Раскрытие тайны происхождения сознания



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Раскрытие тайны происхождения сознания



 

Важной стороной антропосоциогенеза являлся генезис сознания. Сознание — высшая форма отражения мира. Носителем сознания выступает человек, обладающий мозгом — высокоразвитой материальной системой, способной осуществлять идеальное отражение мира. Сознание формируется только в системе социального общения людей и поэтому носит социально-исторический характер. Сознание позволяет человеку познавать окружающий мир, переживать свое отношение к этому миру, регулировать свою деятельность. В сфере сознания складываются цели деятельности человека (идеальное целеполагание), формы мышления (понятие, суждение, умозаключение и др.), чувственно-образные и волевые моменты человеческой жизнедеятельности. Основой, ядром, стержнем сознания является мышление. Именно благодаря мышлению в сознании формируется объективный образ, картина мира.

Генезис сознания, как и возникновение человека и общества, носит естественно-исторический характер *. Сознание складывалось на базе высокоразвитой психики животных — высших приматов. Основные предпосылки генезиса сознания: увеличение размеров и качественное (структурное) изменение мозга высших приматов; трудовая, практическая деятельность; развитие социальных отношений, разделение труда, коллективность; развитие коммуникативной, сигнальной деятельности, языка, речи.

* Анализ проблемы генезиса сознания см.: Гурьев Д.В. Загадка происхождения сознания. М.,1997.

 

Основой генезиса сознания является обобщение (и коллективное закрепление) результатов действий по производству орудий труда. Сознание возникает как отражение прежде всего тех объективных свойств природных предметов, которые выявляются в процессе производства орудий труда. В этом процессе необходимо взаимодействие между собой (по крайней мере) двух природных предметов (камней, палок, костей). Результат их взаимодействия (т.е. орудие труда) определяется объективными свойствами таких природных предметов. Ставя во взаимодействие между собой два природных предмета, человек получает возможность выделять их объективные свойства (если одним камнем ударить по другому, то результат совсем иной, чем в ситуации удара камня по дереву: так проявляется объективное свойство твердости). Взаимодействие двух материальных предметов между собой позволяет выделять их объективные свойства, т.е. свойства, не зависящие от того, кто ставит во взаимодействие эти предметы. Это принципиально важно и во многом объясняет, почему труд является основой сознания, познания, мышления. Без учета объективных свойств материальных предметов систематическое производство орудий труда просто невозможно. Другими словами, производя орудия труда, субъект получил возможность отражать не только преимущественно ситуативные, относительные связи между организмом и средой (что свойственно-психике животных), но и объективные связи между предметами, вещами самой природной среды. Животное непосредственно не выделяет объективных свойств предметов среды, а выделяет лишь те свойства среды, которые для него биологически значимы, определяются инстинктивными программами поведения. Объективные свойства среды отражаются животными только в ходе исторической эволюции вида, естественного отбора, т.е. через смену поколений, отбор одних и вымирание других особей и др.

На уровне человека объективные связи, свойства среды проявляют себя прежде всего через устойчивые, повторяющиеся предметные действия субъекта. Их фиксация и выделение из множества случайных, второстепенных действий есть не что иное, как обобщение. Если результат обобщения закрепляется в каком-нибудь знаке, то тогда он может, во-первых, передаваться другим членам коллектива, во-вторых, достаточно долго сохраняться в коллективной памяти. Итак, производство и воспроизводство сознания изначально носит коллективистский характер, оно невозможно вне деятельности и общения людей; развитие форм деятельности и общения есть условие развития сознания.

Обобщение, зафиксированное в некотором знаке, в самом широком смысле уже есть познание как таковое. Таким образом, в сознании изначально заложен познавательный компонент. Когда мы говорим о том, что человек обладает сознанием, то прежде всего подразумеваем, что человек познает мир, что он обладает определенной системой знаний. Знания — это выраженные в определенной системе знаков (слово, навык, жест, схема и др.) обобщенные элементы сознания, благодаря которым различаются вещи объективного мира, их существенные и несущественные свойства, сам человек и его отношение к внешнему миру. Система знаний складывается в историческом опыте человечества. Каждый отдельный индивид осваивает ее заново в процессе социализации, обучения, образования, воспитания и др.

Безусловно, знание является сердцевиной, ядром сознания, но содержание сознания не может быть сведено только к знанию. Оно обладает еще одной стороной — эмоционально-волевой, т.е. сферой переживания действительности, которая выражает отношение субъекта к тому, что он отражает, преобразовывает. Это сфера выражения потребностей, интересов и целей. Человек не только познает мир, но и оценивает его свойства с точки зрения их значимости для удовлетворения своих потребностей. Функцию оценки во многом выполняют эмоции человека. Эмоциональная сфера гоминид выступала базой исторического формирования ценностного аспекта сознания человека.

На начальных этапах сознание было предметно-действенным, было включено в акты предметных действий, логика отдельных идеальных действий еще отсутствовала, наличествовала лишь логика внешнего предметного действия. Поэтому человек не мог воспроизвести каких-либо действий по производству орудий труда в отрыве от этих орудий. Накапливавшийся опыт такого рода передавался в процессе коллективного подражания. На этом этапе еще не было устойчивого идеального целеполагания как некоторой сложившейся подсистемы сознания, о чем свидетельствует случайная, нестабильная форма орудий труда, создаваемых в результате еще во многом инстинктивных действий. В сознании еще не воспроизводилась закономерная связь между началом, процессом и результатом обработки предмета труда, поскольку логика практических действий была однозвенной (т.е. для производства орудий труда требовалось осуществление одного типа действий — скалывание заготовки отбойником). Орудия были однотипны и приспосабливались не к объекту, а к человеку.

Качественное изменение в характере труда и сознания связано с переходом к многозвенной структуре трудового процесса, к созданию составных и специализированных орудий. Сначала процесс производства разделился на два этапа: на первом изготавливались стандартизированные заготовки для орудий, на втором они превращались в собственно орудия. Вместе с этим возрастали опыт, квалификация, навыки работников, вырабатывались более совершенные приемы использования орудий труда, улучшалась организация труда, развивалось разделение труда. Качественный переход завершился в эпоху мустье, когда действия по изготовлению орудий стали многоступенчатыми: изготовление из ядрища заготовки путем оббивки; скалывание; вторичная подправка.

При этом происходит интериоризация сознания, т.е. предметное действие человека, выражающее обобщенное значение, уходит во внутренний план, а непосредственным носителем мысли становится язык. Предметно-действенное сознание сменяется мифологическим. Обобщение мира происходит не в форме предметных действий, а форме идеальных чувственных образов. Вместе с тем стихийно-эмпирическое накопление первобытных рациональных знаний приобретает пока еще несовершенный, но уже системный характер (см. 1.1).

 

Генезис языка

 

Генезис и развитие сознания неразрывно связаны с генезисом и развитием языка, речи. Происхождение и начальные этапы развития языка — одна из интереснейших проблем истории культуры. Далеко не все детали этого процесса известны. Но в общих чертах можно воспроизвести его основные направления.

Коммуникация животных — необходимое условие их жизнедеятельности, обеспечивающая их взаимодействие и согласованность, стадную организацию, в конечном счете их безопасность. Исходной базой, предпосылкой формирования человеческого языка являлись виды коммуникации животных: зрительно-двигательная, жестовая (позы, жесты, движения, выражающие страх, угрозу, подчинение и др.), действующая только при дневном свете и в пределах видимости; обонятельная (с помощью запахов); звуковая.

Звуковая коммуникация имеет ряд несомненных преимуществ: звуки могут быть дифференцированными и выражать широкий спектр эмоциональных состояний; звуковая сигнализация не ограничивается дневным светом и воспринимается практически мгновенно.

Современные теории языка исходят из того, что у человекообразных обезьян и первобытных людей в зачаточной форме сосуществовали два типа языка — первичный и вторичный *. Первичный язык развивался на основе зрительно-двигательной (жестовой) коммуникации и выражал информацию об эмоциональном состоянии и поведенческих установках особи, значимую для другой особи. (В современной приматологии существует целое направление, исследующее способности человекообразных обезьян к жестовой коммуникации.) Вторичный язык формировался на базе звуковой коммуникации, в основе которой были эмоционально окрашенные крики обезьян и нейтральные шумы, не сопровождавшиеся видимым возбуждением.

* О происхождении языка см.: Якушин Б.В. Гипотезы о происхождении языка. М.,1985.

 

В истории становления человека (общества, сознания) соотношение между этими двумя типами языка было, по-видимому, весьма непростым. На начальных этапах антропогоциогенеза, когда развивалось предметно-действенное сознание, определенное развитие и преимущество получила зрительно-двигательная, жестовая коммуникация. Австралопитековые, по-видимому, общались между собой преимущественно языком жестов, которые, по-видимому, сопровождались звуковыми восклицаниями (лалии). Жест являлся ведущим средством предметного обобщения-действия, а значит, и регуляции (индивидуального и коллективного) действия.

Но в этой своей роли язык жестов является несовершенной формой коммуникации. Поскольку жест осуществлялся с помощью рук — главных рабочих органов, то он не всегда был возможен (в некоторых ситуациях руки просто заняты). Жестовый язык не мог применяться ночью, на больших расстояниях, в условиях ограниченной видимости и проч. Кроме того, жест не приспособлен для выражения сложных ситуаций, так как он плохо подразделяется на составные элементы. Все эти факторы не позволяли жестовому языку стать полноценным вторым (наряду с предметным действием) материальным носителем мысли в условиях, когда дальнейшее развитие сознания было связано с его интериоризацией, т.е. уходом во внутренний план.

Интериоризация сознания стала возможной, когда для обобщенной мысли подошел иной материальный носитель — звуковой носитель мысли, звуковая коммуникация. Ведь процесс становления человека включал в себя наряду с развитием языка жестов и параллельное непрерывное совершенствование звуковой коммуникации. Постепенно она приобретала характер вокально-информационной системы. Так, например, если у человекообразных обезьян было 20-30 сигналов, то у австралопитековых их могло быть уже несколько десятков или даже свыше сотни.

Язык развивался вместе с развитием речи. Можно предположить, что членораздельная речь возникла в эпоху формирования питекантропа. В его речи присутствовали щелкающие и носовые звуки; наряду с жестами слова выступали обозначениями предметов и лишь в отдельных случаях переходили в слова-предложения; речь носила диалогический характер. Но в целом в речи питекантропов и синантропов еще преобладает жестовая коммуникация, а речевые акты подобны телеграфному стилю.

У неандертальцев совершенствовалась артикуляция. Правда, возможно, были затруднения с произнесением отдельных гласных. Постепенно формировалась простейшая грамматика и синтаксис; появилась монологическая речь; расширялась лексика. Как показывают новейшие макетные исследования ротовой полости неандертальца, неандертальцы в принципе могли общаться с помощью членораздельной звуковой речи*, и у них уже образовались сложные формы высказываний, синтаксически сложные предложения **.

* Панов Е.Г. Знаки, символы, языки. М., 1983.

** См.: Алексеев В.П. Становление человечества. М., 1984. С 222-224.

 

Язык всегда предполагает определенную систему знаков. С развитием языка зарождается сложная система знаков как выразителей смыслов и значений сознания. Генезис сознания, становление языка и речи завершились при переходе к верхнему палеолиту, к первобытно-общинному строю, к чувственно-образному мифологическому сознанию.

 

Часть третья



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.142.91 (0.035 с.)