Складывание революционной ситуации. Ирландская конфедерация



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Складывание революционной ситуации. Ирландская конфедерация



В результате колониальной политики Англии над ирландским народом постоянно висела угроза голода. В середине 40-х годов эта угроза стала ужасной реальностью. В течение трех лет не был собран урожай основного продукта питания ирландских крестьян — картофеля. И хотя в 1845 г. в стране еще было достаточно мяса, молочных продуктов и зерна, эти продукты были недоступны ирландским трудящимся. Они шли на продажу ради внесения арендной платы, вывозились в Англию. Так, в 1845 г. в Англию было вывезено 3250000 квартеров пшеницы, большое количество масла, бекона, а также скота и др. Вывоз продолжался и в последующие годы, несмотря на возрастающую смертность населения от голода. В 1845 г. погибло 500 тыс. ирландцев, в 1848 г. — более 300 тыс. Спутники голода — болезни также косили людей. Только в 1847 г. от тифозной лихорадки погибло более 250 тыс. человек.

«Люди умирали целыми семьями, оставаясь лежать в своих нищенских хижинах, разлагаясь, — писал Джон Конноли. - В отдаленных частях страны путешественники часто наталкивались на деревни, все население которых умерло от голода». А агенты лендлордов по-прежнему выколачивали ренту, требовали уплаты недоимок. Ответом крестьян был «аграрный террор».

Резко возросло число «преступлений» — свидетельство стихийного протеста крестьянина против условий его существования. По официальным данным, в эти годы было отдано под суд: в 1844 г. — 19448 человек, в 1847 г. — 31209, в 18.18 г. — 38522, в 1849 г. — 41389 г. , 1850 г. — 31326.

Обострение классовой борьбы вызвало размежевание внутри самого национального движения. Более радикально настроенная часть «молодых ирландцев» требовала разрыва с Ассоциацией рипилеров и выступления с самостоятельной программой. После смерти в 1845 г. Томаса Дэвиса видную роль в левом крыле стал играть молодой журналист Джон Митчел, который открыто заявлял, что «худшим врагом Ирландии после британского правительства является О'Коннел».

В конце 1846 г. «молодые ирландцы» официально порвали с Ассоциацией рипилеров и объявили о создании Ирландской конфедерации, руководящее ядро которой составили Смит О'Брайен, Томас Даффи, Мигер, Дохени, Джон Диллон, Джон Митчел и др. К концу 1847 г. Ирландская конфедерация насчитывала около 11 тыс. человек, но фактически ее поддерживало гораздо большее число людей. В нее входили мелкие торговцы, служащие, интеллигенция, рабочие; к ней примыкала часть средних помещиков и либеральных буржуа. Внутри самой Конфедерации не было единства по вопросу о целях и методах борьбы. Ее умеренное направление, возглавляемое Смитом О'Брайеном, сформулировало свою позицию в резолюциях, предложенных им в начале 1848 г. на собрании дублинских конфедератов. В них говорилось, что организация должна силой убеждения и сотрудничества всех классов добиться законодательной независимости Ирландии.

Конфедерация, подчеркивалось в резолюциях, отказывается от любого намерения вовлечь страну в гражданскую войну и категорически возражает против призывов к оружию, рассматривая это как осуждение народа на гибельные для него последствия. Она безоговорочно осуждает советы крестьянам отказываться от платежа налогов или арендной платы.

Против этой программы выступало более радикальное направление, во главе которого стояли революционные демократы Лалор, Митчел, Рейли и др. Они указывали, что осуществление этих требований означало бы по существу сохранение лендлордизма со всеми вытекающими отсюда политическими и экономическими последствиями.

Идейным вдохновителем революционной демократии 40-х годов был Джеймс Финтан Лалор (1808—1846 гг.), «проницательнейший ирландский ум того времени», как характеризовал его Дж.Конноли. Сын арендатора из графства Куинс, Лалор одним из первых в Ирландии понял органическую связь между национальным освобождением Ирландии и решением ее социальных проблем. Лозунг «Ирландия для ирландцев», писал он, прежде всего, означает, что земля должна быть возвращена ее подлинным хозяевам — крестьянам, а лендлордизм должен быть уничтожен. «Земля вместе со всем, что она производит, — говорил Лалор, — есть свободная и общественная собственность, принадлежащая всему народу. Все люди равны, и никто не имеет права захватывать в свою собственность какую-либо часть земли; отказ от уплаты арендной платы есть законный акт. Рента должна уплачиваться самому народу для общественных целей и для выгоды и пользы всего народа в целом. Нельзя дожидаться, пока британский парламент согласится с требованием Конфедерации, а следует самим завоевывать свое право быть свободным. Надо вовлечь в движение массы крестьян, методом борьбы должен стать отказ от внесения арендной платы и всех недоимок, сопротивление выселению».

Лалор, Митчел г. их сторонники представляли будущую Ирландию только как независимую демократическую республику. «Моя цель, — писал Лалор, — не отмена унии, а завоевание независимости, не назад к 1782 г., а вперед к 1848 год, не восстановление старой конституции, а создание новой нации».

Ревностным сторонником Лалора стал журналист Джон Митчел. Он родился в 1815 г. в семье священника, в которой глубоко чтили традиции революционной национальной борьбы. Отец Джона был участником движения «Объединенных ирландцев», и Митчел вырос убежденным республиканцем, сторонником вооруженной борьбы за независимость Ирландии. Полностью разделяя взгляды Лалора, он попытался применять их на практике.

Год в Ирландии

Революционная ирландская демократия восприняла февральскую революцию 1848 г. во Франции как сигнал к действиям и обратилась с призывом к народу готовиться к вооруженному восстанию. Митчел выступил с открытой агитацией за независимую республиканскую Ирландию «на весьма широкой демократической основе». Он заявлял, что добиться независимой республики можно только одним путем — через вооруженное восстание. Революция, с его точки зрения, являлась неизбежной, а поэтому надо к ней готовиться. «Лозунг «агитируйте и голосуйте», — писал он, — должен быть заменен теорией и практикой гражданской войны как единственным, действительно надежным методом для возрождения Ирландии, столь долго усыпляемой легальным обманом; вместо лозунга «агитируйте, агитируйте» надо выдвинуть другой лозунг: «вооружайтесь, вооружайтесь»». Весной 1848 г. Митчел от «имени своей партии» провозгласил основной целью вооружение народа подготовку восстания для свержения власти лендлордов. И хотя Джон Митчел и его ближайший сторонник Девин Рейли обращались преимущественно к крестьянам, они уже отмечали особые интересы «рабочих классов», подходили к пониманию необходимости уничтожения тирании капитала, видели противоположности интересов рабочих и имущих классов. Большое влияние оказали на них в этом отношении выступления чартистов в Англии - и рабочих во Франции.

Французская революция конца XVIII в. была, заявил Митчел на митинге в Дублине, революцией «французских фермеров», 1830 год — «революцией республиканской буржуазии», а февральская революция 1848 г. «носит на себе печать человека, который ее совершил, и эта печать гласит: Альбер, рабочий». Ирландии необходимо, считал Митчел, совершить все три указанные революции одновременно.

Убежденность Митчела в возможности осуществления в Ирландии всех «трех революций» одновременно свидетельствовала об утопичности его воззрений. Ирландская революционная демократия не могла уяснить подлинного характера освободительного движения рабочего класса, считала социалистические цели противоречащими национальным задачам страны. Неразвитость классовых отношений в самой Ирландии мешала даже лучшим из революционных демократов 40-х годов приблизиться к пониманию органического единства борьбы за социализм и национальную независимость. И все же, несмотря на теоретическую путаницу, непонимание классовых взаимоотношений, революционные демократы сделали большой шаг вперед. Их программа — полная независимость Ирландской республики, предоставление земли крестьянам, решение «рабочего вопроса» — была самой передовой программой ирландского национального движения первой половины XIX в.

В 1848 г. в Ирландии вступил в действие очередной «исключительный закон», вводивший во многих графствах страны осадное положение. Но карательные меры не сломили нараставшую революционную борьбу. Ее организационным центром стал еженедельник, выходивший с 12 февраля 1848 г. под названием «Юнайтед айришмен» («Объединенный ирландец»). Его редакторы Джон Митчел, Девин Рейли и Джон Мартин подчеркивали, что они являются преемниками, продолжателями дела революционных демократов конца XVIII в. Девизом газеты служили слова Уолфа Тона: «Мы должны добиваться независимости любыми средствами. Если собственники не поддержат нас, они должны погибнуть; мы найдем поддержку у многочисленного класса общества, людей, не имеющих собственности».

Конфедераты торжественно отпраздновали провозглашение Французской республики. На многочисленных митингах ораторы призывали следовать «французскому примеру».

Джон Митчел и его друзья нашли союзника в левом крыле чартистов, возглавляемом членами Союза коммунистов Джулианом Гарни и Эрнестом Джонсом. Впервые в истории национальной борьбы Ирландии в 1848 г. был установлен непосредственный контакт между ирландской революционной демократией и чартистами в Англии. На встрече с представителями Национальной чартистской ассоциации в Дублине Митчел говорил: «Нет ничего более страшного для английского правительства, чем союз между ирландским и английским народами». Во многих английских городах создавались клубы Ирландской конфедерации, открыто поддерживавшие чартистов. Представители Ирландской конфедерации присутствовали на заседаниях чартистского Конвента. 10 апреля 1848 г. около 5 тыс. ирландских конфедератов участвовали в Лондоне в чартистской демонстрации. На их знаменах было написано: «Хартия и отмена унии», «Каждый человек должен иметь свою родину».

После неудачи демонстрации 10 апреля 1848 г. Митчел и Рейли осудили «петиционные» методы руководителей чартистов. «Я полагаю, — говорил Митчел на встрече с их представителями в Дублине при обсуждении дальнейшего плана совместных действий, — что английские чартисты выучат урок, данный им 10 апреля, и никогда больше не будут подавать петиций... Когда демократы любой страны стремятся низвергнуть аристократию, то они не нуждаются ни в петициях, ни в голосовании; существует единственное средство — оружие». Сближение чартистов и ирландских революционеров пробивало брешь в той стене антагонизма между ирландскими трудящимися и английским пролетариатом, которую так тщательно возводила английская буржуазия.

Весной 1848 г. левое крыло Ирландской конфедерации открыто взяло курс на развязывание вооруженной борьбы. В городах Ирландии возникали новые клубы отделения Конфедерации. К лету только в Дублине 40 клубов объединили более 12 тыс. человек.

Клубы стали открытыми центрами подготовки вооруженного восстания. В них закупалось и распределялось оружие, проводились военные занятия. В марте 1848 г. была создана специальная Национальная гвардия.

Митчел и его соратники намечали восстание на сентябрь, после уборки урожая, и призывали активно готовиться к нему. «Чтобы завоевать свои права, — говорил Митчел на митинге в Дрогеде, — ирландский народ должен сделать то, что сделали демократы во Франции... Мы должны последовать примеру французских рабочих. Организуйте клубы, вооружайтесь, только тогда мы сможем следовать за «французской модой». Ура в честь французских баррикад! Ура в честь взятия дворцов! Ура в честь сожжения трона!»

Подобные призывы находили большой отклик в народных массах. Подготовка восстания шла совершенно открыто. «Юнайтед айришмен» опубликовал подробный план атаки на Дублин, разработанный еще Эмметом. В каждом номере еженедельника помещались заметки о ходе подготовки и рекомендации, как лучше готовиться к вооруженной борьбе. Во Францию был послан представитель Конфедерации для изучения опыта постройки баррикад.

Революционное демократическое крыло ирландского национального движения ориентировалось на крестьянство, на трудящихся и мелкую буржуазию города, на ирландцев в армии и студентов. Митчел и его друзья были убеждены в том, что только широкая гласность позволит вовлечь в движение народные массы, что тайная подготовка погубит дело. Однако, справедливо выступая против тайных заговоров, они впадали в другую крайность, пренебрегая всякой конспирацией.

Подготовка к восстанию, вооружение масс, непрекращающиеся выступления крестьян и, казалось, реальная угроза соединения ирландского движения с чартизмом вызывали тревогу в правящих кругах Англии. Буржуазная пресса требовала «Варфоломеевской ночи для конфедератов», «не допускать никакие полумеры» и т.п.

12 мая 1848 г. британское правительство нанесло первый удар: был арестован Джон Митчел. Известие о его аресте всколыхнуло всю революционную Ирландию.

В Дублин и другие города стекались вооруженные конфедераты, требовавшие немедленно выступить на защиту Митчела. Клуб св.Патрика, председателем которого был Митчел, принял решение о немедленном переходе к вооруженной борьбе, поддержанное представителями других клубов, и договорился с революционными чартистами об одновременном выступлении в Дублине и Лондоне 29 мая, в день, когда ожидалось вынесение приговора Митчелу. Предполагалось, что освобождение Митчела явится сигналом к всеобщему восстанию. Но ранним утром 27 мая на улицы Дублина был выведен 10-тысячный английский гарнизон, а затем суд огласил приговор Митчеллу— 14 лет ссылки в Тасманию. Закованный в кандалы, сопровождаемый полком кавалерии, Джон Митчел был немедленно отвезен на судно, тут же отплывшее по назначению.

28 и 29 мая в Дублине произошли стихийные, разрозненные выступления, в рабочих кварталах появились баррикады. Но все выступления были быстро подавлены. Такие же неудачные выступления чартистов и ирландцев произошли 29 мая и в Лондоне.

Несмотря на неудачи майских выступлений и арест руководителя движения, оставшиеся на свободе ирландские демократы продолжали готовиться к восстанию. Вместо закрытого «Юнайтед айришмен» стала выходить новая газета, демонстративно названная в честь осужденного Митчела «Айриш филон» («Ирландский государственный преступник»). Чартистская «Норсерн стар» («Северная звезда») писала 29 июня 1848 г., что статьи в «Айриш филон» «более похожи на прокламации, издаваемы., в городе, из которого изгнаны вражеские войска, чем на статьи газеты, выходящей под королевской цензурой».

8 июля была опубликована большая статья Джемса Лалора «Кредо государственного преступника», в которой излагалась программа революционного крыла национального движения и критиковалось стремление официальных руководителей Конфедерации искать соглашения с британскими правящими кругами. Лалор заканчивал статью следующими словами: «Человечество еще станет хозяином земли. Право народа создавать законы — вот что вызвало первое великое современное землетрясение, скрытые колебания которого еще и сейчас чувствуются в глубинах общества. Право народив владеть землей — вот что вызовет следующее землетрясение».

Летом 1848 г. движение продолжало разрастаться, появлялись новые кубы, которые принимали названия, демонстративно свидетельствовавшие об их намерениях:

«Общество восстания», «Клуб государственного преступника», «Клуб 98-го года», «Клуб Эммета» и т.п. Из номера в номер газета печатала статьи Лалора, призывавшего крестьян к борьбе против лендлордов, к решительной битве за землю и свободу. Но и его выступлениям был скоро положен конец. В июле 1848 г. британские власти бросили тяжелобольного и почти ослепшего Лалора в каторжную тюрьму, где он и умер через год.

Кабинет министров принял экстренные репрессивные меры. С 24 июля были отменены гарантии личной безопасности (приостановлено действие Хабеас корпус акта). Начались массовые аресты, изымалось оружие. А совет Ирландской конфедерации все еще не решался начать открытую борьбу и посылал своих представителей в различные графства лишь «для выяснения обстановки».

Было очевидно, что в Дублине, куда прибыли из Англии новые контингента войск, любое выступление обречено на неудачу. Единственно возможным оставалось восстание в провинции. К этому решению совет Конфедерации пришел лишь после того, как стал известен приказ Дублинского замка об аресте всех официальных руководителей движения. В газетах были напечатаны приметы руководителей Конфедерации, за арест О'Брайена, Мигера, Диллона, Дохени и других была обещана большая награда. Только тогда было решено призвать народ к восстанию. Центром восстания был избран город Килкенни, удаленный от моря и недосягаемый для военных кораблей. Здесь восставшие могли рассчитывать на поддержку 4—5 тыс. вооруженных конфедератов из ближайших городов. Но время уже было упущено.

Пока совет Конфедерации колебался, на местах начались разрозненные выступления. В Каррике и Уэксфилде появились баррикады, и правительственные войска были вытеснены за город. Активная роль принадлежала городской бедною и рабочим. В ряде пролетарских кварталов Лимерика произошли столкновения с войсками. Однако это были отдельные, разрозненные вспышки.

О'Брайен, к которому стекались вооруженные конфедераты, переезжал из одного южного графства в другое. Тщетно некоторые члены совета пытались заставить его дать бой правительственным войскам, что послужило бы сигналом к общему выступлению. Но О'Брайен приказывал не нападать на английские войска и запрещал рубить деревья для баррикад без разрешения владельцев садов и парков.

В то же время высшее католическое духовенство, поддерживавшее Ассоциацию рипилеров, усилило свою агитацию против вооруженного восстания, воздействуя тем самым на религиозно настроенное крестьянство.

Руководители движения О'Брайен и его сторонники придерживались позиции, занимаемой ими с момента образования Ирландской конфедерации. Боязнь революционного выступления, стремление ограничить борьбу исключительно агитационными методами, неоднократные попытки заключить соглашение с той частью ирландской буржуазии и помещиков, которая находилась в союзе с английскими вигами, — таковы были характерные черты поведения официальных лидеров ирландских конфедератов. Они фактически отступили, как только дело дошло до решающего этапа движения. Последующие аресты и эмиграция лишили национальное движение его наиболее активной части.

Подавив восстание, английская полицейщина подвергла Ирландию «ограблению, осквернению, злодейским зверствам».



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.36.32 (0.013 с.)