Состав и структура культурологического знания



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Состав и структура культурологического знания



Любая наука имеет свою предметную область изучения, свой предмет. Предмет изучения науки – это исторически развивающаяся совокупность знаний об определенной грани действительности. Эти знания не концентрируются в одном месте, они и не распределяются в обществе равномерно. Те или иные ученые, их сообщества, научные, преподавательские и исследовательские коллективы вырабатывают и аккумулируют различные массивы знаний, фактов, идей, гипотез. Между институтами, занимающимися изучением культуры, постоянно идет обмен информацией, идеями, концепциями. Утверждаются и единые походы, воззрения на пути, формы и методы развития культуры в обществе. Таким образом, в культурологическом знании как диалектически развивающейся отрасли человеческого знания вообще постоянно осуществляются процессы укрепления единства и увеличения многообразия, в результате чего состав культурологического знания развивается.

В составе культурологии мы можем выделить содержание и форму.

Содержание культурологического знания образует совокупность идей, гипотез, концепций, законов, закономерностей, категорий, принципов, теорий, открытых и доказанных культурологией как наукой на всем протяжении ее развития, подтвержденных или опровергнутых практикой развития человеческой культуры или находящихся в стадии подтверждения.

Это единое для культурологии содержание имеет различные организационные, институционные формы своего существования в виде деятельности отдельных ученых, школ, выделенных направлений в культурологии, отдельных культурологических дисциплин.

Современное культурологическое знание имеет сложную структуру. Она представлена, прежде всего, взаимодействием различных научных направлений и отдельных наук в деле исследования истории культуры общества и человека, построением достаточно развитой и апробированной, проверенной на практике теории.

Среди дисциплин, изучающих культуру, раньше всех выделилась история – та ее часть, которая изучает историю культуры. История вообще, история культуры в частности, изучает деятельность преследующего свои цели человека, а значит осознанную, сознательную деятельность людей. Значит, историческое знание аккумулирует в своем содержании и закономерные, и случайные события в единстве, не различая их. Как единая, исторически непрерывная цепь событий, протянувшаяся от первых шагов человека до современности, история культуры есть история развития различных социальных связей и отношений, имеющих всеобщую, (общую), особенную и единичную природу. Эту сложную структуру социальной реальности историческое знание воспринимает как целостность, как определенную, нерасчленимую социальную реальность, форму существования человека, в которой переплелись, при первом взгляде, в единое хаотическое целое связи различной природы: общие и единичные, закономерные и случайные, существенные и несущественные. Да иной история и не может быть. Поэтому и историческое знание несет в себе всю сложность, нерасчлененность, неупорядоченность человеческой истории, поставляя поверхностные, хаотичные представления о целом, о социальной действительности, культуре общества и человека. В историческом знании случайное господствует над закономерным, индивидуальное над коллективным; единичное над общим; осознанное, духовное над объективным, материальным; иллюзорное над реальным; возможное над действительным. И иным историческое знание быть не может, иначе это не будет историческим знанием, историей.

Но человека чаще всего интересует не всё и всякое знание о действительности, о культуре, а закономерное, объективное, общее, существенное, реальное, действительное. Т.е. его интересует определенная сторона истории, та ее сторона, которая вскрывает повторяющиеся, устойчивые, т.е. закономерные связи и отношения, возникающие в ходе развития человеческой культуры. Только знание законов развития культуры позволит выработать практически действенные рекомендации для ее совершенствования и эффективного функционирования в обществе, а значит создавать свою культуру осознанно, со знанием дела, но для этого необходимо абстрагироваться от случайного, единичного, поверхностного и представить развитие культуры на уровне общего. Такой взгляд на культуру дает уже не история, а философия. Поэтому неслучайно появление такой отрасли науки, как философия культуры.

Философия культуры призвана решить основной вопрос философии применительно к культуре. Но этим она не ограничивается. Философия культуры дает знание о наиболее общих законах культуры, о ее природе и сущности, о генезисе, становлении и развития, о структуре и функционировании в обществе, а для этого философия культуры с необходимостью вынуждена будет решать вопрос о первичности и вторичности, определяемом и определяющем в культуре, о познаваемости культурных явлений и их границе. Но выделив наиболее общие, а значит и наиболее устойчивые основы существования такого социального явления, как культура, философия культуры, тем самым выполнит и свою методологическую функцию. Всё философское знание выступает средством, методом познания социальных явлений, в том числе и культурных.

Сама философия культуры имеет сложную структуру. По крайней мере, мы можем выделить в ней ту часть, которая занимается изучением наиболее общих (всеобщих) связей и отношений, которые существуют в природе, обществе, человеческом мышлении, а значит и в культуре. Но в философии культуры выделяется уровень знания, который вскрывает наиболее общие связи и отношения, сложившиеся в культуре как социальном явлении, отличающемся по своей природе от остальной природы, имеющем свою специфику, вскрывающем культуру как социальное образование. Таким образом, в философии культуры мы выделяем ту часть, которая связана и систематической философией постольку, поскольку она на своем уровне обобщения решает основной вопрос философии применительно к исследованию культуры. Друга часть связана с существованием социальной философии, её задачами в области изучения культуры как социального явления. Но социальная проблематика шире тех границ, которые связаны с решением основного вопроса философии применительно к обществу, его культуре. Есть много проблем, которые выходят за эти границы, в силу чего образуется такая наука, как социология, а применительно к культуре – культурная социология.

Культурная социология (или социология культуры, или социальная культурология. Хотя между этими дисциплинами существует некоторое различие, мы не будем акцентировать на нем свое внимание) призвана вскрыть законы развития и функционирования культуры общества, ее структуру и роли, которые выполняет культура в обществе. Знание культуры общества еще не позволяет вскрыть нам специфику культуры человека. Хотя человек и общество представляют собой соотносящиеся явления, между ними существуют и различия, которые требуют своего осознания и изучения. Культура общества не всегда, не во всем, не везде совпадает с культурой человека. Культура человека требует специфического изучения. Отсюда появляется комплекс дисциплин, которые обобщенно можно назвать культурной антропологией. Если мы посмотрим на процесс становления культурологического знания, то обнаружим, что и социология культуры, и культурная антропология появляются примерно в одно и то же время – во второй половине XIX века. Хотя исторически само вычленение культурологии как отдельной науки тесно связано с антропологией. Оно восходит к работам американского антрополога Л. Уайта (1900–1975), который предложил назвать так самостоятельную науку, выделившуюся на основе изучения культуры из исторической антропологии.

Историческая антропология как самостоятельное направление складывалась в борьбе с концепцией структурной теории, которая ставила себе целью разъяснение социальной действительности методом реконструкции объективных процессов и структур.

По мере того как структурная история приближалась к своему идеалу, она становилась историей без человека.

В противоположность ей историческая антропология в центр своего интереса помещает конкретного исторического человека с его опытом и образом поведения, обусловленным культурой. Антропологический анализ как раз и может объяснить связь между объективной структурой и субъективной практикой.

Современная антропология концентрируется на изучении образцов смыслов, проявляющихся в ритуалах и символах и определяющих индивидуальное и коллективное поведение, т.е. на том, что сами антропологи называют «культурой» в широком смысле слова.

Антропологические исследования показали, что иррациональные странные и непонятные характеристики культуры на самом деле отражают целостность мысли и поведения и именно это придает единство и стабильность обществу.

Западная социальная история в 70-е годы ХХ века испытывала воздействие британской социальной антропологии, «антропологической социологии», или как еще ее называют, антропологии социальной организации и социальных структур, начало которой положила образованная еще в 1964 году Кембриджская группа по изучению истории народонаселения и социальных структур (Э. Ригли, Р. Скофилд, П. Ласлетт). Такой самоструктурный, историко-демографический метод исследования получил распространение в США. Благодаря работам кембриджских и принстонских исследователей социальных структур были уточнены многие исторические данные (размеры семьи и церковного прихода в тюдоровской Англии, параметры естественного прироста и иммиграция накануне промышленного переворота и т.п.).

Но этим социальным историками не хватало исследования внутреннего мира человека прошлого, воссоздания связи между его мировоззрением и поведением ( что уже пытались сделать во Франции Ж. Дюби, Ф. Атранс, Ж. Ле Гофф).

Выход из положения подсказала так называемая культурная («символическая») антропология. Американский антрополог К. Гиртц предложил в 70-х годах, основываясь на теории М. Вебера, рассматривать культуру как «полагание смысла», как совокупность значащих для человека общественных символов. Именно благодаря символической антропологии интерес исследователей постепенно акцентируется на менталитете, этносе людей прошлого, на иерархии их духовных ценностей и моральных норм. «Символическая» антропология К. Гиртца обострила внимание социальных историков к изучению духовного мира человека, что и стало ассоциироваться с его культурой.

И социальная культурология, и культурная антропология, в свою очередь, могут быть подразделены на ряд более конкретных областей знания, изучающих отдельные сферы области общественной жизни и поведение человека в них, приводящие к появлению специфических форм культуры, например, области экономической культуры, политической культуры, производственной культуры, культуры быта, художественной культуры, правовой культуры, религиозной культуры и т.д.

Наряду с историческими, философскими и социологическими науками, культурология обладает своей собственной спецификой. В учебнике А. Я. Флиера «Культурология для культурологов» (М. 2000) утверждается, что культурологические науки анализируют, консолидируют «нормативно-регулятивные, ценностно-смысловые, знаково-коммуникативные, а также социально-воспроизводящие аспекты коллективного бытия как необходимые условия образования и функционирования устойчивых социальных общностей, народов». Мы считаем, что такое понимание культуры и, соответственно, предмета культурологии не избежало определенного рода слабостей, что и будет показано в дальнейшем. В свою очередь, применительно к структуре культурологического знания это ошибочное понимание специфики культуры, ее сущности, приводит к известного рода противоречиям. Так, получается, что социология не изучает культуру. Что культурология – это не социологическая дисциплина и не имеет к ней никакого отношения, так как она рассматривается самостоятельно и существует наряду с социологией. Но применительно к психологии, истории и другим науками мы можем сделать такое же утверждение.

Но из такого понимания структуры культурологического знания вытекает и еще одна слабость. Получается, что ни история, ни социология и другие науки не изучают «нормативно- регулятивные, ценностно-смысловые» и прочие «аспекты коллективного бытия». Но это совсем не так. История развития научного знания показывает, что раньше (чем выкристаллизовалась, конституировалась культурология) социология уже изучала ритуал, знаки, нормы, ценности, пыталась раскрыть смыслы и значения социальных явлений. Получается, что культурология должна отобрать у культурологии ее предметную область изучения социальной реальности.

Внимательное изучение высказанного А. Я. Флиером предположения обнаруживает его уязвимость еще в одном пункте. Его применение приведет к тому, что некоторые науки будут отождествлены с культурологией. Например, правоведение. Многие юридические дисциплины ужу давно рассматривают все те аспекты, которые А. Я. Флиер приводит в качестве предмета культурологии: они изучают и нормативно-регулятивные, и ценностно-смысловые, и знаково-коммуникативные аспекты бытия. Так, право является регулятором, имеет смысловую составляющую и затрагивает коммуникативную строну социальной жизни. Мы не можем утверждать, что юристы не пользуются знаково-символическими формами, или что те знаки, которыми они пользуются, создают, совершенствуют их, лишены ценностно-смыслового содержания. Отсюда вытекает, что или правоведение или культурология становятся ненужными. Но то же мы можем указать и в отношении морали. Поэтому не случайно, что среди специалистов-гуманитариев сильны предубеждения в отношении культурологии. В том же учебнике мы встречаем утверждение, что «предмет культурологического познания – отнюдь не «вся культура» – это по силам лишь всей совокупности социальных и гуманитарных наук; культурология ограничивает свою познавательную площадку» именно описанным комплексом нормативно–регулятивных, ценностно-смысловых, знаково-коммуникативных и социально-воспроизводящих методов и средств социального бытия. Довольно странное утверждение. Можно ли ограничить, например, литературоведение утверждением о том, что её предмет – «не вся литература», а лишь ее часть? Или что предметом правоведения выступает не вся система права в его истории и развитии, а лишь его «часть» и т.д. Наверное, любой здравомыслящий ученый скептически отнесется к такому утверждению.

Любая развитая наука выполняет ряд взаимосвязанных и взаимообусловленных функций. Среди них можно назвать следующие:

Онтологическая. Она связана с выделением того фрагмента объективной реальности, объекта, социальной действительности, который составит предмет изучения науки.

– Гносеологическая. Выполняя эту функцию, наука вырабатывает свои способы отражения действительности и ее познания.

– Аксиологическая (ценностная). Эта функция связана с определением ценности тех законов, закономерностей, принципов, которые открыты данной наукой.

– Прогностическая, предсказательная, футурологическая. На основе исторически сложившихся тенденций в развитии предмета своего изучения и используя все накопившееся на данный момент знание, наука составляет прогноз на возможное будущее развитие того фрагмента реальности, который она изучила.

– Проектно-целевая, проективная. Наука вырабатывает проект будущей реальности, которую можно и должно осуществить на практике.

Праксеологическая (прагматическая). Любая наука стремится выработать рекомендации для практического использования разработанных ею проектов и преобразования практики.

Нормативно-регулятивная. Выработанные практические рекомендации выступают как нормы, правила и процедуры деятельности, в ходе исполнения которых и происходит преобразование практики.

Коммуникативная. Эта функция связана с необходимостью объединения людей, их коллективов, с помощью знаково-символических средств для решения практических задач преобразования действительности.

Мобилизационная. Выполняя эту функцию, наука обеспечивает активизацию коллективов и отдельных людей для осуществления выработанных проектов.

Культурологии, как и любой науке, присущи все эти функции, в противном случае она теряет свой смысл как наука.

Любая наука в своем развитии проходит ряд стадий.

1. Эмпирическая. На этой стадии происходит описание тех фрагментов действительности, которые составят предмет данной науки. Осуществляется сбор, накопление, систематизация и классификация фактов. Происходят первые обобщения: выделяются существенные и несущественные явления, закономерные и случайные, повторяющиеся и неповторимые. Выдвигаются гипотезы, концепции, строятся предположения. Непосредственным предметом науки выступает сама действительность в ее многообразии, нерасчлененности чувственно-конкретных форм. Попытки первых обобщений наталкиваются на ряд трудностей: необходимо отделить существенное от несущественного, закономерное от случайного, представить существенное в логически стройном виде. Т.е. создать теорию. А это не удается сделать до тех пор, пока наука не порвет на время свои связи с эмпирией – практикой, чувственно воспринимаемой областью бытия. Это подводит науку к необходимости изменить форму своего существования – превратиться в теорию. На этой стадии происходит восхождение от живого созерцания к абстрактному представлению действительности.

2. Теоретическая. На этой стадии предметом изучения становятся и фрагменты действительности, и те элементы знания о ней, которые уже получены на предшествующей, эмпирической стадии существования науки. Наука вырабатывает такие понятия, концепции, гипотезы, которые носят абстрактный и, с этой точки зрения, односторонний характер. В абстракциях наука мысленно освобождается от случайного, неповторимого, незакономерного, несущественного и представляет повторяющееся в логически непротиворечивом виде. На этой стадии мышление осуществляет обратный путь – идет от абстрактного к конкретному, но это конкретное является также мысленно-конкретным, синтезом многих определений.

3. Проектно- прикладная. Формирование теории становления и развития того или иного процесса, например, культуры, позволяет проследить ее возможные изменения в будущем, составить прогноз и определить возможные состояния. Составление прогноза возможных изменений явления является основой для выработки проекта изменения среды и ее преобразования на практике. На этой стадии наука вырабатывает проектно-преобразовательные рекомендации для практики с целью её преобразования и осуществления разработанного проекта.

Не все науки прошли все эти стадии в своем развитии. Не все науки одновременно получают одинаково развитую форму. Эти этапы характеризуют долговременные тенденции, характеризующие развитие знания. Раньше всех развитой формы достигла математика. На наших глазах география из науки, описывающей Землю, превращается в науку, создающую теорию развития Земли как планетарного явления. В ней усиливаются тенденции, которые связаны с ее существованием как проектно-прикладной науки. Аналогичные изменения претерпевает этнография, превращаясь в этнологию. Культуроведение из науки, описывающей культурные явления, каталогизирующей их, т.е., находящейся на эмпирической стадии своего развития, превращается в культурологию как теоретическую дисциплину. В нем также усиливаются тенденции к развитию прикладного, проектного, характера своих знаний.

В своем становлении и развитии культурология широко использует те знания и методы, которые были созданы в рамках более развитых наук, открыты в других областях человеческой мысли: в естествознании ( к примеру, в медицине, физике, математике, химии) и в гуманитарных науках (философии, истории, социологии, психологии, лингвистике, этнологии).

Но культурология не только пользуется уже полученным человечеством знанием, но и сама становится поставщиком знания для других областей познания, вырабатывая новое знание законов развития и функционирования культуры общества и человека.

Культурология как генерализующая (обобщающая) и теоретическая область научного знания выступает определенной методологической базой в исследованиях человеческой культуры для культурологических теорий меньшего уровня обобщения, в рамках которых изучается культура отдельных сфер, областей общественной жизни: производства и быта, свободного времени и досуга, семейных отношений и т.д.

Поток знаний, вырабатываемых и аккумулируемых культурологией, питает и такие отрасли знания, как систематическая философия, социальная философия, поставляя материал для дальнейшего анализа, осмысления и обобщения. Таким образом, мы можем утверждать, что связь культурологии с другими науками двусторонняя, она не только получает, но и дает новое знание развивающейся науке человечества, служит методологической базой для наук меньшего уровня абстрагирования.

Культурология поставляет знание, которое непосредственно вплетено в грань исследовательской деятельности современного ученого, будь то естественник или гуманитарий.

Внимательное изучение состояния естественных наук показало, что они представляют собой не только социально-обусловленые, но и культурно-обусловленные области человеческого познания. Так, наше восприятие пространства, времени задается определенной культурой. Современная культура сохраняет в своем составе те культурные формы, которые возникли на заре становления человечества и продолжают существовать по настоящее время. Современная физика, космология воспроизводят укоренившиеся с древности архетипы сознания, которые неосознанно предопределяют формы восприятия пространства и времени, фундаментальнейших категорий бытия. Так, заложенное на ранних этапах существования культуры деление мира на две половины – хаос и космос, беспорядок и порядок, дезорганизацию и организацию, продолжает оказывать на наше восприятие природных и социальных процессов. Теория «Большого взрыва», с помощью которой современная астрофизика пыталась объяснить процессы возникновения нашей Вселенной, в скрытом виде воспроизвела древнейший миф человечества, раскрывающий диалектику хаоса и космоса. Современная архитектура воспроизводит в строении наших зданий и сооружений городской среды те формы восприятия пространства, которые утвердились в архаических культурах. Современная литература неосознанно воспроизводит архетипы сознания, мифологемы, созданные древним человеком.

Эти довольно древние формы восприятия пространства и времени, положения человека в нем, отразив наиболее устойчивые структуры природного и социального мира, повторяющиеся, повседневные связи и отношения, до сих пор бессознательным образом структурируют поток человеческого восприятия. Это приводит к тому, что подчас предопределяется форма научного знания, сохраняя в теории единство сущности и существования вместо того, чтобы показать их различия, а значит воспроизводятся стереотипы сознания, затрудняющие поиск существенных связей и отношений этого мира. Выявить архетипы сознания и другие формы бессознательных процессов, а значит создать условия для оптимально эффективной деятельности ученого и призвана, кроме всего прочего, культурология.

Современное культурологическое знание отличается сложной структурой. На складывание структуры культурологии оказали свое влияние ряд факторов объективного и субъективного плана.

К объективным факторам следует отнести развитие самой человеческой практики, те реальные преобразования, которые осуществляет человек в отношении природы и себя самого, в отношениях к другим людям. Человеческая практика развивается неравномерно, поэтому разные ее подразделения попадали в поле внимания человека в разное время, по-разному отражались в теории, формируя различные научные направления, учебные дисциплины.

К субъективным факторам следует отнести развитость самих теорий, интересы, предпочтения, которые оказывают исследователи изучению тех или иных проблем, существование культурологических школ, появление отдельных произведений, в которых так или иначе анализируются проблемы культуры.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.50.137 (0.009 с.)