Внешняя политика Ирландской республики



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Внешняя политика Ирландской республики



Внешнеполитический курс Ирландии отражал непоследовательную, противоречивую позицию правящей ирландской национальной буржуазии. В то же время в нем находили определенное отражение некоторые традиции и чаяния широких слоев ирландского народа. Условно его можно подразделить на два неравных периода: конец 50-х—начало 60-х годов (до начала кампании за вступление в «Общий рынок») и весь последующий отрезок времени вплоть до наших дней.

С конца 60-х годов все усиливающееся влияние оказывают на него события в Северной Ирландии.

Первый период отмечается стремлением третьего кабинета Фианна фойл и министра иностранных дел Ф.Эйкена проводить последовательную политику неприсоединения, активно способствовать наметившимся в мире позитивным процессам разрядки. Ирландские делегаты в ООН настойчиво выступали за принятие эффективных мер против распространения ядерного оружия. Ирландия принимала участие в акциях ООН по поддержанию мира в различных районах: на Ближнем Востоке, в Кашмире, на Кипре.

Видный политический и общественный деятель Ирландии К.-К.О'Брайен во время конголезского кризиса являлся специальным представителем ООН в Катанге. Самостоятельный внешнеполитический курс Ирландии в эти годы не раз вызывал недовольство правительств империалистических держав Запада, критику со стороны влиятельных, консервативных ирландско-американских кругов.

Решительный поворот обеих главных партий ирландской национальной буржуазии в сторону «нового курса» и начало его осуществления оказали известное воздействие на внешнюю политику страны.

В 1961—1962 гг. в своих официальных заявлениях о стремлении Ирландии вот и в «Общий рынок» премьер Ш.Лемасс указывал, что это может повлиять на ирландский нейтралитет, подвести страну к вступлению в НАТО. В этом отношении позиция «главного архитектора» ирландского «нового курса» по существу не отличалась от линии лидера Фине гэл Л.Косгрейва, призывавшего к участию Ирландии в «защите» Запада от «коммунистической угрозы». В благоприятную державам НАТО сторону изменилась позиция Ирландии по ряду важных международных проблем, в частности по отношению к американской агрессии во Вьетнаме. Эти изменения во внешней политике Ирландии не раз подвергались критике со стороны прогрессивных, демократических кругов, указывавших на постепенную утрату страной свободы действий во внешнеполитической сфере, приспособление к политике Англии и особенно США.

Но тем не менее старания консервативных кругов добиться коренного изменения ирландского внешнеполитического курса, отбросить стойкие традиции неприсоединения, нейтралитета, сочувствия пародам, борющимся против империализма и колониализма, стремление жить в мире и добрососедстве со всеми странами до сих пор к успеху не привели. Ирландская республика не стала членом Североатлантического пакта, она вносила и продолжает вносить полезный вклад в дело разрядки международной напряженности. В августе 1976 г. правительство Ирландии вместе с другими государствами — участниками Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе подписало в Хельсинки Заключительный акт.

Много преград стояло ранее на пути нормализации отношений Ирландии и СССР: яростный антикоммунизм ирландских консервативных, и в первую очередь влиятельных клерикальных, кругов, оппозиция империалистических сил Англии и США. На протяжении десятков лет Ирландия оставалась одной из немногих европейских стран, не имевших постоянных связей с СССР и другими социалистическими странами.

Перелом наметился в 60-х годах в связи со значительным ростом международного авторитета СССР и всего социалистического содружества, со все новыми успехами миролюбивой внешней политики Советской страны. С конца 60-х годов резко возрастает взаимный обмен в области культуры и искусства, науки и техники. В 1970 г. в Москве состоялись первые советско-ирландские торговые переговоры. В это же время в Дублине открываются торговые представительства и корпункты СССР и ряда других социалистических стран.

Установление в 1973—1974 гг. между Советским Союзом и Ирландией нормальных дипломатических и торговых отношений, взаимное предоставление обеими странами режима наибольшего благоприятствования в сфере торгового обмена — наглядное свидетельство того, что, несмотря на сложность обстановки, Ирландия не остается в стороне от веяний времени.

Новый этап отношений между Ирландской республикой и СССР зафиксирован в совместном советско-ирландском коммюнике, принятом во время официального визита в Москву в декабре 1976 г. министра иностранных дел Ирландии Г.Фицджеральда. Обе стороны подтвердили свое намерение продолжать улучшение и расширение отношений между двумя странами в политической, экономической и других областях на основе мирного взаимовыгодного сотрудничества и поддерживать все мероприятия, направленные на ослабление международной напряженности, ликвидацию угрозы мировой термоядерной войны. 16 декабря 1976 г. в Москве было подписано соглашение между СССР и Ирландией о развитии экономического, промышленного и научно-технического сотрудничества.

В этот период Ирландия установила также дипломатические отношения с рядом европейских социалистических стран.

Довольно пеструю мозаику являли собой отношения Ирландской республики с Северной Ирландией (до роспуска Стормонта в марте 1972 г.) и с Великобританией (по североирландскому вопросу). До середины 60-х годов правительство Ирландии просто-напросто игнорировало стормонтовскую администрацию как незаконный режим, исходя из постулата конституции 1937 г. о том, что это временно пребывающая под чуждой юрисдикцией часть национальной территории. Однако с середины 60-х годов провозвестник «нового курса» Ш.Лемасс, с одной стороны, и тогдашний руководитель североирландской администрации «либеральный юнионист» Т.О'Нейл — с другой, пошли на некоторое сближение. Состоялся ряд встреч двух премьеров, начали налаживаться контакты по совместному развитию рыболовства, гидроэнергетики, туризма и т.д. На деле это было равнозначно признанию Ирландской республикой де факто режима Шести графств.

Североирландский кризис покончил с этим новым развитием. Бурные события на Севере, избиения католиков, сожжение их жилищ, вмешательство в борьбу с 1970 г. подразделений ИРА постоянно и глубоко воздействовали на широкие круги ирландской общественности, на позицию ирландских кабинетов. Летом 1970 г. дело дошло до раскола в правящей партии Фианна фойл, министерского кризиса и привлечения двух министров к суду по обвинению в незаконной переброске оружия ИРА на север через Дублинский аэропорт. В августе 1969 г. Ирландская республика предприняла резкий демарш в ООН против политики Англии в Северной Ирландии, в чем она была решительно поддержана Советским Союзом. В конце января 1972 г., после варварского расстрела британскими парашютистами мирной демонстрации в защиту гражданских прав в Дерри, негодующие дублинцы сожгли английское посольство, а правительство Ирландской республики временно отозвало из Лондона своего посла.

И все же растущая классовая солидарность крупной ирландской буржуазии с монополистическими кругами Великобритании, боязнь распространения массового демократического движения Севера на Ирландскую республику — все это привело к тому, что в целом ирландская политика обеих правящих партий в ольстерских делах была весьма сдержанной. Главное, на что претендовала и чего добилась Ирландская республика, — это признание Англией ее права участвовать в обсуждении североирландской проблемы и выработке позитивных решений. В качестве основной цели ирландские политики добивались осуществления в Шести графствах «разделения власти» между католиками и протестантами, ликвидации дискриминации. Объединение Ирландии вырисовывалось в необозримом далеком будущем в качестве конечной, ныне недостижимой цели. Апогеем этой политики явилось подписанное в конце 1973 г. соглашение в Саннингдейле. Крах Саннингдейла нанес по этой политике сильный удар. Отношения с Великобританией заметно обострились в связи с разбирательством в феврале 1978 г. в Европейском суде в Страсбурге жалобы ирландского правительства на грубое попрание прав человека в Шести графствах, на бесчеловечное обращение британских войск с североирландскими борцами за гражданские права.

Североирландский кризис

В экономической и социальной областях в Северной Ирландии активно происходило вторжение все новых крупных иностранных компаний, по преимуществу американских и многонациональных, дальнейшее развертывание предприятий по производству искусственного волокна, развитие электромашиностроения и некоторых других отраслей. Одновременно продолжалось свертывание традиционных производств, дальнейшее сокращение числа мелких и средних ферм и уменьшение сельскохозяйственного населения, вытеснение мелкого и среднего протестантского бизнеса. Всего, по официальным данным, за двадцатилетие, с 1950 по 1970 г., «не у дел» остались почти 120 тыс. человек (из них 70 тыс. потеряло сельское хозяйство). В среде этих обездоленных широко черпал резервы правый протестантский экстремизм.

Значительную роль в привлечении иностранных монополий в Северную Ирландию играли государственная Североирландская финансовая корпорация и британские субсидии в размере до 400 млн.ф.ст. в год, с помощью которых иностранным монополиям предоставлялись весьма существенные льготы.

Крупные североирландские фирмы все теснее смыкались с филиалами зарубежных монополий. В 1974 г. 44% наемного труда в промышленности было занято на предприятиях 24 дочерних филиалов корпораций Америки и Англии и некоторых других стран (английская «Курто», французская «Мишлен», американские ИТТ, «Дюпон», голландская «Бритиш энкалон» и т.д.).

При этом Северная Ирландия продолжала оставаться депрессивным районом Соединенного Королевства с наиболее высоким уровнем безработицы и самым низким средним доходом на душу населения.

На положение католической общины оказала определенное воздействие проводившаяся в период после второй мировой войны юнионистскими кабинетами вынужденная политика «шагания в ногу» с Англией в сфере социальных услуг. Были введены пособия многодетным семьям, бесплатное медицинское обслуживание и т.п. Находившийся на посту премьер-министра с 1963 по 1969 г. капитан Теренс О'Нейл провозгласил политику «нового юнионизма», претендовавшую на то, чтобы улучшить бедственное положение католиков. Т.О'Нейл сделал шаги к налаживанию отношений с Ирландской республикой, официально признал воссозданный в 1959 г. единый Ирландский конгресс тред-юнионов, использовал полицию против крайностей протестантского экстремизма. Однако для разрешения коренных социально-политических проблем, ликвидации или даже ослабления дискриминации ничего не было сделано. Конфронтация двух общин во всех областях общественной жизни — трудоустройства, собственности, жилья, религии, образования, здравоохранения, быта, обычаев, культуры — приобретала все более острые формы.

Подъем национального и социального движения угнетенного населения Северной Ирландии стимулировался общим ослаблением позиций мирового империализма. В 1967 г. в Шести графствах по инициативе демократической общественности, включая коммунистов, возникла Ассоциация борьбы за гражданские права. Она выдвинула обширную программу социально-политических преобразований, способных покончить с дискриминацией и обеспечить всем жителям Северной Ирландии равные демократические права. Эти требования в сочетании с программой массовых ненасильственных действий поддерживали сотни тысяч человек. К концу 60-х годов на Севере созрели условия для продолжения прерванного в 1921 г. революционного процесса.

Начало возникновению в Северной Ирландии очага наиболее острой антиимпериалистической борьбы в современной Европе положило варварское нападение ольстерской королевской жандармерии на крупную мирную демонстрацию в защиту гражданских прав 5 октября 1968 г. в г.Дерри. Это явилось последней каплей, переполнившей чашу терпения угнетенного североирландского населения. Начавшиеся осенью того года массовые антиимпериалистические выступления, а затем и вооруженные столкновения охватили Шесть графств. Продолжающийся и в паши дни кризис привел к значительным изменениям в политических институтах в расстановке социально-политических сил.

Политическую хронологию кризиса можно подразделить на два больших периода: первый — с конца 1968 г. до роспуска в марте 1972 г. английским правительством Стормонта и введения в Провинции прямого правления из Лондона через министра по делам Северной Ирландии, второй — с весны 1972 г. по настоящее время. В течение первых трех с половиной лет кризиса произошло «пробуждение» основных слоев угнетенного католического населения к мощным массовым кампаниям политического протеста, банкротство стормонтовского режима перед лицом этих выступлений, дезинтеграция и раскол юнионистской партии на ряд соперничающих группировок, появление в стране значительных контингентов британских вооруженных сил, призванных «твердой рукой» поддержать зашатавшуюся британскую систему господства в Шести графствах.

В этот период в Провинции разгорелась яростная вооруженная борьба между возобновившей с небывалой силой свои атаки «временной» Ирландской республиканской армией и полувоенными формированиями протестантских экстремистов, вымещавшими свой гнев на мирных жителях католических гетто. В эти годы британские кабинеты, как консервативные, так и лейбористские, чередовали жестокие репрессивные меры против борцов за гражданские права с вынужденными частичными уступками демократическому движению.

Наиболее значительными событиями первых лет кризиса были многотысячный марш в защиту гражданских прав жителей Дерри в ноябре 1968 г., январский (1969 г.) мирный поход из Белфаста в Дерри нескольких сот студентов и молодых рабочих во имя популяризации лозунгов движения, «жаркое лето» 1969 г., когда рабочие католических гетто Дерри (в апреле 1969 г. протестантской жандармерией здесь было сожжено более 500 католических жилищ) и Белфаста опоясались баррикадами, а попыткам озверевших оранжистов при поддержке полиции взять эти преграды и разгромить гетто был дан достойный отпор. Тогда же начался кризис и раскол юнионизма: зимой 1968-69 г. в знак протеста против согласия О'Нейла (под нажимом Лондона) провести несколько урезанных реформ его кабинет покинуло несколько министров во главе с будущим политическим вождем крайнего ольстерского экстремизма адвокатом Уильямом Крейгом. Весной 1969 г., видя тщетность своих попыток, ушел в отставку и сам О'Нейл. Его преемники Дж. Чичестер-Кларк и Б.Фолкнер, ярые юнионисты, вынужденные, однако, в новых обстоятельствах встать на путь частичных уступок, уже не имели за собой монолитного фронта протестантских юнионистов. Справа на них постоянно давила отколовшаяся от «официального юнионизма» экстремистская масса со своими собственными лидерами — Я.Пейсли, У.Крейгом и др., выступавшая под старым оранжистским лозунгом «Ни шагу назад!» и требовавшая жесточайшего и полного подавления оппозиционных сил.

Программу экстремистов изложил в апреле 1970 г. на сборище оранжистов Западного Белфаста Ян Ричард Пейсли. Он потребовал положить конец «политике умиротворения» и повести «беспощадную гражданскую войну» против всех противников юнионизма, отставки премьера Дж.Чичестера-Кларка и ряда членов его кабинета, отзыва «терпимого в отношении католиков» главнокомандующего английским экспедиционным корпусом генерала Я.Фриленда, отказа правительства изменить старую систему распределения жилья и прежний порядок местных выборов. У.Крейг также посоветовал премьер-министру «собрать свои пожитки и вернуться в имение». Через год многотысячное духовное и политическое «стадо» пастыря Пейсли объединилось в так называемую Демократическую юнионистскую партию под лозунгами борьбы против «угрозы с Юга». Учитывая, прежде всего свою массовую опору из протестантских рабочих, фермеров и мелкой буржуазии, Пейсли прибегал к разглагольствованиям о жилищном кризисе, о проблеме занятости. В качестве стратегической идеи он развивал мысль о полной интеграции Ольстера в Великобританию (подобно Шотландии и Уэльсу).

В январе 1972 г., в момент нового резкого обострения положения в Шести графствах, создал «свою» партию и У.Крейг, близкий к британским неофашистам из так называемого Национального фронта. Сторонники именуют его «вождь». Его Прогрессистская юнионистская партия («Авангард») выступила за сохранение в Северной Ирландии «британского образа жизни» любой ценой, вплоть до отделения от Англии (в случае продолжения реформ) и создания «независимой протестантской республики Ольстер». Эту тенденцию подчеркивает замена в качестве партийной эмблемы британского Юнион Джека ольстерской Красной (Кровавой) рукой. В тактический арсенал партии вошли всевозможные массовые акции — от митингов и маршей до политических локаутов и блокады дорог. «Авангард» имеет большую членскую массу и десятки тысяч сторонников из среды протестантских фермеров, городской мелкой буржуазии и отчасти рабочих. По сути дела его «военным крылом» является созданная летом того же 1971 г. полувоенная террористическая организация Ассоциация обороны Ольстера, насчитывающая до 60 тыс. членов.

Ее методы — убийства, пытки, организация взрывов в католических районах и т.д. В этом с ней «успешно» соперничают другие террористические формирования экстремистов. Ольстерские волонтеры, Ольстерское протестантское действие, «Борцы за свобода» и т.п., а также целая сеть полувоенных групп на местах (так называемые местные ассоциации обороны). Их общий лозунг: «Католик хорош лишь с пулей в спине!»

В середине августа 1969 г., в разгар боев в Белфасте и Дерри, британский кабинет через голову Стормонта обнародовал Декларацию Даунинг-стрит, которая затем была одобрена английским парламентом и трансформировалась в подписанный в декабре того же года билль о реформах в Северной Ирландии. Формально были приняты все основные требования движения за гражданские права, осуждена и «отменена» дискриминация. Однако проведение всего этого в жизнь было возложено на местную юнионистскую администрацию, весьма консервативную и к тому же подвергавшуюся мощному давлению экстремистов. Кое-какие шаги (роспуск военизированной жандармерии и «специальных сил Б», реформа системы местных выборов, создание государственной корпорации жилищного строительства) были сделаны, но они не могли существенно изменить ситуацию. Недовольство росло, волнения продолжались.

Положение значительно усугубилось с лета 1970 г., после прихода к власти в Лондоне консервативного кабинета Э.Хита. Сторонника более гибкого курса в ирландских делах, министра внутренних дел Дж.Каллагэна сменил поборник жесткой линии Р.Модлинг. В это время введенные в середине августа 1969 г. в Северную Ирландию «для выполнения миссии арбитра и стража порядка» крупные подразделения британских войск стали все более откровенно превращаться в терроризирующую католическое население силу подавления движения в защиту гражданских прав. Военные трибуналы, аресты, пытки буквально «загоняли» часть католической молодежи в ряды «временной» ИРА.

С другой стороны, такой курс британских властей вел к эскалации террористических действий со стороны протестантов. В августе 1971 г. правительство Б.Фолкнера с согласия Лондона ввело позорную практику арестов без следствия и суда, интернирования сотен людей на неопределенные сроки в концентрационных лагерях. Это, однако, завело оба правительства в тупик: осенью—зимой 1971/72 г. вооруженные столкновения, убийства, взрывы, террор достигли апогея. Борцов за гражданские права не запугала и варварская расправа английской военщины с демонстрантами в Дерри в январе 1972 г. (ирландское «кровавое воскресенье»). Вся система юнионистской диктатуры в Северной Ирландии, на которой почти полвека зиждилось колониальное и неоколониалистское господство британского империализма, лежала в руинах. Консерваторам пришлось корректировать свой курс: в марте 1972 г. актом вестминстерского парламента стормонтовский парламент и его кабинет были распущены. В Провинции было введено прямое правление из Лондона.

Существенные изменения произошли за эти годы в оппозиционном лагере. В 1970 г. главным образом на базе почти прекратившей свое существование Националистической партии, а также за счет ряда более мелких группировок в Шести графствах возникла новая крупная политическая сила — Социал-демократическая лейбористская партия (СДЛП). Ее лидером стал член североирландского и вестминстерского парламентов, активный участник движения за гражданские права Дж.Фитт. В отличие от националистов, не интересовавшихся социальными проблемами и выдвигавших один лозунг — единство Ирландии, новая партия поставила три главные цели: полная ликвидация дискриминации, национализация важнейших промышленных отраслей и обеспечение полной занятости путем государственного стимулирования промышленного развития. В дальней перспективе говорилось о социализме (в интерпретации британских лейбористов) и об единстве острова. СДЛП заявила, что как основной представитель католической части населения она требует участия в управлении Северной Ирландией и будет добиваться своих целей все ми возможными политическими средствами.

В республиканском движении со второй половины 60-х годов, как уже говорилось выше, в противовес традиционному крену к одним лишь военным акциям во имя воссоединения обеих частей острова получила преобладание социалистическая, антиимпериалистическая струя.

Однако после кровавых событий лета 1969 г. часть республиканцев («временная» ИРА, ее политическое крыло — «временный» Шин-фейн) вернулись к старой тактике террора. Центрами новой «герильи» стали крупные североирландские города, особенно Белфаст и Дерри. Провозгласив своей главной целью заставить Англию вывести свои войска из Северной Ирландии и создать единую Ирландскую республику на принципах «христианского социализма» и общественной собственности на ключевые средства производства, «временные» с 1971 г. обрушили на британские оккупационные силы, ольстерскую полицию и отчасти протестантскую общину серии бомбовых атак, огневых налетов, актов индивидуального террора. «Временных» отличают религиозный фанатизм и антикоммунизм. Их жертвами не раз становились и левые республиканские деятели социалистической ориентации. Кампания, развязанная «временными», имела в целом весьма тяжелые последствия для борьбы за демократию в Северной Ирландии. Она способствовала дальнейшему углублению раскола североирландских трудящихся по конфессиональному признаку, еще большему укреплению в их протестантской части влияния экстремистских лидеров.

Другая часть республиканцев («официальные» Шин-фейн и ИРА) в основном сохранили свою приверженность программе массовых действий в социальной и политической областях во имя построения единой социалистической Ирландии. Однако состав их весьма неоднороден, а в мелкобуржуазном главным образом руководстве имеются тенденции как к оппортунизму, так и к «революционаризму» левацкого толка.

В 1970 г. возникла и Партия альянса, у колыбели которой стоял бывший премьер Т.О'Нейл. Она заявила о защите унии Ольстера и Англии при условии ликвидации дискриминации и привлечения католиков к управлению Провинцией. В составе новой партии — либеральная протестантская буржуазия и интеллигенция, а также наиболее умеренная часть католических средних слоев. Ее лидер — брат бывшего премьера, богатый помещик Фелим О'Нейл.

Таким образом, в ходе первого периода кризиса силам реакции был нанесен серьезный удар. Вместе с тем наметилась дальнейшая поляризация крайних экстремистских сил в обоих лагерях, способствующая дальнейшему обострению и углублению кризиса. Главной же причиной этого оставалось сохранение системы неоколониализма и дискриминации.

1972 год принес резкую эскалацию терроризма, вооруженных столкновений британских войск с ИРА, ИРА с протестантскими «боевиками». Число столкновений и актов террора выросло по сравнению с 1971 г. почти в 4 раза, число убитых — вдвое, достигнув 464 человек. Ответом британских властей явилось ужесточение политики в отношении католической общины. В июле в ходе так называемой операции «Мотормен» английские войска, применив броневики и танки, оккупировали гетто крупных городов и провели в них повальные обыски и массовые аресты. К концу года число содержавшихся за решеткой заключенных католиков достигло двух тысяч. Варварское обращение английских военнослужащих с католическим населением сплотило против британской политики все угнетенное меньшинство. Начались и продолжались позже массовые кампании по непризнанию новой системы управления, неуплате квартплаты, налогов и т.п. Эти политические акции, осуществлявшиеся под эгидой СДЛП и Ассоциации борьбы за гражданские права, оказались весьма эффективными и поставили в тупик британские правящие круги.

С весны 1973 г. британское правительство вновь сделало главный упор на политическое маневрирование. В марте был принят конституционный закон, «возвращавший» ограниченные прерогативы местной власти законодательному органу — Североирландской ассамблее. Предусматривалось «разделение власти» между обеими общинами, признавалась заинтересованность Ирландской республики в судьбах Ольстера, предполагалось в дальнейшем создать так называемый Совет Ирландии с участием представителей Севера и Юга.

В развитие этого в декабре 1973 г. в Саннингдейле, близ Лондона, три стороны — британский премьер Э.Хит, премьер-министр Ирландии Л.Косгрейв и глава североирландского правительства Б.Фолкнер — подписали Саннингдейлское соглашение, которое вошло в силу в начале 1974 г. Представители СДЛП, а также Альянса получили несколько министерских постов, заместителем главы кабинета стал Дж.Фитт. Эта частичная уступка стала возможной в результате более чем четырехлетней упорной борьбы угнетенного населения Северной Ирландии.

Компромисс, однако, вскоре был сорван. Причиной явилось резкое нарастание экстремистских тенденций в протестантской среде. Если на летних (1973 г.) выборах в Ассамблею экстремисты (лоялисты) получили 35% всех голосов (СДЛП — 22%, «официальные» юнионисты Фолкнера — 26,5, Альянс — 9%), то на февральских (1974 г.) выборах в Вестминстер, вновь приведших к власти лейбористский кабинет Вильсона, за них голосовал уже 51% избирателей Северной Ирландии. Таков был результат яростного наступления против принципов Саннингдейла, развязанного ольстерской оранжистской элитой и ее приспешниками в массовых протестантских организациях.

В мае 1974 г. экстремисты вызвали всеобщую стачку, на длительное время парализовавшую всю экономическую жизнь Шести графств. Главной силой, осуществлявшей стачку, явился так называемый совет рабочих Ольстера, возникший на базе реакционной Ассоциации ольстерских рабочих-лоялистов (руководители — председатель совета Гарри Меррэй, бывший телохранитель Крейга Хью Петри и другие деклассированные протестантские «рабочие вожди»). Ударным кулаком совета стали полувоенные террористические организации протестантов, блокировавшие дороги, проливавшие кровь. Многотысячные британские войска, столь быстрые на расправу с католиками, на этот раз бездействовали. Экстремисты одержали верх: кабинет Фолкнера пал, Ассамблея была распущена, реализация весьма умеренной ограниченной Саннингдейлской программы надолго отложена.

С лета 1974 г. прямое управление в Шести графствах было восстановлено. С того момента и по нынешний день здесь сохраняется обстановка экономической и социальной стагнации, кровавых столкновений и армейских репрессий, хитроумных, но, однако, малоэффективных маневров британских властей. В 1975 г. бесславно провалилась заранее обреченная попытка английского правительства разрядить обстановку созывом так называемого конституционного конвента из представителей всех политических партий Северной Ирландии, избранных на этот раз по принципу «один человек — один голос». Выборы, проходившие в обстановке террора, принесли правым экстремистам 55% голосов и 47 мест из 78. Разумеется, при такой расстановке сил «ольстерская конституанта» принесла лишь дальнейшее углубление тупиковой ситуации. Лишний раз была продемонстрирована несостоятельность британского подхода к ирландским делам.

Единственную реальную альтернативу, соответствующую подлинным интересам трудового народа Северной Ирландии, в эти трудные времена развивает и самоотверженно отстаивает Коммунистическая партия Ирландии, выступающая в союзе с левыми профсоюзными кругами и прогрессивным крылом республиканского движения. Коммунисты справедливо указывают, что добиться подлинного прогресса возможно лишь путем обеспечения единства действий североирландских трудящихся на классовой основе, независимо от их религиозных и политических убеждений, сделать рабочий класс ведущей силой в борьбе за демократию. Во имя этого выдвигается требование билля о правах для Северной Ирландии, который должен быть принят парламентом в Вестминстере.

Он должен включать гарантии свободы политической деятельности для всех североирландских граждан, ликвидации противоречащих правам человека чрезвычайных законов и всех видов дискриминации. После этого должно быть отменено «прямое управление» и на основе демократических выборов избран новый парламент Северной Ирландии (с более широкими по сравнению со Стормонтом полномочиями), обязанный провести эту программу в жизнь. В экономической сфере этот парламент должен будет декретировать создание обширного госсектора, включающего основные судоверфи и филиалы иностранных фирм, установить государственный контроль над вывозом и ввозом капиталов, товаров, сырья, предпринять необходимые усилия для совместного координированного развития госсекторов на Севере и Юге Ирландии в целях их экономического сближения и создания единого, общеирландского внутреннего рынка.

На пути реализации этой программы много преград. Однако успех возможен и достижим. Положительным симптомом в этой связи является, с одной стороны, провал очередных действий экстремистов под лозунгом возвращения к режиму Стормонта, в частности полный крах попыток Пейсли и других организовать в мае 1977 г. новый всеобщий локаут, а с другой — успех широкой кампании, начатой по инициативе профсоюзного движения под лозунгом «лучшую жизнь для всех» и направленной на урегулирование острых социально-экономических вопросов. Справедливое дело полного освобождения страны, национального воссоединения ирландского народа, социальной справедливости и прогресса, за которое ведут борьбу трудящиеся и все прогрессивные силы Ирландии, неизбежно восторжествует.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.33.139 (0.014 с.)