Глава 14. В которой мы узнаем, какова Бразильская жара, Гарри с Драко имеют Серьезный разговор, а кроличьи коготки оказываются неприспособленными к паркету. 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 14. В которой мы узнаем, какова Бразильская жара, Гарри с Драко имеют Серьезный разговор, а кроличьи коготки оказываются неприспособленными к паркету.



И пойдет народ мой в изгнание из-за непонимания. (Исайя, 5:13)

 

Люциусу было не до смеха. Его обожаемая жена явно флиртовала с очаровательным мистером Блэком. Он ерзал на стуле, слушая, как его — ЕГО! жена мило болтает с непрошеным гостем. Теперь они говорили о литературе. Люциус довольно много читал и считал себя весьма подходящим собеседником для такой заумной беседы. Или нет? Что если… Он стремительно поднялся и налил себе стакан виски, проигнорировав удивленный взгляд Нарциссы. Что если она считает его неподходящим? И что если ее неудовлетворенность распространяется не только на область литературы? Интересно, Нарцисса когда-нибудь… когда-нибудь изменяла ему? Он ведь почти на двадцать лет старше, и они женаты уже давно. Люциус с каждой секундой становился все мрачнее.

— Кстати, а где мальчики? — раздался голос Нарциссы.

Блэка, похоже, это не особо интересовало. — Наверное, все еще гоняются за снитчем.

Как странно, подумал Люциус. Блэк ведь крестный Гарри и прекрасно знает, что эти двое молодых людей не выносят друг друга. Однако сейчас они, кажется, заключили что-то вроде Олимпийского перемирия, чтобы потренироваться в квиддиче. Люциус не волновался за здоровье или жизнь Драко — он вполне способен постоять за себя — но беззаботность Блэка его слегка встревожила. Может быть, он хочет, чтобы мальчики как можно больше времени проводили вместе? Может быть, Гарри пытается выведать как можно больше информации от своего заклятого врага? Не то чтобы это особо беспокоило Люциуса — Драко был достаточно хитер, чтобы не попасть в ловушку. Но смутное ощущение чего-то странного начинало его раздражать.

— Люциус?

Он поднял голову. — Да, дорогая?

— Ты не мог бы посмотреть, как там наши мальчики?

Люциус чуть не свалился со стула. Такого просто не может быть! Его жена, его Нарцисса пытается выставить мужа из дома, чтобы тот нашел двух неразумных подростков, хотя на это нет никакой видимой причины. Разве что… Она хочет остаться наедине с Блэком. Нарцисса отправляет его поиграть во дворе, как назойливого ребенка, чтобы поближе познакомиться с гриффиндорским жеребцом. На мгновение Люциус онемел, потом откашлялся и ответил. — Что ж, дорогая, если ты считаешь, что это необходимо…

Какое блаженство! Его мир, уже казалось бы, разлетевшийся на мелкие кусочки, снова стал целым. Нарцисса еле заметно кивнула и подмигнула ему. — Да, милый, я думаю, что так будет лучше. Просто чтобы убедиться, что все в порядке.

О, Нарцисса, лучшая из жен! Чудесное сочетание изощренной сексуальной фантазии и святой невинности, лучший друг, преданный сообщник… Люциус готов был покрыть ее поцелуями прямо здесь и сейчас, если бы это не разрушило кокон женского очарования, тщательно сплетаемый вокруг ничего не подозревающей жертвы. Поэтому он придал лицу выражение легкого недовольства и поднялся. — Как пожелаешь. Прошу прощения, мистер Блэк.

Широкая ухмылка Блэка лучше слов говорила о том, что он не только с удовольствием извинит хозяина дома, но готов пинком выставить его из комнаты, чтобы наедине пообщаться с его женой. Люциус кивнул Блэку, улыбнулся и подмигнул жене и отправился на террасу за своей метлой.

*****

Тем временем мальчики (которые чрезвычайно возмутились бы, если бы услышали, что миссис Малфой их так назвала) наслаждались если не компанией друг друга, то по крайней мере возможностью чувствовать себя мальчиками. Мальчишками, которые со свистом носились на своих метлах, демонстрируя трюки, заставившие бы маму Драко здорово поволноваться, и гоняясь за упрямым снитчем.

— Может быть, ты и самонадеянный сопливый козел, Малфой, но летаешь ты неплохо, — признал Гарри, когда Драко поймал снитч в миллиметре от его носа.

Драко сделал мертвую петлю. — А ты как всегда проигрываешь, Поттер. Как ты вообще здесь оказался?

— Сейчас каникулы, и я провожу их со своим крестным. Вот и все.

Драко закатил глаза. — Я знаю, что сейчас каникулы, Поттер. Но что ты делаешь здесь? В Бразилии?

— Они же не выдают беглецов, тупица.

— Блэк живет здесь постоянно?

— Думаю, что да. Неплохо, правда?

Драко вынужден был признать, что это действительно неплохо. Судя по тому, что сказал отец, вынужденное соседство может продлиться несколько дольше, чем зимние каникулы. Но пока он не собирался говорить об этом Поттеру.

— А ты, Малфой? Разве ты не должен был остаться в Хогварце?

— Ммм, — неопределенно промычал Драко. — Но после инцидента с Грейнджер отец решил, что мне лучше провести каникулы здесь.

— С Грейнджер… — Гарри поймал Драко за рукав, заставив его остановиться. — О чем это ты? Что с Гермионой?

Драко поднял брови. — Поттер, не мог бы ты меня отпустить? — Гарри неохотно убрал руку. — Огромное спасибо. Я не знаю, что с ней случилось. Вчера она пропала, Дамблдор организовал поиски, но мы не нашли ее и вернулись в замок. МакГонагалл сказала, что они обнаружили ее местонахождение, однако к ужину магглокровка не появилась.

Гарри был так взволнован, что даже не обратил внимания на оскорбление. — Ты уверен, что больше ничего не знаешь? — спросил он наконец, задыхаясь от мучивших его вопросов. Он не собирался умолять Малфоя.

Драко пожал плечами. Играть с Поттером в Верю-не-верю было весьма увлекательно. — Кажется, МакГонагалл сказала, что она уехала домой к родителям без разрешения. Похоже, она беспокоилась за них.
Гарри кивнул, Похоже на правду. Гермиона, должно быть, с ума сходила от волнения. Хотя она не любила нарушать школьные правила, беспокойство за родителей могло оказаться сильнее боязни нарушить запрет Дамблдора. В конце концов, она же не просто так попала в Гриффиндор.

Драко с удовлетворением наблюдал за сменой эмоций на лице Гарри. Мальчик, Который Выжил Благодаря Глупой Удаче, купился на его уловку. Отец будет доволен. — Что же, — предложил Малфой. — Может, половим снитч еще раз, пока они не позвали нас на обед?

Он разжал кулак, посмотрел вслед улетающему золотому шарику и устремился за ним, бок о бок с Гарри.

Они летели так низко, что почти касались ногами земли. — Что ты собираешься делать после школы, Малфой? — спросил Гарри.

Драко недоуменно посмотрел на него. — А что я должен делать?

— Ну, что-нибудь. Ты же не можешь целыми днями просто летать, правда?

— Конечно нет. Но это не означает, что я обязан работать.

— О… — такая мысль ни разу не приходила Гарри в голову. Он знал, что он далеко не беден. Но сама идея того, что можно вовсе не работать, была чем-то новым. — А тебе не будет скучно?

— Постарайся преодолеть буржуазную узколобость, Поттер. В жизни есть множество вещей кроме работы, так что мне не будет скучно.

— Да, конечно, для таких как ты, — с усмешкой заметил Гарри.

— О чем это ты?

— Да ладно, Малфой, ты прекрасно понимаешь, о чем я. Твоя карьера практически сделана. Тебе остается лишь пойти по стопам отца.

Драко затормозил так резко, что Гарри успел пролететь добрую сотню ярдов, прежде чем развернуться и вернуться к Малфою.

— Малфой, прекрати. Все прекрасно знают, кто твой отец, и твоя жизнь спланирована с момента твоего рождения. Может быть, даже еще раньше. Только не говори мне, что ты этого не хочешь!

— Откуда ты знаешь, чего хочу, Поттер? Ты всю жизнь думаешь только о том, как уничтожить Темного Лорда. Да еще твои жалкие дружки. Рыжий попрошайка и косматая грязнокровка. Вот и все, что у тебя есть. Не так уж и много, не правда ли?

Больно. — А ты, хорек? Как насчет твоих так называемых друзей? Они подлизываются к тебе только потому, что твой отец богат и влиятелен, и они надеются, что в один прекрасный день ты станешь таким же. Ты можешь купить все, что угодно, но тебе и приходится покупать все. По-твоему, это здорово?

— По крайней мере, — ответил Драко, закипая от ярости. — У меня есть родители, которые меня любят. И я никогда в жизни не видел, как выглядит чулан под лестницей. Неплохо для начала, а?

Они висели в воздухе, испепеляя друг друга взглядом. Потом, не отводя глаз от Гарри, Драко снова выпустил снитч. Золотой шарик на мгновение замер, и тут же поспешил убраться подальше от двух разбушевавшихся петушков. В то же мгновение Гарри и Драко сорвались с места в погоню. Ни один из них не чувствовал себя победителем, и оба были глубоко погружены в тяжелые размышления.

*****

— Ммм… мистер Граппа, верно?

Снейп кивнул. Ему не нравилась эта девушка. Она была сверхпрофессиональной, сверхприветливой, и, наконец, сверхтупой. После долгих лет тренировки он с первого взгляда мог определить, что имеет дело с умным человеком. Сейчас был определенно не тот случай. А ее голос был похож на зазубренную бритву. Гермиона, сидевшая в купленной для нее маленькой клетке, звонко ударила по дну задней лапкой. В тишине это прозвучало как выстрел из игрушечного пистолета.

— Тихо, глупое животное! — зашипел он на нее и ответил. — Верно. А вы мисс Лаура, как я понимаю.

— Да, это я. Мы говорили вчера по телефону.

— У вас был другой… голос, — сказал Снейп, вложив в эти слова столько иронии, сколько было возможно. Напрасно. Она захихикала, и он понял, что без этого звука вполне можно было обойтись.

— Правда? — проворковала она, моргая длинными ресницами. — И какой же вам нравится больше?

— Я еще не решил. Мы можем взглянуть на квартиру?

— Кончено, — ответила она, снова возвращаясь в образ деловой леди, и вытащила связку ключей.

Дом был немного запущенным, но весьма уютным. Северус с мисс Грейнджер пересмотрели кучу рекламных объявлений. Она заявила, что тоже имеет право голоса, учитывая то, как он испортил ей жизнь. Снейп втайне был с ней согласен, но ни за что не признался бы в этом. Разразилась ужасная ссора — это было довольно забавно, потому что они вынуждены были ругаться шепотом, чтобы никто не заметил ее присутствие в комнате — и в конце концов он сдался. В большей степени из-за того, что в середине спора Гермиона превратилась в кролика и с необычайной прожорливостью стала нападать на его ботинки. А какая дьявольская усмешка играла на ее лице, когда она превратилась обратно! По правде говоря (хотя Снейп никогда и никому не рассказал бы об этом), он даже наслаждался этой необычной ситуацией. Вне школьных стен и правил Гермиона составляла ему довольно неплохую компанию. Казалось, что произошедшие события изменили ее в лучшую сторону. Во всяком случае, она стала не такой упорной и целеустремленной — Снейп не любил эти качества в молодых людях, хотя по его поведению в классе этого нельзя было предположить.
Конечно, он не имел ничего против увлеченности учебой, но молодежь есть молодежь и должна вести себя подобающим образом (конечно, не во время урока Зелий). Снейп знал, что ее патологическое усердие есть результат политики учителей (и не в последнюю очередь его самого), но все же он был рад увидеть, что Гермиона Грейнджер всего лишь подросток, и может вести себя соответствующе. Шнурки на ботинках легко заменить, что же касается остального — слава Безбрачным Чарам, им не грозит опасность развить несвоевременные чувства по отношению друг к другу.

Поэтому они вместе изучали рекламные объявления, и Гермиона оказалась довольно полезным союзником. Хотя он знал о маггловском мире гораздо больше, чем большинство его чистокровных однокурсников, она была родом оттуда и достаточно хорошо знала Лондон, чтобы не ошибиться с выбором района. Гермиона предложила Камден Таун и настояла на том, чтобы пойти со Снейпом. Когда он с усмешкой напомнил, что девушке придется проделать этот путь в клетке, она неохотно согласилась.

Мисс Лаура проводила его… нет, их на второй этаж, открыв одну из двух дверей. Что же, чем меньше соседей, тем лучше. Гермиона-кролик снова шаркнула лапкой.

— Прекратите, мисс Грейнджер, — прошипел Снейп.

Лаура услышала. — Как мило! — воскликнула она. — Вы назвали кролика Мисс Грейнджер! Должно быть, вы очень чувствительный человек, мистер Граппа.

Причуды ее логики интересовали Снейпа гораздо меньше, чем содержимое Волдемортовского ночного горшка, но он вынужден был признать, что ошеломлен этим заявлением. — У меня очень чувствительные зубы, — ответил он и вошел в квартиру.

Жалюзи были закрыты, и пока услужливый агент по недвижимости открывала их, Снейп принюхался. Никакого следа плесени или сырости. А стены, должно быть, выкрасили совсем недавно, потому что в воздухе висел острый запах краски. Наконец комнату заполнил свет. Снейпу определенно понравилось то, то он увидел. Белые стены, высокий потолок, паркетный пол… Да, это ему подходит. Он прошелся по комнатам. Гермиона начала нетерпеливо царапать стены своей тюрьмы.

— Мисс Лаура, — спросил Снейп. — Вы не возражаете, если я ненадолго выпущу своего кролика?

Послышался звук шагов — Снейп поморщился при мысли о том, что делали с паркетом каблуки-шпильки — и в дверях появилась Трудолюбивая Лаура. — А он… То есть она.. приучена к дому?

— Конечно, — отрезал он.

— Что же, — протянула она. — В таком случае, думаю, что все в порядке.

Снейп открыл клетку. Кролик поднялся на задние лапки и вытянул ушки. Когда Снейп услышал восхищенный вопль Добродушной Лауры, на его лице заиграла зловещая усмешка.

— Ой! Какая маленькая! Какая изящная! Можно ее погладить?

Снейп фыркнул. — Конечно. Только это весьма рискованно. Иногда мисс Грейнджер бывает весьма прожорлива.
Гермиона терпеливо выдержала прикосновение идеально ухоженных пальцев Лауры под насмешливым взглядом Снейпа. Наконец он сжалился над ней и опустил клетку на пол, чтобы она могла выбраться. Гермиона тут же попыталась сбежать, создав при этом ужасный шум. Она не рассчитала, что кроличьи коготки не приспособлены для бега по паркету. Она ни на дюйм не сдвинулась с места, скользя лапами по полу, словно машина, увязшая в глубоком сугробе. Наконец, ей удалось медленно пройтись по комнате с самым гордым видом, который получилось изобразить маленькому лохматому кролику.

*****

— Миссис Малфой…

На руку Сириуса легла маленькая изящная ладонь. — Пожалуйста, называйте меня Нарцисса.

Он посмотрел ей в глаза, зачарованный их холодом, который только подогревал его желание растопить этот лед. — В таком случае, называйте меня Сириусом. Мы ведь почти одного возраста. — Легкое ударение на слове "мы". Конечно, Малфой великолепно выглядел, но он, Сириус Блэк, Хогварцкий сердцеед, был на пятнадцать лет моложе. И представлял собой абсолютную противоположность бледному слизеринскому слизняку.

— Сириус. С величайшим удовольствием.

Какая улыбка! Личико падшего ангела в обрамлении платиновых волос. После двух лет, проведенных в Бразилии, Сириус начал уставать о смуглых красоток. Легкий флирт — или даже роман? — с этой ледяной статуей может быть чем-то вроде кусочка Рокфора после сладкого десерта. Не говоря уж о том, что наставить рога Люциусу Малфою было бы вершиной карьеры. Зная себя, Сириус был уверен, что очень скоро заставит эту статую растаять до состояния восторженной лужицы. И может быть, эта лужица даст ему кое-какую полезную информацию. На самом деле истинной целью его визита была как раз необходимость узнать о том, что делает в Бразилии эта бледная семейка.

— Нарцисса… Вам следует быть поосторожнее с солнцем. Ваша кожа такая… чувствительная, — последнее слово было произнесено чувственным шепотом и сопровождалось легким поглаживанием ее запястья.

Она вздрогнула. Нужно представить, что к ней прикасается Люциус, а не этот самовлюбленный гриффиндорский жеребец, считающий себя божьим даром женской половине человечества. О, боги, он хотя бы представляет себе, насколько смешон? Так или иначе, это ей на руку. Она вспомнила, как посмотрел на нее Люциус, когда понял, что она флиртует с Блэком, и улыбнулась. — Я не очень люблю солнце, — ответила Нарцисса. — Но даже в тени… — она заморгала длинными ресницами.

— Вы предпочитаете солнцезащитные чары или лосьон? — небрежно спросил Сириус.

Нарцисса едва не рассмеялась ему в лицо. Воистину, гриффиндорцы всегда используют самые избитые, банальные и надоевшие методы. Лосьон. Как неоригинально. — Это зависит от того, чьи руки наносят это лосьон. — Нарциссе даже удалось покраснеть — правда, не от смущения, а от сдерживаемого смеха.

— Конечно, — воскликнул Сириус, ликуя в душе. Такая привлекательная женщина, вынужденная жить с аристократичным занудой, который даже брюки расстегивает с помощью ножа и вилки. Ей нужен настоящий мужчина, который сведет ее с ума своей мужественностью и великолепной внешностью. Может быть, она мечтает о запахе кожи и пота, и обожает накачанную волосатую грудь. — Мне кажется, я видел у причала яхту?

Хороший мальчик. Как большой пес, радующийся при виде вкусной косточки, абсолютно не заботясь о том, что она может быть отравлена. Да, он похож на пса. На косматого и слюнявого водолаза, виляющего хвостом. — Да — промурлыкала она. — Мой муж любит плавать.

Малфой в лодке… посреди Атлантики.. преследуемый стаей акул… Сириусу определенно понравилась эта идея. — Правда? Я полагаю, это общая… страсть?

Это мистер Пришел-Увидел-Победил представляет себе, как глупо звучат его многозначительные паузы? Конечно, Люциус тоже делает многозначительные паузы, но они ни в какое сравнение не идут с уловками мистера Блэка. Они словно были с разных планет. Они отличались так же, как удар бладжера и шлепок ладонью… Нарцисса отогнала от себя эту мысль. — На самом деле нет. У меня другая… страсть. — Она тоже может сделать паузу, правда?

Должно быть, она пыталась скрыть свое разочарование, бедняжка. Но стало только очевиднее, что ей нужен любовник. Настоящий мужчина, а не Развратный Зануда Люциус. И вот он здесь, страстный и нетерпеливый, готовый предложить ей лучший роман в ее жизни. — Какая же, если не секрет?

Еще одна фраза от Сириуса Блэка — Проводника В Мире Отвратительных Клише. Нарцисса вздохнула и начала придумывать какой-нибудь неоригинальный ответ.

****

Мистер Граппа и его скользящий кролик переселились на улицу Фердинада, 10 на следующий день. В квартире явно не хватало мебели, но Снейпу хотелось как можно скорее покинуть Оксфорд. Никогда ни в чем нельзя быть уверенным. Эти мудрые слова спасали его жизнь не один раз.

Гермионе пришлось провести это путешествие в кармане пальто. Снейп просто физически неспособен был одновременно нести два чемодана и клетку с кроликом. Поэтому Гермиона нехотя согласилась на столь недостойный способ транспортировки, умоляя Снейпа, чтобы тот случайно не сел на нее. С точки зрения маленького животного путешествие в общественном транспорте было просто невыносимым. Ее барабанные перепонки разрывались от ужасного шума, а запахи были каким угодно, только не приятными. Хорошо, что у грызунов не бывает рвоты. С одной стороны, это делает их легкими мишенями для яда. С другой стороны, Гермионе вовсе не хотелось, чтобы ее стошнило Снейпу в карман.

Во время поездки она размышляла о том, что произошло. Пора было привести мысли в порядок, к тому же это отвлекало ее от шума и запаха. Снейп до смерти напугал ее два дня назад в доме родителей. По крайней мере, в первый момент. Конечно, она знала, что он напал на нее — теперь казалось, что все это произошло в другой жизни — под влиянием какого-то затуманивающего разум зелья. Но несмотря на это, она пребывала в шоке, и пока у нее не было возможности с ним справится. С другой стороны, у Гермионы разум всегда преобладал над эмоциями, и она старалась логически объяснить свои чувства. И теперь она чувствовала облегчение от того, что нашла человека, который снимет с нее чары. Ну, если быть честной, что он ее нашел.

Он был почти милым. Настолько милым, насколько может быть Снейп. Все это было не настолько ужасным, каким она могла себе это представить. Если судить по тому, что Гермиона знала о Снейпе, он был одиноким человеком, запертым в Хогварце. Как и она, он сейчас обрел свободу. И, сознание того, что он свободен, несмотря на все обстоятельства, раскрепостило его – то же самое происходило сейчас с Гермионой.

— Ну вот мы и пришли, — сказал Снейп, поставив на пол оба чемодана. Он запер дверь и вытащил кролика из кармана. — Мисс Грейнджер, с вами все в порядке? Кажется, вы пережили некоторое потрясение, хотя мне трудно судить по вашему выражению лица.

Он погладил ее за ушками и опустил на пол. Она превратилась и едва не упала — после путешествия у нее закружилась голова. — Да, — ответила она, выдавив из себя улыбку. — Пожалуй, мне нужно немножко отдохнуть.

— Конечно. Я оставлю вас на десять минут. Нам нужно что-нибудь поесть. Здесь недалеко есть… э… супермаркет. Вам что-нибудь купить?

Гермиона нахмурилась. — Ммм… Пожалуй, нет. А ужин будет горячий или холодный?

— Насколько я помню штатное расписание Хогварца, я был там Мастером Зелий, а не домовым эльфом. Если только вы не испытываете желания готовить, ужин будет холодным.

— Не понимаю, почему я должна играть роль домового эльфа вместо вас, поэтому я отвечу нет. Я слишком устала, чтобы демонстрировать свои кулинарные способности.

— Можно было просто сказать нет, несносный болтливый кролик. Какие-нибудь кулинарные предпочтения?

— Э… — протянула она, распутывая волосы. — Если у них нет заливных яиц Малфоя, то пожалуй… Постойте-ка! Вы ведь пойдете в супермаркет?

— Да, мисс Грейнджер. Кстати, спасибо вам за то, что только что вызвали у меня самое отвратительное видение в моей жизни.

— Всегда пожалуйста. Вы когда-нибудь видели краску для волос?

— Только краску – отдельно и волосы – отдельно

Она фыркнула. — Очень остроумно. Ладно, хватит колкостей. Купите мне краску для волос. Какой-нибудь светлый оттенок. Лучше две упаковки. Ах, да, и ножницы.

— Вы собираетесь покрасить волосы?

— Элементарно, мой дорогой Ватсон! Отличная догадка. Естественно, я собираюсь покрасить волосы. Или вы думали, что я буду вечно торчать здесь в виде кролика?





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; просмотров: 17; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.224.117.125 (0.01 с.)