных последствий и в отсутствии сознания противоправности действия или бездействия.

Психическое отношение виновного к своему деянию при небрежности характеризуется сознанием нарушения определенных запретов и непредвидением наступления преступных последствий либо тем, что лицо, совершая волевой поступок, не сознает, что оно нарушает правила предосторожности, либо отсутствием волевого контроля, который утрачен по вине самого лица.

Положительный признак интеллектуального момента небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог предвидеть наступление фактически причиненных преступных последствий.

Волевой момент небрежности характеризуется тем, что виновный, имея реальную возможность предотвратить преступные последствия совершаемого им деяния, не активизирует свои психические силы и способности для совершения волевых действий, необходимых для предотвращения преступных последствий, и, следовательно, не превращает реальную возможность в действительность.

Ответственность за небрежность наступает лишь в случае, если лицо хотя и не предвидело возможности наступления преступных последствий, но должно было и могло предвидеть их наступление. Тот факт, должен ли был и мог ли виновный предвидеть последствия своего деяния, можно установить на основе объективного и субъективного критериев. Долженствование является объективным, а возможность предвидения - субъективным критерием небрежности.

Объективный критерий позволяет установить наличие обязанности лица предвидеть возможность наступления преступного последствия при соблюдении обязательных для этого лица мер предосторожности. Вопрос о том, должно ли было лицо предвидеть наступившие последствия, можно решить на основе правил техники безопасности, эксплуатации различных механизмов, служебного положения лица, его обязанностей и т.д.

Объективный критерий небрежности необходимо рассматривать вкупе с ее субъективным критерием.

В законе субъективный критерий небрежности выражен словосочетанием "могло предвидеть", что означает способность конкретного лица в той или иной обстановке при наличии у него необходимых личных качеств (опыта, компетентности, образования, состояния здоровья и т.д.) предвидеть возможность наступления преступных последствий. Этот критерий имеет превалирующее значение, так как небрежность может проявляться только в пределах возможного предвидения преступных последствий.

Легкомыслие и небрежность имеют сходство в волевом моменте. И в том, и в другом случае отсутствует положительное отношение к возможному последствию. Различие этих видов неосторожности состоит в том, что при легкомыслии виновный, совершая действия, надеется на предотвращение возможных последствий, а при небрежности виновному волевые усилия представляются либо полезными, либо нейтральными.

 

8. Невиновное причинение вреда (случай)

 

От небрежности необходимо отличать невиновное причинение вреда (случай, казус).

Невиновное причинение вреда (случай) имеет место, когда лицо не осознает преступного характера своего деяния или не предвидит возможности наступления преступных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть (ч. 1 ст. 28 УК).

Отсутствие обязанности и (или) возможности предвидения лицом вредных последствий является обстоятельством, исключающим вину данного лица, поэтому независимо от наступивших последствий лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности.

Невозможность предвидения вредных последствий может быть обусловлена как личными качествами (низкий уровень интеллектуального развития, отсутствие опыта, стажа работы и т.д.), так и конкретной обстановкой, в которой совершались деяния.

К., закурив, бросил позади себя горящую спичку, которая попала в лежавшую у дороги бочку из-под бензина и вызвала взрыв паров бензина. При взрыве дно бочки вылетело и, попав в С., причинило ему смертельное ранение.

Содеянное можно отнести к невиновному причинению вреда (случаю, или казусу), так как в обязанности К. не входило предвидение и предупреждение фактически наступивших последствий.

В юридической литературе наряду с самонадеянностью и небрежностью выделяют и другие разновидности неосторожности ("правовую неосторожность", "волевую небрежность", "преступное невежество", "беспечность"). Однако следует согласиться с Г.А. Кригером, Е.В. Ворошилиным и другими авторами, что все эти варианты сводятся либо к самонадеянности, либо к небрежности, т.е. укладываются в определение неосторожности и ее видов и не являются качественно самостоятельными видами. Иную позицию занимает УК, в ч. 2 ст. 28 которого выделяется такой вид казуса (случая), при котором лицо "хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам".

 

9. Сложная форма вины

 

В Особенной части УК имеется несколько видов преступлений со сложной формой вины, в которой сочетается неоднородное психическое отношение лица к деяниям и к производным (более тяжким) последствиям, не охватываемым умыслом виновного.

Для сложной (двойной) формы вины характерно сочетание признаков умысла и неосторожности, поэтому она и выделяется как самостоятельная. В данном случае лицо совершает преступление умышленно, а к последствию, квалифицирующему это деяние, относится неосторожно (ст. 27 УК). Так, при причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК), в отношении первого - прямого - последствия имеет место умысел: виновный осознает противоправный характер своего деяния, т.е. что его деяние может причинить именно тяжкий вред. И вместе с тем лицо не сознает, что его деяния могут повлечь смерть потерпевшего, оно не предвидит этого последствия, хотя должно было и могло его предвидеть (небрежность), либо хотя и предвидело возможность наступления смерти, самонадеянно рассчитывало на ее предотвращение (легкомыслие).

Так, двое юношей и девушка, находясь в лесу на рыбалке, промокли под дождем. Они развели костер и договорились по очереди всю ночь поддерживать огонь. Будучи пьяным, Б., сидя у костра, решил отрубить топором ногу у спящего С., так как Н-ва на него не обращала внимания и была влюблена в С. Б. отрубил ногу С., но тут же, придя в себя, вместе с Н-вой стал оказывать помощь С., понес его в ближайший населенный пункт. Однако в пути С. скончался от потери крови. В данном случае Б. совершил преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК, так как он не предвидел возможности наступления смерти С., хотя должен был и мог это предвидеть.

Отношение к уголовно-противоправному деянию в определенной степени предопределяет отношение к последствию, и поэтому в абсолютном большинстве случаев они однородны. Отношение виновного к производным последствиям при сложной (двойной) форме вины является характерным для неосторожности. Желание или сознательное допущение производных последствий при сложной (двойной) вине исключается, так как в этом случае преступление в целом является умышленным. Можно выделить несколько вариантов неоднородного отношения лица к деянию и производному последствию: прямой умысел к деянию - легкомыслие к последствию, прямой умысел к деянию - небрежность к последствию, косвенный умысел - легкомыслие, косвенный умысел - небрежность.

Поскольку сложная (двойная) вина характеризуется различным отношением лица к деянию и к последствию, она возможна лишь в материальных преступлениях, которые содержат последствия в качестве самостоятельного признака объективной стороны состава преступления. В формальных преступлениях последствие неотделимо от действия, слито с ним, а поэтому психическое отношение к действию и последствию является только однородным.

 

Итак, вина - это многогранное понятие, характеризующее психическое отношение виновного к деяниям и их последствиям; она представляет собой определенное интеллектуальное и волевое отношение лица к совершаемому им деянию и возможным последствиям.

Законодатель формулирует возможные комбинации интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта. Такие комбинации обусловливают выделение форм вины (умысел и неосторожность) и их видов (прямой и косвенный умысел, легкомыслие и небрежность).

В содержании вины отражается отрицательное, пренебрежительное или недостаточно бережное отношение лица к интересам личности, общества, государства.

 

§ 3. Мотив и цель преступления

1. Мотив преступления

 

Под мотивом преступления принято понимать осознанное побуждение, которым руководствовалось лицо при совершении преступления.

Иначе говоря, это источник действия, его внутренняя движущая сила, обусловленные потребностями и интересами побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление. При этом потребности человека следует рассматривать как все то, что необходимо для нормальной жизнедеятельности человека, но чем он в данное время не обладает (Узнадзе Д.Н. С. 394). Потребности, присущие человеку, могут быть интеллектуальными, моральными, эстетическими и др.

Преступление - это форма выражения и объективизация мотивов преступления; в свою очередь, мотив позволяет понять подлинный характер правомерного или противоправного поведения (Лукашева Е.А. С. 24).

Преступление совершается после того, как побуждение опосредовано осознанием действия и предвидением его последствия. Все умышленные преступления мотивированы - это положение является практически общепризнанным. Сложнее решается вопрос о мотивах неосторожных преступлений. Одни авторы отрицают значение мотивов в неосторожных преступлениях (А.А. Пионтковский, Ш.С. Рашковская и др.), другие применительно к неосторожным преступлениям считают возможным говорить не о мотивах преступления, а о мотиве поведения, приведшего к преступлению (Филановский И.Г. С. 48). П.С. Дагель, Г.А. Кригер и Е.В. Ворошилин полагают, что в подавляющем большинстве случаев неосторожные преступления имеют сознательно-волевой характер, а следовательно, являются мотивированными и целенаправленными. Установление мотивов неосторожных преступлений помогает понять причины данных преступлений, содержание личности преступника, его антисоциальную направленность, позволяет индивидуализировать ответственность и наказание. Различные мотивы могут обусловить, например, нарушение правил безопасности, приведшее к тяжким последствиям.

Безмотивными некоторые неосторожные преступления могут быть названы лишь условно - в случаях, когда деяние лишено сознательного волевого контроля. Такая ситуация возможна при совершении преступлений в форме преступной небрежности, когда сознанием и волей лица не контролируется поведение при условии, что лицо должно было (объективный критерий небрежности) и могло (субъективный критерий) контролировать свое поведение.

В юридической литературе высказано мнение, что и при преступной небрежности имеется мотив преступления, который скрывается в установке личности, в ее интеллектуально-волевом, эмоциональном, оценочном и действенно-практическом компонентах (Джекебаев У.С., Рахимов Т.Г., Судакова Р.Н. С. 25).

Мотивы можно классифицировать по тяжести преступлений на антисоциальные, асоциальные, псевдосоциальные, протосоциальные.

К антисоциальным мотивам относятся: политические, насильственно-агрессивные, корыстные, корыстно-насильственные.

К асоциальным мотивам, которые являются менее опасными, относятся, например, эгоистичные, анархо-индивидуалистические и т.д.

Под псевдосоциальными мотивами следует понимать мотивы, обусловленные интересами отдельных социальных групп, противоречащие уголовно-правовым нормам, интересам отдельных личностей и общества в целом. Такие мотивы формируются: на основе ложного товарищества, что может привести к агрессивно-насильственным столкновениям; на основе ложной корпоративности, которая может обусловить совершение экономических преступлений, преступлений против правосудия и т.д.

Формирование протосоциальных мотивов преступлений заключается в перерастании социально одобряемых мотивов поведения в социально-негативные мотивы преступления (например, при совершении преступления с превышением пределов необходимой обороны; при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление). К таким мотивам относятся месть, ревность, которые формируются скоротечно в условиях конфликтной ситуации и характеризуются повышенной аффективностью.

Одни мотивы являются типичными для умышленных преступлений, другие - для преступлений неосторожных, а некоторые могут быть свойственны как неосторожным, так и умышленным преступлениям. Так, корысть, месть, ревность, хулиганские побуждения, карьеризм и т.д. являются, как правило, мотивами умышленных деяний, но они же могут быть и мотивами неосторожных преступлений. Последним, в свою очередь, свойственны такие мотивы, как хвастовство, молодечество, эгоизм и др.

Наше законодательство всегда уделяло большое внимание оценке мотива преступления. В соответствии со ст. 73 УПК РФ мотив признается обстоятельством, подлежащим доказыванию; описательная часть обвинительного заключения и приговора должна содержать указания на мотив преступления (ст. 220 и 307 УПК).

Мотив преступления учитывается при решении вопроса о тяжести преступления (его классификации), квалификации содеянного, назначении вида и размера наказания.

На квалификацию влияют те мотивы, которые предусмотрены в качестве обязательного признака субъективной стороны тех или иных видов преступлений, описанных в Особенной части УК.

При назначении наказания, при решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности или освобождении от нее необходимо учитывать мотивы, которые отнесены к обстоятельствам, смягчающим и отягчающим наказание (ст. 61 и ст. 63 УК).

 

2. Цель преступления

 

В психологии под целью принято понимать то будущее, которого желает человек и которого он стремится достичь в результате своей деятельности. Цель объединяет в себе представление о желаемом будущем и активную устремленность к нему.

Цель преступления - это представление о желаемом результате, к достижению которого стремится виновный, совершая уголовно-противоправное деяние.

Мотив и цель, являясь компонентами вины, имеют много общего, и порой их трудно отличить. Цель носит как бы временный характер и к тому же должна быть реальной, т.е. ее достижение при определенных обстоятельствах становится возможным.

Цель преступления может быть обязательным признаком субъективной стороны, а может находиться за пределами состава того или иного вида преступления. Отсутствие в поведении лица цели, если она является обязательным признаком, означает отсутствие субъективной стороны, а следовательно, и оснований для привлечения к уголовной ответственности. Если цель не является признаком субъективной стороны, ее установление способствует выявлению степени социальной запущенности личности виновного, что учитывается при индивидуализации ответственности и наказания.

Цели, как и мотивы, должны устанавливаться во всех случаях совершения не только умышленных, но и неосторожных преступлений. При легкомыслии цель не охватывает преступного последствия, так как виновный уверен, что оно не наступит. Целью в некоторых случаях легкомыслия является предотвращение возможного преступного последствия.

При небрежности преступное последствие не осознается лицом, и следовательно, оно не может участвовать в целеполагании, но сами деяния не только мотивированы, но и целенаправленны.

Цель отличается от мотива преступления тем, что она определяет направленность действий, это представление о результате, к достижению которого лицо стремится, мотив же - это то, чем руководствовалось лицо, совершая преступление.

В зависимости от содержания цели могут быть самыми разнообразными: наживы, причинения ущерба личности или обществу, сбыта и т.д.

 

3. Эмоциональное состояние лица

 

Наряду с мотивами и целью необходимо также учитывать эмоциональное состояние лица, совершившего преступление.

В психологии и философии выделяют четыре основные формы эмоциональных состояний, которые различаются силой и продолжительностью. Это чувство, аффект, страсть, настроение.

Под чувством принято понимать одну из форм отражения действительности, выражающую субъективное отношение человека к удовлетворению его потребностей, к соответствию или несоответствию чего-либо его представлениям.

Аффект - это очень сильное кратковременное чувство, связанное с двигательной реакцией или с полной неподвижностью (оцепенение - тоже форма двигательной реакции).

Страсть - это сильное и продолжительное чувство.

Настроение - равнодействующая многих чувств. Это состояние отличается длительностью, устойчивостью и служит фоном, на котором протекают все остальные психические процессы (Лук А.Н. С. 30 - 31).

Далеко не все эмоции имеют уголовно-правовое значение, не все могут быть составным компонентом субъективной стороны преступления. Уголовное право учитывает лишь те из них, которые сопровождают процесс подготовки и осуществления преступного деяния. Какими бы по форме ни были эмоциональные состояния по поводу уже совершенного преступления, они не могут быть компонентами его субъективной стороны.

Чаще всего уголовное право обращается к аффекту.

Аффект в уголовном праве - это сильное душевное волнение, вызванное неправомерным поведением потерпевшего.

При аффекте психика человека выходит из обычного состояния, волнение тормозит сознательную, интеллектуальную деятельность, в известной степени нарушает избирательный момент в мотивации поведения, затрудняет самоконтроль, лишает возможности всесторонне взвесить последствия своих деяний. В состоянии аффекта способность человека отдавать отчет в своих действиях, а также руководить ими в значительной степени понижена, что является одним из оснований для признания совершенного в таком состоянии преступления менее тяжким по сравнению с преступлением, совершенным при спокойном состоянии психики. Однако состояние аффекта не исключает самоконтроля, сознательного поведения, способности руководить своими поступками.

Лица, совершившие те или иные действия в состоянии физиологического аффекта, признаются вменяемыми и ответственными за свои поступки, поскольку у них сохраняется в той или иной мере способность самообладания, не наблюдается глубокого помрачения сознания. Ответственность исключается лишь при патологическом аффекте, когда человек теряет способность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. В состоянии патологического аффекта утрачивается вменяемость.

Аффект в законодательстве рассматривается как основание для снижения меры наказания. Исходя из этого законодатель, признавая некоторые действия, совершенные в состоянии аффекта, преступными, рассматривает их в то же время как совершенные при привилегирующих, или смягчающих, обстоятельствах. Например, ст. 107 УК предусматривает пониженную ответственность за убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего.

 

Под мотивом преступления понимается осознанное побуждение, которым руководствовалось лицо при совершении преступления. Цель преступления - это представление о желаемом результате, к достижению которого стремится виновный, совершая уголовно-противоправное деяние. Аффект - сильное кратковременное чувство, связанное с двигательной реакцией (или с полной неподвижностью), серьезно ограничивающее способность лица осознавать характер происходящего и руководить своим поведением.

 

§ 4. Юридическая и фактическая ошибки

1. Юридическая ошибка

 

Юридическая ошибка (error juris) - это неправильное представление лица о преступности или непреступности совершенного им деяния, его квалификации, о виде и размере наказания, предусмотренного за данные деяния.

Эту разновидность ошибки иногда называют ошибкой в противоправности деяния (Якушин В.А. С. 55).

Если лицо ошибочно полагает, что оно совершает преступление, в то время как в действительности законодатель эти действия к преступным не относит (мнимое преступление), оно не может быть привлечено к уголовной ответственности, поскольку в этом случае отсутствует уголовная противоправность (необходимый признак любого преступления). И напротив, неправильное представление лица о непреступности деяний, в то время как они являются таковыми, не исключает возможности отвечать в уголовно-правовом порядке.

Неправильное представление о квалификации содеянного (юридической оценке), о виде и размере наказания, которое может быть назначено за совершенное преступление, также не влияет на решение вопроса об ответственности и виновности.

 

2. Фактическая ошибка

 

Фактическая ошибка (error facti) - это неправильное представление, заблуждение лица относительно фактических обстоятельств содеянного, его объективных признаков.

В уголовном праве выделяют фактические ошибки, относящиеся к объекту, предмету, причинной связи, средствам, квалифицирующим обстоятельствам.

Ошибка относительно объекта посягательства не меняет формы вины, она определяет лишь ее содержание. Данная ошибка может состоять в неправильном представлении лица о том объекте, на который оно посягает (лицо полагает, что посягает на жизнь работника милиции, в то время как оно реально причинило смерть другому гражданину). Ответственность в этих случаях, оставляя в стороне вред фактически причиненный, определяется в соответствии с направленностью умысла, и содеянное квалифицируется как покушение на преступление, поскольку фактически вред не причиняется тому объекту, на который хотел посягнуть виновный.

Ошибка в предмете посягательства - это заблуждение лица относительно характеристик предметов в рамках тех общественных отношений, на которые оно посягало. К этой разновидности ошибок относят посягательство на отсутствующий предмет и заблуждение относительно качества предмета (иногда его называют "негодный" объект, "негодный" предмет). В этих случаях не наступают те последствия для объекта, которые охватывались сознанием виновного, а поэтому содеянное следует квалифицировать как покушение на совершение преступления (например, О. похитила пропуск, полагая, что это кошелек с деньгами. Ответственность наступает по ч. 3 ст. 30 и ст. 158 УК).

Ошибка в личности потерпевшего заключается в том, что виновный, заблуждаясь, причиняет вред другому лицу, принимая его за выбранную жертву (например, ошибочно убивает другого). Как и при ошибке в предмете посягательства, ошибаясь в личности потерпевшего, виновный причиняет вред намеченному объекту (в приведенном примере виновный посягает на жизнь). Следовательно, такая ошибка не оказывает влияния на форму вины и на квалификацию содеянного, если потерпевший не является обязательным признаком конкретного вида преступления (хотел убить работника милиции, а убил другое лицо, внешне схожее с ним).

Ошибка в средствах совершения преступления имеет место в случаях, когда лицо использует иные, не запланированные средства (то, с помощью чего и чем осуществляется воздействие на предметы посягательства и потерпевшего).

Как правило, для уголовного права ошибка в выборе средств не влияет на квалификацию содеянного (в этом плане не имеет значения, чем был убит потерпевший: кухонным ножом или кинжалом и т.д.). Если лицо ошибочно, например, использует поваренную соль в качестве яда, полагая, что при большой концентрации действие ее на организм смертельно, то в этом случае оно должно отвечать за неоконченную преступную деятельность (приготовление или покушение на убийство). Если лицо, заблуждаясь в силу своего невежества, выбирает в качестве средства совершения преступления, например, молитвы, наговоры, заговоры, гадания, которые по своей сути являются лишь обнаружением умысла, то содеянное нельзя отнести к уголовно-правовым деяниям. В уголовном праве подобные действия принято рассматривать как покушение с ничтожными средствами.

Ошибка в причинной связи означает неправильное представление лица о причинной связи между деяниями и последствием. Однако это вовсе не означает, что виновный должен сознавать все детали и особенности развития причинной связи. Для признания лица действующим умышленно достаточно установить, что оно охватывало своим сознанием общие закономерности развития причинной связи, что преступное последствие может наступить именно в результате его действий. Ошибка в причинной связи может иметь место лишь в случае, когда лицо общие закономерности представляет неправильно. Если лицо ошибается не в результате своих действий и не в их свойствах, а только в развитии причинной связи, которая, по его мнению, и должна была привести к этому результату, то такая ошибка не меняет формы вины, не исключает уголовной ответственности.

Ошибка в квалифицирующих признаках преступления выражается в том, что виновный заблуждается относительно отсутствия таких признаков, полагая, что совершает преступление без квалифицирующих обстоятельств, и фактически имеющиеся признаки не охватываются его сознанием. В этих случаях, учитывая, что у лица нет психического отношения к квалифицирующим признакам, содеянное следует квалифицировать как оконченное преступление без такого рода признаков.

Данная разновидность ошибки может проявиться в неверном представлении человека о наличии квалифицирующих обстоятельств, тогда как фактически они отсутствуют. При таком ошибочном представлении о наличии квалифицирующих обстоятельств, которых на самом деле нет, они не предусмотрены законом, содеянное надлежит квалифицировать как простой вид данного преступления (это мнимое квалифицированное преступление - разновидность юридической, а не фактической ошибки).

В теории уголовного права выделяют и другие разновидности фактических ошибок. Однако думается, что все они укладываются в рамки рассмотренных выше.

Общим правилом для всех разновидностей фактической ошибки является то, что ответственность должна определяться в соответствии с виной, т.е. исходя из того, что виновный сознавал или должен был сознавать в момент совершения преступления.

Все виды рассмотренных ошибок (юридической и фактической) так или иначе характеризуют сознание лица, поэтому вопрос об ошибке возникает только в случаях совершения умышленных преступлений.

 

Итак, юридическая ошибка - неправильное представление лица о преступности и непреступности совершенного деяния, его квалификации, о виде и размере наказания - не влияет на решение вопроса об ответственности и виновности. При совершении мнимого преступления эти действия лишены признака уголовной противоправности, что исключает возможность уголовной ответственности.

В случаях фактической ошибки лицо должно нести уголовную ответственность при наличии вины (если оно сознавало или должно было сознавать ее в момент совершения преступления).

 

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.156.34 (0.027 с.)