ТОП 10:

Понятие личности и теории личности



В повседневном и научном языке часто встречаются термины: «человек», «индивид», «индивидуальность», «личность». Обозначают ли они один и тот же феномен или между ними есть какие-то различия? Чаще всего эти слова употребляются как синонимы, но если подходить к определению этих понятий строго, то можно обнаружить существенные смысловые оттенки. Человек — понятие самое общее, родовое. Индивид
понимается как отдельный, конкретный человек, как единичный представитель человеческого рода и его «первокирпичик» (от лат. individ — неделимый, конечный). Индивидуальность можно определить как совокупность черт, отличающих одного индивида от другого, причем различия проводятся на самых разных уровнях — биохимическом, нейрофизиологическом, психологическом, социальном и др. Понятие личность вводится для выделения, подчеркивания неприродной («надприродной», социальной) сущности человека и индивида, т. е. акцент делается на социальном начале.

В социологии личностьопределяется как:

1) системное качество индивида, определяемое его включенностью
в общественные отношения и проявляющиеся в совместной деятельности и общении;

2) субъект социальных отношений и сознательной деятельности.

В момент рождения ребенок еще не является личностью. Он всего лишь индивид. Индивидом называется человек как представитель вида, продукт филогенетического и онтогенетического развития. Чтобы сделаться личностью, человек должен пройти определенный путь развития. Непременным условием этого развития являются:

1) биологически, генетически заданные предпосылки;

2) наличие социальной среды, мира человеческой культуры, с которым ребенок взаимодействует.

В каждом современном обществе можно выделить присущие ему
социально-психологические типы личности. Существуют они и в российском обществе. В настоящее время можно выделить такие социально-психологические типы личности, как:

1) личность, живущая широкими общественными интересами, испытывающая сильные чувства и сознание ответственности за судьбы страны. Такие личности имеются среди ученых деятелей культуры и политических деятелей, а также среди военнослужащих, рабочих, крестьян, студенчества и т. д. Сколько в стране таких личностей? Никто не подсчитывал. Но именно им предстоит играть главную роль в возрождении России;

2) личность честного российского предпринимателя, стремящегося эффективно вести свои дела, преумножать свою прибыль, часть которой он готов расходовать на благо общества;

3) личность, у которой на первом плане более узкие профессиональные, семейные и личные интересы; она не мыслит постоянно в государственных масштабах, однако понимает интересы своей страны и в нужный момент готова к патриотическим поступкам;

4) личность обывателя, ориентирующаяся на удовлетворение своих узкобытовых потребностей, безразличная к судьбам других людей в обществе;

5) те же конформисты, беспринципные приспособленцы, описанные
в западной социологии;

6) паразитическая личность, живущая за счет других людей и всего народа — это, прежде всего, нечестные бизнесмены, утаивающие от государства свои доходы, полученные нередко за счет нещадной эксплуатации российских природных богатств и разных форм ограбления народа; берущие взятки чиновники разных уровней; представители криминального мира и т. п. По сути, все они являются антиобщественными элементами, искоренение которых является одной из самых насущных задач современного российского общества.

5.2. Понятие «социальная роль» и ролевые
концепции личности

Каждый человек, живущий в обществе, включен во множество социальных групп (семья, учебная группа, дружеская компания и др.).

В каждой из этих групп он занимает определенное положение, обладает неким статусом, к нему предъявляются определенные ожидания. Таким образом, один и тот же человек должен вести себя в одной ситуации как отец, в другой — как друг, в третьей — как начальник, т. е.
выступать в разных ролях.

Социальная роль — это соответствующий принятым нормам способ поведения людей в зависимости от их статуса или позиции в обществе,
в системе межличностных отношений.

Освоение социальных ролей — часть процесса социализации личности, непременное условие «врастания» человека в общество себе подобных. Социализацией называется процесс и результат активного воспроизведения индивидом социального опыта, осуществляемый в общении
и деятельности.

Примерами социальных ролей являются также половые роли (мужское или женское поведение), профессиональные роли. Усваивая социальные роли, человек усваивает социальные стандарты поведения, учится оценивать себя со стороны, осуществлять самоконтроль. Однако, поскольку
в реальной жизни человек включен во многие виды деятельности и отношения, вынужден исполнять разные роли, требования к которым могут быть противоречивыми, возникает необходимость в некотором механизме, который позволил бы человеку сохранить целостность своего Я в условиях множественных связей с миром (т. е. оставаться самим собой, исполняя различные роли). Личность как раз и является тем механизмом, функциональным органом, который позволяет интегрировать свое Я
и собственную жизнедеятельность, осуществлять нравственную оценку своих поступков, находить свое место не только в отдельной социальной группе, но и в жизни в целом, вырабатывать смысл своего существования, отказываться от одного в пользу другого.

Таким образом, развитая личность может использовать ролевое поведение как инструмент адаптации к определенным социальным ситуациям, в то же время не сливаясь, не идентифицируясь с ролью.

Ролевая концепция была разработана Ч. Кули, Дж. Мидом в американской социальной психологии в 30-е гг. XX в. и получила распространение в различных социологических теориях, прежде всего, в структурно-функциональном анализе. Т. Парсонс и его последователи рассматривали личность как функцию от множества социальных ролей, которые присущи любому индивиду в том или ином обществе.

Чарльз Кули считал, что личность формируется на основе множества взаимодействий людей с окружающим миром. В процессе этих интеракций люди создают свое «зеркальное Я», которое состоит из трех элементов:

1) того, как, по нашему мнению, нас воспринимают другие («Я уверена, что люди обращают внимание на мою новую прическу»);

2) того, как, по нашему мнению, они реагируют на то, что видят («Я уверена, что им нравится новая прическа»);

3) того, как мы отвечаем на воспринятую нами реакцию других («Видимо, я всегда так буду причесываться»).

При этом существует опасность неверного, тенденциозного истолкования мнений, которые мы получаем от других, т. е. от искаженного
зеркала. Так, например, люди часто принимают и поддерживают те высказывания о себе, которые им приятны, но которые, в действительности, оказываются не более чем лестью; точно также человек может отнести критику начальника на свой счет, принять ее близко к сердцу, считая, что она справедливая, тогда как это просто проявление его плохого настроения.

При помощи отношений с другими, через принятие их оценок, человек выясняет для себя, умный он или глупый, привлекательный или
непривлекательный, достойный или никчемный. Подобная оценка не обязательно соответствует реальности, но имеет огромное значение.

Ч. Кули подробно проанализировал развитие личности на основании концепции «зеркального Я». Как он отмечает, уже в возрасте шести месяцев ребенок неодинаково реагирует на разных людей, и по-разному организует в их присутствии свое собственное поведение.

Идеи этого ученого получили развитие в творчестве Джорджа Герберта Мида, разработавшего теорию, при помощи которой можно описать
и объяснить восприятие индивидом других личностей. Результатом исследований Дж. Мида стала концепция «обобщенного другого», дополняя теорию «зеркального Я».

Согласно Дж. Миду, «обобщенный другой» — это ценности и стандарты, которые разделяются некоторой группой, формируют у членов этой группы индивидуальный «Я-образ». Индивид оценивает свои действия и наружность в соответствии с представляемыми оценками его «обобщенного другого», как бы смотрит на себя со стороны. Другими словами, индивид в процессе общения как бы встает на место других индивидов
и видит себя другой личностью.

Осознание «обобщенного другого» предполагает два других процесса, без которых оно невозможно: принятие роли и исполнение роли.

Принятие роли представляет собой попытку принять на себя поведение личности, которая находится в другой ситуации или выполняет другую роль. Так, например, участники детских игр принимают на себя различные роли, например, при игре в семью (ты будешь мамой, ты — папой, ты — ребенком).

Исполнение роли — это действия, связанные с действительным ролевым поведением, в то время как принятие роли лишь претендует на игру.

Дж. Мид пишет, что особенно важную роль такой процесс играет
в раннем развитии ребенка, поскольку именно через то, как его воспринимают и реагируют на него другие люди, формируются его идеи и представления о самом себе, которые затем выстраиваются в стабильную концепцию собственной личности.

Дж. Мид выделил три стадии формирования «Я»:

а) имитация — копирование поведения взрослых без понимания его смысла;

б) игра — воспроизведение поведения взрослого в игре, что, в отличие от предыдущей стадии, уже предполагает понимание смысла разыгрываемой роли;

в) коллективные игры — этап, на котором ребенок начинает осознавать ожидания не только одного конкретного человека, но и всех представителей группы, воплощенных в образе обобщенного и безличного (то есть лишенного индивидуальных черт) другого.

Социологи пытаются выяснить: 1) насколько общество или группа влияет на личность, ее поведение, ценностные ориентации, нормы и как влияет; 2) насколько автономна и независима личность от конкретных социальных условий и в чем это конкретно проявляется.

Можно попробовать ответить на эти вопросы, проведя анализ взаимодействия личности и ролевых стандартов, образцов поведения.

Расскажем о знаменитом в социологии и социальной психологии «Тюремном эксперименте» известного американского исследователя Филиппа Зимбардо. Однажды в газете города Стэнфорда, где расположен один из лучших университетов, появилось объявление: «Для психологического исследования тюремной жизни требуются мужчины-студенты. Продолжительность работы — 1—2 недели, плата — 15 долларов в день».
С помощью тестов были отобраны 24 студента, здоровые, интеллектуально развитые, не имевшие в прошлом ни опыта преступности, ни психологических отклонений, не употреблявшие наркотики.

С помощью жребия их поделили на «заключенных» и «тюремщиков». Стэнфордская полиция, согласившаяся помочь ученым, арестовала «заключенных» и доставила их в наручниках в «тюрьму», оборудованную
в одном из помещений университета. «Тюремщики» раздели их догола, подвергли унизительной процедуре обыска, выдали тюремную одежду
и разместили их по «камерам». «Тюремщики» не получали подобных
инструкций, им было лишь сказано, что они должны относится к делу серьезно, поддерживать порядок и добиваться послушания «заключенных».

В первый день опыта атмосфера была сравнительно веселой и дружеской, молодые люди только входили в роли и не принимали их всерьез. Но уже на второй день обстановка изменилась. «Заключенные» предприняли попытку бунта: сорвав с себя тюремные колпаки, они забаррикадировали двери и стали оскорблять охрану. «Тюремщики» в ответ применили силу, зачинщики были брошены в карцер. Это разобщило «заключенных» и сплотило «тюремщиков». Роли стали исполняться (точнее выполняться) всерьез. «Заключенные» почувствовали себя одинокими, угнетенными, подавленными. Некоторые «тюремщики» начали не только наслаждаться властью, но и злоупотребляли ею. Их обращение с «заключенными» стало грубым, вызывающим. Один из «тюремщиков» день ото дня «свирепел». На пятый день эксперимента он швырнул тарелку с сосисками в лицо «заключенному», отказавшемуся есть. «Я ненавидел себя за то, что заставляю его есть, но больше я ненавидел его за то, что он не ест», — сказал он позднее. На шестые сутки эксперимент был прекращен. Все были травмированы. Выступая перед законодателями штата Калифорния
Ф. Зимбардо, обобщая свои эксперименты, заявил, что индивидуальное поведение гораздо больше зависит от внешних социальных условий
и сил, чем от таких расплывчатых понятий как «Я», «черты личности», сила воли.

В этом эксперименте хороших и простых парней удалось быстро превратить в озлобленную массу, конфликтную по всем традиционным законам тюрьмы. Функциональная целесообразность (необходимость поддерживать порядок, добиваться послушания подчиненных) плюс социокультурные традиции, как следует вести себя тюремщику и заключенному, иначе говоря, ролевые стандарты и ожидания обусловили вполне типичное и легко узнаваемое поведение сторон. Хорошие, добрые ребята оказались в тисках социальных ролей.

Теория ролей описывает адаптационную сторону социализации личности. Но эту схему нельзя принять за единственную и исчерпывающую, поскольку она оставляет в тени активное, творческое личностное начало.

Социализация личности

Для того чтобы стать личностью, человек должен пройти определенный путь развития. Непременным условием этого развития являются:

1) биологически, генетически заданные предпосылки;

2) наличие социальной среды, мира человеческой культуры, с которым ребенок взаимодействует.

Каждая личность обладает совокупностью внутренних качеств, свойств, которые составляют ее структуру.

Взаимодействие с себе подобными в процессе социализации, когда одна социальная группа обучает «правилам жизни», другую называется становлением социального «Я».

Человек — социобиологический индивид. Но характерным штрихом является то, что человеческий детеныш рождается на менее зрелой стадии, чем животное, а жить ему приходится в более сложном мире —
в социально сконструированной реальности. Это исключительная ситуация: природа не позаботилась о подходящем для него «жилище». Поэтому всю свою жизнь человек ищет себе социальное пристанище. Но это
не физическая крыша над головой, а социальное место в мире.

Социализация превращается в растянутый на всю жизнь процесс обучения своему социальному месту (или статусу).

Личностные черты индивида долгое время приписывались исключительно наследственности. Считалось, что семья, предки и гены жестко определяют, станет ли человек гениальной личностью, заносчивым хвастуном, закоренелым преступником или благородным рыцарем.

В первой половине XX в. накопилось такое количество фактов, которое вынудило пересмотреть прежние взгляды на сущность человека. Оказалось, врожденная гениальность не гарантирует автоматически, что из человека получится великая личность. Точно так же родовая травма, недуг или иное неблагоприятное стечение биологических факторов не исключает для человека возможности стать полноценным членом общества, возможности принести человечеству огромную пользу. Решающую роль играет социальная среда и атмосфера, в которую человек попадает после рождения.

У большинства взрослых есть свой «социальный дом» — устойчивое место в общественной системе разделения труда. Его можно называть статусом, должностью, профессией или как-то еще. Но важно то, что это место кормит, поит, дает независимость и уверенность в завтрашнем дне. А у ребенка нет своего места в жизни, более 15 лет он существует в полной зависимости от родителей.

Обретение вначале политической (получение паспорта, права голосовать, а также быть избранным), затем экономической (устройство на работу, которая может прокормить человека) и социальной (женитьба
и создание собственной семьи, отделение от родителей и вступление
в статус родителя) самостоятельности означает качественную границу между двумя этапами социализации — начальной (ранней) и продолженной (поздней).

Социализация — не только обретение социальной и экономической самостоятельности, но и формирование личности. Индивид — начальная точка этого процесса, зрелая личность — завершающая.

Социализация — процесс формирования личности, в ходе которого индивид усваивает умения, образцы поведения и установки, свойственные его социальной роли. В ходе социализации человек преобразует ценности своего окружения в свои собственные.

Агенты социализации — конкретные люди, ответственные за обучение культурным нормам и освоение социальных ролей.

Институты социализации— учреждения, влияющие на процесс
социализации и направляющие его.

Поскольку социализация подразделяется на два вида — первичную
и вторичную, постольку агентыи институты социализации делятся на первичные и вторичные.

Агенты первичной социализации — родители, братья, сестры, бабушки, дедушки, дальние и близкие родственники, приходящие няни, друзья семьи, сверстники, учителя, тренеры, врачи, лидеры молодежных группировок.

Термин «первичная» относится в социологии ко всему, что составляет непосредственное, или ближайшее, окружение человека. Именно в этом смысле социологи говорят о малой группе как о первичной. Первичная среда — не только ближайшая к человеку, но и важнейшая для его формирования, т. е. стоящая на первом месте по значимости.

Агенты вторичной социализации— представители администрации, школы, армии, полиции, церкви, государства, сотрудники телевидения, печати, партий, суда и т. д.

Термин «вторичная» описывает тех, кто стоит во втором эшелоне влияния, оказывает менее важное влияние на человека. Контакты с такими агентами происходят реже, они менее продолжительны, а их воздействие, как правило, менее глубокое, чем у первичных агентов. Вторичными группами в социологии называют формальные организации, официальные учреждения.

К институтам социализации относятся именно они. Когда о семье говорят обобщенно, то ее называют институтом социализации, но первичным (как и школу). А когда подразумевают конкретно членов семьи
и родственников, употребляют термин «агенты».

Первичная социализация наиболее интенсивно происходит в первой половине жизни, хотя по убывающей она сохраняется и во второй.

Напротив, вторичная социализацияохватывает вторую половину жизни человека, когда, повзрослев, он уже сталкивается с формальными организациями и учреждениями, называемыми институтами вторичной социализации: производством, государством, средствами массовой информации, армией, судом, церковью и т. д. Именно в сознательном возрасте они влияют на человека особенно сильно.

Таким образом, процесс социализации начинается в самом раннем детстве и прекращается в старости. Первичная социализация охватывает период детства, вторичная — всю остальную часть жизни человека. Первичная социализация, по мнению большинства исследователей, оказывает наиболее сильное влияние на становление личности, а вторичная социализация как бы накладывается на то, что было приобретено при первичной социализации. Именно семья обеспечивает вход индивида в другие социальные структуры любого уровня. От того, насколько плавно и бесконфликтно осуществлялась социализация, зависит комфортность самочувствия человека во взрослой жизни.

В процессе социализации у индивида формируется собственный
образ, который включает следы образов значимых других из детства.
И действительно, то, как будет вести себя человек во взрослой жизни,
в значительной мере определяется тем, какое ролевое поведение было свойственно его членам семьи.

Неудачная первичная социализация может привести к тому, что представления индивида о реальности не будут соответствовать ей. В этом случае личность может пройти либо процесс ресоциализации и усвоить новые представления, либо выбрать асоциальное поведение.

Итак, социализация должна начинаться в детстве, когда примерно на 70 % формируется человеческая личность. Стоит запоздать — и начнутся необратимые процессы. В детстве закладывается фундамент социализации, и в то же время это самый незащищенный ее этап.

Дети, изолированные от общества, в социальном плане погибают, хотя многие взрослые иногда сознательно ищут на некоторое время уединения и самоизоляции, чтобы предаться углубленным размышлениям и созерцанию.

Даже в тех случаях, когда взрослые попадают в изоляцию не по своей воле, они вполне способны духовно и социально не погибнуть. А бывает, преодолевая трудности, они даже и развивают свою личность, познают
в себе новые грани. Разве не так было с Робинзоном Крузо?

Социализация проходит этапы, совпадающие с так называемыми жизненными циклами. Они помечают важнейшие вехи в биографии человека. Жизненные циклы связаны со сменой социальных ролей, приобретением нового статуса, отказом от прежних привычек, окружения, дружеских контактов, изменений привычного образа жизни.

Каждый раз, переходя на новую ступеньку, вступая в новый цикл, человеку приходится многому переобучаться. Этот процесс распадается на два этапа, получившие в социологии особые названия.

Отучение от старых ценностей, норм ролей и правил поведения называется десоциализацией.

Следующий за ним этап обучения новым ценностям, нормам, ролям
и правилам поведения взамен старых, называется ресоциализацией.

Десоциализация и ресоциализация — две стороны одного процесса,
а именно взрослой, или продолженной социализацией.

В детском и подростковом возрасте, пока индивид воспитывается
в семье и школе, как правило, никаких резких изменений в его жизни
не происходит, исключая развод и смерть родителей, продолжение воспитания в интернате или детском доме. Его процесс социализации плавен, представляет собой накопление новых знаний, ценностей, норм. Первое крупное изменение происходит только со вступлением во взрослую жизнь.

Хотя процесс социализации продолжается и в этом возрасте, он существенно меняется. Теперь на первый план выходят десоциализация (отвержение старого) и ресоциализация (обретение нового). Иногда человек попадает в такие экстремальные условия, где десоциализация заходит так глубоко, что превращается в разрушение нравственных основ личности,
а ресоциализация является поверхностной. Она не способна восстановить все богатство утраченных ценностей, норм и ролей.

Именно с такими условиями сталкиваются попадающие в концентрационные лагеря, тюрьмы и колонии, психиатрические больницы, а в некоторых случаях и проходящие службу в армии.

Видный американский социолог Ирвин Гофман, тщательно изучивший эти, как он выразился, «тотальные институты», выделил такие признаки ресоциализации в экстремальных условиях:

¾ изоляция от внешнего мира (высокие стены, решетка, спецпропуска и т. д.);

¾ постоянное общениес одними и теми же людьми, с которыми индивид работает, отдыхает спит;

¾ утрата прежней идентификации, которая происходит через ритуал переодевания (сбрасывание гражданской одежды и переодевание в спецформу);

¾ переименование, замена старого имени на «номер» и получение статуса: солдат, заключенный, больной;

¾ заменастарой обстановки на новую, обезличенную;

¾ отвыканиеот старых привычек, ценностей, обычаев, привыкание
к новым;

¾ утратасвободы действий.

В подобных условиях индивид не просто дезориентируется, но нравственно деградирует. Дело в том, что воспитание и та социализация, полученные человеком в детстве, не могли подготовить его к выживанию
в подобных условиях. Десоциализация может быть настолько глубокой, что позитивная ресоциализация уже не поможет — разрушенными окажутся основы личности.

Социальный контроль

Агенты и институты социализации выполняют не одну, а две функции:

обучают ребенка культурным нормам;

контролируют, насколько прочно, глубоко и правильно усвоены социальные нормы и роли.

Социальный контроль— система предписаний, запретов, убеждений, мер принуждения, которая обеспечивает соответствие действий
индивида принятым образцам и упорядочивает взаимодействие между индивидами.

Согласно Т. Парсонсу, социальный контроль представляет собой процесс, при помощи которого посредством наложения санкций оказывается противодействие девиантному (отклоняющемуся) поведению и поддерживается социальная стабильность.

Социальный контроль включает в себя два главных элемента — нормы и санкции.

Нормы— предписания по поводу того, как надо правильно вести себя в обществе.

Санкции— средства поощрения и наказания, стимулирующие людей соблюдать социальные нормы.

На язык предписаний переводится все то, что так или иначе ценится обществом. Человеческая жизнь и достоинство, отношение к старшим, коллективные символы (например, знамя, герб, гимн), религиозные обряды, законы государства и многое другое составляют то, что делает общество сплоченным целым, поэтому особенно ценится и охраняется.

Социальные предписания — запрет на разрешение чего-либо делать, обращенные к индивиду или группе и выраженные в любой форме (устной или письменной, формальной или неформальной).

Социальный контроль осуществляется в следующих формах:

1) принуждение;

2) влияние общественного мнения;

3) регламентация в социальных институтах;

4) групповое давление.

Социальный контроль — фундамент стабильности в обществе. Его
отсутствие или ослабление ведут к анархии, беспорядкам, смутам и социальному раздору.

Социальные нормы— предписания, требования, пожелания и ожидания соответствующего (общественно одобряемого поведения). Нормы есть некие идеальные образцы (шаблоны), определяющие то, что люди должны говорить, думать, чувствовать и делать в конкретных ситуациях.

Первый тип — это нормы, которые возникают и существуют только
в малых группах (молодежных тусовках, компании друзей, семье, бригадах, спортивных командах). Они называются «групповыми привычками».

Например, нормы, которые требуются старшими товарищами от новичков, принятых в производственную бригаду:

— не держись со «своими» официально;

— не говори начальству то, что может навредить членам группы;

— не общайся с начальством чаще, чем со «своими»;

— не изготовляй изделий больше, чем твои товарищи.

Второй тип— это нормы, которые возникают и существуют в больших группах или обществе в целом. Они называются «общими правилами».

Когда мы рассматривали культуру, то познакомились с большинством из них. Это обычаи традиции, нравы, законы, этикет, манера поведения. Есть светский этикет, есть манера поведения молодежи. Есть общенациональные традиции и нравы.

Все социальные нормы можно классифицировать в зависимости от
того, насколько строго соблюдается их исполнение.

За нарушение одних норм следует мягкое наказание — неодобрение, ухмылка, недоброжелательный взгляд. За нарушение других норм —
жесткие санкции— тюремное заключение, даже смертная казнь.

Определенная степень неподчинения нормам существует в любом обществе и любой группе. Нарушение дворцового этикета, ритуала дипломатической беседы или бракосочетания вызывает неловкость, ставит человека в затруднительное положение. Но оно не влечет за собой жесткое наказание.

В других ситуациях санкции более ощутимы. Пользование шпаргалкой на экзамене грозит снижением оценки, потеря библиотечной книги — пятикратным штрафом. В некоторых обществах малейшие отступления от традиций, не говоря уже о серьезных проступках, сурово карались. Так поступали правители Древней Спарты в V в. до н. э. и советские партийные органы в XX в.

Если расположить все нормы в нарастающем порядке, в зависимости от меры наказания, то их последовательность примет такой вид: привычки, обычаи, традиции, нравы, законы, табу. Последними стоят те, наказания за которые строже.

Даже простейшие нормы олицетворяют собой то, что ценится группой или обществом. Различие между нормами и ценностями выражается так: нормы — это правила поведения, а ценности — абстрактные понятия о том, что такое добро и зло, правильное и неправильное, должное и недолжное.

Санкциями называются не только наказания, но также поощрения, способствующие соблюдению социальных норм.

Социальные санкции — разветвленная система вознаграждений за выполнение норм, т. е. за конформизм, за согласие с ними, и наказание
за отклонение от них, т. е. за девиантность.

Конформизм представляет собой внешнее согласие с общепринятым, при том, что внутренне индивид может сохранять в себе несогласие, но никому не говорить об этом.

Конформизм — цель социального контроля. Однако целью социализации он быть не может, ибо она должна завершиться внутренним согласием с общепринятым.

Существует четыре вида санкций: позитивные и негативные, формальные и неформальные.

Формальные позитивные санкции —публичное одобрение со стороны правительственных организаций (правительства, учреждений, творческого союза): правительственные награды, государственные премии
и стипендии, пожалованные титулы, ученые степени и звания, сооружение памятника, вручение почетных грамот, допуск к высоким должностям
и почетным функциям (например, избрание председателем правления).

Неформальные позитивные санкции — публичное одобрение, не исходящее от официальных организаций: дружеская похвала, комплименты, молчаливое признание, доброжелательное расположение, аплодисменты, слава, почет, лестные отзывы, признание лидерских или экспертных
качеств, улыбка.

Формальные негативные санкции — наказания, предусмотренные юридическими законами, правительственными указами, административными инструкциями, предписаниями, распоряжениями: лишение гражданских прав, тюремное заключение, арест, увольнение, штраф, депремирование, конфискация имущества, понижение в должности, разжалование, низложение с престола, смертная казнь, отлучение от церкви.

Неформальные негативные санкции — наказания, не предусмотренные официальными инстанциями: порицание, замечание, насмешка, издевка, злая шутка, нелестная кличка, пренебрежение, отказ подать руку или поддерживать отношения, распускание слухов, клевета, недоброжелательный отзыв, сочинение памфлета или фельетона, разоблачительная статья.

Девиантное поведение

Усвоение социальных норм — основа социализации. Социальное
поведение, не соответствующее норме, рассматриваемое большинством членов общества как предосудительное или недопустимое, называется девиантным(отклоняющимся)поведением,а серьезное нарушение закона, ведущее за собой уголовное наказание называется делинквентным(асоциальным) поведением.

Известный социальный антрополог Р. Линтон, который много работал в микросоциологии и является одним из основателей теорий ролей, ввел понятие модальной и нормативной личности.

Нормативная личность — это как бы идеал личности данной культуры.

Модальная личность — более распространенный вид отклоняющихся от идеала вариантов личности. Чем не стабильнее общество, тем больше людей, социальный тип которых не совпадает с нормативной личностью. И наоборот, в стабильных обществах культурное давление на личность таково, что человек в своих взглядах на поведение все меньше и меньше отрывается от «идеального» стереотипа.

Характерная черта девиантного поведениякультурный релятивизм (относительность). В первобытный период, а у некоторых примитивных племен еще и сегодня, каннибализм, геронтоцид (убийство стариков), кровосмешение и инфантицид (убийство детей) считались нормальными явлениями, вызванными экономическими причинами (дефицит продуктов питания) либо социальным устройством (разрешение брака между родственниками). Культурный релятивизм может быть сравнительной характеристикой не только двух разных обществ и эпох, но и также двух или нескольких больших социальных групп внутри одного общества. В таком случае надо говорить не о культуре, а о субкультуре. Пример таких групп — политические партии, правительство, социальный класс или слой, верующие, молодежь, женщины, пенсионеры, национальные меньшинства. Так, непосещение церковной службы — девиация с позиции верующего человека, но норма с позиции неверующего. Этикет дворянского сословия требовал обращения по имени-отчеству, а уменьшительное имя (Колька или Никитка) — норма общения в низших слоях — считалась у дворян девиацией.

Подобные примеры можно привести и для современного общества. Убийство на войне разрешается и даже вознаграждается, но в мирное время за ним следует наказание. В Париже проституция легальна (узаконена) и не осуждается, а в других станах она считается нелегальной и девиантной. Отсюда следует, что критерии девиантности относительны
и не могут рассматриваться в отрыве от конкретной культуры.

В СССР в 1960—1970-е гг. школьные учителя боролись с «длинноволосыми» учениками, усматривая в их прическе подражание «буржуазному образу жизни» и признаки нравственного растления. В конце 1980-х гг. наше общество изменилось, и длинные волосы превратились из девиации в норму.

Таким образом, можно сделать вывод: девиация относительна: а) исторической эпохе; б) культуре общества.

Борьба с девиацией часто перерастает в борьбу с разнообразием чувств, мыслей, поступков. В большинстве обществ контроль за девиантным поведением несимметричен: отклонения в плохую сторону осуждаются, а в хорошую — одобряются.

Хотя большинство людей большую часть времени ведут себя в согласии с законами, их нельзя считать абсолютно послушными, т. е. социальными конформистами.

Социологи установили тенденцию: человек тем больше усваивает образцы девиантного поведения, чем чаще с ними сталкивается и чем моложе его возраст. Нарушения социальных норм молодежью могут быть серьезными и несерьезными, сознательными и несознательными. Все серьезные нарушения, сознательные они или нет, попадающие под категорию противоправного действия, относятся к делинквентному поведению.

Алкоголизм — типичный вид девиантного поведения. Алкоголик — не только больной человек, но и девиант, он не способен нормально
выполнять социальные роли.

Наркоман— преступник, так как употребление наркотиков квалифицируется законом как преступное деяние.

Самоубийство, т. е. свободное и намеренное прекращение своей жизни — девиация. Но убийство другого человека — преступление. Вывод: девиантность и делинквентность — две формы отклонения от нормального поведения. Первая форма — относительна и малозначительна, вторая — абсолютная и значительная. Девиантность нельзя путать с разнообразием. Самой опасной и податливой к девиации группой является молодежь.

Социальные следствия девиантного поведения на первый взгляд должны казаться абсолютно негативными. И действительно, хотя общество способно ассимилировать немалое число отклонений от нормы без серьезных последствий для функционирования своего социального организма, все же постоянные и широко распространенные девиации могут нарушать или даже подорвать организованную социальную жизнь. Если значительное число индивидов одновреме







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.226.179 (0.034 с.)