ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Цели, принципы и основные направления



Государственной молодежной политики

 

 

Государственная молодежная политика (ГМП) является составной частью государственной политики в области социально-экономического, культурного и национального развития Российской Федерации и представляет собой целостную систему мер правового, организационно-управленческого, финансово-экономического, научного, информацион-
ного, кадрового характера, направленных на создание необходимых условий для выбора молодыми гражданами своего жизненного пути, для их ответственного участия в модернизации российского государства и общества.

Государственная молодежная политика в современной России опирается на действующее в стране законодательство, регламентирующее деятельность государственных органов и общественных организаций по регулированию отношений молодежи и государства. В настоящее время основные мероприятия по ее реализации осуществляются в соответствии с Концепцией государственной молодежной политики в Российской Федерации, одобренной на заседании Правительственной комиссии по делам молодежи (протокол от 5 декабря 2001 г. № 4), и федеральной целевой программой «Молодежь России (2001–2005 годы)», утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 27 декабря 2000 г. №1015*.

Молодежь рассматривается уполномоченными органами государственной власти как социально-возрастная группа населения от 14 до 30 лет, совокупность молодых людей, которым общество предоставляет возможность социального становления, обеспечивая их льготами, но ограничивая в дееспособности по различным сферам участия в жизни социума.

Государственная молодежная политика в Российской Федерации осуществляется в целях:

· содействия социальному, культурному, духовному и физическому развитию молодежи; использования инновационного потенциала молодежи в интересах государственного и общественного развития и развития самой молодежи;

· реализации общественно значимых инициатив, общественно полезной деятельности молодежи, молодежных и детских общественных объединений; создания условий для более активного созидательного включения молодежи в социально-экономическую, политическую и культурную жизнь общества.

В основе государственной молодежной политики в Российской Федерации лежат следующие принципы:

· ответственность государства за соблюдение прав и законных интересов молодежи;

· ответственность молодых граждан за реализацию ими конституционных прав и обязанностей;

· приоритетность государственной поддержки молодежи на этапе социального, культурного, духовного и физического развития, выбора жизненного пути;

· преемственность, стабильность и совершенствование мер по формированию и реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации.

С учетом изменяющейся политической и социально-экономической ситуации в стране, а также опыта работы с молодежью, накопленного в последние годы, выдвигаются новые требования к государственной молодежной политике, а именно:

· Инициатива молодых – потенциал развития России(содействие и поддержка развития гражданских инициатив молодежи, стимулирование молодежного самоуправления, активизация деятельности молодежных и детских общественных объединений).

· Интересы молодежи – на благо общества (перепрофилирование деятельности молодежных центров с учетом современных потребностей и интересов молодежи; создание современной инфраструктуры молодежной политики).

· Инновационность и инвестиционность(утверждение принципа долгосрочного инвестирования на затраты в сфере государственной молодежной политики и прогноза возможного объема прибыли).

· Информативность(интерактивное взаимодействие государства и молодежи в информационных глобальных сетях силами самой молодежи, создание всероссийского молодежного информационного портала, общественный договор средств массовой коммуникации по всемерному охвату молодежи информацией).

· Интеграция и сотрудничество(определение приоритетности государственной молодежной политики как межотраслевой сферы, сов-местное использование материальной базы учреждений различных ведомств; разработка молодежных разделов в целевых и инвестиционных программах всех уровней).

· Доступность социальных услуг(интеграция источников финансирования государственной молодежной политики, усиление роли экономических рычагов привлеченных ресурсов, оснащение учреждений сферы молодежной политики современным оборудованием).

· Диверсификация молодежной политики(использование многообразного подхода к молодежи по социальным и возрастным группам, разработка новых технологий работы с молодежью исходя из социальных и возрастных различий).

· Диалог с молодежью(организация встреч, «круглых столов», проведение ежегодных фестивалей молодежных инициатив; стимулирование создания общественных объединений рабочей, сельской, творческой, служащей в силовых структурах молодежи и др.).

Системообразующими факторами новых подходов работы с молодежью являются:

· активность самой молодежи, связанная с расширением потенциальных возможностей в ее социальном становлении;

· реализация потребностей и интересов каждой возрастной группы молодежи (17–19 лет, 20–24 года, 25–30 лет);

· формирование целевых проектов и программ на региональном и федеральном уровнях, обеспечение нормативной базой, механизмом государственной поддержки, финансовыми средствами.

Основой системы работы с молодежью должна стать социально-педагогическая триада: государство – общество (представленное широким спектром молодежных и детских общественных объединений) – социальные и возрастные группы молодежи.

Координация деятельности федеральных органов исполнительной власти по реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации осуществляется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. В рассматриваемый период и по настоящее время эта деятельность осуществляется Департаментом по молодежной политике Министерства образования Российской Федерации, осуществляющим свои функции на основе межведомственного подхода под руководством Правительственной комиссии по делам молодежи.

Задачи по реализации государственной молодежной политики в субъектах Российской Федерации рассматриваются органами представительной и исполнительной власти и утверждаются в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В рассматриваемый период в формировании и реализации государственной молодежной политики выделяются следующие приоритетные направления:

1. Государственная поддержка молодых граждан в сфере образования, воспитания и развития.

2. Содействие и поддержка молодых граждан в отношении охраны их здоровья, в организации профилактики опасных заболеваний и в формировании здорового образа жизни.

3. Содействие обеспечению экономической самостоятельности молодых граждан и реализации их трудовых прав и обязанностей.

4. Государственная поддержка молодых семей.

5. Государственная поддержка молодых граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, в их социальном обслуживании, социальной реабилитации и адаптации.

6. Поддержка общественно значимых инициатив, общественно-полити-ческой деятельности молодежи, молодежных и детских общественных объединений.


Раздел 2

Государственная поддержка

молодых граждан в сфере образования,

Воспитания и развития

 

 

В соответствии с Концепцией государственной молодежной политики в Российской Федерации государственная поддержка осуществлялась в направлении формирования и реализации мер по созданию благоприятных условий для получения образования молодыми гражданами, поступившими в государственные и муниципальные образовательные учреждения среднего, высшего и послевузовского профессионального образования на бюджетной основе и на основании договоров по оплате ими стоимости обучения. В 2002 г. были продолжены эксперименты по совершенствованию структуры и содержания общего образования, по введению единого государственного экзамена. Для общеобразовательных учреждений России, как и для всей системы образования, сегодня характерны постепенное преодоление кризиса и адаптация к современным условиям; более уверенная ориентация на рынок; отсечение экономически неэффективных и малоэффективных с точки зрения сегодняшнего дня структур и элементов; преимущественная ориентация на те слои населения, которые способны к оплате обучения и материальному обеспечению работы самих образовательных учреждений. Однако эти процессы развиваются крайне противоречиво, что находит отражение в тенденциях изменения образовательного статуса молодежи.

2.1. Изменение уровня образования

и образовательного статуса молодежи

 

Образовательный статус молодежи является значимым критерием ее социального развития. Эмпирически он измеряется на основе показателей уровня образования и субъективных оценок отношения респондентов к данной сфере. Одним из показателей уровня образования является численность студентов высших и средних специальных учебных заведений. В 2002 г. продолжала действовать положительная тенденция изменения этого показателя (табл. 1).

 

 

Таблица 1

Рост численности студентов вузов и средних специальных

учебных заведений по годам

Годы Численность студентов государственных высших и средних специальных учебных заведений (на начало учебного года), тыс. человек Всего студентов государственных учебных заведений
высших средних специальных тыс. человек % молодежи
1998/1999 3 347 2 052 5 399 16,9
1999/2000 3 728 2 147 5 875 18,1
2000/2001 4 271 2 309 6 580 20,0
2001/2002 4 797 2 410 7 207 21,6

Источник: Социальное положение и уровень жизни населения России. – М. Госкомстат, 2002.

 

Численность учащейся молодежи возросла за период с 1998 по 2002 г. на 42,5% и составила 7,2 млн человек (или 21,6%) в возрасте от 15 до 29 лет. Более чем в 1,5 раза увеличилось количество студентов вузов (на 57,5%). Численность учащихся средних специальных учебных заведений выросла на 19,8%.

По данным исследований [1], в структуре потребностей образование прочно удерживается на втором месте, а в абсолютном выражении средневзвешенный коэффициент, характеризующий потребность в образовании, по сравнению с 1999 г. вырос с 4,5 до 4,65. Однако по остальным субъективным показателям образовательного статуса в анализируемый период не отмечается сколько-нибудь существенных изменений, а по некоторым из них заметна незначительная стагнация.

Так, снизилось значение ценностей знания (с 42 до 41%), терминальных ценностей образования (с 56,3 до 58,6%), одновременно повысилось значение инструментальных ценностей образования (с 35,7 до 41,4%), сократилось число желающих продолжать учебу по всем видам обучения (с 18,8 до 15,8%), кроме вузов и ССУЗов. Стремление к высшему образованию, особенно вечернему, остается высоким. При этом молодые люди стали ниже оценивать собственные возможности при поступлении в учебные заведения.

Снижение значений показателей субъективного аспекта образовательного статуса скорее всего сопряжено с отсутствием последовательности и гласности в реформировании этой сферы, слабой взаимосвязи проводимых реформ с интересами самой молодежи. Зачастую, не видя четких целей затянувшихся реформ, молодые люди лишаются надежных ориентиров в выборе собственных стратегий в образовании. Необходимо расширять информационную базу осуществляемых реформ, добиваться, чтобы цели и результаты реформирования системы образования находили отклик в жизненных планах молодых людей.

Тенденции развития образовательного статуса молодых людей наглядно прослеживаются в ходе анализа межгенерационной мобильности молодежи в сфере образования (табл. 2).

 

Таблица 2

Межгенерационная мобильность образовательного статуса,
1999 – 2002 гг.
(% по группам)

Уровень образования отца Уровень образования молодежи старше 18 лет
полное среднее среднее специальное незаконченное высшее, высшее
Полное среднее 16,5 17,6 13,1 15,9 8,4 9,3
Среднее специальное 36,9 43,4 53,8 53,7 41,4 37,1
Высшее 31,5 28,1 18,6 19,7 42,1 47,8

Источник: Центр социологии молодежи ИСПИ РАН [1].

 

Анализ показывает, что по сравнению с 1999 г. отмечены положительные тенденции в воспроизводстве молодежью старше 18 лет образовательного статуса родителей (ограничение возраста вызвано стремлением к более строгому выделению групп по уровню образования). К 18 годам образовательный статус молодых людей приобретает большую определенность. Они уже успевают окончить среднюю школу, завершают учебу в учреждениях начального профессионального образования и ССУЗах, многие поступают в вузы.

В 2002 г. достигли образовательного статуса отца, имеющего полное среднее образование, 17,6%, среднее специальное – 53,7% и высшее – 47,8% молодых людей. Причем в простом воспроизводстве высшего образования за истекший период наблюдается рост на 5,7%. Однако в расширенном воспроизводстве образовательного статуса имеются негативные тенденции. Повысили образовательный статус по сравнению со статусом отца, имеющего полное среднее образование, 25,2% молодежи (на 3,6% больше, чем в 1999 г.), а по сравнению со статусом отца, имеющего среднее специальное образование, – 37,1% (на 4,3% меньше, чем в 1999 г.). Это указывает на противоречия, существующие в этой сфере образования.

Из данных табл. 2 также следует, что воспроизводство молодежью высшего образования не носит преимущественно наследственного характера, достаточно широко это распространено среди представителей других социальных групп молодежи. Хотя, по сравнению с 1999 г., отмечается пусть незначительное, но сужение социальной базы воспроизводства интеллигенции с высшим образованием (в 1999 г. 49,8% молодых людей получили высшее образование, превзойдя образовательный уровень своих родителей, а в 2002 г. – 46,4%). В этой связи необходимо активизировать реализацию программ, направленных на поддержку и поощрение талантливых молодых граждан в области образования, науки, техники, культуры. Среди них – проведение специализированных лагерных смен «молодых интеллектуалов»; организация и проведение всероссийских и межрегиональных конкурсов по естественным и гуманитарным дисциплинам, научно-практических семинаров и конференций; поддержка объединений студенческой молодежи по интересам; взаимодействие со средствами массовой информации (СМИ) с целью пропаганды и поддержки различных форм содействия в интеллектуальном и научно-техническом творчестве молодежи и др.

Вместе с тем в целом положительная тенденция воспроизводства образовательного статуса остается в противоречии с недостаточным финансированием этой сферы. В стремлении к выживанию учебные заведения прямо или косвенно вынуждены расширять коммерческие формы образования и систему платных услуг. В результате растет численность молодежи, для которой недоступно не только высшее и среднее специальное, но и среднее образование. Увеличивается отсев учащихся из средней школы. Поэтому остается актуальной задача создания таких условий, при которых обеспечивались бы равные права и возможности в получении полноценного образования молодыми гражданами из малоимущих, многодетных семей.

Хотя в 2002 г. доступность платных форм образования, по оценкам респондентов, несколько возросла (с 9,6% в 1999 г. до 12,7% в 2002 г.), для большинства молодых людей они остаются за пределами возможностей. Для 42,4% молодых людей платное образование сопряжено с необходимостью отказывать себе во всем и для 44,8% недоступно вовсе.

Видимо, преимущественная ориентация политики в сфере образования на те слои населения, которые способны к материальному обеспечению работы образовательных учреждений, нуждается в пересмотре. Продолжение подобной политики приведет к ограничению возможностей получения образования широкими слоями молодежи и к дальнейшему социальному расслоению в ее среде. Это проявляется уже на этапе жизненного старта молодежи и получает дальнейшее закрепление в стратификации социальной структуры российского общества.

 

 

Образование в моделях социального старта

Современная Концепция государственной молодежной политики исходит из понимания важности поддержки молодых граждан в первую очередь на начальном этапе их социального становления. Анализ результатов исследований [1] позволяет сделать вывод, что сегодня не приходится говорить о единой модели социального старта молодежи. Это является следствием ее социального расслоения. Четко вырисовываются по крайней мере три типовые модели.

В первой модели жизненные планы молодежи ориентированы на высшее образование, на получение его направлены интересы и практическая деятельность 25–30% молодых людей. Однако не следует думать, что все они нацелены на приобретение знаний. Каждый третий из них руководствуется сугубо инструментальными мотивами, как, например, получение диплома или отсрочка от армии.

Во второй модели социальный старт также связывается с образованием, но конкретные формы его продолжения не определены. Все зависит от обстоятельств, к которым могут быть отнесены и наличие учебного заведения в районе проживания, и уровень знаний, полученных в школе, и наличие денег у родителей для оплаты учебы на коммерческой основе, и многое другое.

Среди примерно 60–70% молодых людей, действующих в соответствии с этой моделью, большинство будут стремиться продолжить образование в каком-либо профессиональном училище или техникуме, ставя во главу угла не столько его профиль, сколько возможность поступления. Многие попытаются поступить в институт, но не очень огорчатся в случае неудачи. Работа ими рассматривается как нежелательное следствие неуспеха в образовательной стратегии.

Сторонники третьей модели (их около 10%) однозначно исключают для себя продолжение учебы и направляют свои усилия на поиск подходящей работы. Более половины из них (67%) вынуждены так поступать по материальным соображениям. Поэтому основным критерием поиска работы является уровень оплаты. Содержание и даже условия труда принимаются во внимание в последнюю очередь.

К данной группе относится и часть молодежи с так называемым «отложенным стартом», для которой досуговая деятельность более приоритетна, чем трудовая. Большинство из них рассчитывают на случайные заработки и на помощь родителей.

Как видно, во всех приведенных моделях присутствует большая доля риска. В каждой он разный, но общим является то, что социальный старт юношей и девушек все еще остается их личным делом или делом их родителей. Эффективных форм работы с подростками и молодежью по минимизации риска на данном этапе их социального становления в рамках ГМП пока не найдено.

От чего же зависят стартовые позиции молодежи и выбор стратегий поведения? Как следует из анализа, они во многом определяются гендерными факторами. Решающее влияние здесь оказывают те различия ролевых структур, которые проявляются уже на этапе жизненного старта у юношей и девушек. Нельзя исключать и фактор акселерации, благодаря которой девушки быстрее достигают социальной зрелости, чем юноши.

Кроме гендерных особенностей на направленность и выбор моделей жизненного старта, без сомнения, влияют и образовательный статус родительской семьи, и уровень ее материального благосостояния, и региональные условия ее жизни, и многие другие факторы. Однако степень их влияния неодинакова. Если проанализировать тесноту связи основных показателей жизненного старта по коэффициенту сопряженности с различными факторами, то они выстроятся в порядке, который указан в табл. 3.

 

Таблица 3

Ранжирование факторов жизненного старта молодежи
по степени тесноты связи

Фактор Интегральное значение коэффициента Ранг
Образование матери 0,39
Образование отца 0,32
Регион проживания 0,24
Материальное положение 0,21
Пол 0,15

Источник: Центр социологии молодежи ИСПИ РАН [1].

 

Как видно из данных таблицы, ведущее место по степени влияния на жизненный старт молодежи занимает такой социокультурный фактор, как образование родителей. Чем выше уровень образования родителей, тем больше в структуре занятости доля молодежи, обучающейся в средней школе и в вузе. И, наоборот, в семьях с низким образовательным статусом родителей повышается доля работающей молодежи и приобретающей профессиональное образование в средних специальных учебных заведениях. Причем образование матери оказалось более значимым фактором, чем образование отца. Это очевидно и отражает исторически сложившееся распределение ролевых структур в российской семье. Мать ближе к детям, и ее влияние на них больше.

Опережающее влияние регионального фактора по сравнению с материальным также не случайно. Условия жизни в российских регионах настолько различны, что этот фактор является ведущим в формировании социокультурной среды обитания. К тому же традиционные различия городского и сельского образа жизни за последнее десятилетие стали более поляризованными. Более контрастно проявляются различия в образе жизни в крупных и малых городах. Все это не может не отражаться на жизненном старте молодежи.

Таким образом, на первый план выдвигаются социокультурные основания стратификации на этапе жизненного старта молодежи. Это вполне закономерное явление в условиях тотального обнищания населения и поляризации его социально-экономического расслоения. Материальное положение молодежи мало различается в подавляющем большинстве семей, находящихся за чертой бедности. Здесь оно является скорее общим знаменателем, чем стратификационным основанием. Но его влияние становится особенно заметным при сравнении моделей жизненного старта бедного большинства и богатого меньшинства молодежи.

Что касается гендерных различий, то, как уже отмечалось, они проявляются в ролевых структурах по каждому показателю жизненного старта, но совокупная степень их влияния меньше, чем других факторов. Представленный анализ раскрывает новые аспекты ГМП на этапе социального старта молодых людей, не охваченные перечнем мероприятий федеральной целевой программы «Молодежь России (2001 – 2005 годы)». На практике это должно отразиться в более дифференцированном и адресном подходе к работе с различными группами молодежи, с учетом их социокультурных особенностей.

 

 

2.3. Модернизация российского образования

 

Среди упущений в ходе реформирования образования в стране, едва ли не самые негативные последствия имела ликвидация функции воспитания в деятельности образовательных учреждений. В стремлении к деидеологизации и разгосударствлению образования реформаторы первой волны разрушили сложившуюся систему воспитания, накопившую бесценный исторический опыт, нанеся тем самым огромный ущерб нравственному облику современного поколения молодежи. Устраняя последствия этих ошибочных решений, Минобразование России в течение последних лет осуществляет ряд мер по наращиванию воспитательного потенциала системы образования.

Разработанная Концепция модернизации российского образования на период до 2010 г. определяет воспитание как первостепенный приоритет в образовании, а в качестве важнейших задач выдвигает формирование гражданской ответственности, правового самосознания, духовности и культуры, инициативности, самостоятельности, толерантности, способности к успешной социализации в обществе. Вводятся критерии оценки воспитательной деятельности в начальных, средних профессиональных учебных заведениях при проведении аккредитации (приказ Минобразования России от 27.12.2002 г. № 4670), рекомендованы изменения в содержании образования, расширяющие воспитательную направленность образовательных предметов (приказ от 08.10.2002 г. № 14-55840 ин/15).

В целях закрепления и дальнейшего совершенствования воспитательного процесса утверждены «Основные направления и план действий по реализации программы развития воспитания в системе образования России на 2002–2004 годы». В них предусмотрены:

· повышение социального статуса воспитания в российском обществе;

· развитие профессионального уровня управления воспитательной деятельностью в образовательных учреждениях, демократического стиля руководства воспитательным процессом;

· разработка эффективных моделей содержания воспитания с учетом современной социокультурной ситуации, новых ценностей воспитания и обучения.

В июне 2002 г. Минобразование России, Минпечати России и Минкультуры России на совместной коллегии рассмотрели проблемы формирования духовного мира подрастающего поколения (от 03.09.2002 г. № 167/3197/1252), во исполнение решения коллегии разработан и утвержден межведомственный комплексный план мероприятий по формированию духовного мира подрастающего поколения.

Проведен первый Всероссийский конкурс проектов по организации воспитательной деятельности в высших учебных заведениях. По итогам издан сборник, в котором отражено целостное представление о концептуальных подходах к управлению воспитательным процессом и контролю его эффективности. Планируемый второй Всероссийский конкурс будет ориентирован на выявление опыта по отдельным направлениям воспитательной деятельности (проекты по созданию условий для сохранения здоровья студентов, профилактике наркозависимости, художественной, научной деятельности и другим направлениям, включающим разработку конкретных курсов, методического, кадрового обеспечения, учитывающих психологические, возрастные особенности студентов).

В последние годы значительно обострилась проблема воспроизводства преподавательских и научных кадров. С 1997 г. численность ученых моложе 30 лет сократилась на 33%. Если тенденция старения кадров сохранится, то средний возраст ученого к 2016 г. достигнет 59 лет (что равняется средней в России продолжительности жизни мужчин), а российская наука перестанет развиваться.

Доля преподавателей до 30 лет во многих регионах страны примерно соответствует доле преподавателей в возрасте 60-65 лет, а в ряде регионов она существенно ниже. Так, 20% и более преподавателей до 30 лет работают в высшей школе Республик Мордовии, Адыгея, Алтая, Тывы, Хакасии, Якутии, Оренбургской, Тюменской, Читинской, Амурской, Камчатской, Магаданской областей, Красноярского края. Здесь особо актуальной проблемой является подготовка и повышение научной квалификации молодых преподавателей, особенно среди мужчин, в связи с существующей тенденцией феминизации преподавательских кадров.

Нынешние выпускники высшей школы делают свой выбор не в пользу научной и преподавательской карьеры, которая перестала быть престижной. Подобные настроения присущи не только студентам, но и значительной части аспирантов. Результаты социологических опросов показывают, что после аспирантуры научным сотрудником хотят работать 21,9% аспирантов, преподавателем – 34,4%. Лишь 22,9% аспирантов планируют в дальнейшем работу над докторской диссертацией.

Поэтому решение задачи воспроизводства преподавательских и научных кадров стало важным направлением модернизации системы образования.

В рамках Федеральной целевой программы «Интеграция» осуществляется планомерная работа по привлечению молодежи к научно-исследовательской деятельности и научно-техническому творчеству (соблюдение этого требования особо отмечается при экспертной оценке проектов). За последние годы:

· оказана поддержка вузам и научным организациям в проведении совместных фундаментальных, поисковых и прикладных исследований по 222 проектам – победителям конкурса из 37 регионов страны (число проектов-заявок, поданных на конкурс, – 1097), из них 84 проекта носят комплексный характер;

· 304 студента, аспиранта и научного сотрудника из 36 регионов России получили возможность стажироваться в ведущих научных центрах страны (число проектов-заявок, поданных на конкурс, – 493);

· в 34 регионах России проведено 87 мероприятий – научных конкурсов, школ и конференций для студентов, аспирантов, молодых преподавателей и сотрудников вузов и научных организаций (число проектов-заявок, поданных на конкурс, – 311);

· обеспечена поддержка из федерального бюджета стажировок в ведущих образовательных, научных и технических центрах других государств и участия в международных конференциях и симпозиумах 236 молодых исследователей и ученых из 27 регионов России (число проектов-заявок, поданных на конкурс, – 288);

· по 38 проектам в 18 регионах России создано 69 рабочих мест в лабораториях ведущих научных центров для студентов, аспирантов и докторантов высших учебных заведений (число проектов-заявок, поданных на конкурс, – 142);

· поддержаны экспедиционные и полевые исследования, проведенные совместно вузами и научными организациями с участием студентов, аспирантов и докторантов по 94 проектам, осуществляемым в 46 регионах России (число проектов-заявок, поданных на конкурс, – 415), в том числе один проект носит комплексный характер.

Минобразованием России в 2000 г. было разработано положение о грантах на проведение молодыми учеными научных исследований в ведущих научно-педагогических коллективах вузов и научных организаций Минобразования России. Первый конкурс проведен в 2002 г. Победителями стали 227 молодых ученых.

Межвузовская программа «Университеты России» в 2002 г. отметила свое десятилетие. Она была создана в 1992 г. с целью возрождения ведущей роли университетов в развитии фундаментальных исследований, поддержки ранее сформировавшихся научных школ, подготовки широко эрудированных и высококвалифицированных специалистов, быстро адаптирующихся к условиям рыночной экономики, а также с целью интегрирования университетов в общемировую систему образования и науки.

За десять лет работы программой было поддержано 4093 научных проекта, в выполнении которых активно участвовало около 7500 студентов и аспирантов.

Следует также отметить ежегодный открытый конкурс на лучшую научную работу студентов по естественным, техническим и гуманитарным наукам в высших учебных заведениях Российской Федерации. В 2002 г. в конкурсе приняли участие 7796 студентов и курсантов из 377 вузов, ими представлено 7611 работ, 2366 студентов и курсантов удостоены по итогам конкурса медалями и дипломами Минобразования России.

В рамках научных мероприятий Министерства образования Российской Федерации в 2002 г. наиболее активно работали с молодыми учеными, специалистами, студентами и учащейся молодежью Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана, Красноярский государственный университет, Ростовская государственная экономическая академия.

Помимо развития традиционной исследовательской базы вузов и научных учреждений существуют перспективы поддержки социально-гуманитарных исследований молодых ученых в рамках реализации направления «Создание системы информационного обеспечения молодежной политики» Федеральной целевой программы «Молодежь России (2001–2005 годы)». Минобразование России ежегодно проводит всероссийские конкурсы проектов научных исследований по различным направлениям государственной молодежной политики. По итогам конкурса 2002 г. рекомендовано к реализации 11 проектов. Большинство конкурсантов представляют молодые научные коллективы, вузы, молодежные общественные организации.

Конечно, сделаны лишь первые шаги в этом направлении. Результаты модернизации образования в полной мере проявятся позднее, но уже сегодня ее влияние прослеживается в тенденциях духовного развития молодежи.

 

 

Духовное развитие молодежи

 

Эмпирически духовное развитие измеряется соотношением терминальных и инструментальных ценностей культуры, изменениями в структуре духовных ценностей, оценкой нравственных качеств личности молодых людей, уровнем их религиозности. По данным исследований [1], в 2002 г. по сравнению с предшествующим периодом соотношение терминальных и инструментальных ценностей в этой сфере изменилось несущественно. Практически для каждого седьмого молодого человека из десяти (68,4%) культура имеет самоценное значение, т. е. не рассматривается как средство достижения других целей. Правда, незначительная тенденция инструментализации ценностей в этой сфере наметилась, если учесть, что в 1999 г. культура как инструментальная ценность отмечалась 29% респондентов, а в 2002 г. – 31,6%. Это прослеживается и в анализе структуры духовных ценностей молодежи (табл. 4).

 

Таблица 4





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.232.96.22 (0.039 с.)