Глава 20. В которой автор задумывается, не превратится ли поместье Малфоев в бордель, кошки признаются кошками, кролики отправляются в Венецию, а крысы в Париж.




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 20. В которой автор задумывается, не превратится ли поместье Малфоев в бордель, кошки признаются кошками, кролики отправляются в Венецию, а крысы в Париж.



Ибо он близок - день тьмы и мрака, день облачный и туманный. Как утренняя заря распространяется по горам воинство многочисленное и сильное, какого не бывало от века и после того не будет в роды родов. (Иоиль, 2:1-2)

Несмотря на полное отсутствие того, что в обществе принято называть моралью, у Малфоев существовали стойкие семейные традиции. На протяжении многих веков они неукоснительно следовали неписаному кодексу поведения, а если он противоречил законам, просто открывали кошелек и передавали некоторое количество галлеонов представителям государства. Все имеет свою цену - это правило Малфои впитывали с молоком матери.

Семейные законы гласили, что в каждом поколении должен быть наследник мужского пола. А сейчас оказалось, что Драко, скорее всего, такого наследника не даст. Сказать, что Люциус был зол, было бы таким же преуменьшением, как сказать, что Бог слегка рассердился, узнав о порабощении израильтян египтянами. В защиту Малфоя стоит отметить, что он любил сына и не сорвал свой гнев на нем. Люциусу ужасно хотелось задушить Мальчика-Который-Выжил-Чтобы-Совратить-Его-Сына, но учитывая, что вышеупомянутый мальчик только что спас ему жизнь, это не казалось подходящим решением. Кроме того, Сириус Блэк пришел в такую ярость, что готов был сам выполнить всю грязную работу.

Гарри ужасно удивился тому, что с кровати его стащил вовсе не Люциус Малфой. Синие глаза крестного излучали такую ярость, что она прожигала кожу. - Пойдем, - прохрипел Сириус, подбирая с пола рубашку и всовывая ее в руки Гарри. - Мы идем домой. Похоже, тебе нужно напомнить о том, что такое принципы!

- Оставь меня в покое! - воскликнул Гарри, вырываясь из сильных рук Блэка. - Мне уже достаточно лет…

Бац! Сириус больно ударил его по щеке. - Заткнись! Немедленно пойдем отсюда, пока я не потерял терпение!

Если бы несколько дней назад кто-нибудь сказал Гарри о том, что он произнесет эти слова, он бы только покрутил пальцем у виска. - Мистер Малфой, - попросил Гарри. - Пожалуйста, скажите ему, чтобы он меня отпустил!

Люциус, абсолютно уверенный в том, что он просто задремал после обеда и теперь ему снится самый дурацкий в жизни сон, подошел к Блэку и сказал. - В самом деле, Блэк. Я не думаю, что избиение поможет нам решить эту… хм… проблему. Нам нужно поговорить.

Блэк повернулся к нему со зловещей усмешкой. - Не смей лезть в мои семейные дела!

Люциус удивленно поднял брови. - Вообще-то я думал, что это и мое семейное дело. Если я способен удержаться от того, чтобы избить своего сына до полусмерти, чего бы мне сейчас очень хотелось, - при этих словах сидящий на кровати Драко поежился, - значит, и ты можешь с собой справиться.

Ничто не смогло бы уничтожить остатки Блэковского самообладания так, как холодное спокойствие на лице его врага. - Ах ты ублюдок! - заорал он. - Да за кого ты себя принимаешь? Это все ты подстроил, - он показал на кровать. - Ты чертов…

- Хватит нести чушь! - перебил его Люциус. - Если таково твое представление о Слизеринской хитрости, ты здорово ошибаешься. Отпусти мальчика. - Блэк нахмурился, но подчинился. Гарри обиженно посмотрел на крестного и отошел на пару шагов. - Большое спасибо. Давайте вернемся на террасу и поговорим. А вы, - он посмотрел на Гарри и Драко, и этот взгляд не предвещал ничего хорошего, - немедленно оденетесь и присоединитесь к нам. У вас есть одна минута. Не советую испытывать мое терпение.

С этими словами Люциус развернулся и вышел из комнаты, утащив за собой Блэка. Нарцисса ждала их в коридоре. - Спокойно, моя милая, - сказал Люциус, обнимая ее за плечи. - Я уверен, что мы справимся с этой э… ситуацией.

Нарцисса вздохнула и кивнула. - Ну, раз ты так говоришь… Но ты же не сделаешь ничего ужасного?

Люциус фыркнул. - А что я могу сделать? Кастрировать Драко? Это только уменьшит наши шансы увидеть внуков. А что касается Поттера… ты же понимаешь, у меня связаны руки.

Они вернулись на террасу. Это, - вздохнул Блэк, опускаясь на стул. - Терраса Судьбы. Ты проверил ее на проклятья?

- О Боги, Блэк! - закатил глаза Люциус. - Постарайся взглянуть на эту неприятную ситуацию с другой точки зрения. Ты бы предпочел, чтобы они убили друг друга?

- Конечно нет! - ответил Блэк. - Но тебе не кажется, что они вряд ли зашли бы так далеко?

- Да уж, куда тут дальше, - язвительно ответил Малфой, и Блэк невольно фыркнул, соглашаясь.

Молодые люди появились на террасе с виноватым видом, но протестом во взгляде. Гарри застегнул рубашку не на ту пуговицу, а Драко не успел пригладить взъерошенные волосы.

- Садитесь и не смейте говорить, пока вас не спросят, - Малфой указал им на пару стульев. Мальчики осторожно сели. Когда Люциус вытащил палочку, оба отшатнулись, но он всего лишь призвал из бара бутылку виски. К удивлению Гарри, на столе появилось пять стаканов.

После первого потрясения Люциус понял, что может использовать ситуацию в свою пользу. Во-первых, и это было самым важным, он не хотел терять сына. Во-вторых, если их вылазка против Волдеморта окажется удачной, он сможет раз и навсегда закрыть рты клеветникам. Мальчишки показали ему выход, о наличии которого он и не подозревал. Вопрос только в том, как наиболее искусно им воспользоваться.

Нарцисса подала все стаканы. Четыре руки слегка подрагивали; пятая, принадлежавшая Люциусу, была твердой. - Ваше здоровье, - сказал он, сделал глоток и откинулся на спинку стула. Нарцисса, увидев, что ее муж чувствует себя так уверенно, позволила себе расслабиться. - Скажи-ка мне, Драко, - начал Люциус. - Насколько все это серьезно?

У Драко от неожиданности отвисла челюсть. Он собрался с силами и ответил, - Я… я не уверен. В конце концов, это же в первый раз… Мне кажется, что девушки меня не особо привлекают. Нет, в Париже было здорово, но это намного лучше. Что же касается Гарри… Я не знаю. Рано об этом говорить, тебе не кажется?

Люциус вздохнул с облегчением. - Рад слышать, что гормоны не окончательно затуманили твой разум. А что скажете вы, мистер… э… Гарри?

Гарри сглотнул. - Честно говоря, я потрясен. В смысле, я никогда не мог подумать… Я обычно… ну, мне нравятся девушки, но как только мы начинаем общаться поближе, я теряю интерес. Похоже, что я все-таки гей. Странно только, что меня привлек Драко. Но он мне очень нравится. - Блэк застонал, и Гарри посмотрел на него. - Прости, Сириус, я не хотел тебя разочаровывать. Но я не смогу изменить себя только для того, чтобы сделать тебя счастливым.

Да, подумал Люциус, именно это ему и нужно. В подростковом бунтарстве есть положительные стороны, если только оно не направлено против тебя. - Хорошо, - сказал он.- Я склонен… принять эту ситуацию. Прежде всего, я хочу сказать, что мы не будем думать о еще одном сыне, пока абсолютно не убедимся, что Драко никогда не женится. Пока он не окончил школу, это трудно выяснить, даже если наш план против Волдеморта сработает. Подозреваю, что на установление добрых отношений между Слизерином и Гриффиндором понадобится гораздо больше, чем несколько месяцев.

- Спорим? - пробормотал Блэк.

- Я готов. Хотя не уверен, что хочу, чтобы такие отношения установились. Так или иначе, я не желаю, чтобы у моего сына были проблемы из-за того, что он встречается с гриффиндорцем. Следовательно, я предпочел бы забрать вас обоих из школы до конца года. Можете остаться в поместье Малфоев и предаваться э… страсти. Восьми месяцев должно быть достаточно, чтобы вы выяснили, какова на самом деле ваша сексуальная ориентация.

Блэк подскочил. - Что? Что за извращенная идея? Можешь превращать свой дом в бордель, если тебе этого хочется, но без моего крестника! Я никогда не разрешу этого, никогда, ты слышишь?

Люциус начал подумывать о том, чтобы построить храм и освятить его в честь Гриффиндорской тупости. Неужели этот идиот не понимает, что толкает крестника прямо в руки врага?

- Я думал, ты хочешь мне добра! - воскликнул Гарри. - Я думал, что ты меня любишь! Почему ты не хочешь дать мне этой возможности?

Люциус удобно устроился на стуле, обменявшись взглядом Нарциссой и убедившись в том, что она поняла его намерения, сделал глоток виски и стал наслаждаться сценой.

*****

Никогда в жизни троица Уизли не видела маму в такой ярости. Когда Дамблдор, МакГонагалл и Хмури аппарировали во двор Пристанища, миссис Уизли стояла в дверях, сжав руки в кулаки. Выражение кипящей ярости на ее лице странно не сочеталось с папильотками в волосах.

Джинни, которую Хмури подтащил к дверям, виновато посмотрела на Фреда. - Извини, - пробормотала она.

- Ага, мне от этого намного полегчало, - ответил Фред, поражаясь силе своего бывшего преподавателя Преобразований, державшего его за руку.

Они предстали перед разъяренной Молли. - Ну и что вы натворили на этот раз? - спросила она своих отпрысков таким холодным тоном, что Джинни невольно вспомнила ужасного профессора Зельеварения.

- Да так, ничего, - ответил Джордж. Ему повезло больше всех - Дамблдор не вцепился в него, как лев в добычу, а всего лишь держал руку на его плече. - Я бы сказал, мы были на экскурсии.

Миссис Уизли прикрыла глаза. - Только не говори мне, что это снова Британский Музей!

- Н-нет, - сказал Фред. - Его мы, пожалуй, оставим на следующий… Ой!!!

- Относись к своей матери с уважением, Фредерик Уизли! - прошипела Молли, потирая ладонь правой руки.

Дамблдор, наблюдавший за представлением, решил вмешаться в семейные разборки. - Молли, мы можем войти? - спросил он. - Тут весьма прохладно, так что я бы не отказался от чашечки чая с капелькой виски.

Миссис Уизли прикусила губу. - Конечно, Альбус. И вы тоже, - она бросила убийственный взгляд на детей.

Они проследовали в гостиную, где их встретил заспанный Артур Уизли. - Всем добрый вечер. - Он зевнул. - Фред, что случилось с твоей щекой?

- Мама с ней случилась, - смущенно ответил Фред.

Хмури хохотнул. - Когда Молли выходит из себя, с ней не так-то легко спорить.

- Кто бы говорил, - пробормотал Артур. - Так что случилось?

- Мы наткнулись на эту троицу, когда… ну, я бы сказал, наносили визит в поместье Малфоев, - ответил Хмури.

Артур побледнел. - Малфоев… Мерлин, о чем вы думали! Вы могли погибнуть! - набросился он на троицу.

- Они оказались там, - сказал Дамблдор. - По той же причине, что и мы. О, вот и чай. Спасибо, Молли.

На подносе было только пять чашек. - Я пойду принесу наш чай, - поднялась было Джинни.

- Нет, не пойдешь! - остановила ее Молли. - Ты будешь сидеть здесь и думать о своем поведении. И никакого чая!

- Но мама, мы…

- Я сказала нет! Сидите и заткнитесь!

- Как я уже сказал, - продолжил Дамблдор. - Мы отправились в логово Малфоев чтобы найти Гермиону. Очевидно, острый ум вашей дочери… - Артур гордо вскинул голову, за что заработал сердитый взгляд от своей жены, - … пришел к тому же заключению, что и мы. После тщательной проверки дома, который, кстати, пуст, мы решили, что детей лучше доставить домой, пока у них не появилось новых идей.

- Вы говорите, Люциус Малфой уехал? - спросил Артур, надевая очки.

- Они забрали даже домовых эльфов, - ответила МакГонагалл. - Дом был защищен мощными заклинаниями - у нас ушло почти полчаса, чтобы их взломать.

Фред и Джордж обменялись многозначительными взглядами, а Джинни пробормотала, - Так вот почему…

- Да, мисс Уизли, - отрезала МакГонагалл. - Именно поэтому. Если бы вы туда вошли чуть раньше, вы превратились бы в поджаренные Уизли-гамбургеры.

- Значит, вы не обнаружили следов Гермионы? - спросила миссис Уизли.

- Боюсь, что да, - подтвердил Дамблдор. - Но в любом случае мы хотели навестить вас, независимо от того, что натворили ваши детки. Артур, Молли, у нас есть план.

- План? - хором спросили они.

- Да. Так как Малфой уехал, а Снейп исчез…

- Профессор Снейп исчез? - перебила его Джинни.- Но почему? Как?

- Это совсем другая история, - ответил Дамблдор. - Так или иначе, Волдеморт лишился двух ближайших помощников. С момента его возвращения Упивающиеся Смертью не предпринимали никаких решительных действий. Ну, за редким исключением. Знаете маггловскую загадку "Хвост как у кошки, мяукает, как кошка, но не кошка"?

- И кто это? — недоуменно спросил Артур. Близнецы фыркнули, а Дамблдор продолжил. — Таким образом, нужно признать очевидное: Волдеморт слишком слаб, чтобы что-нибудь сделать. Мы можем попробовать его уничтожить.

- Это будет довольно сложно, - ответил Артур Уизли после долгого молчания. - Мы не знаем, где он скрывается.

- Да нет, мы знаем, - возразил Хмури. - Старый ублюдок Снейп давно это выяснил и сказал Альбусу. Только мы не пользовались полученной информацией, потому что это означало бы неминуемую смерть Снейпа. Не то чтобы я сильно возражал, чтобы этот козел…

- Аластор, - перебил его Дамблдор.- Думаю, сейчас не время обсуждать Снейпа.

- Снейпа можно обсуждать в любое время, - возразил Хмури.

- Я не хочу, чтобы в Министерстве знали об этом плане, - сказал Дамблдор, и Артур кивнул. - Если Волдеморт действительно слаб, маленькой группки волшебников будет достаточно. Если же мы проиграем, ауроры и так вступят в битву.

- Хорошо, - сказала Молли, поднимаясь со стула. - Я одеваюсь, и мы немедленно отправляемся.

Дамблдор улыбнулся. - Думаю, что сначала нужно разработать стратегию. Приступим к исполнению завтра ночью. Дети вернутся в Хогварц, так что в случае нашего поражения они окажутся в безопасности.

- Завтра! Но тогда я не смогу…

- Нет, мисс Уизли, - сказал Дамблдор. - Вы в любом случае не идете с нами. Здесь требуются опытные волшебники.

Джинни надулась, но ничего не ответила.

- Так кто пойдет? - спросил Артур.

- Ну, - ответил Дамблдор, - Я думаю, что один из вас…

- Один? - переспросила Молли. - Почему один? Да провалиться мне, если…

- Следи за выражениями, мама, - усмехнулся Фрэд, но быстро прикусил язык под испепеляющим взглядом миссис Уизли.

- Тихо, тихо, Молли, - успокоил ее Артур. - Альбус прав - только представь, что мы проиграем…

- Я, между прочим, бывший аурор, - возразила она, и Хмури рассмеялся.

- Ага, - сказал он. - И весьма неплохой. Могу подтвердить, я ведь ее обучал. Значит, мы берем Молли.

Артур потер лоб. - Не могу сказать, что счастлив это слышать…

- Может, это и так, - ответила Молли. - Но это ничего не изменит.

*****

- Доброе утро, Северус, - сказала Гермиона, садясь за стол и глядя на горы еды скорее с отвращением, чем с восторгом. - Вы же не хотите сказать, что я должна все это съесть?

- Именно это я и хочу сказать. Сегодня нам понадобятся все наши силы, поэтому завтрак будет обильным, обед умеренным, а ужин совсем легким. Ну и небольшой послеобеденный сон.

Гермиона вздохнула. - Знаете, все это кажется каким-то нереальным. Вчера вечером казалось, что все нормально, но сегодня у меня такое ощущение, что мне снится очень странный сон. С того момента, как я проснулась…

- То есть десять минут назад, - перебил ее Снейп, источая сарказм.

Гермиона сердито посмотрела на него. - Неважно. Время - понятие относительное. Я говорю себе, что сегодняшний день может оказаться последним в моей жизни, и это очень странно.

- В вашем возрасте, да.

- Ах да, - она налила себе чашку кофе. - Я же забыла, что вы старший брат Дамблдора. Не надо строить из себя умника, мне сейчас не до этого.

- Гермиона, если вы хотите отказаться от нашей э… затеи, я не буду вас за это винить.

- Нет, я просто хочу, чтобы вы принимали меня всерьез. Может быть, это мой последний день, и я хочу провести его соответствующим образом.

- Э… А что это подразумевает?

- Я хочу погулять по Гайд-Парку, потом посидеть у Вестминстерского аббатства. Потом отправиться в Гринвич и пообедать где-нибудь в хорошем месте, после чего вернуться сюда и подремать. Потом мы посидим на диване, и немного почитаем, а потом выпьем крепкого ароматного чая и сходим в кино. А уж после этого мы пойдем и покончим с Волдемортом.

Снейп кивнул. - Логично. Как насчет того, чтобы пообедать в Венеции, погулять по ее улочкам, а потом вернуться сюда и отдохнуть?

- Я не возражаю, - кивнула она. - А аппарация не отнимет у вас слишком много сил?

- Нет. Кроме того, крепкий чай и хороший отдых помогут мне их восстановить. Значит, договорились?

- Договорились. Э… Северус?

- Что?

- Учитывая, что мы можем сегодня и не погибнуть, не могли бы мы купить в Венеции что-нибудь из одежды?

Снейп рассмеялся. - Тщеславие, имя тебе - Гермиона. Конечно, да. В конце концов, - усмехнулся он. - Если сегодня мы проиграем, нас похоронят в приличной одежде.

- Идиот! - воскликнула Гермиона, схватив с тарелки последний тост.

*****

На реке Сене есть два маленьких острова - Остров Св. Луиса и Остров Де Ля Сите, где старинные дома избежали модернистских тенденций XIX века. Здесь находится сердце колдовского Парижа. В прежние времена, пока Наполеон III не решил, что его столица должна быть такой же блистательной, как Берлин, Вена или Санкт-Петербург, волшебники жили по всему Парижу. Когда Министерство Магии потеряло последнюю надежду на то, что император не разрушит созданный веками облик города, оно решило перенести колдовские банки, офисы и прочие важные объекты на вышеупомянутые два острова, не дожидаясь, когда город окончательно заполонят ультрасовременные магазины, рестораны и увеселительные заведения.

Питер Питтегрю прибыл на пятнадцать минут раньше, отчасти чтобы совладать с волнением перед пугающей и важной встречей, а отчасти чтобы осмотреться в поисках возможных путей отступления. С этой точки зрения место было далеко не идеальным. Если бы его анимагической формой была птица или большая собака, как у Сириуса, у него не было бы проблем с побегом. Но в виде крысы пересечь ведущий на остров мост было опасно - это сравнительно небольшое животное, однако довольно заметное.

Без пяти одиннадцать Петтигрю почти решил отказаться от этой встречи. Однако он вспомнил, насколько богат Малфой, и что в случае удачи можно сорвать неплохой куш. Это перевесило страх. Петтигрю вошел в Le Chat Satanique. Люциус Малфой и Сириус Блэк, укрывшиеся под плащом-невидимкой, усмехнулись.


- Отлично, - сказал Малфой, выбираясь из-под своего плаща. - Пойдем. Держись поблизости, но ничего не делай, пока мы не поговорим.

- Мы уже десять раз все отрепетировали, - ответил недовольный голос Блэка. - Я справлюсь.

Малфой кивнул и подошел к входу в кафе. Время для встречи выбрано идеально, подумал он, открывая дверь. Утренние посетители уже ушли, а для послеобеденной выпивки еще рано. Из тридцати столов заняты были всего шесть. Петтигрю сидел в дальнем углу.

Люциус на мгновение задержался у двери, сделав вид, что разглядывает фотографию Сары Бернард, которая была широко известна в магических кругах. Блэк шепнул ему на ухо, что обнаруживающие чары ничего не показали. Петтигрю пришел один. Люциус направился к своему презренному коллеге, который поднялся со стула в знак приветствия.

- Люциус! - воскликнул Петтигрю, пожимая Малфоевскую руку.- Как я рад тебя видеть!

- Я тоже, - ответил Люциус, мечтая вытереть руку, но подумав, что это было бы не самым удачным началом доверительной беседы.

Они сели и сделали заказ. - Я был удивлен, получив твое письмо - сказал Петтигрю.

Люциус поднял стакан.- Твое здоровье, Петтигрю. Да, представляю, как ты удивился. Я тоже удивлен - не ожидал, что ты откликнешься.

- Ну… а зачем еще нужны друзья?

Подавив тошноту, Люциус ответил, - В самом деле. - Он сделал глоток бренди. Когда Малфой увидел появившуюся над головой Петтигрю палочку Блэка, он продолжил. - Ты… ты поможешь мне в одном деле?

Вспышка голубых искр, и палочка растворилась в воздухе.

- К-конечно, - ответил Петтигрю, заикаясь от предвкушения.

- Отлично, - Люциус пошарил по карманам. - В таком случае… Ты должен подписать кое-какие документы. - Петтигрю кивнул. - Так, где же они у меня…

Краем глаза Люциус заметил появившуюся в воздухе волшебную палочку, на этот раз направленную на барную стойку. Несколько стаканов со звоном свалились на пол. Петтигрю повернул голову на звук, и в этот момент Люциус вытащил палочку и сказал, - Ступефай!

- Отлично! - воскликнул Сириус, снимая плащ. - Давай вернем его в добрую старую Англию, а потом отправимся прямо к Его Светлости.

- Сначала дай мне допить бренди.

- Ой, какой ты крутой!

- Я не крутой, Блэк, у меня тоже есть нервы, и мне необходимо их успокоить. Ты уверен, что правильно наложил чары?

- Конечно. Он не сможет превратиться, пока я их не сниму. Мы же не хотим, чтобы наш старина Питер снова сбежал, правда?

- Определенно нет. - Люциус допил бренди, оставил на столике несколько монет и поднялся. - Готов аппарировать?

Они подняли Петтигрю со стула, подхватили его под руки с одинаковым отвращением на лицах, и на счет "три" исчезли с легким хлопком.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.40.250 (0.021 с.)