ТОП 10:

Личная и социальная идентификация



Обилие ролей, исполняемых человеком в современном обществе, еще острее ставит проблему личностной и социальной идентификации. Личностная идентификация — это установление и сохранение в себе постоянного и неизменного ядра личности, о котором человек может сказать — это я. В противном случае личность потеряется за множеством своих ролей. Социальная идентификация — это отождествление себя по общим проблемам, жизненным интересам и социальным симпатиям с определенной социальной группой.

Как пишет В. А. Ядов, «социальная идентификация обусловлена глубинной потребностью личности в признании со стороны других, в групповой защите, а также в самореализации, ожиданием позитивной оценки со стороны «своих» — референтных групп и общностей. Идентификация с группами, общностями — результат не только межличностного, межгруппового воздействия, но также категоризации, осмысления непосредственных или опосредованных взаимоотношений между группами
и общностями в доступных человеку понятиях. Идентифицируя себя
с определенными группами и общностями, человек испытывает потребность «атрибутировать» себя, то есть объяснить причины и следствия своей групповой солидарности, ответить на вопросы „почему это моя группа?“ и что из этого вытекает»[12].

Социальная идентификация может быть национальной, классовой, возрастной, профессиональной и т. п. Центральное место в социальной идентификации занимает менталитет. По мнению Мукьелли, менталитет — это совокупность усвоенных знаний и навыков, присущая всем членам данной группы. Такие приобретенные житейские навыки служат постоянными ориентирами в нашем восприятии вещей и оценку фактов, помогая нам строить свое поведение. У людей с одинаковым менталитетом часто совпадает и мироощущение.

Этническая идентификация представляет собой важнейший элемент социальной идентификации в целом. Это становится особенно очевидно тогда, когда речь идет об идентификации себя с этнической или расовой группой, которая по тем или иным причинам низко оценивается окружающими и вызывает к себе неприязненное или пренебрежительное отношение. Г. и Т. Леонетти показали, что принадлежность к отвергаемой или презираемой группе ставит перед каждой личностью серьезные проблемы, связанные с самооценкой. Американские психологи еще в 1930-е гг. провели опрос чернокожих и белых детей: показывая им чернокожих
и белых кукол, их спрашивали, какие из них им нравятся больше. Большинство детей (и белых, и черных) высказались в пользу белых кукол. Затем детей спрашивали, какая из кукол больше всего похожа на них,
и чернокожие дети не могли дать ответа на этот вопрос, при этом проявляя сильную эмоциональную реакцию. С одной стороны, они не могли увидеть себя в белых куклах, с другой стороны, признавать себя в черных, означало отождествлять себя с куклами, которых все дети отвергали как «плохих» и недостойных любви.

Исследователи подчеркивают разрушительное воздействие на личность неспособности без проблемы идентифицировать себя с группой. Оценивание составленного о себе образа в результате идентификации
с низко оцениваемой обществом группой человек воспринимает болезненно, и потому люди вырабатывают разнообразные стратегии, направленные на ослабление этого эффекта. Одна из таких стратегий заключается в «интернализации обесцененного образа» — принятии себя «плохим» без протеста. Такая стратегия проявляется на уровне поведения в стремлении уйти в тень, подчиняясь окружающим, в ощущении вины: человек старается стать незаметным, быть «как все», никому не мешать и не бросаться в глаза, занимать как можно меньше места. Он может также притворяться безразличным, делая вид, что не замечает по отношению к себе признаков дискриминации. Он решает свою проблему изнутри, не принимая никаких мер к тому, чтобы изменить свое положение или положение своей группы.

Другая стратегия состоит в активном протесте против такого обесценивания. Либо человек ведет себя агрессивно по отношению к тем, кто его презирает, нейтрализуя их оценку с помощью насмешек и презрения. Либо он старается утвердиться «таким, каков он есть», акцентируя в себе именно те черты, которые негативно воспринимаются в доминирующей культуре. Такую стратегию используют чернокожие, когда заявляют, что «черные — это прекрасно» (Камильери)[13]. Третья стратегия — это стратегия ассимиляции, означающая отказ от собственной индивидуальности
и попытку как можно больше походить на доминирующий этнический тип как внешне, так и в культурном отношении. При этом используются такие банальные средства, как, например, окраска волос и осветление кожи с помощью косметических средств, изменение имени, активное выражение презрения к собственной этнической группе. Четвертый тип стратегии состоит в своего рода компромиссе, который Камильери называет «формированием критической личности», то есть в заимствовании некоторых черт доминирующей культуры при сохранении ряда особенностей, присущих родной этнической культуре. Это проявляется в согласии с некоторыми негативными оценками своей группы и несогласии с другими.

Болезненно проходит и для человека идентификация с непопулярными в обществе социальными группами. Прежде всего, речь идет о пожилых людях, вышедших из активного возраста. Отношение к старикам
в различных обществах очень сильно варьируется — от непререкаемого уважения к «аксакалам» на Востоке до изоляции и пренебрежения. Исторически человечество также знало разное отношение к старикам. Общеизвестно, что в первобытных обществах стариков убивали, когда они становились обузой для племени.

Несмотря на то, что в наше время старость является признанной социальной проблемой и старики находятся под опекой государства, в плане личной идентификации старость остается источником страданий. Это связано, в первую очередь, с тем, что пожилые люди не могут в большинстве случаев удовлетворить потребность в осмысленном существовании. Вопрос «кто я такой» подменяется для них вопросом «кем я был».

Кризис личности у стариков часто порождается самим обществом. Многие из них старость воспринимают как потерю всего, что наполняло их жизнь прежде: социальной активности, доходов, прежних социальных отношений, здоровья, многих физических и социальных возможностей.
И все же важнее всего потеря ценностей социальной идентификации.
К. Симар справедливо отмечает, что «выход на пенсию, помимо биологического старения, отнимает у индивидов всякую возможность участия
в создании доминирующих ценностей нашего общества… Именно общество лишает пожилых людей возможности соответствовать ценностям, которые оно само и выработало»[14]. Драма пожилых людей в том, что они утратили элементы, составлявшие их личность.

Отсутствие значимых ценностей вызывает у пожилого человека различные чувства. Во-первых, это ощущение собственного физического обесценивания: он уже не может быть привлекательным, стройным
и энергичным, то есть не соответствует стандартам внешности, принятым обществом как ценность. Во-вторых, его умственные возможности также снижаются, поле получаемой им информации сужается и уменьшается способность усвоить и правильно — в духе активного поколения — эту информацию интерпретировать. В-третьих, общество имеет большой арсенал средств, чтобы показать человеку, что больше ничего от него
не ждет. В современном обществе существует негласная установка, что старый человек должен мириться с той долей социального внимания, которую ему оказывают, и не требовать большего, чтобы не мешать молодым.

Поэтому многие старики воспринимают свое положение и положение всех членов своей возрастной группы как социальную смерть. Как утверждает К. Симар, некоторые пожилые люди вырабатывают защитную стратегию самоидентификации, характерную для этнических меньшинств, поскольку не могут отождествлять себя со своей возрастной группой. Кто-то из них отказывается признать свою принадлежность
к ней, считая, что есть люди гораздо более старые. Это проявляется в отказе от стандартного поведения старика: люди избегают общества ровесников, тянутся к общению с молодыми, стараются по одежде, облику, стилю жизни как можно меньше походить на стариков, до последней возможности обслуживать и содержать себя самостоятельно и т. д. Другие избирают стратегию агрессивного протеста, становясь сварливыми, раздражительными, циничными, особенно негативно относясь к молодежи
и пользуясь каждой возможностью для публичного выражения такого отношения.

Есть и такая поведенческая стратегия, которая сводится к саморазрушительному стремлению «не быть обузой», когда пожилой человек замыкается в себе, считая себя недостойным любви и заботы, иногда приобретает суицидальные тенденции.

В целом, потеря социальных и культурных ориентиров, коллективный отказ со стороны общества интегрировать пожилых людей и использовать их знания и возможности приводят к тому, что у них развивается кризис социальной идентификации.

Можно было бы отдельно остановиться на проблемах социальной идентификации представителей бедных слоев общества, представителях так называемых «непрестижных» профессий и т. д., но суть в этих случаях состоит в осознании человеком зазора между адекватной личной самооценкой и принадлежностью к социальной группе, не пользующейся общественным признанием, и выработке конкретного типа стратегии, позволяющей решить для себя эту болезненную проблему.

Вопросы и задания

1. Какие социальные и культурные изменения происходят в России? Что такое индивидуальная и финансовая безопасность?

2. Охарактеризуйте явление «посттоталитарного синдрома». В чем он проявляется?

3. Что подразумевает под собой модернизация общества? При каких условиях она бывает успешной? Назовите особенности модернизации современного российского общества.

4. Дайте определение социальному процессу. Назовите основные типы социального процесса. Охарактеризуйте их.

5. Охарактеризуйте различные теории возникновения общностей.

6. В чем разница между личностной и социальной идентификацией? Дайте
характеристику видам социальной идентификации.

7. Какие модели социальной адаптации вам известны? Какая из них вам больше всех импонирует?

8. Какое отношение наблюдается в нашем обществе к старикам? Каково отношение к этому самих стариков? Какие поведенческие стратегии они выбирают?

Темы для рефератов

1. Социальные и культурные изменения в современной России.

2. Социальные общности: анализ внутренних связей.

3. Национальный вопрос в современных условиях.

4. Модели социальных изменений. Понятие модернизации.

5. Модернизация современной России.

6. Личностная и социальная идентификация.

Список литературы

1. Волков, Ю. Г. Социология / Ю. Г. Волков. — Ростов н/Д : Феникс, 2004. — 576 с. (Высшее образование).

2. Кастельс, М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / М. Кастельс. — М., 2000. — 186 с.

3. Кирилина, Т. Ю. Личность в зеркале социологии / Т. Ю. Кирилина. — М., 2000. — 196 с.

4. Култыгин, В. П. Классическая социология / В. П. Култыгин. — М., 2000. — 480 с.

5. Лиотар, Ж. П. Состояние постмодерна / Ж. П. Лиотар. — М. ; СПб., 1998. — 186 с.

6. Общая социология : учеб. пособие / под. общ. ред. А. Г. Эфендиева. — М., 2000. — 384 с.

7. Социология : учеб. для вузов / под ред. В. Н. Лавриненко. — М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2005. — 448 с.

Глава 10. Социологический мониторинг различных видов опасностей и подготовленности населения
к защите от них







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.91.106.44 (0.007 с.)