ТОП 10:

Понятие, виды, пределы и средства реализации уголовной ответственности.



уголовно-правовой литературе до настоящего времени высказываются различные мнения как в отношении понятия уголовной ответственности и ее основания (несмотря на то, что принятый в 1996 году Уголовный кодекс РФ в ст. 8 , раскрывает понятие «основания» уголовной ответственности), так и о видах уголовной ответственности (выступают «за» и «против» позитивной уголовной ответственности). Дискуссионными являются и вопросы о моменте возникновения и окончания уголовной ответственности.

Представляется, что понятие уголовной ответственности можно рассматривать в различных аспектах. Прежде всего, в ее этимологическом и содержательном аспектах.

Слово "ответственность" в русском языке синонимов не имеет и употребляется в разных значениях. В словаре русского языка С.И.Ожегова слово "ответственность" толкуется так: "Ответственность. Необходимость, обязанность отвечать за свои поступки, действия, быть ответственным за них. Чувство ответственности. Нести ответственность. Привлечь к ответственности (заставить отвечать за плохой ход дела, за проступки)".[1] В другом словаре русского языка дано несколько иное определение понятия ответственности: "лицо, выполняющее какую-либо работу, обязано дать полный отчет в своих действиях и принять на себя вину за все могущие возникнуть последствия в исходе порученного дела, в выполнении каких-либо обязанностей, обязательств".[2] В этих определениях термин "ответственность" толкуется в смысле обязанности отвечать за свои поступки.

С точки зрения психологии, под ответственностью понимают способность личности придерживаться в своем поведении действующих социальных норм. Все виды ответственности объединяет то, что они являются формами контроля за деятельностью субъектов социальной действительности человека и характеризуют ответственность либо с позиции общества, либо с позиции личности.[3] В философской и социологической литературе понятие "ответственность" трактуется по-разному: как способность лица предвидеть результат своих действий, как осознание своих обязанностей перед людьми, как чувство долга или сознания ответственности.[4]

Большинство ученых юристов рассматривают уголовную ответственность как вид юридической ответственности, а последняя понимается юристами как вид еще более широкого понятия – социальной ответственности.

Помимо того, что понятие ответственности может раскрываться в этимологическом плане, его можно дать и в содержательном аспекте.

В юридической литературе высказаны различные точки зрения по поводу определения понятия уголовной ответственности. Это обстоятельство обусловлено тем, что правильное понимание и определение понятия уголовной ответственности имеет большую практическую значимость.

Общеизвестно, что юридическую ответственность можно подразделять не только по ее принадлежности к той или иной отрасли права, но и по другим критериям. Вот уже более полувека идет дискуссия о том, обосновано ли в рамках юридической ответственности, в целом, и в рамках уголовно-правовой ответственности, в частности, выделять негативную и позитивную ответственность? Большинство криминологов выделяют как негативную, так и позитивную уголовную ответственность.

Так, Р.Л. Хачатуров и Р.Г. Ягутян определяют позитивную уголовную ответственность как “одно из основных средств уголовно-правового регулирования, проявляющееся в системе качественно однородных обязанностей не совершать преступления и реализующееся в поведении людей в форме добровольного исполнения данных обязанностей ответственными субъектами права либо посредством принудительного воздействия на них со стороны государства”.[5] Далее они отмечают, что позитивная ответственность “проявляется как долг, обязанность субъекта действовать в соответствии с требованиями социальных норм. Негативная ответственность представляет собой обязанность субъекта претерпевать лишения за нарушения предписаний правовых норм”.[6]

В механизме нормативного регулирования общественных отношений негативная и позитивная ответственность способствуют достижению единой цели – регулированию и поддержанию общественного порядка.

Позитивная ответственность имеет созидательный характер и играет главенствующую роль. Негативная ответственность представляет собой временное явление, поскольку возникает в связи с нарушением требований социальных норм.[7]

По нашему мнению, термины “негативная” и “позитивная” ответственность не совсем точно отражают суть ответственности. Представляется, что поскольку позитивная ответственность представляет как проявление внутренних положительных свойств личности, личностных начал в процессе жизнедеятельности этого человека, то правильнее было бы, видимо, назвать этот вид ответственности, ответственности наперед … и т.д., то есть "…интроспективная (исходящая изнутри, от личности) ответственность".[8] Что же касается позитивного и негативного, то эти аспекты есть как в ретроспективной, так и в интроспективной ответственности.

Вывод: негативная и позитивная это не самостоятельные виды ответственности, а представляют собой лишь определенные грани, стороны, аспекты интроспективной и ретроспективной уголовной ответственности. В свою очередь, последние соответствуют видам уголовно-правовых отношений. Интроспективная ответственность имеет место только в регулятивных отношениях, а ретроспективная – только в рамках охранительных уголовно-правовых отношений. В то же время, позитивные и негативные аспекты могут быть как у интроспективной, так и ретроспективной ответственности. Так, в рамках ретроспективной уголовной ответственности ее позитивный аспект проявляется, например, в том, что лицо способствует предотвращению дальнейшего ущерба интересам России, добровольно сообщает о даче взятки, ведет законопослушный образ жизни в местах лишения свободы, или же добросовестно выполняет свои материнские обязанности – если речь идет о женщине, которой предоставлена отсрочка отбывания наказания.

Анализ литературы показывает, что само содержание и понятие позитивной ответственности даже ее сторонники раскрывают по-разному. Одни видят позитивную (интроспективную) ответственность только в рамках регулятивных отношений, до факта совершения преступления, а другие видят и рассматривают ее и в рамках охранительных отношений, тогда, когда реализуется ретроспективная уголовная ответственность. Так, например, законопослушное поведение осужденного, к которому применяются меры поощрения, расценивается как позитивная ответственность. С нашей точки зрения – это методологическая ошибка. Здесь нет собственно позитивной ответственности, а есть лишь позитивный аспект ретроспективной уголовной ответственности.

Объем ретроспективной уголовной ответственности за то или иное преступление един, и он определен нормами уголовного права. Содержание его образуют негативный и позитивный аспекты. Если личность реализует позитивный аспект ретроспективной уголовной ответственности, то она либо освобождается от воздействия негативного аспекта этой ответственности, либо его воздействие существенно уменьшается.

Ретроспективная уголовная ответственность возникает и начинает реализовываться с момента совершения преступления.

У лица, совершившего преступление, до возбуждения уголовного дела имеется максимальная возможность, предоставленная законом, для реализации позитивного аспекта ретроспективной уголовной ответственности. В этот период сама личность виновного либо увеличивает содержание негативного аспекта в рамках ретроспективной ответственности, либо уменьшает его своим поведением.

Негативный аспект этой ответственности начинается с момента возбуждения уголовного дела по факту совершения преступления. При этом содержание и объем этого аспекта ответственности определяется не только преступлением, но и посткриминальным поведением личности, однако все это в рамках предписаний уголовно-правовых норм. Так, например, женщина, которой была предоставлена отсрочка отбывания наказания, злоупотребляющая спиртным и переставшая добросовестно выполнять свои материнские обязанности, сама своим поведением увеличивает содержание негативного аспекта ретроспективной ответственности, что в конечном итоге может привести к отмене отсрочки и направлению (или возвращению) ее в место отбывания наказания, назначенное по приговору суда.

Ретроспективная уголовная ответственность – сложное многоуровневое и многоаспектное явление. Возникнув и проявляясь в рамках охранительных уголовно-правовых отношений, она раскрывает связи сторон – участников этих отношений, наполняет их предметным содержанием в соответствии с предписаниями норм.[9]

Следует отметить, что именно ретроспективная уголовная ответственность в течение длительного времени была предметом пристальных научных исследований. В своем анализе мы так же более детально остановимся на характеристике именно ретроспективной уголовной ответственности, ибо она непосредственным образом связана с совершенным преступлением. Но даже при таком широком научном рассмотрении на сегодняшний день она трактуется неоднозначно.

Подавляющее большинство ученых рассматривают уголовную ответственность (дальше речь идет о ретроспективной уголовной ответственности) как обязанность лица, совершившего преступление, претерпеть наказание, заключающееся в лишениях личного и имущественного характера, порицающее его за совершенное преступление. Так, А.А. Пионтковский отмечает, что "уголовная ответственность, как и всякая другая правовая ответственность, есть обязанность отвечать за совершенное преступление, то есть обязанность нести за преступление определенный личный и имущественный ущерб".[10]

И.Я. Козаченко считает, что "уголовная ответственность – это возникающее с момента совершения преступления правоотношение, в пределах которого государство правомочно ограничивать правовой статус лица, совершившего преступление, с целью его исправления и перевоспитания, общего и специального предупреждения, а виновный обязан при наличии возможности претерпеть лишения личного, имущественного или иного характера, вытекающие из осуждения его от имени государства и применении к нему в необходимых случаях только предусмотренного уголовным законом наказания за совершенное преступление".[11]

Обзор литературы по данному вопросу свидетельствует о том, что многие ученые трактуют уголовную ответственность, как основанную на нормах уголовного права обязанность лица, совершившего преступление:

а) претерпевать воздействие уголовного закона;

б) отвечать за поведение, расцениваемое уголовным законом как преступление;

в) претерпевать порицание со стороны государства;

г) давать отчет в своих действиях;

д) нести наказание за совершенное преступление.

Все авторы, занимавшиеся этой проблемой, единодушны во мнении, что ретроспективная уголовная ответственность представляет собой неблагоприятные последствия для лица, совершившего преступление. Однако природа этих последствий, ограничений определяется учеными по-разному, вследствие чего до сих пор нет единства мнений по вопросу о понятии, пределах, основании уголовной ответственности, о ее соотношении с наказанием и судимостью.

По мнению М.А. Гельфера, «сущность уголовной ответственности состоит в реакции государства на общественно опасное деяние, а также в обязанности виновного понести ответственность за совершенное преступное деяние».[12]

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что в науке уголовного права существует множество дефиниций уголовной ответственности. Таких определений можно насчитать более десятка.[13] Беда не в количестве определений, а в том, что практически в каждом из них уголовная ответственность рассматривается односторонне, то есть акцент делается на какой-то один аспект, присущий уголовной ответственности. Большинство авторов сводят уголовную ответственность к обязанности лица, совершившего преступление претерпеть меры государственного воздействия,[14] другие отождествляют ее с правовым последствием, результатом применения норм уголовного права к лицу, совершившему преступление,[15] третьи понимают уголовную ответственность как порицание, осуждение со стороны государства. [16]

Мы исходим из того, что уголовная ответственность, будучи сложным, многоаспектным явлением, представляет собой и системное образование, которое предполагает и имеет свою внутреннюю структуру, систему связей между ее элементами. В то же время каждый элемент имеет свое специфическое содержание и форму проявления, которые определяются уголовным законом, исходя из поведения индивида, его личностных свойств.

С учетом данных положений можно дать следующее определение ретроспективной уголовной ответственности: – это комплексный институт, включающий в себя обязанность лица, совершившего преступление, претерпеть меры уголовно-правового воздействия, предусмотренные уголовным законом, посредством которых государством дается отрицательная оценка общественно опасному деянию и личности, его совершившей, а также ограничиваются права и свободы этой личности.

Из данного определения можно выделить признаки уголовной ответственности.

Во-первых, уголовная ответственность реализуется в рамках охранительных правоотношений, так как она характеризуется обязанностью лица, совершившего преступление, претерпевать ограничения и лишения за содеянное.

Во-вторых, эти правоотношения определяют не только содержание, но и пределы уголовной ответственности: уголовная ответственность возникает с момента совершения преступления и прекращается с погашением и снятием судимости.

В-третьих, обязанность претерпевать меры уголовно-правового воздействия и их реальное претерпевание осуществляется лицом, совершившим преступление. Отсюда следует, что уголовная ответственность не реализуется в отношении лиц, совершивших иное правонарушение, включая общественно опасные деяния, совершенные малолетними и невменяемыми; в отношении невменяемых закон предусматривает иные меры уголовно-правового воздействия, не связанные с уголовной ответственностью ( принудительные меры уголовно-правового характера).

В-четвертых, из этой дефиниции вытекает, что в содержание уголовной ответственности входят предусмотренные уголовным законом меры уголовно-правового воздействия. Из сказанного следует, что уголовную ответственность нельзя сводить только к уголовному наказанию. Понятие уголовной ответственности значительно шире – оно охватывает и наказание, и иные меры уголовно-правового воздействия (отсрочку отбывания наказания, условное осуждение, принудительные меры воспитательного воздействия).

В-пятых, меры уголовно-правового воздействия предусмотрены уголовным законом. При этом имеется в виду и материальное и процессуальное уголовное законодательство, так как мы считаем, что меры процессуального принуждения относятся к уголовной ответственности и входят в ее содержание.

В-шестых, из определения уголовной ответственности вытекает, что меры воздействия применяются к преступнику соответствующими органами. На разных стадиях реализации уголовной ответственности предусмотрены различные органы, с помощью которых эта ответственность реализуется, и применяют они различные меры уголовно-правового воздействия.

В-седьмых, из данного определения следует, что посредством уголовной ответственности происходит осуждение, порицание лица, совершившего преступление и самого деяния со стороны общества и государства. Это порицание имеет место уже с момента возбуждения уголовного дела, далее оно проявляется при предъявлении обвинения, и, наконец, наивысшую отрицательную оценку преступник и его деяние получает публично от имени государства, по поручению государства специально уполномоченными на то лицами – при вынесении приговора.

В-восьмых, применение предусмотренных уголовным законом мер уголовно-правового воздействия влечет за собой определенные правовые последствия, которые также входят в содержание уголовной ответственности.

Основание и пределы уголовной ответственности.Согласно 8 УК РФ « Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». Следует отметить, что редакция ст. 8 УК РФ не совсем удачна. Буквальное ее толкование позволяет сделать вывод о том, что основанием уголовной ответственности является сам процесс совершения преступления, что, по нашему мнению, неверно. Мы считаем, что основанием уголовной ответственности является не процесс совершения деяния, а совершенное общественно опасное деяние. Поэтому предлагаем несколько изменить редакцию ст. 8 УК РФ. По нашему мнению, она должна звучать следующим образом: «Основанием уголовной ответственности является совершенное деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

В юридической литературе был и остается дискуссионным также вопрос о том, с какого момента возникает уголовная ответственность. И если в отношении понимания основания уголовной ответственности наметилось какое-то единение мнений, то этого не скажешь о моменте возникновения уголовной ответственности. Этот вопрос не является надуманным. От ответа на него зависит правомерность применения некоторых институтов в уголовном праве.

Все многообразие мнений по вопросу о моменте возникновения уголовной ответственности можно свести к двум основным концепциям.

Во-первых, наблюдается конституционалистский подход к объяснению моментов возникновения и реализации ретроспективной уголовной ответственности. Некоторые ученые возникновение и реализацию уголовной ответственности связывают со вступившим в законную силу приговором суда из-за того, что иной подход нарушает требования ч.1 ст. 49 Конституции Российской Федерации. Следовательно, все иные теоретические конструкции, по их мнению, не могут поколебать этого принципа (В.С.Прохоров, А.Н.Тарбагаев, Н.М. Кропачев, А.И.Санталов и др.). Дополнительными аргументами в пользу такой позиции является то, что при ином подходе нет ни особого состояния преступника, ни инстанции, способной оценить меру ответственности и наказания.

Во-вторых, наблюдается так называемый прагматический подход в отношении возникновения и начала реализации ретроспективной уголовной ответственности. Суть его в том, что фактически момент возникновения и реализации уголовной ответственности определяется практическим интересом. Так, например, И.Я. Козаченко пишет, что реализация как охранительных уголовно-правовых отношений, так и ретроспективной уголовной ответственности невозможна без применения норм уголовного процесса, “…поскольку необходимо выполнение определенных уголовно-процессуальных действий”.[17] Отсюда их фактическая реализация наступает с факта претерпевания наказания. Все эти рассуждения необходимы для того, чтобы обосновать, что основанием ретроспективной уголовной ответственности является состав преступления, наличие которого окончательно подтверждается только судом. Прямо подчеркивается, что “…для привлечения к уголовной ответственности и признания лица виновным …необходимо установить, что в совершенных им действиях имеется состав определенного преступления”.[18] Такую позицию разделяет достаточно большое количество ученых.

На прагматических позициях стоят, по существу, и те ученые, которые моментом возникновения охранительных правоотношений и ретроспективной уголовной ответственности считают время совершения преступления, а момент реализации уголовной ответственности относят на более поздний период – возбуждения уголовного дела, привлечения в качестве подозреваемого, предъявления обвинительного заключения и предания суду. Основным аргументом сторонников такого подхода является то, что появляются реальные, действующие субъекты, и содержание ответственности начинает проявляться через них. Нормы уголовного права как бы с этого момента реально воплощаются в жизнь. Лицо может быть на основании уголовного закона освобождено от ретроспективной уголовной ответственности, только в связи с тем, что органам известно лицо и они сами, с учетом обстоятельств дела, решают вопрос дальнейшей реализации уголовной ответственности или освобождения от нее.[19]

Анализ действующего законодательства, изучение содержания охранительных правоотношений приводит к выводу о том, что ни прагматический, ни конституционалистский подходы по вопросу о моменте возникновения и реализации ретроспективной уголовной ответственности не могут быть приняты.

Конституционалистский подход, не может быть принят и не может считаться правильным потому, что реализация ретроспективной уголовной ответственности с момента совершения преступления не противоречит ни Конституции РФ, ни ст. 5 УК РФ. С момента совершения преступления лицо уже является виновным, что и служит основанием реализации ответственности. Факт признания виновным по приговору суда является основанием для применения наказания. А, как известно, “наказание” и “уголовная ответственность” – не тождественные понятия. Наказание, являясь стержнем уголовной ответственности, не исчерпывает и не подменяет последнюю. Редакция ст. 49 действующей Конституции РФ говорит только об одной категории граждан, которых не может касаться ретроспективная уголовная ответственность на стадии предварительного следствия. По сути, она узаконивает применение ответственности и к подозреваемому, и к подсудимому.

Конституционалистский подход сводит на нет институт дифференциации уголовной ответственности, так как исключает освобождение от ретроспективной уголовной ответственности на стадии, например, предварительного следствия. При этом нарушается уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, наблюдается отход от принципа гуманизма и существенно ущемляются интересы личности.

Такой подход также вносит дезорганизационные начала в работу правоохранительных органов, так как, например, на стадии предварительного расследования, деятельность по выявлению и вменению фактических и юридических обстоятельств дела, влияющих на содержание и пределы уголовной ответственности, становится как бы излишней.[20]

Анализ действующего законодательства, юридической литературы и судебной практики показывает правильность наших рассуждений и доводов о том, что моментом возникновения уголовной ответственности является совершенное лицом преступление(так, например, законодатель в ч. 1 ст. 78 УК РФ связывает освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности – с днем совершения преступления).

Относительно конечной границы уголовной ответственности, считаем, можно согласиться с теми авторами, которые полагают, что она совпадает с моментом погашения или снятия судимости у лица, подвергшегося наказанию (Якушин В.А., Багрий-Шахматов Л.В. и др.). Наличие у того или иного лица судимости после того, как наказание уже исполнено, им отбыто, свидетельствует о том, что уголовная ответственность этого лица перед государством и обществом еще существует. Именно поэтому нельзя согласиться с теми учеными, которые не считают период после отбытия преступником наказания и до погашения или снятия у него судимости самостоятельной стадией уголовной ответственности.

Отношение, существующее между лицом, имеющим судимость, и соответствующими государственными органами, регулируется нормами уголовного законодательства и в силу этого должно быть отнесено к числу материальных, уголовно-правовых. Но и по своему содержанию оно полностью совпадает с уголовно-правовым (например, в решении вопросов об особо опасном рецидиве, повторности, систематичности, как квалифицирующих обстоятельствах или обстоятельствах, влияющих на характер назначения меры наказания, например при совокупности преступлений и приговоров, и порядок приведения ее в исполнение).[21]

Иначе говоря, уголовная ответственность продолжает существовать и после отбытия преступником наказания в виде наличия у него судимости в ее уголовно-правовом значении.

Таким образом, уголовная ответственность своими пределами имеет моменты совершения преступления (начальная граница) и погашения или снятия судимости (конечная граница); промежуточными ее границами, отделяющими одну стадию уголовной ответственности от другой, можно назвать: предъявление органом, производящим предварительное расследование, обвинения; вынесение судом определения о предании обвиняемого суду и вынесение приговора; обращения к исполнению обвинительного приговора суда о наказании; истечения срока наказания или досрочного освобождения от него.

Подводя итог вышесказанному, еще раз отметим, что уголовная ответственность является тем инструментом, с помощью которого обеспечивается соблюдение предписаний норм уголовного права. Этот комплексный, многогранный феномен может быть реализован с помощью разных уголовно-правовых средств, основным из которых является наказание. Но наказание, будучи стержнем, ядром уголовной ответственности не исчерпывает всего содержания этой ответственности, поэтому оно является только одним из средств, с помощью которого реализуется уголовная ответственность. Помимо этого закон предполагает существование и других средств ее реализации, иных мер уголовно-правового воздействия.

Средства реализации уголовной ответственности. Понятия «уголовная ответственность» и «наказание» есть различные категории, которые отождествлять нельзя, помимо наказания имеются еще иные формы выражения уголовной ответственности. Уголовная ответственность реализуется посредством применения к осужденному наказания или иных мер уголовно-правового характера (воздействия). С принятием Уголовного кодекса РФ 1996 г. категориальный аппарат уголовного права обогатился целым рядом понятий, ранее либо вообще не известных данной отрасли права, либо встречавшихся лишь на уровне теоретических исследований. В числе последних, с точки зрения общеюридической значимости, прежде всего, привлекает внимание такая дефиниция, как «меры уголовно - правового характера» . С учетом того, что в уголовном кодексе встречается и термин «воздействие» (ст.ст. 90,91,92 УК РФ), то синонимом этого выражения может быть фраза «меры уголовно-правовоговоздействия». В юридической литературе они обычно отождествляются. В ч.2 ст. 2 УК РФ 1996 года отмечено, что данный кодекс устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступления.

После вступления в законную силу обвинительного приговора суда, этапа исполнения наказания, могут иметь место и иные средства реализации уголовной ответственности: отсрочка отбывания наказания, условно-досрочное освобождение от наказания. Несомненно, это свидетельство того, что осужденный (осужденная) продолжает нести уголовную ответственность, и до ее итогов еще далеко. После отбытия наказания или досрочного освобождения и до истечения у лица сроков судимости или ее снятия уголовная ответственность также имеет место.

Действующий Уголовный кодекс предусматривает уголовную ответственность без назначения наказания и судимости, а также уголовную ответственность с наказанием и судимостью. Такой вывод вытекает из ст. 92 УК РФ, в которой говорится, что несовершеннолетний, осужденный за совершение преступления небольшой или средней тяжести, может быть освобожден судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ч. 2 ст. 90 УК РФ. Здесь речь идет об освобождении несовершеннолетнего только от наказания. Суд в таких случаях выносит обвинительный приговор, но не назначает наказание. Вместо наказания назначаются принудительные меры воспитательного воздействия. Такое осуждение не влечет судимости, так как в соответствии со ст. 86 УК РФ лицо, освобожденное от наказания, не считается судимым. То есть, ст. 92 УК РФ предусматривает возможность освобождения несовершеннолетнего только от наказания, но не от уголовной ответственности.

К такому виду ответственности, то есть без назначения наказания, суд прибегает тогда, когда есть основания полагать с учетом всех обстоятельств дела, что она будет достаточна для достижения целей, стоящих перед ответственностью. У наказания и ответственности сходные цели, а точнее цели наказания входят в содержание целей уголовной ответственности, хотя ст. 43 УК РФ говорит только о целях наказания – восстановление социальной справедливости, исправление осужденного, предупреждение совершения новых преступлений. И если есть возможность достичь этих целей в том или ином конкретном случае без назначения наказания, суд использует эту возможность.

Уголовная ответственность без наказания и судимости, как показывает практика, применяется редко. Типичной же является уголовная ответственность с назначением наказания и судимостью. Она является более суровой, так как включает в себя не только государственное порицание лица и совершенного им деяния, выраженное обвинительным приговором, но и назначенное ему наказание, влекущее судимость, то есть лишение или ограничение прав и свобод. Все это в целом и является государственно-принудительным воздействием, применяемым к лицу за совершенное им преступление.

Дискуссионным является не только вопрос о том, как соотносятся понятия уголовная ответственность и наказание, уголовная ответственность и меры процессуального принуждения, но и о том, как соотносятся понятия уголовная ответственность и меры уголовно-правового характера (воздействия). Как указывалось выше, наказание определяется в кодексе как одна из мер уголовно-правового характера (воздействия). Представляется, что некоторые конкретные меры уголовно-правового воздействия (характера) необходимы как естественное проявление уголовной ответственности. Конкретные меры способны воздействовать на сознание и поведение человека в течение всего времени их осуществления. С другой стороны, есть меры уголовно-правового воздействия, которые не связаны с уголовной ответственностью. Иначе говоря, понятия «меры уголовной ответственности» и «меры уголовно-правового воздействия (характера)» являются несовпадающими понятиями. Хотя большинство мер уголовно-правового воздействия связано с уголовной ответственностью. Поэтому следует согласиться с мнением тех ученых, которые считают, что, уголовная ответственность может сопровождаться назначением не наказания, а мер воспитательного воздействия, применяемых к несовершеннолетним; условно назначенным наказанием; назначенным, но отсроченным наказанием.[22]

Мы полагаем, что принудительные меры медицинского характера, применяемые к невменяемым, нельзя относить к уголовно-правовым мерам, связанным с уголовной ответственностью. О какой уголовной ответственности может идти речь, если эти лица либо сразу не подлежат уголовной ответственности, либо подлежат фактически освобождению от нее.В целом такие меры медицинского характера можно включить в число мер уголовно-правового воздействия (характера), поскольку данное понятие шире, чем понятие « меры уголовной ответственности». И соотносятся они как общее и частное. То есть понятием «меры уголовно-правового воздействия» охватываются, по нашему мнению, и « меры уголовной ответственности» и иные меры, не связанные с уголовной ответственностью. К последним и относятся меры медицинского характера, применяемые к невменяемым.

Отдельно следует рассмотреть вопрос о мерах, которые применяются к лицам, признанными судом «ограниченно» вменяемыми. В соответствии с ч. 2 ст. 22 УК РФ психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. Исходя из смысла закона, это такие же меры, которые применяются к невменяемым. В связи с этим встает вопрос - можно ли их относить к мерам реализации уголовной ответственности или нет? На первый взгляд, их нельзя относить к этой группе, поскольку они преследуют другую основную цель – излечение таких лиц или улучшение их психического состояния. С другой стороны, если меры медицинского характера применяются к невменяемым, то здесь другой целью является недопущение совершения общественно опасного деяния, которое формально подпадает под нормы Особенной части УК РФ. А какую еще цель преследует применение этих мер к ограниченно вменяемым лицам? Представляется, что в подобных ситуациях ст. 98 УК РФ 1996г. необходимо толковать расширительно. Эти меры в таких ситуациях, наряду с наказанием, направлены на предупреждение преступлений подобного рода. Именно поэтому, как мы полагаем, в аналогичных ситуациях их следует относить к мерам (средствам) реализации уголовной ответственности. Более того, можно даже утверждать, что в этих случаях принудительные меры медицинского характера относятся к группе мер, посредством которых реализуется уголовная ответственность.

Анализ уголовно-правовых норм позволяет сделать вывод о том, что в рамках более широкого понятия « меры уголовно-правового принуждения, характера, воздействия» следует выделить две группы:

1)Меры уголовно-правового характера (воздействия), связанные с уголовной ответственностью.

2)Меры уголовно-правового характера (воздействия), не сопряженные с уголовной ответственностью, но связанные с применением принудительных мер медицинского характера.

Такое деление представляется вполне обоснованным, т.к. в его основе лежит разная предметная деятельность органов государства, различные приемы и способы уголовно-правового воздействия на лиц, совершивших преступление или общественно опасное деяние, различны основания и цели их применения, а также уголовно-правовые последствия применения этих мер.

С учетом динамики развития уголовного правоотношения, возникающего в связи с фактом совершения преступления или общественно опасного деяния, предусмотренного статьями Особенной части УК, все меры уголовно-правового характера можно классифицировать следующим образом (для удобства представим данную классификацию в таблице):

Меры уголовно-правового характера (воздействия)
связанные с уголовной ответственностью не связанные с уголовной ответственностью
принудительные стимулирующие принудительные
1. Меры, применяемые к лицу, совершившему преступление, на стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования 2. Виды наказаний 3.Принудительные меры медицинского характера, сопряженные с наказанием 4.Принудительные меры воспитательного воздействия 5.Меры уголовно-правового воздействия, связанные с судимостью 6. Конфискация имущества 1. Условное осуждение 2. Отсрочка отбывания наказания 3. Освобождение от уголовной ответственности 4. Освобождение от наказания 5. Досрочное снятие судимости   1. Принудительные меры медицинского характера, применяемые к лицам: а) признанным невменяемыми на момент совершения общественно опасного деяния .

Таблица наглядно показывает, что не все меры уголовно-правового характера (воздействия) сопряжены с уголовной ответственностью, хотя их, несомненно, большинство. В юридической литературе вполне обоснованно утверждается, что «…принудительные меры медицинского характера являются средством защиты от общественно опасных действий невменяемых лиц… Однако, эти меры нельзя считать наказанием».[23] Мы же можем добавить, что эти меры вообще не связаны с уголовной ответственностью.

Меры уголовной ответственности – неоднородны, с учетом назначения их можно подразделить на дв







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-24; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.10.17 (0.015 с.)