Глава 21. В которой крысу доставляют по назначению, Снейп и Гермиона предпринимают прогулку со взломом, а две компании из пяти человек каждая встречаются в весьма неожиданном месте.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 21. В которой крысу доставляют по назначению, Снейп и Гермиона предпринимают прогулку со взломом, а две компании из пяти человек каждая встречаются в весьма неожиданном месте.



Доколе ты, ленивец, будешь спать? Когда ты встанешь от сна твоего? (Притчи, 6:9)

- Рон! – Воскликнула Джинни, бросаясь навстречу брату вдоль по платформе 9 ¾, и не обращая внимания на вопли тех, кто к несчастью своему оказался на ее пути. – Ох, Рон! – Она крепко обняла брата. – Я так рада тебя видеть!
- А меня?
Джинни обернулась. – Чарли! Я не знала…
- Кто-то же должен был проводить этого гражданина назад в Англию. Вот я и взял выходной. Сейчас посажу вас на поезд и заскочу к родителям – вот им будет сюрприз!
При упоминании о родителях у Джинни сжалось горло. Она поклялась Дамблдору – и Директор потребовал этого без обычной доброй улыбки с искорками в глазах, нет, он был серьезен и даже суров – что ни словом не обмолвится никому о готовящемся сегодня вечером нападении на Темного Лорда. И сейчас это обещание давило на нее тяжелым грузом. А вдруг мама погибнет? Рон даже не сможет увидеться с ней в последний раз. Неужели он не имеет права попрощаться с родителями? Но Дамблдор был непреклонен, и в глубине души Джинни понимала, что он прав. Если она нарушит клятву, Рон тоже захочет присоединиться к группе нападения, и может все испортить. Да, директор прав, но от этого ничуть не легче.
Джинни кивнула старшему брату и сказала. – Да, они будут страшно рады тебя увидеть.
- Ничего не случилось, Джин? – Спросил Чарли, внимательно изучая сестренку.
- Нет, просто вечером мы засиделись допоздна, а сегодня пришлось рано вставать.
- Бывает. Ну что ж, давайте, садитесь в поезд.
Чарли мог пользоваться магией, когда ему заблагорассудится, поэтому он левитировал их тяжелые сундуки в свободное купе, и после нескольких поцелуев и похлопываний по плечу отправился в Пристанище.
- Странно, что Гарри до сих пор не видно, - Рон встревожено посмотрел на часы.
- Может Сириус доставит его прямо в школу? Рон, Гермиона пропала!
- Как! Ты о чем? – Джинни рассказала о превращенной палочке и экспедиции в поместье Малфоев. – Ух ты! – Восхитился Рон. – Жаль, что меня с вами не было. Посмотреть на логово Малфоев… Держу пари, второй раз такого шанса не подвернется.
- Рон! – Голос Джинни дрожал от нетерпения. – Я же серьезно! Гермиона пропала! Никто понятия не имеет, где она. Ее нет ни у родителей, ни у Малфоев. С 27 декабря ее ищут Ауроры и магглская полиция, но она как сквозь землю провалилась!
- А ты уверена, что от нас не пытаются скрыть какие-то неприятные новости? – Спросил Рон. Поезд медленно тронулся. – Странно, я абсолютно точно помню, как Гарри рассказывал, что Сириус собирается проводить его до поезда, превратившись в собаку! – Он нахмурился. – Знаешь что? Пойдем, поищем Хорька Драко! Может, мы сможем хоть что-то разузнать.
- Как же! – Ядовито ответила Джинни, однако вышла из купе вслед за братом. – Выпытать хоть что-нибудь у Драко! Ага! Особенно когда рядом с ним Краб и Гойл!
- Работа с драконами хорошо укрепляет мышцы, - бросил через плечо Рон. – Но в чем-то ты права. Лучше будет, если ты пустишь в ход обворожительную улыбку.
Джинни покачала головой. – Похоже, ты у Чарли научился не только драконам хвосты крутить. Уезжает братец, а возвращается законченный несносный мачо.
Рон ухмыльнулся. – А девочкам такие нравятся.
Это заявление даже не было удостоено ответом. Джинни только фыркнула и подтолкнула брата вперед.
Через двадцать минут они вернулись в купе, еще более удивленные и обеспокоенные.
- Ни Гермионы, ни Гарри, ни Драко, - пробормотал Рон сквозь стиснутые зубы. – Слишком странно для простого совпадения.-
Рон не знал, что Три Парки, непрерывно прядущие нить человеческих судеб, только что с удивлением посмотрели на дело рук своих, и решили положиться на самих людей – авось они сумеют как-нибудь распутать этот кошмарный клубок.
<><><>°<><><>
До того, как Снейпу пришлось иметь дело с Гермионой и ее анимагической формой, он представления не имел о том, что в тех случаях, когда кошки мурлыкают, кролики скрипят зубами. Это забавляло Северуса, и у него превратилось в утренний ритуал некоторое время валяться в кровати, почесывая пушистое брюшко и мягкие ушки зверька. Звуки, издаваемые крошечным животным, полуприкрытые глаза и носик, уткнувшийся в передние лапки, на удивление помогали поднять настроение.
Они провели в Венеции больше времени, чем рассчитывали, и вернулись домой довольно поздно. Ланч оказался более плотным, чем Снейп планировал, поэтому послеобеденный отдых затянулся до семи вечера. Когда Северус открыл глаза, кролик все еще посапывал на подушке над его головой, вытянувшись на боку. Тоненькие лапки чуть подрагивали, а пушистый животик был заметно круглее, чем обычно – неудивительно, если учесть, сколько Гермиона ухитрилась съесть. Такое быстро не переваришь, никакой повышенный метаболизм не поможет. На улице уже стемнело, комнату освещал лишь голубоватый свет уличных фонарей. Тени от предметов пересекались на полу и кровати, образуя очертания причудливой формы. Надо будет обязательно сходить в кино, подумал Снейп. Каким-то образом составление планов на будущее позволяло ему с большим оптимизмом смотреть на предстоящую вылазку.
Снейп повернулся на бок и начал поглаживать кроличью шерстку. Зверек еще сильнее вытянулся и начал забавно поскрипывать зубами. Северус почесал указательным пальцем над крошечным носиком – это нравилось ему (или ей?) больше всего. Обычно, через несколько секунд Гермиона принимала человеческий облик, но этим вечером она, как видно, не хотела спешить. И Снейп ее понимал. Кроме того, как Гермиона сказала за завтраком, этот день может оказаться для них последним. И это оправдывает их желание расслабиться, искать комфорта и утешения… Внезапно Снейпу пришло в голову, что в случае полного провала их плана он предпочел бы смерть для обоих. Он никогда не был слишком впечатлительным человеком и редко мучался от угрызений совести, но сейчас чувствовал, что если Гермиона не вернется из их авантюрной вылазки, он никогда не простит себе ее гибели. С другой стороны, он легко мог себе представить, как тяжело будет Гермионе, если погибнет он. Она будет проклинать себя, потому что идея забраться к Волдеморту принадлежала именно ей, и она, несмотря на все доводы Северуса, настаивала на том, что этот план выполним. Так что, если окажется, что у Лорда все же способен убивать, лучше бы ему уничтожить обоих.
Снейп настолько ушел в эти невеселые мысли, что не сразу понял, что его рука поглаживает уже не кроличий пух, а короткие светлые кудри.
- Северус? - Ее голос все еще оставался немного сонным.
Он смущенно отдернул руку. – Извините, я…. я не заметил…
- Можете продолжать, - она улыбнулась. – Мне очень приятно, и потом это так успокаивает. – Рука Снейпа снова начала рассеянно поглаживать Гермионины волосы. – О чем вы задумались? – Спросила она. – Вы, казалось, были так далеко отсюда….
Он покачал головой. – Даже не хочу рассказывать.
- Ну пожалуйста. – Она не ныла и не канючила – в ее голосе был неподдельный интерес
- Я думал о том, что если все пойдет не так, как мы планировали, лучше бы нам обоим…
- Умереть, - закончила она начатую Снейпом фразу. – У меня точно такое же чувство. Не думаю, что кто-то из нас хочет нести на себе груз вины за смерть другого. Так лучше уж обоим… Или, точнее, хуже, - Гермиона попыталась улыбнуться.
- Действительно, хуже. Но я не представляю себе, что бы стал делать без вас. – Нет, он не хотел этого говорить. Это чистая правда, но произносить ее вслух он не собирался.
Она широко раскрыла глаза – Снейп смог разглядеть ее лицо в полумраке комнате, хотя девушка лежала спиной к окну. Немного помолчав, Гермиона прошептала. – Мы стали друзьями, ведь правда?
- Да, - очень серьезно ответил он. – Как ни странно, грязный ублюдок и занудная всезнайка стали друзьями. Всего за неделю.
Когда Гермиона заговорила снова, ее голос ломался от с трудом сдерживаемых слез. – Пожалуйста, не умирай!
- Я постараюсь, - ответил Северус, стараясь говорить спокойно несмотря на комок в горле. – Вставай, давай выпьем чаю. И если ты будешь хорошей девочкой, я приготовлю омлет с тостами и соусом Чили. – Повинуясь неожиданному порыву, он наклонился и ласково поцеловал девушку в лоб.
- Я всегда веду себя, как хорошая девочка, - пробормотала она, крепко обнимая Северуса.

 

<><><>°<><><>

 

Ни Люциус Малфой, ни Сириус Блэк никогда в жизни не подозревали, что в один прекрасный день могут стать чем-то вроде соучастников. Но когда чрезвычайно возмущенный Корнелиус Фадж в бордовой пижаме в полосочку и ночном колпаке с золотистой кисточкой ворвался в гостиную, где домовый эльф попросил их подождать хозяина дома, они синхронно повернулись друг к другу и обменялись заговорщицкими улыбочками.
Вернув на лицо привычную маску равнодушия и холодности, Люциус поднялся со стула. – Добрый вечер, Корнелиус. Сожалею, что пришлось прервать твой сон…
Министр перевел взгляд с Люциуса на его спутника и уставился в чуть насмешливые голубые глаза Блэка. – Люциус, - начал было он, но потом понял, что говорит неприлично писклявым голосом, откашлялся и повторил. – Люциус!
- Да-а-а? – Переспросил Люциус с невинной улыбкой акулы, которая пытается успокоить жертву, уверяя, что хочет всего лишь слизнуть капельку крови.
Это же… это же…., - прокаркал Фадж, отчаянно пытаясь вспомнить, куда он засунул палочку.
- Да, Корнелиус, это Сириус Блэк. И мы захватили с собой сюрприз. – Он шагнул в сторону и торжественно показал на неподвижное тело Питера Петтигрю.
Похоже, что в это время ночи Фадж отличался еще меньшим красноречием, чем обычно. – Это же… - снова прохрипел он.
- Совершенно верно, - подтвердил Люциус, вежливо делая вид, что не обратил внимания на неспособность Фаджа к логическому изложению мыслей. – Это Питер Петтигрю. Живой. Готовый поведать интереснейшую историю и своей жизни и чудодейственном воскрешении.
- Но Блэк… - проскрежетал Фадж.
- Невиновен, как вы только что и сами поняли, - Люциус наклонил голову, чтобы спрятать улыбку.
- Но как….
Видимо, не стоило ожидать от Министра речи, длиннее, чем пара односложных слов. – Не были бы вы так добры вызвать Ауроров? – Спросил Люциус тоном, совершенно не подходящим для вопроса. - Мы ведь явились сюда, чтобы убедиться, что беднягу не упекут в Азкабан, не получив от него свидетельских показаний… знаете ведь, как бывает…, - судя по всему, именно это Фадж и собирался сделать.
- Да, конечно, обязательно, как же иначе, - повторял Фадж, враскачку подходя к камину. – Если Блэк невиновен, он будет оправдан, без всяких сомнений.
Прибывшие Ауроры старались изобразить, что ничто в мире не способно вызвать у них удивление. Они составили протокол допроса, взяв показания и у Блэка и у Малфоя; два Аурора, Фадж, и оба допрошенных подписали бумагу, после чего Министр – неохотно, но не найдя аргументов для отказа – скрепил подписи печатью.
- А теперь официальную бумагу о снятии с меня всех обвинений, - потребовал Блэк, когда Фадж уже собирался отпустить Ауроров.
- Это, дорогой мой, - заявил Министр, - подождет до тех пор, пока мистер Петтигрю даст свои показания, пока не закончится следствие, …
- И пока «Ежедневный Пророк» не приготовит тебя на завтрак, - лениво продолжил Малфой. - Могу я попросить у вас временное заключение по этому поводу? А после следствия вы замените ее на другую, оформленную по всем правилам. На мой взгляд, это мудрый компромисс.
Дымясь от ярости, но не решаясь протестовать, Фадж взял еще один лист пергамента и написал требуемое. – Вот, - рявкнул он, протягивая бумагу Аурорам.
- Вы чуть не забыли про печать, Корнелиус, - промурлыкал Малфой, с ледяной улыбкой встречая разгневанный взгляд Министра.
Наконец, документ был скреплен печатью и передан Аурорам, которые, казалось, были вполне удовлетворены таким поворотом событий. Один из них даже помнил Блэка по школе – он учился в Равенкло, и был на год старше знаменитых мародеров.
- Рад, что все наконец выяснилось, - сказал этот Аурор, хлопая Блэка по плечу. – Можешь не беспокоиться, об этом типе мы позаботимся. Зайди завтра в Министерство, нужно будет уладить кое-какие формальности. И вы тоже, мистер Малфой.
Наконец Люциус и Блэк удалились, к величайшему облегчению Министра, у которого, как им показалось, было к тому времени одно желание – вернуться в свою покинутую постель. У Люциуса создалось впечатление, что эта постель не была пустой, как ни трудно было представить себе такое.
- Пошли заберем Гарри и Драко, - предложил Люциус, когда они вышли из поместья Фаджа.
Блэк кивнул, и оба дисаппарировали.

 

<><><>°<><><>

 

- Ты уверен, что хочешь пойти с нами, Чарли? – Спросил Дамблдор, зная, что это лишний вопрос.
- Конечно! – Ответ был подтвержден несколькими решительными кивками рыжей головы. – Я не оставлю маму. И потом, я долго работал с драконами, а это занятие вырабатывает хорошую реакцию.
- Уже почти полночь. – Прорычал Хмури. – Думаю, Анимагам пора менять облик. Лучше побыстрее покончить с этим малоприятным дельцем.
- Уже слышишь призывную песню бутылочки виски? – Ехидно поинтересовалась МакГонагалл, понизив голос так, чтобы никто, кроме старого Аурора ее не услышал.
- Ну, раз уж ты не хочешь согреть мне постель, приходится искать какое-то другое утешение, - парировал тот. - Давай же, киска, чего ты ждешь?
Ответив сердитым взглядом, Минерва превратилась в кошку, и мстительно царапнула Хмури, когда он брал ее на руки. Дамблдор улыбнулся всем собравшимся и принял вид белого ворона. Молли Уизли вытянула руку, и ворон вспорхнул ей на предплечье.
- Вы же не будете возражать? - Миссис Уизли достала палочку и изменила цвет птицы на более обычный для ее сородичей черный. – Мы ведь не хотим, чтобы он тут же узнал вас. Ну, теперь все готовы? - Члены небольшой компании дружно закивали. – Тогда на счет три. Скоро увидимся, Артур! Раз-два-три!
Артур Уизли еще некоторое время стоял среди опустевшей комнаты, потом глубоко вздохнул и начал убирать со стола. Когда – он думал именно «когда», а не «если» - его жена вернется, ей будет приятно видеть, что муж занимался хозяйством.

 

<><><>°<><><>

 

- Все нормально? – Прошептал Снейп, поднимая кролика на уровень лица. Зверек вытянул шею и лизнул Северуса в нос. – Будем считать, что ты ответила «да». Тогда войдем в дом – нет смысла продолжать ждать. Помни: не превращайся, пока я не отвлеку его разговором. – Малюсенький язычок снова лизнул его в нос, после чего Северус опустил кролика на землю.
Не слишком быстро, чтобы кролик мог без труда за ним успеть, Снейп направился к двери коттеджа, в котором Волдеморт устроил штаб-квартиру. На этот раз мания величия Темного Лорда оказалась очень кстати – дом не защищало ни одно заклинание. Если подумать, это было вполне резонно – заклинания легко обнаруживаются, а без них коттедж ничем не отличался от сотен других, и не привлекал внимания.
- Вот черт! – Пробормотал Снейп. Кролик приподнялся на задние лапки. – Мне совершенно не нравится, что дверь открыта, - объяснил он, присаживаясь на корточки. – Это означает, что в доме есть кто-то, кроме Волдеморта. Будем надеяться, что это Петтигрю, а не Малфой. – Тут Снейпу пришло в голову, что Хогварцкие студенты пожертвовали бы годовой суммой карманных денег, чтобы увидеть своего Мастера Зелий в брюках, рубашке и с хвостиком, беседующего с карликовым кроликом.
Выпрямившись, он глубоко вдохнул, и осторожно открыл дверь. Совершенно бесшумно – в последний момент они все же догадались подстричь кролику ногти – зверек перепрыгнул через порог в большую комнату. Снейп разулся и последовал за Гермионой, надеясь, что половицы, которые к радости его спутницы оказались из неполированного дерева, не будут скрипеть.
Единственным источником освещения оказались остывающие угли в камине – очевидно, огонь перестали поддерживать уже довольно давно, и в комнате было зябко. В центре ее стоял мерзкого вида трон, но он был пуст, как и вся комната. К счастью, окрестности были покрыты толстым слоем свежего снега, так что им не пришлось пробираться в полной темноте. Гермиона, которая сейчас могла использовать преимущество ночного зрения и прекрасного обоняния, двигалась первой. Вонь, от которой она и в человеческом обличии чуть не потеряла сознание, теперь казалась абсолютно невыносимой. Зато будучи кроликом, она не боялась, что ее вырвет, и меньше поддавалась эмоциям.
Около двери в следующую комнату кролик замер и снова приподнялся на задних лапках. Снейп кивнул – он понял, что там Волдеморт. Из-под двери не выбивалось света, так что можно было надеяться, что Темный Лорд уже спит. Волдеморт любил общество, но никогда и никому не позволял оставаться рядом, пока он спит. Снейп позволил себе подкрепить силы маленьким глотком надежды, еще раз вдохнул, выдохнул и медленно повернул ручку двери.
Северус мог только представить себе, каким ударом было это гнилостное зловоние для чувствительного носа животного – ему самому пришлось несколько секунд бороться с тошнотой, подступившей к горлу. Снейпа чрезвычайно позабавило, что спасаясь от вони кролик уткнулся носом ему в ногу. Потом пушистая голова снова вынырнула из-под брючины, зверек встряхнулся и прыгнул вглубь комнаты.
Снейпу понадобилось время, чтобы привыкнуть к полной темноте спальни. Все это время он отчаянно моргал, пытаясь различить какие-то контуры, хотя бы тень… Тут он почувствовал, как Гермиона тянет его вперед, сжав зубами брючину. Разрываясь между облегчением и страхом, он пошел в подсказанном направлении – медленно, по-старчески не поднимая ног, опасливо скользя по полу. Прошла, казалось бы, вечность, когда Гермиона наконец дала ему сигнал остановиться. Он замер и чуть не подпрыгнул от неожиданности – оказывается, он стоял около самой кровати Темного Лорда, который, судя по медленным и размеренным звукам его дыхания, крепко спал.
Снейп старался соображать как можно быстрее. Если получится стащить у Волдеморта палочку, им даже не придется его будить – такой вариант Снейпа устраивал больше всего. Но где он может ее прятать? Судя по размерам коттеджа и огромного «тронного зала», на жилые комнаты остается не много места. Он механически считал свои микроскопические шажки от двери к кровати – девяносто семь. Следовательно, он преодолел девять или десять футов, и кровать стоит параллельно дальней стене, скорее всего, вплотную к ней. Тогда тумбочка должна быть где-то рядом, только вот слева или справа? Снейп осторожно наклонился, вытянул правую руку и начал дюйм за дюймом ощупывать пустоту. Судя по тому, что кролик, конечно же заметивший эти маневры, не счел нужным его остановить, Северус двигался в верном направлении – если только бедная Гермиона не задохнулась. Его пальцы коснулись дерева. Северус медленно нащупал край тумбочки – поверхность оказалась холодной, скорее всего – мраморной. Пальцы с опаской продвигались вперед… еще один дюйм… еще немного…и вот… дерево, округлый, длинный, полированный предмет… палочка Волдеморта. Борясь с отчаянным желанием схватить ее и изо всех ног кинуться из комнаты, Снейп очень осторожно взял находку и сунул в левый рукав. И тут же почувствовал прикосновение холодного носа к правой ноге.
Было очень трудно контролировать дыхание, потому что сердце готово было вырваться из груди, но Северус медленно выпрямился, развернулся, и так же осторожно прокрался в обратном направлении. Тихо прикрывая за собой дверь спальни, он увидел, как кролик Гермиона вылетает на улицу, на нетронутый снег и начинает исполнять там странный кроличий танец. Она подпрыгивала на двух лапах, скакала широкими кругами, вскидывала задние лапы высоко вверх и с силой била ими землю. Снейп быстро обулся, и терпеливо дождался, пока кролик закончит выражать свой бурный восторг.
- Превратись-ка на минутку, - прошептал он, и через секунду на него смотрела запыхавшаяся Гермиона. – Спасибо за впечатляющее представление, - насмешливо поблагодарил он. – Ты способна нормально соображать? – Она кивнула. – Вот и прекрасно. Что будем делать? Прикончим его? Сбежим домой от греха подальше? Вызовем Ауроров и дисаппарируем?
- Думаю, лучше вернуться домой, - предложила Гермиона. – У нас его палочка, и если нам захочется почувствовать себя героями магического мира, мы можем в любой момент ею похвастаться. Конечно, если ты хочешь собственноручно его прикончить…

- Нет, - перебил ее Снейп. – У меня нет ни малейшего желания возвращаться в этот чертов коттедж. Предлагаю вернуться домой, выспаться как следует, а потом заняться планами на будущее.
Вместо того, чтобы отвечать, Гермиона просто снова превратилась в кролика. Северус подхватил ее на руки, и растворился в воздухе, бросив напоследок полный отвращения взгляд на коттедж.

 

<><><>°<><><>

 

Сразу после полуночи, Молли и Чарли Уизли и Аластор Хмури аппарировали в укромное местечко, расположенное ярдах в ста от коттеджа Волдеморта. Полосатая кошка, которую держал Хмури, спрыгнула на землю, и посмотрела на черного ворона, сидящего на плече миссис Уизли. Их стратегия была проста: Хмури и оба Уизли снимают заклинания и входят, а Дамблдор и МакГонагалл обходят дом сзади, и ждут, желательно около окна, чтобы можно было видеть происходящее внутри. Когда Волдеморта и его возможных компаньонов отвлекут нападающие с главного входа, Анимаги примут естественный облик и атакуют врага с тыла. Простой, ясный план. Только с самого начала все пошло не так, как ожидалось: вместо того, чтобы быть темными, окна коттеджа горели, и даже с такого расстояния было слышно смех и громкие разговоры.
Все замерли на месте, и удивленно посмотрели друг на друга.
- Что это может значить, черт побери? – Пророкотал Хмури. – Кажется твой драгоценный Северус, - эти слова были обращены к ворону, - говорил, что Волдеморт рано ложится! Откуда тогда столько шума и… - он остановился, знаменитый магический глаз начал отчаянно вращаться. В ночной тишине было ясно слышно звонкий и мелодичный женский смех.
Через секунду МакГонагалл уже была в обычном обличии. – Они захватили мисс Грейнджер! – С жаром зашептала она. – И Мерлин знает, что они с ней делают!
- Успокойся, Минерва, и подумай! – Прошипела Молли Уизли. – Она же смеется! Как ты думаешь – стала бы Гермиона смеяться, если бы ее насиловали Упивающиеся Смертью?
Ворон встряхнулся, взлетел с плеча миссис Уизли и обернулся Альбусом Дамблдором. – Она может быть под действием Империус, - мрачно сообщил директор. – В любом случае, приходится признать, что ситуация радикально изменилась. Что с защитными заклинаниями, Аластор?
Хмури начал проверку. – Никакой защиты? – Пробормотал Чарли. – Чертовски странно…
- Странно, или нет, пойдемте, наконец! – Прошипела МакГонагалл и подала всем пример. Подойдя ближе к двери, она вдруг остановилась так резко, что Хмури налетел на нее. – Неплохая попытка, Аластор, - Минерва шлепнула грозного Аурора по руке. – Посмотри туда!
Им даже не понадобилось дополнительного освещения – в свете окон дома было прекрасно видно странные следы, образующие на снегу почти правильные круги. Рядом обнаружились человеческие следы, принадлежащие, судя по размеру, взрослому мужчине.
Чарли наклонился, изучая следы. – Кролик или заяц, - прошептал он, - только очень маленький.
Дамблдор и МакГонагалл обменялись многозначительными взглядами. – Кролик? Чарли, ты абсолютно уверен?
Он кивнул. – На все сто процентов. А что?
Еще один обмен взглядами между Директором и его Заместителем. – Да так, ничего, - с преувеличенной готовностью ответил Альбус. – Просто любопытно. Давайте лучше посмотрим, что творится внутри.
Осторожно, чтобы не затоптать следы, пятеро колдунов завернули за угол и заглянули в окно. Увиденное заставило их открыть рты от изумления. В комнате на чем-то вроде трона развалился Люциус Малфой. На коленях у него удобно устроилась Нарцисса в перепачканной сажей мантии. Рядом на полу, скрестив ноги, сидел уже заметно опьяневший Блэк, который как раз в это время сделал очередной глоток виски и теперь протягивал бутылку Малфою. В кресле, примерно в той же позе, что и парочка Малфоев-старших, устроились Драко Малфой и Гарри Поттер. Похоже, они целовались. Сейчас пятерым, находящимся снаружи, было неплохо слышно, о чем разговаривают пятеро находящихся внутри – точнее, трое, потому что молодежь в разговоре не участвовала.
- А потом он попытался нащупать свою палочку, - Блэк взвизгнул и начал изображать, как перепуганный колдун хлопает рукой по столу в отчаянных поисках своей палочки.
Люциус передал бутылку жене. – Жаль, что тебя там не было, дорогая. – Сказал он, вытирая выступившие от смеха слезы. – На его рожу стоило посмотреть.
- Могу себе представить. А теперь, не пора ли нам домой, джентльмены? Мы можем вернуться через камин, все равно я уже вся перемазалась…
Наконец, пятеро снаружи вышли из ступора.
- Предлагаю присоединиться к вечеринке, - сказал Дамблдор. Остальные закивали.
Они крадучись вернулись к двери, Дамблдор и прикрывающий ему тылы Хмури, открыли дверь и вошли.
- Дамблдор! – Воскликнул Люциус, на которого появление Альбуса не произвело ожидаемого впечатления. – Добрый вечер! А вы опоздали, все интересное уже закончилось.
- Настоящий колдун никогда не опаздывает, - заявил Дамблдор, постаравшись вложить во фразу как можно больше достоинства и отмахнувшись от назойливой мысли «где-то я уже это слышал». - Не соблаговолите ли вы объяснить, что здесь происходит?
- Привет, Альбус, - заорал Блэк, поднимаясь с пола. – Страшно рад вас видеть! Гарри! Встань и поздоровайся с директором!
Гарри и Драко вскочили с кресла и забормотали нечто неразборчивое.
- Конечно-конечно, - согласился Люциус. – Просто сценарий немного изменился. Мы первыми успели… позаботиться о Волдеморте. Он там… - Малфой показал на дверь в дальнем углу комнаты. – Обездвиженный, оглушенный и спеленутый, как мумия. Возможно, мистер Хмури… - Люциус, слегка пошатываясь, отвесил язвительный поклон, - захочет пригласить своих коллег?
- На мой взгляд, идея замечательная, - признал Дамблдор. – И я попросил бы вас составить нам компанию и вернуться вместе с нами в Хогварц. Как бы не приятно мне было видеть вас всех в столь мирной обстановке, меня не оставляет ощущение, что мы упустили кое-что важное.

 

<><><>°<><><>

 

- Ты уверен, что эту палочку не возможно обнаружить?
- Конечно уверен, - огрызнулся Снейп своим лучшим тоном из обычно применяемых на уроках. – В противном случае Ауроры давно бы его нашли.
Они сидели в гостиной и дружно уничтожали бутылочку вина – на этот раз без предварительной дискуссии. Спать обоим абсолютно не хотелось.
- Тогда можно снять заклятие прямо сейчас?
Он посмотрел на полное надежды и предвкушения лицо девушки, стараясь не волноваться. С одной стороны, лучше избавить ее от проклятого заклятия как можно быстрее – никогда не знаешь, что случится через час. С другой стороны… он прекрасно понимал, что нынешние дружеские чувства к Гермионе могут после этого мгновенно перерасти в нечто большее. И совершенно не желал оказаться отвергнутым, или, хуже того… хуже? А чем же это хуже? – пискнул тихий внутренний голос… оказаться вовлеченным в… - Д-да, я могу, но…
- Ну и чего мы тогда ждем?
Снейп вздохнул. – Я считаю, что без защиты, создаваемой этим заклинанием, нам не стоит жить в одной квартире…
- Защиты? Издеваешься! Я хочу немедленно от него избавиться! И к черту последствия!
- Мерлин, как это по-Гриффиндорски, Гермиона! Мы обязаны думать о последствиях. И если твой разум затуманен алкоголем, я все еще достаточно благоразумен, чтобы подумать за двоих, - он сделал еще глоток вина.
Гермиона тут же воспользовалась паузой в его монологе. – Хорошо, - согласилась она, - давайте подумаем. Если я не сильно ошибаюсь…
- Прекрати меня передразнивать! – Рявкнул Снейп.
- Я вас не передразниваю. Итак, есть три варианта развития событий. Даже всего два: или мы оба почувствуем влечение друг к другу, или только один из нас, или мы оба останемся равнодушными – так? – Снейп промычал что-то неразборчивое. – Так. Значит, если чувства окажутся взаимными – все замечательно…
Он чуть не подавился. – Ты в своем уме? Это же худшее из того, что может с нами случиться!
Гермиона побагровела. – С нами или с тобой? – Едко уточнила она.
- Естественно, с нами. Ты должна вернуться в Хогварц….
- Кто это сказал?
- Закрой рот. Я не собираюсь это обсуждать. Ты должна вернуться в Хогварц, а я должен найти себе постоянное жилье и работу. Только представьте себе, что мы влюбились…
- Уже представила! И что с того! – Гермиона перешла на крик. – Почему это так ужасно – полюбить! Выкинь из головы эти дурацкие мысли! Ты настолько привык к идиотским правилам, которые сам для себя придумал, что просто не способен понять, что они больше не нужны!
Снейп против своей воли улыбнулся. – Странно слышать это от Мисс-Я-Могу-Продекламировать-Все-Школьные-Правила-В-Обратном-Порядке-Не-Подглядывая-В-Бумажку.
- Я очень изменилась! – Решительно возразила Гермиона. – И тебе давно пора! Только ты никак не решишься на это! Кишка тонка, да?!
- А можно обойтись без обсуждения моих внутренностей? – Наконец он заставил Гермиону рассмеяться.
- Ладно, - сдалась девушка. – Но я остаюсь при своем мнении, и считаю, что худший вариант – неразделенное чувство. Вернемся к делу.
Он нахмурился. – Какому делу?
- Послушай, сними это заклятие, а там посмотрим, что произойдет. Если хоть один из нас окажется незаинтересован в продолжении отношений, я завтра же вернусь в школу.
Снейп обдумал услышанное. – Хорошо, - наконец сказал он, - а если окажется, что чувства взаимны?
- Тогда, - с лучезарной улыбкой ответила Гермиона, - мы будем счастливы, и возблагодарим за это всех Богов. Или ты боишься?
- Послушай, эта примитивная уловка хорошо действует на Гриффиндорцев, но со мной такой номер не пройдет!
- Тогда просто честно признайся, что боишься, - ухмыльнулась она.
- Да заткнись ты, ради всего святого, - рявкнул Снейп, доставая палочку Волдеморта. – Мне нужно сосредоточиться.

Глава 22. В которой Три Парки наконец-то удовлетворены, потому что узел судьбы развязался самостоятельно, читатель узнает, что парфюмерам нужно тонкое обоняние, а новорожденные получают имена.

Ибо ты избавил меня от всех бед и на поверженных врагов моих смотрело око мое (Псалтырь, 53:9)

Фоукс с любопытством разглядывал людей, заполнивших кабинет Дамблдора. Директор, явно попавший в свою стихию, наколдовал несколько дополнительных кресел, и сейчас он, МакГонагалл, двое Уизли, Шизоглаз Хмури, Люциус и Нарцисса Малфои, Блэк, Гарри и Драко наслаждались поздним ужином с прекрасным вином. Артуру Уизли уже сообщили о благополучном исходе мероприятия, а в гриффиндорское общежитие к Джинни Дамблдор отправил домового эльфа, чтобы тот убедил ее, что с мамой все в порядке.

— Пока не забыл, — сказал Люциус, шаря в кармане. — Я хочу отдать вам это. — Он протянул Дамблдору свиток пергамента. — Блэк, можешь отдать ему свой.

Блэк кинул в сторону Малфоя убийственный взгляд, неохотно вытащил другой пергамент и передал директору.

— Прочитать их прямо сейчас? — спросил Дамблдор, с вожделением глядя на телячьи отбивные и явно опасаясь, что пока он будет читать, они закончатся.

— Да нет, — ответил Люциус. — Я могу просто рассказать, что там внутри. Но эти бумаги должны остаться у вас.

— Тогда расскажи, — сказал директор, оправил свитки в ящик стола и подцепил две отбивные.

Люциус откашлялся. — Короче говоря, мы с Блэком решили, что мальчики могут провести остаток учебного года вне школы. Не рычи, Блэк, мы же договорились, не так ли?

Блэк что-то промычал и подлил себе еще вина.

— Интересно, — протянул Дамблдор. — полагаю, что это э… неожиданное решение как-то связано с новыми отношениями между Гарри и Драко?

Люциус объяснил проблему с наследником, точнее, с его отсутствием. — Так что у нас нет выбора. Если они отдохнут от школы, это не принесет им большого вреда.

МакГонагалл встревожено посмотрела на Гарри. — А ты уверен, что этого хочешь?

— Ага, — ответил он, прожевывая куриный пирог. — Уверен.

Дамблдор кивнул. — Хорошо. А теперь, Люциус, я бы хотел узнать, что случилось с Северусом и мисс Грейнджер.

Блэк и Гарри повернули головы к Малфою. — Гермиона? — спросили они хором.

— Весьма несвоевременный вопрос, — скривился Люциус. — Они не знали.

— Я думал, что вы все упились Исповедальным Зельем! — прорычал Хмури.
Ответом ему был высокомерный взгляд. — Дорогой Хмури, ты ведь знаешь, что зелье заставляет говорить правду, но не может вытянуть из тебя все твои маленькие тайны.

— Если бы у него был такой эффект, ты бы сидел там до сих пор, — усмехнулся Хмури.

— Очень смешно. Что же, Альбус, касательно вашего вопроса — я не знаю, где они. Мы искали Северуса, но безуспешно. Учитывая, что он наверняка жив, можно предположить, что он скрывается в маггловском мире. Насчет мисс Грейнджер… Очень жаль, но я ее.. э.. потерял. Она заявилась ко мне домой, требуя встречи с Северусом — абсолютно не понимаю, почему.

— Ясно, — сказал Дамблдор. — Это довольно логично, не так ли, Минерва?

— Пожалуй, да. Одного не понимаю — как, черт побери, они встретились? И как нам теперь их найти?

— Мы их не найдем, пока они сами этого не захотят. Теперь у них есть палочка… Ведь палочку Волдеморта невозможно засечь, правда, Люциус?

Малфой кивнул, не понимая, о чем вообще они говорят.

— Так я и думал, — заявил Дамблдор. — Похоже, теперь мы не скоро их увидим. Хорошо еще, если они нам напишут, — сказал он со странной довольной улыбкой.

*****

— Северус, с тобой все в порядке? — спросила Гермиона. После снятия чар у девушки кружилась голова, но ее гораздо больше беспокоило состояние Северуса, который просто повалился на стул и сидел неподвижно, закрыв глаза.

Она подошла к нему и проверила пульс. Сердце билось нормально. Какие у него красивые руки, подумала Гермиона. Длинные, изящные пальцы. И ему так идет, когда волосы собраны в хвостик. Нос… скажем прямо, нос немного великоват… зато великолепно сочетается со строгими чертами лица. А губы… Не слишком полные, но и не тонкие. В самый раз. Не могу сказать, что он отвратителен. Совсем наоборот — я узнаю это чувство. Это то, что я чувствовала к Сириусу… В то же время, совсем другое… Пожалуй, я чертовски влюблена в Северуса.

Снейп медленно открыл глаза и сделал глубокий вдох. И на него обрушилась огромная доза Гермионы. Подавляя охватившую его панику, он тут же зажмурился. Я так и знал, подумал он, так и знал! Она милая, дерзкая, одаренная и красивая, даже с этими дурацкими светлыми кудряшками… А ее запах… о Мерлин, помоги мне! Я влюблен. Я знал, что это случится, и все равно позволил вовлечь себя в эту историю с чарами. А сейчас я в дерьме по уши. Отличная работа, Северус, поздравляю! Как только ты к ней прикоснешься, она тут же вспомнит, как ты напал на нее в подземелье, и убежит с криками.

В этот момент Гермиона откинула в сторону все свои сомнения, и наклонилась к Снейпу. Когда их губы соприкоснулись, оба открыли глаза.

— Иди сюда, — пробормотал Снейп и усадил Гермиону себе на колени.

Следующие несколько минут они наслаждались поцелуем и несмело ласкали друг друга.

— Как ты думаешь, может нам стоит перебраться в более подходящее место? — спросила Гермиона, обнимая его за плечи.

— Это весьма неподобающее занятие, — ответил Снейп. — Хотя должен признать, что я испытываю огромное искушение… Черт побери! — Гермиона подпрыгнула от неожиданности. — Да нет, не тебя. Я просто подумал, как это несправедливо — я вынужден принять благоразумное решение, в то время как ты… — Он посмотрел ей в глаза. — Гермиона, мы не можем.

— Ты хоть представляешь, как неубедительно это звучит?

— Не все сразу, моя дорогая. Вся моя энергия уходит на то, чтобы контролировать основные инстинкты.

— А я-то думала, что твой основной инстинкт - это оскорблять беззащитных гриффиндорцев.

— Только не говори мне, что ты имеешь в виду себя.

— Хм… Когда дело касается твоей сексуальной привлекательности, я чувствую себя очень беззащитной.

— Все потому, что на этом месте оказался именно я, — сказал он самым убедительным тоном. — Если бы тебя не подогревал адреналин, ты бы не почувствовала этого желания… точнее, почувствовала бы даже если б сидела на коленя



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; просмотров: 15; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.80.173.217 (0.013 с.)