Ирландская национальная земельная лига. Вступление в борьбу широких крестьянских масс (1879—1882 гг.) 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Ирландская национальная земельная лига. Вступление в борьбу широких крестьянских масс (1879—1882 гг.)



Весной 1879 г. группа ирландских демократов во главе с Майклом Девиттом приступила к реализации своих планов в западных графствах Мейо, Слайго, Голуэй и др., наиболее страдавших от неурожая и произвола лендлордов. Это были районы самой мелкой аренды.

20 апреля 1879 г в Айриштауне (Мейо) был созван первый митинг арендаторов землевладельца Берка, объявившего незадолго до этого о значительном повышении арендной платы. Выступали как приехавшие из Дублина, так и местные ораторы (преимущественно бывшие фении). Была принята написанная Девиттом резолюция, призывавшая покончить с лендлордизмом и провозглашавшая боевой лозунг: «Земля Ирландии — народу Ирландии!» После окончания митинга все семь тысяч его участников прошли мимо дома Берка с возгласами: «Долой лендлордов!», «Земля — крестьянам!» На другой день Берк снизил арендную плату на 25%. Митинг в Айриштауне положил начало самому массовому в XIX в. выступлению ирландских крестьян, организованному на основе широкой программы.

Затем последовали митинги в других городах и поселках с участием тысяч крестьян На 10-тысячном митинге в Уэстпорте впервые выступил и Парнелл, призвавший противодействовать выселениям, росту арендной платы и одобривший, таким образом, наконец начавшееся движение. В условиях ожесточенных нападок светской и церковной реакции на «организованный бандитизм» крестьян выступление Парнелла имело весьма большое значение. Движение усилилось к концу лета, когда в результате затяжных дождей крестьяне Западной Ирландии лишились не только основной пищи — картофеля, но и основного вида топлива — торфа. Надвигалась голодная и холодная зима.

18 августа 1879 г. на многолюдном митинге Майкл Девитт и его друзья сообщили о создании Земельной лиги графства Мейо. Вскоре, 21 сентября, была основана Ирландская национальная земельная лига. Ее президентом стал Чарлз Парнелл. Майкл Девитт был избран почетным секретарем Исполнительного комитета, в который вошли представители гомрулеров и фениев; среди последних были Патрик Эган (казначей Лиги), Бреннан и Секстон. Официальная программа Лиги включала требования снижения несправедливой арендной платы и фиксации сроков арендных договоров, прекращения сгона арендаторов, предоставления стране самоуправления и создания автономного парламента. Но в то же время сохранялась более радикальная программа Лиги Мейо, которая требовала полного уничтожения лендлордизма и возвращения земли крестьянам, а также создания независимой Ирландской республики. Все революционно-демократическое крыло Земельной лиги фактически придерживалось именно этой программы, рассматривая решение аграрного вопроса только как ступень в борьбе за полную независимость страны. В 1884 г. Девитт писал в открытом письме в газету «Нью-Йорк уорлд»: «Земельная лига была основана для полного уничтожения ирландского лендлордизма, во-первых, как системы, ответственной за нищету и голод в Ирландии, постоянно терзающих ее, во-вторых, потому что лендлордизм является британским гарнизоном, преграждающим путь к национальной независимости страны».

По согласованию с Парнеллом и другими гомрулерами вопрос о будущем политическом устройстве Ирландии не был включен в программу. Это давало возможность объединить все национальные силы Ирландии — от крестьян до либеральных землевладельцев. В свою очередь гомрулеры получали теперь широкую поддержку вне парламента.

Была выработана структура Земельной лиги, принят Устав. Уже к концу года насчитывалось около 200 отделений Лиги, зарегистрированных в ее Исполнительном комитете в Дублине. Они возникали при больших поместьях, в которых было много арендаторов, в поселках и городах, объединяя здесь также и другие трудовые слои населения. Отделения регулярно созывали митинги, на которых до сведения тысяч присутствующих доводились намерения того или иного лендлорда повысить плату или выселить арендаторов, принимались соответствующие резолюции. Через отделения распределялись получаемые из Дублина средства для оказания помощи изгнанникам и семьям арестованных. Ораторы Исполнительного комитета Лиги разъясняли значение борьбы против лендлордов.

Вскоре Земельная лига смогла продемонстрировать на практике свои возможности: в январе 1880 г. она выиграла так называемую «битву в Карраре». Деревню Каррару, как и все соседние деревни глухого полуострова Коннемары, расположенного на крайнем западе Ирландии, населяли рыбаки и беднейшие арендаторы, обрабатывавшие неплодородные земли. Безлесные горы, скалистые обрывы, ущелья, болота, торфяники, сотни озер и узкие долины — такова была земля, которая должна была кормить тысячи людей. Кромвелевский генерал, один из завоевателей Ирландии, побывав на Коннемаре, заявил: «Там нет дерева, чтобы повесить ирландца, и нет земли, чтобы потом его похоронить».

В конце 1879 г. многие жители Каррары получили предупреждение о том, что в ближайшее время им будет вручено официальное извещение о выселении за недоимки. Тогда на помощь пришли местные отделения Земельной лиги. В начале января по призыву их руководителей двухтысячная толпа крестьян в течение нескольких дней преграждала доступ агентам лендлордов к хижинам подлежащих выселению арендаторов. Вооруженная охрана агентов не могла пробиться к домам, к тому же в деревнях никто не соглашался ни за какие деньги снабжать солдат продуктами. Не было помощи и извне, поскольку все дороги, ведущие к деревням, были перекрыты и охранялись крестьянами. В результате лендлорд был вынужден отказаться от выселения арендаторов. Отчет о событиях в Карраре обошел многие газеты Ирландии, Англии, США, Канады и Австралии и содействовал дальнейшему развитию движения. Сам факт, что впервые в истории Ирландии удалось поднять на совместные действия забитое сельское население Коннемары, свидетельствовал о правильности курса Земельной лиги.

Аналогичные выступления крестьян происходили и в других районах страны. При этом стал широко применяться такой метод борьбы, как бойкот (название происходит от фамилии управляющего поместьем лорда Эрна капитана Бойкотта, к которому впервые успешно был применен этот метод). В январе 1880 г. на митинге в графстве Куинс Девитт предложил бойкотировать всех тех, кто берет в аренду ферму изгнанного арендатора. Об этом же пространно говорил на митинге в Эннисе 19 сентября 1880 г. и Парнелл. Бойкотирование стало настолько эффективным средством крестьянской борьбы, что уже летом 1880 г. на митинге ирландцев в Бостоне (США) Девитт заявил: «Сегодня не найти в Ирландии человека, который осмелился бы арендовать землю изгнанного арендатора. Если бы такой и нашелся, то он не смог бы жить здесь. Ему не будут продавать, у него не будут покупать; в церкви никто не сядет рядом с ним. Пустые фермы остаются пустыми и служат неплохим предостережением лендлордам...»

Применение бойкота способствовало преодолению разобщенности крестьян, установлению единства их действий, дальнейшему подъему движения. Приезжавшие из Дублина агитаторы Комитета Лиги вместе с представителями местных отделений решали, кого надо подвергнуть бойкоту, кому понадобится финансовая помощь. После каждого митинга на дверях лавок, гостиниц и даже церкви появлялись списки торговцев, ремесленников, владельцев средств транспорта, гостиниц, постоялых дворов и др., т.е. всех тех, кто продолжал обслуживать бойкотируемого лендлорда, с предупреждением, что если они не поддержат Земельную лигу, то будут сами подвергнуты бойкоту. Такой метод революционизировал движение.

Ирландская пресса осенью 1880 г. писала о миллионе участников движения против лендлордов, о том, что к западу от реки Шаннон Земельная лига сделала фактически невозможным изгнание арендаторов. В труднодоступных местах Ирландии ее отделения — к началу 1881 г. и насчитывалось в стране около тысячи — фактически превращались в органы местного самоуправления. Благодаря постоянному притоку средств из США и Австралии, а также взносам более имущих членов Лиги. Исполнительный комитет Земельной лиги к концу 1880 г. ежемесячно расходовал на движение около 1 тыс.ф.ст.

Практически деятельностью Лиги руководил Майкл Девитт. Его знали во всех отделениях Лиги. Он постоянно находился в разъездах, выступал на митингах, публиковал статьи в американской и ирландской печати. Девитт не раз пересекал океан, чтобы агитировать в США за поддержку движения в Ирландии. С его помощью ирландские эмигранты в США и Австралии основали земельные лиги Девитт подвергался ожесточенным нападкам со стороны британской реакции, высшего духовенства. И в то же время он пользовался глубоким уважением всех прогрессивных сил Ирландии, Великобритании, США. «Карл Маркс и его семья всегда очень высоко и с большим одобрением отзывались о мужественном поведении Майкла Девитта, когда он вел великую борьбу за освобождение Ирландии», — вспоминал близкий друг Маркса Фридрих Лесснер.

Успех движения во многом определялся участием в нем Чарлза Парнелла. Постоянно выступая на митингах в разных концах страны, он призывал добиваться облегчения участи крестьян. Увлеченный общей атмосферой подъема национального движения, Парнелл пропагандировал идею бойкота лендлордов и их агентов, угрожая в случае отказа от удовлетворения требований арендаторов призвать крестьян к полному отказу от внесения арендной платы Для развития общенационального движения в эти годы большое значение имела и тесная связь Парнелла с верхами ирландской эмиграции в США, что обеспечивало постоянную финансовую поддержку с ее стороны. Особенно содействовало росту его популярности то, что, будучи протестантом, он решительно осуждал все виды религиозного гнета и религиозную рознь, призывая к объединению протестантов и католиков.

К концу 1880 г. Ирландия представляла арену своеобразной крестьянской войны, разбившей страну на два враждебных лагеря.

На одной стороне находились все революционные силы национальною движения и сочувствующие им прогрессивные круги ирландских землевладельцев и буржуазии, на другой — вся реакция, объединенная вокруг Дублинского замка, лендлорды, высшее католическое и протестантское духовенство. За их спиной стоял и папа римский, не раз осуждавший в многочисленных энцикликах борьбу ирландского народа Британская реакционная пресса подогревала настроения «Положение в Ирландии, — писала в начале 1881 г. одна из лондонских газет, — становится все более напряженным, правительство наводнило остров войсками, побережье охраняет морская пехота, однако ирландский народ слушает только одного Майкла Девитта, практического руководителя Земельной лиги».

В декабре 1880 г. английский премьер Гладстон заявил о своем намерении внести на рассмотрение палаты общин новый закон о введении в Ирландии чрезвычайного положения (обострение борьбы в Ирландии совпало по времени с агрессией Великобритании в Южной Африке и поражениями, которые армия терпела там от буров).

В этих условиях левое крыло Земельной лиги сочло своевременным перейти к следующей стадии борьбы — полному отказу крестьян от платежа арендной платы. Наиболее решительно настроенная часть революционных демократов предполагала, что эта новая фаза станет прологом к давно ожидаемому вооруженному восстанию. Майкл Девитт предложил Парнеллу и другим членам Исполнительного комитета Земельной лиги призвать с февраля 1881 г. всех крестьян к всеобщей забастовке против лендлордов. Девитт и его сторонники были убеждены, что под нажимом крестьянских масс Дублинский замок, в конечном счете, капитулирует. Но поскольку парламент, несомненно, будет форсировать принятие нового чрезвычайного закона для Ирландии, то ирландские депутаты, считали они, должны покинуть Вестминстер и явочным порядком созвать в Дублине самостоятельный ирландский парламент, провозгласив его единственным правительством страны.

Однако это предложение Девитта и других встретило решительное противодействие со стороны почти всех гомрулеров, включая и самого Парнелла, полагавшего, что это заведет национальное движение «слишком далеко». 2 февраля 1881 г. большинство Исполнительного комитета Лиги отвергло предложенный план. А 3 февраля был арестован Майкл Девитт, которого немедленно отправили отбывать «оставшийся» после амнистии 8-летний срок каторжных работ. В палате общин была введена новая процедура, запрещавшая обструкции, и 2 марта 1881 г. в срочном порядке через парламент был проведен закон, вводивший в Ирландии на неопределенный срок военное положение.

Одновременно правительство Гладстона, придерживаясь политики «кнута и пряника», провело новый земельный акт, представлявший собой еще один шаг к урегулированию условий аренды в духе известного требования «три F». Устанавливался пятнадцатилетний срок арендного договора, вводилось нечто вроде таксации арендной платы, размеры которой определялись специальными земельными судами и др. Как и предыдущий аграрный акт 1870 г., этот закон 1881 г. содержал такое количество оговорок, поправок, исключений в пользу лендлордов, что на практике установленные им правила в ряде случаев оказывались невыполнимыми. В частности, закон разрешал сгонять арендаторов с земли за недоимки, а лендлордам предоставлялись значительные ссуды на выгодных условиях для покрытия «убытков» от недоимок.

Маркс писал по поводу этого закона: «Гладстон проделал очень тонкий трюк... в момент, когда должно произойти обесценение земли в Ирландии (как и в Англии) вследствие ввоза хлеба и скота из Соединенных Штатов, он предоставил в этот самый момент в распоряжение земельных собственников государственное казначейство, чтобы они могли продать ему эти земли по цене, которой они уже не стоят!»

Акт 1881 г. носил двойственный характер. Он был, безусловно, уступкой национальному движению, вырванной Земельной лигой у правящих классов. Но в то же время эта реформа раскалывала движение, усиливала стремление его более умеренного крыла к поискам дальнейших компромиссов. Аграрный акт 1881 г. нанес сильный удар и по самой Земельной лиге. От нее стали отходить зажиточные слои арендаторов, уже тяготившиеся своим, часто вынужденным угрозой бойкота участием в движении, отражавшемся на их доходах.

Левое крыло руководства Лиги отрицательно отнеслось к закону 1881 г., справедливо полагая, что эта реформа мало что дает крестьянам.

Идя на известные уступки ирландцам в аграрном вопросе, правительство Великобритании с исключительной жестокостью применило закон о военном положении. Сотни руководителей местных отделений Лиги были брошены в тюрьмы.

В это время в национальное движение впервые вступила новая сила — ирландские женщины, организованные в самостоятельную Женскую земельную лигу, созданную в январе 1881 г. по инициативе двух сестер Чарлза Парнелла — поэтессы Фанни Парнелл, которая жила со своей матерью в США, и Анни Парнелл, находившейся в Ирландии. Их горячо поддержал Майкл Девитт, сумевший убедить в целесообразности самостоятельной организации женщин многих ее первоначальных противников, в том числе и самого Чарлза Парнелла.

Деятельницы Женской лиги заменили арестованных членов Исполнительного комитета. Женщины собирали и распределяли средства, поддерживали связь с отделениями основной Земельной лиги, помогали изгнанным арендаторам и семьям арестованных. В ирландских городах возникла сеть отделений Женской земельной лиги. В значительной степени благодаря участию женщин продолжалась борьба в условиях усиливавшейся реакции.

Однако британское правительство стало прибегать к еще более жестоким мерам. В октябре 1881 г. кабинет министров лишил Парнелла и некоторых других гомрулеров парламентской неприкосновенности, после чего они были отправлены в тюрьму. Ирландский народ ответил на это «аграрным террором».

Оставшиеся на свободе члены Исполнительного комитета Лиги, а также их сторонники в США продолжали настаивать на объявлении всеобщей забастовки крестьян. С этим же предложением обратился к Парнеллу и находившийся в каторжной Портлендской тюрьме Девитт. После длительного обсуждения Парнелл, Девитт и другие члены Исполнительного комитета подписали манифест под названием «Нет — арендной плате», опубликованный в ирландской прессе. Манифест призывал крестьян отказаться от внесения всякой арендной платы, пока не будут удовлетворены требования возвращения ирландскому народу его земли, прекращения репрессий, восстановления конституционных прав и освобождения арестованных. В ответ правительство немедленно запретило Земельную лигу, причислив ее к «преступным обществам».

Если правые гомрулеры были обеспокоены этим ходом событий, выводившим движение за рамки конституционных действий, то бывшие фении рассматривали манифест как прелюдию к вооруженному восстанию, которого они с таким нетерпением ожидали. Их убеждение, казалось, подтверждал развернувшийся почти по всей - стране «аграрный террор», который осуществляли снова активизировавшиеся после ареста лидеров Лиги тайные крестьянские общества, такие, как «дубовые ребята», «кленовые ребята», «люди капитана Лунного света» и др. В свою очередь осенью 1881 г. Дублинский замок открыто провоцировал восстание крестьян, рассчитывая посредством применения закона военного времени потопить его в крови.

Элеонора Маркс, выражая взгляды своего отца и Энгельса, писала в октябре 1881 г. Лауре Лафарг: «Правительство толкает ирландцев к открытому восстанию, которое будет раздавлено. Ирландцы должны держать себя в руках и не позволять себя провоцировать...»

Крестьянские массы объединялись в значительной степени вокруг местных отделений Земельной лиги, являвшихся их единственными защитниками от произвола лендлордов. Их поддерживали остававшиеся пока на свободе члены Исполнительного комитета обеих земельных лиг, хотя власти стали уже арестовывать и ирландских женщин. Однако массовое движение крестьян разворачивалось медленнее, чем можно было ожидать. С августа 1881 г., когда вступил в действие земельный акт, обеспеченная прослойка крестьян-арендаторов стала все чаще обращаться в организованные правительством земельные суды, надеясь на удовлетворение своих требований. С другой стороны, наиболее радикально надстроенные участники борьбы, главным образом молодежь, все больше поворачивали на путь террора, требуя вооруженного выступления против лендлордов.

Такова была обстановка, когда в апреле 1882 г. представители правительства Гладстона начали переговоры с президентом Земельной лиги Парнеллом. Переговоры привели к заключению в конце апреля соглашения (оно вошло в историю как Килмейнхеймское соглашение по названию тюрьмы, в которой находились лидеры гомрулеров), согласно которому Гладстон обязался отменить закон о военном положении и освободить аресте ванных, а также оказать государственную помощь при мерно 100 тыс. арендаторов в уплате недоимок. В свои очередь Парнелл согласился на роспуск обеих земельных лиг и обещал принять меры к прекращению массового крестьянского движения, а также содействовать либералам в пресечении «аграрных преступлений». К вопросу о гомруле предполагалось вернуться позднее, когда будут выполнены основные пункты соглашения. Гомрулеры считали, что Килмейнхеймское соглашение открывает перспективу достижения самоуправления Ирландии конституционным путем. Таким образом, это соглашение знаменовало собой поворот буржуазной партии гомрулеров от союза с крестьянскими массами к политике компромисса с правящими классами Великобритании и возвращение большей ее части к прежней, исключительно парламентской тактике борьбы.

В то же время соглашение являлось и определенной уступкой самих правящих классов Великобритании национальному движению, на которую они пошли в условиях непрекращавшейся крестьянской борьбы и продолжавшегося обесценения земли. После его подписали правительство освободило из тюрем руководителей Земельной лиги и всех участников движения.

Хотя Земельная лига не довела свою борьбу до конца, но те результаты, которых она добилась, имели исключительные последствия для дальнейшей судьбы Ирландии «Ирландская земельная лига, — писал Конноли, — сломила сопротивление ирландского лендлордизма».

В начале 80-х годов в Ирландии складывалась революционная ситуация, решающим фактором которой были пришедшие в движение широкие крестьянские массы, без последовательного руководства движением со стороны либо рабочего класса, либо прогрессивной национальной буржуазии эта ситуация не смогла перерасти в подлинную антифеодальную или антиколониальную революцию. Правящие круги Великобритании, вовремя оценившие обстановку, пошли на соглашение с умеренным крылом ирландского национального движения. Они перехватили инициативу в решении аграрного вопроса в Ирландии, начав осуществлять его сверху, и заложили основы последующей, более гибкой аграрной политики.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; просмотров: 154; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.224.117.125 (0.01 с.)