Принудительные меры медицинского характера и воспитательного воздействия.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Принудительные меры медицинского характера и воспитательного воздействия.



§ 3. Освобождение несовершеннолетних от уголовной

ответственности. Применение принудительных

мер воспитательного воздействия

 

Среди мер, применяемых в борьбе с преступностью несовершеннолетних, важное значение придается институту освобождения от уголовной ответственности, являющемуся формой реализации принципов гуманизма и экономии уголовно-правовой репрессии.

К несовершеннолетним, как и к взрослым, совершившим преступления, могут применяться различные виды освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные гл. 11 УК РФ (ст. 75 - 78). Правда, есть определенная специфика, касающаяся истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности несовершеннолетних. Согласно ст. 94 УК РФ сроки давности, предусмотренные ст. 78 УК РФ, при решении вопроса об освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности сокращаются наполовину. Кроме того, в соответствии с ч. 4 ст. 78 УК РФ вопрос о применении сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом. Если суд не сочтет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются. Поскольку несовершеннолетний даже за самые опасные преступления не может быть приговорен к смертной казни или пожизненному лишению свободы, а наказание ему в виде лишения свободы не может превышать десяти лет, то и нет оснований распространять положения ч. 4 ст. 78 УК РФ на несовершеннолетних правонарушителей. Поэтому, если несовершеннолетний совершил преступление, за которое может применяться смертная казнь или пожизненное лишение свободы для совершеннолетних, то давностный срок, по истечении которого он не может нести уголовную ответственность, составляет семь с половиной лет (п. "г" ч. 1 ст. 78 и ст. 94 УК РФ).

Помимо названных выше видов освобождения от уголовной ответственности согласно ст. 90 УК РФ только несовершеннолетний, впервые совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобожден от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия. Для решения вопроса об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности и применении принудительных мер воспитательного воздействия, не являющихся уголовным наказанием и не создающих судимости, необходимо наличие следующих условий:

а) лицу не должно исполниться 18 лет на момент решения вопроса о возможности его освобождения от уголовной ответственности и применения принудительных мер воспитательного воздействия;

б) совершение им впервые преступления небольшой или средней тяжести;

в) возможность достижения его исправления путем применения принудительных мер воспитательного воздействия.

Возможность достижения исправления несовершеннолетнего путем применения принудительных мер воспитательного воздействия определяется совокупностью объективных и субъективных свойств, характеризующих его личность как не представляющую большой общественной опасности. Среди таких обстоятельств на практике значительное внимание придается положительному поведению несовершеннолетнего до совершения преступления, чистосердечному раскаянию, возмещению причиненного вреда, явке с повинной, способствованию раскрытию преступления, психическим аномалиям, не исключающим вменяемости, общему состоянию здоровья подростка, половым и возрастным особенностям его личности.

Принудительные меры воспитательного воздействия по своей юридической природе есть меры государственного принуждения, не являющиеся уголовным наказанием и представляющие собой ряд правоограничений, применяемых к несовершеннолетним, совершившим преступление небольшой или средней тяжести. Данные меры являются воспитательными, так как главное в их содержании в отличие от уголовного наказания то, что это средства убеждения и воспитания. Они не представляют кару за содеянное, не влекут судимости. Правда, по своим целям они близки к уголовному наказанию и призваны оказать на несовершеннолетнего, совершившего преступление, воздействие, которое привело бы его к исправлению, недопущению с его стороны совершения новых преступлений.

Рассматриваемые меры отличаются и от мер чисто педагогического воздействия, так как применяются к особой категории лиц - несовершеннолетним, совершившим преступления, на основании решения суда. Исполнение их носит принудительный характер, т.е. применяются они независимо от воли и желания несовершеннолетнего или лиц, представляющих его законные интересы; сопряжены с определенными ограничениями и лишениями в отношении подвергнутых им подростков.

Несовершеннолетним могут быть назначены следующие принудительные меры воспитательного воздействия: а) предупреждение; б) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа; в) возложение обязанности загладить причиненный вред; г) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 90 УК РФ).

Содержание этих мер раскрывается в ст. 91 УК РФ.

Предупреждение заключается в разъяснении несовершеннолетнему, как правило, совершившему преступление небольшой тяжести, смысла вреда, который он причинил своим поступком, а также последствий повторного совершения им преступлений, предусмотренных УК РФ (например, назначения более строгого наказания при совокупности и рецидиве преступлений).

Передача под надзор выражается в возложении на родителей (в том числе и приемных) и лиц, их заменяющих (например, усыновителей), либо на специализированный государственный орган (например, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, подразделение по делам несовершеннолетних органов внутренних дел) обязанности оказывать воспитательное воздействие на несовершеннолетнего и контролировать его поведение.

Обязанность загладить причиненный вред возлагается только с учетом имущественного положения несовершеннолетнего и наличия у него соответствующих трудовых навыков. Фактически это означает, что применение данной принудительной меры воспитательного воздействия возможно лишь к категории подростков старшего возраста (шестнадцать-семнадцать лет), обладающих по сравнению с лицами младшего подросткового возраста (четырнадцать-пятнадцать лет) в большей степени трудовыми навыками и шансами иметь самостоятельный заработок, а следовательно, и определенное имущественное положение. В противном случае обязанность загладить причиненный вред ляжет на плечи родителей или лиц, их заменяющих, других родственников несовершеннолетнего, что сводит на нет смысл этой принудительной меры воспитательного воздействия.

Ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего заключается в запрещении посещения последним определенных мест (например, дискотеки, ресторана, пивного бара, казино, ипподрома и других мест, пользующихся в том или ином населенном пункте дурной репутацией), использования определенных форм досуга (в частности, заниматься охотой, рыбной ловлей, азартными играми), в том числе связанных с управлением механическим транспортным средством; ограничении пребывания вне дома после определенного времени суток (например, с 21.00 до 6.00), выезда в другие местности без разрешения специализированного государственного органа (комиссии по делам несовершеннолетних, подразделения по предупреждению правонарушений несовершеннолетних и др.). Несовершеннолетнему может быть также предъявлено требование возвратиться в образовательное учреждение либо трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа (последнюю часть этого требования выполнить в настоящее время сложно с учетом возрастных ограничений, связанных с трудоустройством и значительным уровнем безработицы в стране).

Важно подчеркнуть, что перечень ограничений досуга и особых требований к поведению несовершеннолетнего не является исчерпывающим и при определенных условиях, связанных со спецификой личности несовершеннолетнего, может быть дополнен (например, запрещением общаться с некоторыми категориями лиц, имеющими криминальное прошлое; требованием являться на регистрацию в подразделение по предупреждению правонарушений несовершеннолетних).

Принудительные меры воспитательного воздействия, предусмотренные ч. 2 и 4 ст. 91 УК РФ (передача под надзор и ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего), устанавливаются продолжительностью от одного месяца до двух лет при совершении преступления небольшой тяжести и от шести месяцев до трех лет - при совершении преступления средней тяжести.

УК РФ не называет органы, которые могут принять решение о применении принудительных мер воспитательного воздействия. Порядок их применения регламентируется ст. 427 УПК РФ, в которой говорится, что прекратить уголовное преследование в отношении несовершеннолетнего могут в ходе предварительного расследования уголовного дела прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора. При наличии соответствующих оснований, указанных в ч. 1 ст. 90 УК РФ, они вправе вынести постановление о прекращении уголовного преследования и возбуждении перед судом ходатайства о применении к несовершеннолетнему обвиняемому принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренные ч. 2 ст. 90 УК РФ, которое вместе с уголовным делом направляется прокурором в суд.

Прекращение уголовного преследования по вышеназванным основаниям не допускается, если несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый или его законный представитель против этого возражают.

Суд, получив уголовное дело с обвинительным заключением или обвинительным актом, вправе прекратить его по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 90 УК РФ (ч. 1 ст. 427 УПК РФ), и применить к несовершеннолетнему обвиняемому принудительную меру воспитательного воздействия. Если же дело уже рассматривается в суде, то суд одновременно с его прекращением в отношении такого несовершеннолетнего по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 90 УК РФ (ч. 1 ст. 427 УПК РФ), принимает решение о применении принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 431 УПК РФ).

Несовершеннолетнему может быть назначено одновременно несколько принудительных мер воспитательного воздействия, например предупреждение и возложение обязанности загладить причиненный вред.

Освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности на основании ст. 90 УК РФ носит условный характер. Согласно ч. 4 этой статьи в случае систематического неисполнения несовершеннолетним принудительной меры воспитательного воздействия эта мера по представлению специализированного государственного органа отменяется и материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности.

Таким образом, систематическое (3 раза и более) невыполнение подростком назначенных ему одной или нескольких принудительных мер воспитательного воздействия дает основание специализированному государственному органу (например, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав) внести представление в суд об их отмене, который, если согласится с этим, принимает такое решение, после чего материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности.

Отмена принудительной меры воспитательного воздействия и возобновление по делу производства допустимы, если не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности (ст. 94 УК РФ).

§ 1. Принудительные меры медицинского характера

в отечественном уголовном законодательстве

 

Принудительные меры медицинского характера - это предусмотренные уголовным законодательством меры государственного принуждения, которые назначаются судом к лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости либо имеющим психическое расстройство, наступившее после совершения преступления и препятствующее назначению или исполнению наказания, а также к лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. Эти меры представляют собой принудительное психическое лечение и применяются судом на основании судебно-психиатрической экспертизы к лицам, совершившим преступления.

Несмотря на сравнительно недавний период возникновения, институт принудительных мер медицинского характера имеет исторические корни.

В России к душевнобольным традиционно относились более мягко, чем на Западе, где к ним применялись пытки, сжигание на костре и пр.

Российское законодательство обращает внимание на душевнобольных примерно в XII в. и исключает их из числа свидетелей.

Соборное уложение 1649 г. и новоуказные статьи о жалобах, разбойных и убийственных делах 1669 г. содержат указания об освобождении душевнобольных от ответственности за убийство. И хотя дальше этого законодатель не пошел, этот шаг следует оценивать как прогрессивный, поскольку государственная власть признавала необходимость снисходительного, сострадательного отношения к несчастным. На практике этого не всегда удавалось достичь, и даже в XVIII в. имели место случаи, когда душевнобольные приговаривались к смертной казни, лишению свободы, в том числе и пожизненному, заковывались в кандалы и цепи. Обычно же их помещали в монастыри, где содержались в обычном порядке.

В эпоху Екатерины II был издан специальный Указ, которым предписывалось "содержать душевнобольных, совершивших преступления в Суздальском монастыре нескованными и обращаться с ними гуманно". На деле же это было скорее исключение, чем правило.

Впервые мысль о необходимости принудительного лечения лиц, совершивших преступления, нашла отражение в Своде законов Российской империи 1832 г., где говорилось о водворении их в дом сумасшедших для лечения. Устанавливалась необходимость содержания и лечения их отдельно от других душевнобольных. По истечении определенного срока и с ведома Министерства внутренних дел больной мог быть освобожден под поручительство родственников или лиц, вызывающих доверие. При этом предусматривалось освобождение от уголовной ответственности не только за убийства, но и за любые другие преступления.

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. нашли отражение теоретические взгляды и практический опыт, накопленные по данному вопросу как в России, так и за границей. Основные положения закона, связанные с применением принудительного лечения, были изложены более последовательно и стройно. В статье 92 Уложения указывались причины, по которым деяние не могло вменяться в вину, среди которых значились безумие, сумасшествие и припадки болезни, приводящие в умоисступление или совершенное беспамятство. Вопрос о психическом здоровье лица, совершившего общественно опасное деяние, решался в соответствии со ст. 353 - 356 Устава уголовного судопроизводства <1>.

В статье 95 Уложения закреплялось положение о том, что преступление, учиненное "безумным или сумасшедшим, не вменяется им в вину, когда нет сомнения, что безумный или сумасшедший, по состоянию своему в то время, не мог иметь понятия о противозаконности и о самом свойстве своего деяния" <1>.

В отличие от ранее установленного порядка указанные лица при совершении насильственных преступлений независимо от пожеланий родственников или близких должны были помещаться в дома умалишенных.

Устанавливался и порядок содержания и освобождения из указанного заведения, а также сокращения срока пребывания в нем. Эти вопросы находились в компетенции суда.

Как следовало из закона (ст. 96), лица, находящиеся в состоянии невменяемости вследствие кратковременного расстройства психики, которое именовалось "припадком умоисступления или совершенного беспамятства", могли передаваться родственникам или благонадежным людям для наблюдения во время лечения и предотвращения различных последствий припадков. Если родственников или близких не оказывалось либо таковые являлись неблагонадежными, то больной помещался в больницу до излечения. Разрешение вопроса о том, следует ли передать больного под присмотр родственников, людей, заслуживающих доверия, или поместить для лечения в больницу, входило в обязанность суда, признавшему, что преступное деяние в соответствии со ст. 92 подсудимому вменено быть не может <1>.

Если обвиняемый к моменту постановления судебного определения выздоравливал, то последствиям, предусмотренным ст. 96, он подвергаться не мог.

В законе оговаривалось, что расстройство психики может вызываться старостью или дряхлостью, лунатизмом. Этих людей при совершении преступления следовало отдавать на попечение родственникам, близким или в заведения общественного призрения <1>.

Рассматриваемая проблема была сравнительно новой для отечественной науки, и интерес к ней возрастал, что нашло отражение в различных источниках последней четверти XIX - начала XX в. <1>.

Идея о необходимости применения принудительных мер медицинского характера нашла продолжение в Уголовном уложении 1903 г. В ст. 39 закреплялось положение о том, что за лицами, совершившими деяние в болезненном состоянии психики, надлежит устанавливать надзор. Его могли осуществлять родители или лица, добровольно принявшие на себя эту обязанность. Решение об этом предписывалось принимать суду, который мог определить больного и в лечебное заведение. В случае совершения деяний против личности, лица, учинившие его, подлежали обязательному помещению в медицинские учреждения для лечения <1>.

Можно говорить, что в отечественном законодательстве сформировался традиционный подход к обеспечению общественной безопасности и защите прав душевнобольных людей путем применения принудительных мер медицинского характера к лицам, совершившим деяния в состоянии невменяемости. Вполне логично, что в ст. 14 Руководящих начал по уголовному праву РСФСР также закреплялось положение о том, что лица, совершившие преступление в состоянии душевной болезни, наказанию не подлежат, а к ним применяются лечебные меры <1>. Это нашло отражение и в УК РСФСР 1922 г. Достаточно обратиться лишь к некоторым источникам того периода, чтобы понять, что интерес к проблеме сохранялся в течение долгого времени <2>.

В УК РСФСР 1960 г. принудительные меры медицинского характера были регламентированы более подробно. Здесь определялись не только виды принудительных мер медицинского характера, но и условия их применения. В соответствии с законом принудительное лечение могло осуществляться в зависимости от характера заболевания, общественной опасности личности и тяжести совершенного общественно опасного действия в психиатрических больницах общего и специального типа, последние находились в ведении МВД. В соответствии с изменениями, внесенными в ст. 58 УК РСФСР в 1988 г., к лечебным учреждениям, осуществляющим принудительное лечение, относились психиатрические больницы с обычным, усиленным и строгим наблюдением. УК РСФСР 1960 г. устанавливал порядок назначения, изменения и прекращения принудительного лечения. Предусматривалась и такая неизвестная ранее мера, как принудительное лечение алкоголиков и наркоманов, совершивших преступление. Несмотря на это, применение принудительных мер медицинского характера в соответствии со ст. 58, 62 УК РСФСР в течение достаточно длительного периода было связано с многочисленными нарушениями прав человека <1>.

Как вытекает из ст. 97 УК РФ, принудительные меры медицинского характера не являются наказанием, их целью является излечение лица. Несмотря на то что указанные меры назначаются судом и являются принудительными, их нельзя относить к наказанию, поскольку они различаются по основаниям, целям применения, содержанию и юридическим последствиям. Соответственно этому назначение принудительных мер медицинского характера не связано с выражением отрицательной оценки от имени государства деяния лица, это не влечет судимости. Вместе с тем принудительные меры медицинского характера имеют юридическую природу. Она состоит в том, что, во-первых, назначены эти меры не могут быть иначе, как судом; во-вторых, они обеспечиваются принудительной силой государства. Таким образом, такие меры можно обозначить как уголовно-правовые меры, подкрепляющие уголовное наказание.

Применение этих мер имеет целью путем лечения психически больных людей защитить общество от их общественно опасных действий.

Назначение, продолжение, применение, прекращение применения принудительных мер медицинского характера является исключительной компетенцией суда, который на основании выводов судебно-психиатрической экспертизы принимает соответствующее решение.

 

§ 2. Основания и цели применения принудительных мер

медицинского характера

 

Основания применения принудительных мер медицинского характера определены в ст. 97 УК РФ. Как вытекает из нее, принудительные меры медицинского характера могут быть применены лишь по решению суда, который может назначать их определенному кругу лиц, обозначенному в указанной статье. Толкование данного положения позволяет сделать вывод о том, что суд не должен принимать решения о применении принудительных мер, во всяком случае, но он может их назначить. Основанием для применения принудительных мер медицинского характера является совокупность следующих обстоятельств:

1) совершение лицом деяния, предусмотренного уголовным законом;

2) совершение деяния в состоянии невменяемости либо наличие у лица в момент производства по делу психического расстройства, влекущего неспособность лица правильно оценивать фактический характер содеянного;

3) опасность, которую представляет лицо для себя и других лиц вследствие особенностей своего заболевания.

Заболевание может развиться и после вынесения приговора, вследствие чего исполнение наказания становится невозможным.

В дальнейшем решения суда будут зависеть от характера заболевания лица, которому назначаются принудительные меры медицинского характера. Так, заболевание может носить временный характер, т.е. временное психическое расстройство. Лицу в этой ситуации назначаются принудительные меры медицинского характера, которые осуществляются до выздоровления, о чем суд извещается администрацией лечебного учреждения. Суд на основании медицинского заключения специалистов принимает решение о прекращении применения назначенных мер, возобновляет приостановленное дело или назначает дальнейшее исполнение неотбытой части наказания, к которому лицо было ранее приговорено.

Если психическое расстройство, наступившее после совершения общественно опасного деяния, является длительным (хроническим), суд прекращает уголовное дело или принимает решение об освобождении лица от наказания.

Если лицо заболевает психическим расстройством в период отбывания наказания, лечение организуется в соответствии с законодательством о психиатрической помощи и нормами уголовно-исполнительного законодательства, за исключением случаев, когда заболевание становится препятствием для дальнейшего отбывания наказания, в связи с чем лицо освобождается в соответствии с ч. 1 ст. 81 УК РФ.

Положения п. "в" ст. 97 УК РФ, касающиеся применения принудительных мер к лицам вменяемым, но страдающим определенными, обозначенными в законе заболеваниями, воспринимаются неоднозначно. Существует мнение о том, что обоснованность применения принудительных мер медицинского характера по отношению к указанным лицам сомнительна, поскольку противоречит принципам добровольности лечения, закрепленным в законодательстве о психиатрической помощи <1>.

Представляется, что законодатель это обстоятельство учел. Именно поэтому он оговорил условие, при котором принудительные меры лечения могут применяться к указанным лицам. Законодатель подчеркивает, что это может иметь место лишь в случаях, когда психические расстройства связаны с опасностью для себя или других лиц либо с возможностью причинения ими иного серьезного вреда. Из этого следует, что, руководствуясь интересами предотвращения возможного большего вреда, законодатель допускает игнорирование принципа добровольности лечения. Хотя в случаях, не связанных с указанными обстоятельствами, предполагается безусловное соблюдение этого принципа.

Если лица, указанные в ч. 1 ст. 97 УК РФ, по своему психическому состоянию не представляют опасности для себя и окружающих, то суд, исходя из вывода о нецелесообразности применения принудительных мер медицинского характера, может передать материалы о состоянии их здоровья в органы здравоохранения для решения вопроса о добровольном лечении этих лиц или помещении в психоневрологические учреждения социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством о здравоохранении.

Применение принудительных мер медицинского характера, хотя и назначается судом, наказанием не является и по содержанию, сущности и целям отличается от него. Наказание применяется только к виновным в совершении преступления, а принудительное лечение назначается душевнобольным, совершившим общественно опасные деяния и в силу своего психического состояния представляющих опасность для себя самого или для общества.

Вопрос о виновности лица и его наказании разрешается в приговоре суда, а о применении принудительного лечения - в определении. Душевнобольного нельзя ни признать виновным, ни оправдать, как и помиловать или амнистировать.

Принудительное лечение не влечет судимости в отличие от наказания.

Хотя уголовное законодательство устанавливает некоторые контрольные сроки применения принудительных мер медицинского характера (ст. 102 УК РФ), в каждом конкретном случае они определяются не судом. Принудительное лечение продлевается, изменяется или отменяется лишь в зависимости от состояния психического здоровья лечащего и устранения его общественной опасности (или уменьшения степени ее).

В отличие от наказания принудительное лечение всегда безусловно, в то время как наказание может быть назначено и условно.

Поскольку применение принудительных мер медицинского характера не является наказанием, то это предполагает наличие иных целей, чем они определены для наказания. Законодатель изложил их в ст. 98 УК РФ, из которой следует, что целями применения принудительных мер медицинского характера являются:

1) излечение или улучшение психического состояния лиц, к которым в соответствии с законом эти меры применены;

2) предупреждение совершения ими новых общественно опасных деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ.

Анализ нормы, изложенной здесь, позволяет отметить, что цели применения принудительных мер медицинского характера различны, они имеют медицинские и юридические свойства. Излечение лиц, к которым указанные меры применяются, или улучшение их психического состояния составляет цель медицинского характера. Излечение предполагает использование различных средств и мер, направленных на восстановление психического здоровья: помещение в психиатрический стационар, психотерапию, трудотерапию и др. Но, так как далеко не всегда возможно полное излечение больного, законодатель говорит о минимальной цели - улучшении психического состояния.

Цели юридического свойства заключаются в том, что принудительные меры медицинского характера применяются, с тем чтобы предупредить совершение новых деяний, предусмотренных уголовным законодательством. Как следует из ст. 98 УК РФ, имеется в виду, во-первых, предупреждение совершения новых деяний в период применения принудительных мер медицинского характера. Это обеспечивается определенным видом принудительных мер, соответствующим режимом, сроком лечения и т.д. Во-вторых, предупреждение совершения новых деяний после исполнения принудительных мер.

Следует подчеркнуть, что выделение медицинского и юридического характера является условным, так как они неразрывно связаны между собой. Все мероприятия медицинского характера, направленные на излечение или улучшение состояния лица, подвергнувшегося принудительным мерам, осуществляются, с тем чтобы предупредить совершение общественно опасных деяний посредством оздоровления или изменения в лучшую сторону психического состояния. Очевидно, что без достижения целей медицинского характера невозможно даже приближение к целям юридического характера.

Цели применения принудительных мер медицинского характера связаны с двумя сторонами их применения. Они ориентированы на реализацию, с одной стороны, прав и интересов больного, касающихся его здоровья, а с другой - интересов общества, обеспечение его безопасности путем упреждения новых общественно опасных деяний со стороны больного как во время лечения, так и после него.

 

§ 3. Виды принудительных мер медицинского характера

 

Суд, назначая лицу принудительные меры медицинского характера, может выбрать один из их видов, обозначенных в ст. 99 УК РФ:

а) амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

б) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

в) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

г) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Этот перечень видов принудительных мер медицинского характера находится в соответствии с Законом "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" и позволяет суду учесть диагноз и состояние больного, особенности и характер его лечения, меры безопасности.

Основанием для выбора судом вида принудительной меры медицинского характера является психическое состояние больного, свидетельствующее об опасности для себя или других лиц и возможности повторного совершения общественно опасных деяний.

УК РФ впервые в истории отечественного законодательства предусмотрел применение принудительной меры медицинского характера, не связанной с помещением в стационарное психиатрическое учреждение: амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра (п. "а" ч. 1 ст. 99 УК РФ).

Каждый из перечисленных видов принудительных мер медицинского характера имеет особенности, связанные с кругом лиц, к которым они применяются, условиями обеспечения и др.

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. В соответствии со ст. 100 УК РФ эта мера может назначаться при наличии рассмотренных ранее оснований лицам, которые по своему психическому состоянию не нуждаются в помещении в психиатрический диспансер. В соответствии со ст. 26 Закона о психиатрической помощи она может быть двух видов: диспансерное наблюдение и консультативно-лечебная. Различие в этих видах помощи заключается в степени обязательности и добровольности ее получения, а также допустимости врачебного вмешательства. Собственно принудительной мерой является диспансерное наблюдение. Эта мера предполагает, что лицо, которому она назначена, направляется под наблюдение медицинского учреждения психиатрического профиля. Здесь лицу оказывается психиатрическая помощь амбулаторно по месту жительства больного: его регулярно осматривает врач-психиатр, назначает необходимое лечение, следит за выполнением сделанных предписаний и пр. При несоблюдении медицинских назначений, отказе больного от явки к врачу и общения с ним территориальный орган внутренних дел должен предпринять соответствующие меры к исполнению решения суда.

Если лицо приговорено к наказанию в виде лишения свободы с применением принудительного лечения, то оно организуется по месту отбывания наказания администрацией учреждения, его исполняющего.

Принудительные меры в психиатрическом стационаре. В соответствии со ст. 101 УК РФ принудительное лечение в психиатрическом стационаре может быть назначено при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УК РФ, лицам, которым необходимо обеспечить одновременно лечение, уход, содержание и наблюдение именно в учреждении такого рода. Эта необходимость вызывается той опасностью для себя и для окружающих, которая может приобрести более острый характер без лечения в специальных условиях. Законодатель предусматривает три типа психиатрических стационаров. Суд, назначая лицу принудительное лечение в психиатрическом стационаре, должен конкретно обозначить его тип и обосновать как избранную меру, так и тип. В соответствии с анализируемой статьей суд может назначить принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего, специализированного типа или специализированного с интенсивным наблюдением.

В психиатрический стационар общего типа направляются лица, совершившие общественно опасные деяния и по своему психическому состоянию нуждающиеся в лечении в условиях стационара психиатрического профиля. По сути, эти больные помещаются в обычные психиатрические больницы, имеющие несколько различных отделений соответствующих профилей. Содержание больных в таких больницах не требует специальных мер безопасности. Лица, к которым применена указанная мера, содержатся вместе с остальными больными, помещенными в стационар по направлениям врачей.

В психиатрический стационар специализированного типа, как следует из ч. 3 ст. 101 УК РФ, направляются лица, которые по психическому состоянию нуждаются в стационарном лечении и постоянном наблюдении. Это объясняется характером общественной опасности этих лиц, их склонностью к повторному совершению общественно опасных деяний.

В психиатрический стационар специализированного типа с интенсивным наблюдением в соответствии с ч. 4 ст. 101 УК РФ помещаются лица, которые вследствие психического заболевания представляют особую опасность и для себя, и для других лиц, а потому требуют постоянного и интенсивного наблюдения. Законодатель не раскрывает понятия особой опасности, содержащегося в ч. 4 ст. 101 УК РФ. По мнению специалистов, под особой опасностью психически больных лиц следует понимать вероятность совершения ими деяний, которые законодателем отнесены к категории тяжких и особо тяжких; совершение общественно опасных деяний систематически, несмотря на уже применявшиеся меры медицинского характера.

Поскольку вопрос о назначении принудительных мер медицинского характера составляет исключительную компетенцию суда, то ему же законом предоставлены полномочия по их продлению, изменению и прекращению применения. Суд принимает соответствующее решение по представлению администрации учреждения, где осуществлялось принудительное лечение, и на основании заключения врачебно-психиатрической комиссии. Суд, как известно не определяет срока, в течение которого следует применять принудительную меру медицинского характера, поскольку прогнозировать это невозможно, однако бесконечным этот процесс не может быть. Поэтому законодатель устанавливает, что лицо, которому назначена принудительная мера, в определении срока подлежит освидетельствованию, с тем чтобы возможно было оценить состояние больного, динамику болезни, опасность больного для себя и окружающих и др. Как следует из ч. 2 ст. 102 УК РФ, освидетельствование осуществляется не реже одного раза в шесть месяцев. Его проводят комиссия врачей-психиатров. Первое освидетельствование проводится по истечении шести месяцев со дня начала лечения.

В результате освидетельствования комиссия может прийти к одному из следующих выводов:

а) вследствие выздоровления лицо в дальнейшем лечении не нуждается;

б) вследствие изменения психического состояния лица в лучшую сторону имеется необходимость в изменении ранее назначенной принудительной меры;

в) ввиду отсутствия существенных изменений в состоянии здоровья больного необходимо продлить применение назначенной принудительной меры.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.10.166 (0.02 с.)