Отражение советскими войсками контрнаступления группы армий «Юг» в Донбассе и в районе Харькова



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Отражение советскими войсками контрнаступления группы армий «Юг» в Донбассе и в районе Харькова



После овладения советскими войсками Харьковом и выхода их на подступы к Днепропетровску и Запорожью на этих направлениях созда­лась сложная обстановка. Немецко-фашистское командование, стремясь не допустить выдвижения войск Юго-Западного фронта на тылы группы армий «Дон», принимало меры по усилению сопротивления и одновремен­но создавало группировки для перехода в контрнаступление.

К середине февраля в результате длительных и ожесточенных боев и сражений наступательные возможности Воронежского и Юго-Западного фронтов, по существу, были исчерпаны. В танковых корпусах подвижной группы Юго-Западного фронта оставалось очень мало исправных танков. Особенно большой некомплект был в 3-й танковой армии. В ее бригадах танки исчислялись единицами. Значительно поредели мотострелковые батальоны. Обеспеченность войск горючим составляла 0,5—0,75 заправки, а боеприпасами к орудиям и минометам основных калибров— 0,3 — 0,5 боевого комплекта. Положение войск обоих фронтов осложнялось и тем, что они почти лишились авиационной поддержки. Прифронтовые аэродромы враг разрушил, а с удаленных аэродромов истребители не могли обеспечить надежное прикрытие наступавших войск.

Советское командование полагало, что противник отходит за Днепр. Поэтому оно, несмотря на тяжелое состояние войск, решило продолжать наступление. Фронтам ставились довольно глубокие задачи. Воронежский фронт должен был, имея главную группировку сил на левом крыле, раз­вивать наступление и овладеть городами Рыльск, Сумы, Ахтырка, Полта-

134


ва. Командующий Воронежским фронтом получил от Верховного Главно­командующего указание возможно дальше отогнать противника от Харькова, чтобы обеспечить нормальную работу в этом городе правитель­ства Украинской ССР. В последующем Воронежскому фронту предстояло наступать в общем направлении на Киев и выйти к нему до начала ледо­хода на Днепре: Войска фронта должны были продолжать наступление в прежней группировке. Юго-Западному и Южному фронтам надлежало завершать разгром донбасской группировки врага и выйти к Днепру в полосе от Кременчуга до Днепропетровска.

В то время как советское командование намеревалось приступить к осуществлению своих замыслов по разгрому группировки противника в Донбассе и развитию наступления до Днепра, немецко-фашистское ко­мандование завершало подготовку к контрнаступлению. Противник ре­шил ударами из районов Краснограда и юго-западнее Красноармейское по сходящимся направлениям на Павлоград разгромить выдвинувшиеся к Днепропетровску войска правого крыла Юго-Западного фронта и отбро­сить их за Северский Донец, а позже — нанести сильный удар по войскам Воронежского фронта и вновь захватить Харьков и Белгород. После ре­шения этих задач намечалось встречными ударами с юга от Белгорода и с севера от Орла в общем направлении на Курск нанести поражение советским войскам, действовавшим в этом районе.

Противник, готовясь к контрнаступлению, провел ряд мероприятий. 13 февраля на базе группы армий «Дон» была создана группа армий «Юг», кеторая объединила все войска в 700-километровой полосе от Таганрога до Грайворона. В ее состав вошли 4-я и 1-я танковые армии, оперативные группы «Кемпф» и «Холлидт». Для их усиления из-под Ростова и из За­падной Европы было переброшено восемь дивизий. Танковый корпус СС, отошедший из Харькова, пополнялся личным составом и материальной частью, в том числе тяжелыми танками «тигр».

К 18 февраля в группе армий «Юг» насчитывалось 30 дивизий, из них 13 танковых и моторизованных. Действовавшая севернее этой группы 2-я немецкая армия в связи с расформированием группы армий «Б» переда­валась в группу армий «Центр». Руководство контрнаступлением возлага­лось на командование группы армий «Юг», штаб которой переместился в Запорожье. Начало операции намечалось на 19—20 февраля.

Для осуществления контрнаступления противник создал ударные группировки. 4-я танковая армия танковым корпусом СС наносила удар из района Краснограда по правому флангу 6-й армии Юго-Западного фронта; ее 48-й танковый корпус из-за неполной готовности должен был включиться в контрнаступление через несколько дней и наступать на Павлоград с юга. 1-я танковая армия наносила удар силами 40-го танково­го корпуса (четыре дивизии) из района южнее Красноармейское на Барвенково с целью разгрома соединений подвижной группы Юго-Запад­ного фронта. Для создания оперативных резервов в распоряжение коман­дующего группой армий «Юг» с запада спешно перебрасывались две пе­хотные дивизии: одна в район Полтавы, другая — Днепропетровска.

Всего к контрнаступлению привлекалось 7 танковых, моторизованная и 3 пехотные дивизии, которые обеспечивались сильной авиационной группировкой (около 750 самолетов). В дивизиях, действовавших на глав­ных направлениях, противник имел более 800 танков. Враг, сосредоточив крупные силы, достиг превосходства над войсками Воронежского и Юго-Западного фронтов в личном составе и артиллерии в 1,2, в ганках и само­летах в 2,4 раза 1. Еще большего превосходства в силах и средствах про-

1 «Военно-исторический журнал», 1963, № 3, стр. 22.

135


тивыик добился над войсками правого крыла Юго-Западного фронта, про­тив которых нацеливались его ударные группировки.

Гитлер, находившийся в это время в штабе группы армий «Юг», об­ратился к войскам с приказом, в котором призывал проявить «мужество, выдержку, ответственность» 1. Он обещал бросить на южный участок фронта свежие дивизии и самое совершенное оружие.

Несмотря на незавершенность подготовки, немецко-фашистские вой­ска 19 февраля начали контрнаступление. Правофланговые соединения 6-й армии Юго-Западного фронта, атакованные крупными силами танко­вых войск врага из района Краснограда, были вынуждены перейти к обо­роне. В полосе действий подвижной группы фронта соединения 40-го тан­кового корпуса противника подходили к Красноармейское.

Во второй половине 19 февраля и утром следующего дня воздушная разведка фронта подтвердила сосредоточение большого количества танков в районе Краснограда и южнее, выгрузку войск в Днепропетровске и перегруппировку танковых частей с востока в район юго-западнее Крас­ноармейское. Эти сведения о противнике и характер его действий в поло­се наступления войск правого крыла были расценены командованием и штабом Юго-Западного фронта как стремление прикрыть танковыми кор­пусами отход главных сил из Донбасса. Поэтому на 20 февраля задачи 6-й армии и подвижной группы не изменились: они должны были продол­жать наступление.

Для оказания помощи 6-й армии привлекалась часть сил левого кры­ла Воронежского фронта, продолжавшего успешно наступать на запад. Вечером 21 февраля командующий Воронежским фронтом приказал 69-й армии наступать из района Богодухов, Мерефа в направлении на Валки и далее на Красноград, куда из района западнее Мерефы должна была наступать и 3-я танковая армия. Однако удар этих армий не достиг поставленной цели. Противник, выдвинув на это направление моторизо­ванную дивизию «Великая Германия», заметно усилил сопротивление.

Неблагоприятно развивались события и в районе Красноармейское. С утра 20 февраля соединения 40-го немецкого танкового корпуса при поддержке крупных сил авиации начали охватывать с востока и запада подвижную группу фронта. Развернулись ожесточенные бои. Части под­вижной группы, неся значительные потери, отбивали атаки превосходя­щих сил врага и сдерживали его натиск.

Командующий подвижной группой-, оценив обстановку в лолосе дей­ствий как весьма опасную, в ночь на 21 февраля обратился к командую­щему фронтом с просьбой отвести войска группы на рубеж 40—50 км к северу от Красноармейское. Однако генерал Н. Ф. Ватутин не согла­сился и потребовал выполнять прежнюю задачу, то есть развивать на­ступление на Сталине и Волноваху. Выполнить этот приказ подвижная группа не могла: имея всего до 25 исправных танков, она не только не имела возможности наступать против превосходящих сил противника, но с трудом удерживала занимаемые рубежи.

22 февраля обстановка в полосе действий войск правого крыла Юго-Западного фронта еще более осложнилась. В этот день в контрнаступле­ние включился 48-й немецкий танковый корпус, наносивший удар из района восточнее Синельниково в общем направлении на Павлоград, навстречу танковому корпусу CG.

22—23 февраля войска 6-й армии попали в крайне тяжелое положе­ние. Ее правофланговые соединения, отражая яростные атаки вражеских танков и пехоты, вынуждены были отходить на восток. Некоторые из них оказались в окружении (267-я стрелковая дивизия и 106-я стрелковая

1 Архив МО, ф. 500, оп. 724438, д. 555, л. 68. 136


бригада). 25-й танковый корпус, продолжая выполнять наступательную задачу, выдвинулся к Запорожью; его части, оторвавшись от остальных сил 6-й армии почти на 100 км, лишились возможности получать горючее, боеприпасы и продовольствие. Положение корпуса еще больше осложни­лось к исходу 23 февраля, когда части 48-го немецкого танкового кор­пуса и танкового' корпуса CG соединились в районе Павлограда и пе­рехватили пути его отхода на восток.

23 февраля командование Юго-Западного фронта доложило в Ставку Верховного Главнокомандования о том, что противник перед правым кры­лом фронта перешел в наступление значительными силами и прорвался в полосах 6-й армии и подвижной группы. Однако решения на отход войск фронта ни в этот день, ни на следующий не последовало. Ставка ВГК также недооценила нависшую угрозу, не поправила решение коман­дующего фронтом и, по существу, санкционировала его. Лишь 25 февра­ля было решено отвести правое крыло фронта на рубеж реки Северский Донец. Войска отходили под непрерывными ударами противника, неся большие потери. К исходу 3 марта они заняли оборону по левому берегу реки. Неоднократные попытки противника форсировать реку были отбиты.

В эти тяжелые дни всемерную поддержку советским войскам оказы­вало население. Оно помогало подразделениям выходить из окружения, снабжало их продуктами. Особой заботой были окружены раненые. Когда части 6-й армии оставили Синельниково, местные жители подобрали на поле боя 56 тяжелораненых бойцов и командиров и тайком поместили их в больницу. Подпольный райком партии помог снабдить бойцов и коман­диров соответствующими документами. С помощью больничных врачей был организован побег 40 выздоровевших воинов. Самоотверженная по­мощь советских патриотов позволила спасти жизнь многим солдатам и офицерам.

Командование группы армий «Юг» еще 28 февраля поставило войскам задачу перейти ко второму этапу контрнаступления — развитию удара непосредственно на Харьков. В нем принимали участие 4-я танковая армия, усиленная тремя дивизиями, и оперативная группа «Кемпф». К началу марта против левого крыла Воронежского фронта действовали 10 пехотных, 6 танковых и моторизованная дивизии. Для овладения Харь­ковом привлекалось три корпуса: 2 танковых и армейский, в соста­ве которых насчитывалось 5 танковых дивизий. Противник обладал зна­чительным превосходством в силах и средствах, особенно перед соедине­ниями 3-й танковой армии.

Отход Юго-Западного фронта на Северский Донец ухудшил опера­тивное положение Воронежского фронта. Удар врага в направлении Харь­кова создавал угрозу не только городу, но и войскам, действовавшим в 100—150 км северо-западнее его.

Оценив обстановку, командование Воронежского фронта решило пре­кратить наступательные действия на правом крыле. Соединения 60-й и 38-й армий должны были перейти к жесткой обороне на достигнутых ру­бежах. 40-й и 69-й армиям надлежало в случае неблагоприятного исхода оборонительных сражений отходить в район севернее Харькова. 3-я тан­ковая армия, против которой ожидался главный удар противника, полу­чила задачу в оборонительных боях обескровить наступавшие войска и не допустить их выхода к Харькову. Одновременно в район города пере­брасывались силы из армий, действовавших на правом крыле фронта. В частности, три стрелковые дивизии и две стрелковые бригады выдвига­лись в район южнее и юго-западнее Харькова, три дивизии — в Олынаны. В городе был создан штаб обороны, которому подчинялись войска Харь­ковского гарнизона и прибывавшие сюда части и соединения.

137


В связи с резким ухудшением обстановки под Харьковом Верховный Главнокомандующий приказал Маршалу Советского Союза А. М. Васи­левскому возвратиться в войска Воронежского фронта и помочь коман­дованию в отражении контрнаступления противника.

Следует отметить, что соединения Воронежского фронта в ходе не­прерывных, почти двухмесячных наступательных боев понесли крупные потери в личном составе и материальной части. Численность многих стрелковых дивизий не превышала 3,5—4 тыс. человек. Тылы растяну­лись на 250—300 км. В войсках не хватало вооружения, боеприпасов, горючего, обмундирования. Ограниченное количество горючего (всего лишь 0,2 заправки) сильно затрудняло доставку боеприпасов и продо­вольствия, а артиллерия на механической тяге лишилась возможности маневрировать на поле боя. В составе танковых частей фронта было всего 70 танков, в том числе в 3-й танковой армии — 50. Оперативные резервы отсутствовали. Направленные из района Сталинграда в распоряжение Воронежского фронта соединения 64-й армии могли подойти к району боевых действий не ранее 9—10 марта.

В то время как войска Воронежского фронта организовывали оборо­ну на подступах к Харькову, командование группы армий «Юг» заверши­ло перегруппировку сил для развития контрнаступления.

Оперативный замысел противника заключался в том, чтобы ударами танкового корпуса СС и 48-го танкового корпуса, обходя Харьков с севе­ра и юга, окружить и разгромить войска Воронежского фронта. Армей­ский корпус «Paye», обеспечивая действия этих корпусов, должен был развивать наступление на Богодухов, Белгород. После овладения райо­ном Харькова вражеское командование намеревалось нанести удар на Курск с юга силами группы армий «Юг», а с севера из района Орла — группы армий «Центр».

4 марта началось оборонительное сражение советских войск на харь­ковском направлении, продолжавшееся до конца месяца. В этот день тан­ковый корпус СС и 48-й танковый корпус нанесли мощный удар по ча­стям 3-й танковой армии. За два дня напряженных боев, несмотря на значительное превосходство в силах и средствах, противник смог потес­нить войска этой армии всего на 6—8 км.

Исключительную стойкость проявили воины 25-й гвардейской стрел­ковой дивизии генерала П. М. Шафаренко. Ее полки, оборонявшиеся в районе Змиева, неоднократно отражали атаки противника и нанесли ему большой урон. Особенно отличился стрелковый взвод лейтенанта П. Н. Широнина из 8-й роты 78-го гвардейского стрелкового полка. Бойцы взвода обороняли железнодорожный переезд в районе Тарановки. Пять суток они отражали атаки врага, уничтожили 30 танков, бронема­шин и штурмовых орудий. Большинство защитников погибло смертью героев. Родина высоко оценила легендарный подвиг широнинцев, доблест­но выполнивших свой воинский долг. Все двадцать пять воинов удостоены звания Героя Советского Союза.

Немецко-фашистское командование изменило направление главного удара и перенесло его к западу, в стык между 69-й и 3-й танковой арми­ями. С утра 6 марта, завершив перегруппировку сил, противник возобно­вил наступление. Танковый корпус СС направил основные усилия вдоль шоссе на Валки, а 48-й танковый корпус действовал в обход Тарановки с запада. В ходе боев они вклинились в оборону советских войск западнее Валки, где образовался 15-километровый разрыв. Путь на север для про­тивника был открыт, так как у 69-й армии на этом направлении резервов не было.

Утром 7 марта на левом крыле Воронежского фронта с новой силой развернулись напряженные боевые действия. В этот день противник ввел

138


в сражение армейский корпус «Paye», составлявший ударную группиров­ку оперативной группы «Кемпф», и вынудил 3-ю танковую армию отойти на рубеж реки Мжа.

Для того чтобы остановить продвижение врага, командующий фрон­том перебросил из 40-й армии на усиление войск, оборонявших юго-за­падные подступы к Харькову, три стрелковые дивизии. Однако и этих сил оказалось недостаточно, чтобы сдержать натиск противника, войска которого выходили на подступы к городу.

В эти дни в составе 25-й гвардейской стрелковой дивизии доблестно сражался 1-й отдельный чехословацкий батальон под командованием пол­ковника Л. Свободы. Особенно ожесточенные бои 8 марта развернулись за поселок Соколове, который обороняла 1-я рота. Против нее противник бросил до 60 танков и мотопехоту. В ходе наступления врагу удалось обойти Соколове, но его защитники продолжали вести бой в окружении. Вечером командир батальона в боевом донесении докладывал командиру 25-й гвардейской стрелковой дивизии: «Бой продолжался в окружении, в церкви и в окопах возле нее. В результате боя враг занял Соколове. Реку Мжу не перешел. Подбито и сожжено 19 танков, 4—6 транспорте­ров с автоматчиками. Враг потерял убитыми около 300 человек» 1.

В тяжелом неравном бою с гитлеровцами многие защитники Соколово пали смертью храбрых или были ранены. В числе погибших был и коман­дир роты надпоручик О. Ярош, которому 17 апреля 1943 г. посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Это был первый иностранец, удостоенный столь высокого звания. 84 солдата и офицера чехословац­кого батальона за образцовое выполнение воинского долга награждены орденами и медалями СССР. В боях под Соколово кровью скреплена друж­ба народов Чехословакии с народами Советского Союза.

Чтобы ослабить натиск противника в районе Харькова, Ставка ВГК 8 марта приказала Юго-Западному фронту подготовить контрудар силами 2-го гвардейского танкового корпуса и трех стрелковых дивизий из райо­на Змиева через Тарановку на Новую Водолагу во фланг и тыл наступа­ющей вражеской группировке. Одновременно 40-я армия наносила удар западнее Люботина. Но предпринятые 8 и 9 марта контрудары успеха не имели. К исходу 9 марта между 69-й и 3-й танковой армиями образова­лась 45-километровая брешь. Закрыть ее было нечем, так как все налич­ные силы втянулись в сражение в районе Харькова. Учитывая тяжелое положение Воронежского фронта, Верховное Главнокомандование пере­дало ему два танковых корпуса (2-й гвардейский и 18-й) с Юго-Западно­го фронта и танковый корпус (3-й гвардейский) из своего резерва. Однако и эти соединения, сильно ослабленные, не смогли остановить наступаю­щего противника.

10 марта немецко-фашистские войска продолжали наступление. Их Поддерживали крупные силы авиации, которые наносили удары по вой­скам на поле боя, по Харькову и всем дорогам, ведущим к нему с севера, востока и юга. В этот день было зарегистрировано до 1800 самолето-про­летов вражеской авиации. К исходу дня противник подошел с юга к Бо-годухову и оказался на северной окраине Харькова. 3-я танковая армия заняла оборону на западной и северо-западной окраинах города. Разрыв между 69-й и 3-й танковой армиями увеличился до 60 км.

В тот же день Ставка Верховного Главнокомандования в директиве, направленной своему представителю А. М. Василевскому, командующим Центральным и Воронежским фронтами генералам К. К. Рокоссовскому и Ф. И. Голикову, обратила их внимание на серьезную угрозу, которая может возникнуть при дальнейшем продвижении врага. В ней указыва-

1 Архив МО, ф. 1102, оп. 1, д. 4, л. 155.

139


лось, что противник имеет намерение прорваться из района севернее Харь­кова к Курску и соединиться с орловской группировкой войск для выхо­да в тыл Центральному фронту. В связи с этим Ставка решила выдвинуть 1-ю танковую и 21-ю армии в район севернее Белгорода с задачей разгро­мить противника, наступавшего с юга, и ликвидировать создавшуюся угрозу для Центрального и Воронежского фронтов. Одновременно при­нимались меры для срочной переброски в распоряжение командующего Воронежским фронтом 64-й армии, находившейся под Сталинградом. Но все эти силы прибыли слишком поздно и не оказали влияния на исход боев непосредственно за Харьков. Ввод их в сражение мог предотвратить про­движение противника лишь на белгородско-курском направлении.

Положение в районе Харькова осложнялось. 12 марта войска про­тивника ворвались в город и завязали бои на его улицах. Три дня соеди­нения 3-й танковой армии оказывали упорное сопротивление врагу и стойко удерживали позиции. Одновременно с боями в городе противник продолжал маневр по обходу Харькова, который ему удалось завершить 14 марта. Вечером того же дня командующий Воронежским фронтом от­дал приказ об оставлении Харькова. К утру 17 марта вышедшие из окру­жения части 3-й танковой армии сосредоточились на левом берегу Север-ского Донца, где были включены в состав Юго-Западного фронта.

В то время как развертывались бои за Харьков, соединения 40-й и 69-й армий Воронежского фронта отходили на новый рубеж обороны юго-западнее Белгорода. Против 40-й армии в направлении Тростянец, Крас-нополье действовал 52-й армейский корпус, а против 69-й армии в направ­лении Богодухов, Грайворон — основные силы армейского корпуса «Paye». Развивая наступление, противник 12 марта овладел Грайвороном, а 14 марта после ожесточенных боев занял Борисовку.

Соединения 69-й армии не смогли оказать организованного сопро­тивления превосходящим силам противника и под прикрытием частей 2-го гвардейского танкового корпуса генерала С. И. Богданова отошли за Северский Донец. Врагу удалось оттеснить части корпуса и 18 марта ов­ладеть Белгородом. В это же время западнее города вели ожесточенные бои соединения 40-й армии.

Ставка Верховного Главнокомандования, чтобы сорвать контрнаступ­ление противника, начала в середине марта выдвигать для усиления Во­ронежского фронта стратегические резервы. Выполняя указание Ставки, в район Обояни прибыл заместитель Верховного Главнокомандующего Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Представители Ставки совместно с командованием фронта разработали и осуществили ряд мероприятий, позволивших в последующем остановить продвижение немецко-фашист-ских войск.

С 20 по 25 марта противник пытался развить наступление в северном направлении на Обоянь. Но к этому времени 64-я армия уже вышла на Северский Донец, а 21-я — закрыла брешь между 40-й и 69-й армиями. Кроме того, у Обояни сосредоточилась 1-я танковая армия. Таким обра­зом, благодаря мерам, принятым Ставкой ВГК, направление на Курск было надежно прикрыто с юга. К 25 марта линия фронта на обоянском направлении стабилизировалась на рубеже Краснополье, Белгород и да­лее по Донцу до Чугуева. Все попытки врага продвинуться на север оказались безрезультатными. Войска Воронежского фронта перешли к организации позиционной обороны, образовав южный фас так называе­мого Курского выступа.

Итак, советские войска после глубокого прорыва к Днепру в тяжелых условиях отразили удары превосходящих сил врага. Фронт стабилизи­ровался по Северскому Донцу и в районе Белгорода. Характерной осо­бенностью этих сражений являлось то, что ни одна из сторон не достигла

140


поставленных целей. Вместо развития операций на большую глубину войска Юго-Западного и Воронежского фронтов были вынуждены вести оборонительные сражения и отойти на 100—150 км. Это обусловливалось рядом обстоятельств. Войска фронтов к завершающим наступательную кампанию операциям понесли значительные потери, были сильно утомле­ны, не имели необходимой авиационной поддержки и прикрытия. Отор­вавшись от тыловых баз снабжения на 200—300 км, в условиях весенней распутицы они испытывали серьезные трудности в материально-техническом снабжении. На неудачный исход наступления советских войск оказала влияние также ошибочная оценка командованием фронтов замысла про­тивника и переоценка сил и возможностей своих войск на завершающем этапе наступательной кампании.

Немаловажное значение имело и то, что противник получил возмож­ность осуществить маневр резервами с других театров на восточный фронт, так как в феврале — марте западные союзники СССР, по сущест­ву, временно прекратили активные действия в Северной Африке, несмот­ря на настойчивые просьбы советского Верховного Главнокомандования продолжать наступление и как можно больше отвлечь на себя сил врага х.

Хотя противник сумел добиться некоторых территориальных успе­хов, в том числе вновь захватить Харьков, осуществить свои далеко иду­щие замыслы ему не удалось. Оценивая итоги вражеского контрнаступле­ния на южном крыле советско-германского фронта, И. В. Сталин в при­казе № 195 от 1 мая 1943 г. отмечал: «Немцы рассчитывали окружить советские войска в районе Харькова и устроить нашим войскам «немец­кий Сталинград». Однако попытка гитлеровского командования взять реванш за Сталинград провалилась» 2. Враг не сумел вернуть стратеги­ческую инициативу и перейти к третьему этапу контрнаступления —совме­стными усилиями групп армий «Юг» и «Центр» окружить и уничтожить советские войска в районе Курска.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.16.13 (0.016 с.)