Разгром противника на Среднем Дону и в районе Котельниковский



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Разгром противника на Среднем Дону и в районе Котельниковский



Как только было завершено окружение противника под Сталингра­дом, началась интенсивная подготовка наступательной операции на Сред­нем Дону с целью развития контрнаступления на сталинградско-ростов-ском направлении — операции «Сатурн». Ее предстояло осуществлять войскам смежных крыльев Воронежского и Юго-Западного фронтов.

24—26 ноября по указанию Верховного Главнокомандующего пред­ставители Ставки ВГК вместе с командующими фронтами уточнили за­мысел операции, наметили важнейшие мероприятия по перегруппировке войск и их материально-техническому обеспечению.

В связи с подготовкой новой операции необходимо было в кратчай­ший срок завершить разгром окруженной вражеской группировки. Между тем линия фронта на внутреннем кольце окружения в начале декабря фактически стабилизировалась. Для полного разгрома врага требовалось значительно усилить советские войска. Однако назревала серьезная угро­за на внешнем фронте окружения. По данным разведки, стало известно, что немецко-фашистское командование спешно сосредоточивает в районах Тормосин и Котельниковский крупные силы, перебрасывая их из Франции и с других участков советско-германского фронта, и готовится к деблокаде своей 6-й армии. Это вело к изменению соотношения сил в пользу врага.

Обеспокоенный обстановкой под Сталинградом, Верховный Главно­командующий обязал А. М. Василевского сосредоточить свое внимание на организации разгрома 6-й армии. В разговоре с ним по телефону И. В. Ста­лин подтвердил эту мысль, указав, что в данное время самой важной задачей является быстрейшая ликвидация окруженной группировки вра­га. В решении этой задачи он видел перспективу высвобождения дополни­тельных войск для окончательного разгрома всего южного крыла враже­ского фронта х. Ставка решила также ускорить подготовку операции

1 А. Василевский. Дело всей жизни, стр. 236.

61


на Среднем Дону, считая, что от ее результатов будет зависеть исход борьбы на сталинградском направлении.

Таким образом, в начале декабря фронты сталинградского направле­ния под руководством Ставки ВГК и ее представителей на местах раз­вернули подготовку к решению одновременно трех задач: разгрому про­тивника на Среднем Дону, ликвидации окруженной группировки в райо­не Сталинграда и отражению готовившегося врагом деблокирующего контрудара со стороны Котельниковского.

Что же происходило в эти дни в ставке верховного главнокомандова­ния вермахта, в штабах группы армий «Б» и 6-й арлгаи?

Оценивая сложившуюся обстановку и учитывая крайне ограниченные возможности окруженных войск для длительного удержания занимаемого района, командующий 6-й армией, командование группы армий «Б» и начальник генерального штаба сухопутных войск по-прежнему настой­чиво склоняли гитлеровскую ставку немедленно отвести 6-ю армию из-под Сталинграда и использовать ее силы для создания прочного стра­тегического фронта западнее Дона. Но Гитлер и его ближайшее окруже­ние, руководствуясь главным образом соображениями политического ха­рактера, упорно придерживались принципа — не отступать ни на шаг. «6-я армия останется там, где она находится сейчас! — заявил Гитлер.— Это гарнизон крепости, а обязанность крепостных войск — выдержать осаду. Если нужно, они будут находиться там всю зиму, и я деблокирую их во время весеннего наступления». Кейтель полностью поддерживал Гитлера. Это ему принадлежат слова: «Мой фюрер, не оставляйте Вол­гу». Кейтелю вторил Йодль: «Если мы отступим от Волги, мы потеряем большую часть территории, захваченной нами во время летнего наступ­ления ценой огромных потерь» 1. Важным аргументом, утвердившим Гитлера в его решении оставить 6-ю армию под Сталинградом, явилось безапелляционное заверение Геринга в том, что германские военно-воз­душные силы полностью обеспечат снабжение окруженной группировки всем необходимым до момента ее деблокирования 2. Вместе с тем Гитлер согласился с предложением срочно подготовить операцию по деблокиро­ванию окруженных войск, на благоприятный исход которой он возлагал большие надежды.

Подготовку к деблокированию 6-й армии немецко-фашистское коман­дование начало в последних числах ноября. Чтобы упорядочить управле­ние войсками и создать благоприятные условия для организации контр­удара, в полосе от Вешенской до реки Маныч (разграничительная линия с группой армий «А») была сформирована новая группа армий «Дон». В ее состав вошли смешанная румыно-немецкая оперативная группа «Холлидт», оборонявшая участок от Вешенской до Аржановского; остатки 3-й румынской армии в составе сводных отрядов разбитых румынских и немецких соединений, действовавшие в полосе от Аржановского до устья реки Лиска; сводная армейская группа «Гот», основу которой составляли избежавшие окружения соединения 4-й танковой и 4-й румынской ар­мий (эта группа оборонялась от устья реки Лиска до границы с группой армий «А»), и, наконец, окруженная 6-я армия. Поддерживала группу армий «Дон» часть сил 4-го воздушного флота (около 500 самолетов). Во главе группы армий «Дон» был поставлен генерал-фельдмаршал Э. Ман-штейн.

Оценивая обстановку в районе Сталинграда, Манштейн сделал вы­вод, что одновременно с деблокирующим контрударом 6-я армия должна нанести встречный удар и через образовавшийся коридор выйти из-под

13. Вестфаль п другие. Роковые решения, стр. 183 —184. 2 KTB/OKW, Bd. Il, S. 86.

62


Сталинграда. Бывший адъютант Гитлера генерал Энгель 26 ноября 1942 г. сделал следующую запись в дневнике: «Длительная дискуссия по оценке обстановки фон Манштейном. Предлагает отвести 6-ю армию; обсуждается его мнение об отводе далеко назад, может быть даже до Днепра, войск, находящихся к югу от Сталинграда» *.

Однако это "предложение не нашло поддержки в гитлеровской став­ке. Гитлер, согласившись запросить Паулюса о возможности встречного удара 6-й армии, в телеграмме на его имя сделал приписку: «С тем усло­вием, что Вы будете удерживать оборону вдоль Волги» 2. Паулюс не со­гласился на встречный удар, и Манштейн должен был пробивать коридор без участия 6-й армии.

Первоначально немецко-фашистское командование планировало на­нести удары по советским войскам с двух направлений — из районов Тор-мосин и Котельниковский. Однако отсутствие резервов для одновремен­ного создания двух ударных группировок, а также активность советских войск на внешнем фронте окружения не позволили осуществить этот за­мысел.

Командующий группой армий «Дон» решил начать действия по де-блокаде одной котельниковской группировкой. Непосредственное руко­водство операцией возлагалось на командующего 4-й танковой армией генерала Г. Гота. В ударную группировку кроме находившихся в районе Котельниковский соединений 4-й танковой армии были включены диви­зии, переброшенные из Франции, с Северного Кавказа, из-под Воронежа и Орла, значительные подкрепления из Германии. К началу контрудара в эту группировку входили 3 танковые, 1 моторизованная, 5 пехотных, 2 авиаполевые, 2 кавалерийские дивизии, ряд подразделений и частей из резерва главного командования, в том числе батальон танков «тигр», имевших 100-мм броню и мощную 88-мм пушку. Эти танки применялись на советско-германском фронте впервые. Фланги ударной группировки обес­печивали румынские войска 3. Армейская группа «Гот» получила задачу наступать восточнее Дона, вдоль железнодорожной линии Котельников­ский — Сталинград, и пробиться к 6-й армии 4. Действия ее должны были начаться 12 декабря.

В то время как враг готовился к деблокаде 6-й армии, советское ко­мандование продолжало подготовку операций по разгрому противника в районе Сталинграда и на Среднем Дону, укрепляло внешний фронт окружения западнее Сталинграда.

2 декабря в Ставке Верховного Главнокомандования был рассмотрен план операции «Сатурн», который докладывал заместитель начальника штаба Юго-Западного фронта генерал С. П. Иванов. Замысел операции заключался в нанесении двух охватывающих ударов в общем направле­нии на Миллерово, Каменск-Шахтинский: одного — смежными флангами 1-й гвардейской армии Юго-Западного и 6-й армии Воронежского фронтов с осетровского плацдарма (южнее Верхнего Мамона), другого — войсками 3-й гвардейской армии Юго-Западного фронта из района Боковской. На первом этапе операции предусматривалось окружить и разгромить 8-ю итальянскую армию, на втором — совместными усилиями развить удар на Миллерово, Ростов.

Начало наступления было назначено на 10 декабря. Однако в связи с незавершенностью сосредоточения войск по ходатайству представителя Ставки генерала H. H. Воронова этот срок был перенесен на 16 декабря.

1 KTB/OKW, Bd. Il, S. 86.

2 Цит. по: 3. Вестфаль и другие. Роковые решения, стр. 193.

3 Великая победа на Волге, стр. 372, 373.

4 Г. Д е p p. Поход на Сталинград, стр. 90.

63


В период подготовки операции на усиление фронтов из резерва Ставки ВГК прибыло 8 стрелковых дивизий, стрелковая бригада, 4 танковых кор­пуса, механизированный корпус, 6 отдельных танковых, 23 артиллерий­ских и минометных полка. Усиливалась и авиация фронтов. В декабре в 16-ю воздушную армию прибыл 2-й бомбардировочный, а в 17-ю воздуш­ную армию — 3-й смешанный авиационные корпуса.

В начале декабря продолжалась подготовка операции и по ликвида­ции окруженной под Сталинградом группировки противника, получив­шей кодовое наименование «Кольцо». План операции был утвержден Вер­ховным Главнокомандующим 11 декабря. Замысел ее сводился к тому, что­бы ударом с запада на восток расчленить окруженную группировку, а затем ликвидировать ее по частям. Но в связи с начавшимся на следую­щий день контрударом котельниковской группировки противника опе­рация «Кольцо» была перенесена на более поздний срок х. Советскому ко­мандованию на сталинградском направлении было предложено сосредото­чить внимание на отражении удара деблокирующей группировки про­тивника.

Усиление войск, действовавших на внешнем фронте окружения, на­чалось еще в конце ноября. Командование Сталинградского фронта на­правило туда, в полосу 51-й армии, несколько стрелковых дивизий с внут­реннего фронта, развернув их между реками Аксай и Мышкова. С целью дальнейшего наращивания сил на внешнем фронте окружения Ставка в начале декабря сформировала и передала в состав Сталинградского фрон­та 5-ю ударную армию, которая усилила его правое крыло. Командую­щим армией был назначен генерал M. M. Попов.

К моменту перехода противника в наступление в войсках 51-й и 5-й ударной армий Сталинградского фронта насчитывалось 115 тыс. че­ловек, 329 танков, 1133 орудия и миномета. Для поддержки их с воздуха привлекалось 220 самолетов. Против этих армий противник сосредоточил 124 тыс. человек, 650 танков, 852 орудия и миномета, 500 самолетов. Сле­довательно, противнику удалось создать двойное превосходство в танках и самолетах. При этом наибольшее количество сил и средств он напра­вил против ослабленной предшествующими боями 51-й армии. В людях и артиллерии противник превосходил войска этой армии в 2 раза, а в танках — более чем в 6 раз 2.

Утром 12 декабря две танковые дивизии противника нанесли удар на узком участке фронта вдоль железной дороги Тихорецк — Сталин­град. На их флангах наступали кавалерийские и пехотные части и соеди­нения. Танковым дивизиям удалось прорвать оборону советских войск и к исходу следующего дня выйти в район Верхне-Кумского. Попытки командования Сталинградского фронта остановить продвижение против­ника на участке 51-й армии вводом в сражение также ослабленного 13-го танкового корпуса успеха не имели. Тогда, чтЪбы отвлечь часть сил удар­ной группировки противника, командующий фронтом приказал 5-й удар­ной армии перейти в наступление на Нижнечирскую и выбить с плацдарма немецкие войска. 14 декабря соединения этой армии прорвали враже­скую оборону, овладели Нижнечирской и, сбросив врага с плацдарма, надежно обеспечили правый фланг 51-й армии. В этих боях успешно действовали соединения 7-го танкового корпуса генерала П. А. Рот­мистрова.

Противник продолжал наращивать силу удара, стремясь прорваться к окруженной группировке. В результате активных действий введенного в сражение 4-го механизированного корпуса продвижение вражеских

1 Архив МО, ф. 132а, оп. 2642, д. 32, л. 215.

2 Великая победа на Волге, стр. 375.

64


войск временно было приостановлено. Однако положение в полосе 51-й ар­мии оставалось тяжелым. Все армейские и фронтовые резервы были уже введены в действие, и спасти положение могли только свежие подкреп­ления. Чтобы преодолеть возникший кризис, А. М. Василевский обратил­ся к Верховному Главнокомандующему с просьбой использовать для от­ражения вражеркого контрудара прибывшую в состав Донского фронта 2-ю гвардейскую армию генерала Р. Я. Малиновского, ранее предназна­чавшуюся для ликвидации окруженной вражеской группировки. Вопрос о передаче этой армии из Донского в Сталинградский фронт был рассмот­рен на специальном заседании ГКО. На основе его решения Ставка 14 декабря издала директиву, в которой, в частности, говорилось: «Все хозяйство Яковлева х, в первую очередь мехчасти, форсированным мар­шем двинуть на юг и расположить в тылу частей, действующих против котельниковской группы противника... Главная задача наших южных войск — разбить котельниковскую группу противника, силами Труфанова и Яковлева в течение ближайших дней занять Котелъников[ский] и закре­питься там прочно»2. Кроме того, Ставка выделила из своего резерва на усиление Сталинградского фронта 6-й механизированный корпус.

Одновременно советское Верховное Главнокомандование внесло су­щественное изменение в замысел операции «Сатурн». Вместо глубокого удара на Ростов главные усилия Юго-Западного фронта направлялись на разгром немецкой группы армий «Дон». В директиве Ставки ВГК от 13 декабря предлагалось «видоизменить операцию «Сатурн»... главный удар направить не на юг, а на юго-восток в сторону Нижний Астахов и с выходом на Морозовск, с тем чтобы боковско-морозовскую группу противника взять в клещи, пройтись по ее тылам и ликвидировать ее од­новременным ударом с востока силами Романенко и Лелюшенко и с се­веро-запада силами Кузнецова и приданных ему подвижных частей» 3. Этот вариант операции получил наименование «Малый Сатурн».

В соответствии с указаниями Ставки командующий Юго-Западным фронтом генерал Н. Ф. Ватутин решил главный удар нанести силами 1-й и 3-й гвардейских армий на тех же участках, которые были определе­ны по плану «Сатурн», но не в сторону Миллерово, Лихая, а по сходя­щимся направлениям на Тациыскую, Морозовск. 6-й армии Воронежского фронта после прорыва обороны противника предстояло обеспечивать главную ударную группировку Юго-Западного фронта с запада 4.

Сосредоточение войск, создание ударных группировок, а также ма­териально-техническое обеспечение операции осложнялись тем, что ос­новные железнодорожные коммуникации проходили в 200 км от линии фронта (Балашов — Поворино и Балашов — Качалино). И только ветка Таловая — Калач (Воронежский) подходила на 70 км к 1-й гвардейской армии. Командующие фронтами и армиями стремились ускорить подвоз войскам материальных средств по грунтовым дорогам, однако у них не хватало автотранспорта и горючего. Поэтому перегруппировку войск, со­средоточение резервов, накопление материальных средств для предстоя­щей операции удалось закончить лишь к 15 декабря.

Трудности, с которыми встретились войска Юго-Западного и Воро­нежского фронтов в период подготовки наступления, не отразились на морально-политическом состоянии и боевом духе советских воинов. Боль­шое мобилизующее влияние на войска оказывала многогранная партийно-политическая работа. Как в период подготовки, так и в ходе наступления действенность ее достигалась целенаправленной агитационной работой,

1 Яковлев — псевдоним Р. Я. Малиновского.

2 Архив МО, ф. 132а, оп. 2642, д. 32, л. 215.

3 Т а м же, лл. 211—214.

4 Архив МО, ф. 232, оп. 590, д. 2, л. 104.

5 Вторая мировая война 1939 — 1945, т. 6                                                                            ÖO


авангардной ролью коммунистов и комсомольцев, высокой активностью командиров и политработников. Главной задачей партийно-политической работы, которую возглавляли члены военных советов фронтов генералы А. С. Желтов и Ф. Ф. Кузнецов, начальники политуправлений генералы С. С. Шатилов и М. В. Рудаков, являлось обеспечение успешного прорыва обороны противника и высоких темпов наступления при развитии опера­ции. Воинам разъяснялось, что от их действий во многом зависит исход нового этапа борьбы на сталинградском направлении.

Накануне наступления каждому воину была вручена газета с тек­стом обращения к войскам военных советов Юго-Западного и Воронеж­ского фронтов. В обращении Военного совета Юго-Западного фронта го­ворилось: «Вы слышите стоны замученных и обездоленных советских лю­дей: отцов и матерей, жен и детей наших. Ваши сердца преисполнены священной ненависти к фашистской мерзости, отродью рода человеческо­го. Так же, как и в боях под Москвой, Ростовом и Тихвином, вы ждете приказа — идти вперед на разгром врага, на освобождение наших городов и сел, наших семей.

Настал грозный час расплаты с лютым врагом. Приказ дан. Вперед, всесокрушающей лавиной, славные воины!» 1.

Обращения военных советов были зачитаны также на митингах лич­ного состава. Один за другим выступали бойцы, командиры, политработ­ники. Все они клялись матери-Родине свято выполнить ее приказ и пре­умножить славу советского оружия новой победой.

Для обеспечения непрерывности партийно-политической работы в хо­де наступления политуправления фронтов, политотделы армий пополнили ряды политработников, создали их резерв, провели совещания во всех звеньях партийно-политического аппарата.

В Воронежском фронте созданные перед наступлением штурмовые и блокировочные группы были пополнены коммунистами и комсомоль­цами. Коммунисты в них составляли 10—15 процентов, а комсомольцы— 15—20 процентов общей численности личного состава 2. Правильная расстановка коммунистов и комсомольцев способствовала поддержанию высокой боеспособности войск. Так, в 6-й армии из 5059 коммунистов, состоявших в парторганизациях, непосредственно в наступательных боях участвовало 4265 человек, или 84 процента всего состава парторганиза­ций. Из них 1833 коммуниста, то есть 45 процентов, были артиллериста­ми, пулеметчиками, автоматчиками, входили в расчеты противотанковых ружей 3. Комсомольские организации этой армии имели в своем составе до 1 тыс. снайперов, почти столько же автоматчиков, свыше 1 тыс. раз­ведчиков, 600 наводчиков противотанковых ружей 4.

В ходе наступательных боев основные усилия политработников и партийных организаций были сосредоточены в ротах и батареях. Широкое распространение получила пропаганда боевых подвигов, умелых дей­ствий частей и подразделений. В результате напряженной партийно-политической работы в войсках постоянно поддерживалось высокое по­литико-моральное состояние и сохранялся наступательный порыв, несмот­ря на ожесточенное сопротивление противника.

К началу наступления в 6-й армии Воронежского фронта и в войсках Юго-Западного фронта насчитывалось 425,5 тыс. человек, более 5 тыс. орудий и минометов, свыше 1 тыс. танков. Их поддерживало более 300 бо­евых самолетов. Им противостояли основные силы 8-й итальянской армии, входившей в группу армий «Б», а также оперативная группа «Холлидт»

1 Архив МО, ф. 32, оп. 4257, д. 96, л. 116.

2 Архив МО, ф. 334, оп. 5259, д. 35, л. 2.

3 Архив МО, ф. 32, оп. 22151, д. 17, лл. 338, 339.

4 Архив МО, ф. 334, оп. 5259, д. 35, л. 2.

66


и остатки 3-й румынской армии (левое крыло группы армий «Дон»). В их составе было 459 тыс. человек, более 6,2 тыс. орудий и минометов, 600 тан­ков. Для поддержки наземных войск выделялось 500 самолетов 1.

В этой операции, как и в операции «Уран», советское командование благодаря решительному, смелому массированию сил и средств сумело создать на участках прорыва двойное и даже тройное превосходство над противником.

Подготовка к наступлению на Среднем Дону завершалась, а обста­новка в полосе 51-й армии Сталинградского фронта оставалась по-преж­нему крайне напряженной. Соединения 2-й гвардейской армии, спешив­шие на выручку войскам 51-й армии, совершали марш в исключительно сложных условиях. При сильном морозе и метелях им предстояло в ко­роткий срок ночными переходами преодолеть расстояние в 170—200 км. Сознание воинского долга и важности поставленной задачи, стремление оказать помощь боевым товарищам помогли гвардейцам преодолеть все трудности и вовремя вступить в сражение.

В середине декабря наиболее ожесточенные и кровопролитные бои развернулись в районе Верхне-Кумского, где переброшенная из Франции 6-я танковая дивизия и введенный в бой батальон «тигров» 2 стремились прорваться через боевые порядки 4-го механизированного корпуса к реке Мышкова. Советские воины, проявляя высокое боевое мастерство и беспри­мерный героизм, стойко отражали натиск врага и наносили ему значитель­ный урон. За умелое ведение боевых действий и массовый героизм личного состава 4-й механизированный корпус 18 декабря 1942 г. был преобразо­ван в 3-й гвардейский.

Примером высокой воинской доблести, огромной воли к победе мо­гут служить оборонительные бои частей, которыми командовали подпол­ковники М. С. Диасамидзе и А. А. Асланов. Стрелковый полк Диасамид-зе под непрерывными ударами вражеской авиации отбил более 30 атак пехоты и танков противника, уничтожив при этом до двух батальонов пехоты и более двух десятков танков. Танковый полк Асланова совмест­но с другими частями 4-го механизированного корпуса на подступах к Верхне-Кумскому за пять суток отбил более 12 атак и, умело маневрируя на поле боя, уничтожил 20 танков, 50 автомашин и до двух рот пехоты противника 3.

За умелое руководство частями и проявленные при этом личное му­жество и героизм Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 де­кабря 1942 г. подполковникам М. С. Диасамидзе и А. А. Асланову было присвоено звание Героя Советского Союза, многие солдаты и офицеры награждены орденами и медалями.

Получив сведения о выдвижении к фронту 2-й гвардейской армии, противник предпринял отчаянные усилия, стремясь до ее подхода про­рваться к 6-й армии. Манштейн бросил на узкий участок фронта против 4-го механизированного корпуса и других частей последние резервы, в том числе 17-ю танковую дивизию. Неся огромные потери, противник 19 де­кабря вышел к реке Мышкова, где развернулись ожесточенные бои. На этом рубеже активное противодействие наступающим вражеским вой­скам оказывала авиация 8-й воздушной армии, которая совершила более 750 боевых самолето-вылетов и ударами по колоннам и скоплениям танков помогла нашим войскам остановить натиск врага.

Бессмертный подвиг в районе Нижне-Кумского совершил бронебой­щик И. М. Каплунов. Из противотанкового ружья и противотанковыми

1 Великая победа на Волге, стр. 342.

2 Архив МО, ф. 407, он. 9852, д. 24, л. 613.

3 Архив МО, ф. 220, оп. 455, д. 11, л. 447.

5*                                                                                                                                                     67


гранатами он подбил восемь немецких танков. Девятый танк он вывел из строя уже после второго тяжелого ранения. Отважному воину, отдав­шему жизнь за Родину, посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Его имя навечно занесено в списки полка.

Анализ хода боевых действий показывает, что огромная заслуга советских войск состоит в том, что они ценой неимоверных усилий и жертв выиграли шесть дней драгоценного времени, необходимого для подхода резервов. Этим самым они спасли положение, обеспечив подход к месту боев головных частей 2-й гвардейской армии. Бои в районе Верхне-Кум-ского — это ярчайший образец доблести воинов Советской Армии, на­смерть стоявших на своих рубежах 1.

В то время как советские войска вели оборонительные бои с превосхо­дящими силами врага в междуречье Аксай — Мышкова, основные силы 2-й гвардейской армии развернулись по северному берегу реки Мышкова. Здесь и произошли решающие бои, которые положили конец дальнейшему продвижению вражеских войск, сорвали планы верховного командования вермахта деблокировать войска 6-й армии.

К исходу 22 декабря наступление армейской группы «Гот» захлеб­нулось, а на следующий день ее войска перешли к обороне в 35—40 км от окруженной группировки. Гот вынужден был признать, что без под­хода свежих сил успешно продолжать операцию невозможно 2. Попытки командующего 4-й танковой армией получить у Манштейна подкрепления не увенчались успехом. Все внимание командующего группой армий «Дон» в этот момент было приковано к северному участку фронта, ко­торый рушился под мощными ударами войск Юго-Западного фронта. Готу было приказано перейти к обороне.

В создании кризисной для группы армий «Дон» ситуации решающее значение имело успешное наступление советских войск в районе Сред­него Дона.

Утром 16 декабря после артиллерийской подготовки войска ударных группировок Юго-Западного и Воронежского фронтов перешли в наступ­ление. Из-за густого тумана эффективность артиллерийского огня была невысокой, самолеты не смогли подняться в воздух. В итоге оборона про­тивника оказалась недостаточно подавленной. Все это привело к тому, что наступавшие войска вскоре встретили организованное сопротивление врага.

Наступление развивалось в низком темпе. Стрелковым соединениям 6-й и 1-й гвардейской армий удалось за первую половину дня продвинуть­ся лишь на 2—3 км. В этой обстановке командующие фронтами решили для завершения прорыва тактической зоны обороны врага ввести в сраже­ние танковые корпуса. Однако при попытке атаковать противника с ходу их передовые части попали на минные поля и, понеся потери, вынуждены были прекратить атаку. Расчистка проходов в минных полях задержала ввод в сражение танковых соединений до утра следующего дня.

Во второй половине 16 декабря погода несколько улучшилась. Артил­лерия и авиация фронтов усилили поддержку наступающих войск. Штур­мовики и бомбардировщики наносили удары по боевым порядкам, узлам сопротивления, командным и наблюдательным пунктам противника. Над полем боя разгорелись воздушные бои. Тем не менее войскам ударных группировок пока что прорвать тактическую зону обороны противника не удавалось. Враг маневрировал, наращивал силы, широко применял свою авиацию.

1 Сталинградская эпопея, стр. 148.

2 Г. Д ё p р. Поход на Сталинград, стр. 95.

68


В аналогичных условиях развертывались действия и в полосе 3-й гвардейской армии генерала Д. Д. Лелюшенко, стрелковые соединения которой встретили ожесточенное сопротивление врага и не смогли вы­полнить задачу дня.

Утром 17 декабря после артиллерийской и авиационной подготовки соединения 6-й и 1-й гвардейской армий под командованием генералов Ф. М. Харитонова и В. И. Кузнецова возобновили наступление. В тесном взаимодействии с ними наступали танковые корпуса. Они вступали в сра­жение последовательно: вначале были введены 25-й и 18-й танковые корпу­са, а затем 17-й и 24-й. Продвижение танковых соединений в глубину обеспечивалось мощным огнем артиллерии, а также активно действующей к тому времени авиацией.

Преодолевая упорное сопротивление противника и отражая его оже­сточенные контратаки, войска 6-й и 1-й гвардейской армий к исходу второго дня прорвали тактическую зону обороны противника и продви­нулись вперед на 20—25 км.

Особенно упорное сопротивление противник оказал 18 декабря на армейском рубеже обороны, прорыв которого открывал советским войскам путь в тыл основных сил 8-й итальянской армии. Итальянские и дейст­вовавшие совместно с ними немецкие соединения, понеся большие по­тери, начали отходить на юг и юго-восток. Не менее сильное сопротив­ление встретили войска 3-й гвардейской армии в районе Боковской. Толь­ко после ввода в сражение 1-го гвардейского механизированного корпуса войска армии смогли завершить прорыв тактической зоны обороны врага.

Большую помощь подвижным соединениям фронтов в успешном пре­одолении вражеской обороны и выходе на оперативный простор оказала авиация 2-й и 17-й воздушных армий генералов К. Н. Смирнова и С. А. Красовского. За первые пять дней наступления советские летчики совершили 2067 самолето-вылетов. В эти дни героический подвиг совер­шил летчик-штурмовик сержант Нуркен Абдиров, направив свой подби­тый самолет в скопление танков противника. Верный сын Родины был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза 1.

В результате трехдневных боев войскам Юго-Западного и Воронеж­ского фронтов удалось взломать организованную оборону противника. В полосе 6-й и 1-й гвардейской армий прорыв был расширен до 60 км по фронту и до 40 км в глубину. В полосе наступления 3-й гвардейской армии оборона противника была прорвана на фронте в 20 км. В ходе боев были разгромлены две немецкие и две итальянские пехотные дивизии.

Успешное наступление советских войск на Среднем Дону вынудило немецко-фашистское командование предпринять срочные меры для уси­ления войск в этом районе прежде всего за счет создававшейся тормо-синской группировки. Кроме того, против ударной группировки Юго-За­падного фронта была выдвинута 6-я танковая дивизия, которая до этого участвовала в контрударе на котельниковском направлении.

В целях улучшения управления войсками, наступавшими на Сред­нем Дону, Ставка ВГК 19 декабря 1942 г. передала 6-ю армию Воронеж­ского фронта в состав Юго-Западного фронта и приказала его командую­щему всемерно повысить темпы наступления, особенно танковых корпу­сов. В соответствии с указаниями Ставки командующий Юго-Западным фронтом потребовал от войск 6-й, а также 1-й и 3-й гвардейских армий приложить максимум усилий и настойчивости к быстрейшему достиже­нию поставленной цели. 5-й танковой армии было приказано содействовать

1 Советские Военно-Воздушные Силы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг. М., 1968, стр. 144.

69


наступлению войск правого крыла фронта ударами в направлении Тормо-син, Нижнечирская х.

Выполняя приказ командующего фронтом, танковые корпуса увели­чили темп наступления. Не ввязываясь в бои за опорные пункты против­ника, они при поддержке авиации устремились в тыл главных сил 8-й итальянской армии и оперативной группы «Холлидт». Стрелковые войска, наступая за подвижными соединениями, окружали и уничтожали расчле­ненные итало-немецкие группировки, блокировали и штурмовали их опор­ные пункты и узлы сопротивления.

О том, чтс происходило в эти дни в стане врага, рассказывает итальян­ский майор Д. Толлои: «18 декабря к югу от Богучара сомкнулось коль­цо сил, действовавших с запада и с востока... Многие штабы начали сниматься с места, теряя всякую связь с войсками. Части, атакован­ные танками, пытались спастись бегством... Артиллерия и автомаши­ны были брошены. Многие офицеры срывали с себя знаки различия, сол­даты бросали пулеметы, винтовки, снаряжение. Всякая связь оказалась нарушенной...» 2

Немецко-фашистское командование пыталось любой ценой остановить наступление советских войск. Против вырвавшихся далеко вперед тан­ковых корпусов противник бросил всю авиацию, а в район Миллерово, Тацинская, Морозовск подтягивал свежие соединения. С других уча­стков советско-германского фронта и из Западной Европы было перебро­шено восемь дивизий, в том числе четыре танковые. Однако в сражение они вводились по частям и поэтому не могли изменить общей обстановки на этом направлении.

Подвижные соединения Юго-Западного фронта, не снижая темпов, все дальше выходили в оперативную глубину обороны противника. Осо­бенно успешно действовал 24-й танковый корпус генерала В. М. Бада-нова. Умело применяя обходы и охваты, корпус за пять суток преодолел с боями около 240 км. Утром 24 декабря неожиданно для противника его части прорвались к Тацинской и овладели ею. При этом были захвачены продовольственные, артиллерийские, вещевые склады и склады горюче­го, а на аэродроме и в железнодорожных эшелонах — свыше 300 самоле­тов 3. Заняв район Тацинской, советские танкисты перерезали единствен­ную железнодорожную коммуникацию Лихая — Сталинград, по которой до этого противник перебрасывал войска и снабжал их всем необходимым.

Командованию группы армий «Дон» вскоре удалось подтянуть к Та­цинской резервы, в том числе 11-ю танковую дивизию, и отрезать корпус от основных сил фронта. Имея всего 54 танка с ограниченным количеством горючего и боеприпасов, корпус занял круговую оборону и героически отражал атаки превосходящих сил противника вплоть до получения при­каза на прорыв.

Ставка ВГК высоко оценила успешные действия корпуса и приказала помочь ему. И. В. Сталин указывал командующему Юго-Западным фрон­том, что его главной задачей является не допустить разгрома корпуса Баданова и быстрее помочь ему силами 25-го танкового и 1-го гвардей­ского механизированного корпусов. При этом Верховный Главнокоман­дующий высказал идею о порядке действий на будущее: «Вообще вам надо иметь в виду, что танковые корпуса лучше пускать на дальнее рас­стояние парой, а не в одиночку, чтобы не попасть в положение Баданова» 4. Одновременно Ставка потребовала от командующего фронтом выручить 24-й танковый корпус во что бы то ни стало.

1 Архив МО, ф. 232, оп. 590, д. 5, лл. 107—113.

2 G. T o l l о у. Con L'armata italiana in Russia. Torino, 1947, p. 172—173.

3 Архив МО, ф. 232, on. 590, д. 12, л. 24.

4 Цит. по: Г. Жуков. Воспоминания и размышления, т. 2, стр. 125.

70


Выполняя приказ командующего фронтом, 24-й танковый корпус про­рвал кольцо окружения и соединился с основными силами фронта. За высокое воинское мастерство, стойкость и дисциплинированность личного состава при действиях в глубоком вражеском тылу корпус был преобра­зован во 2-й гвардейский и получил почетное наименование Тацинского. Командир корпуса генерал В. М. Баданов за умелое руководство подчи­ненными войсками был первым награжден орденом Суворова II сте­пени. Большая группа солдат и офицеров удостоилась правительствен­ных наград.

В это время стрелковые соединения 3-й и 1-й гвардейских армий в тесном взаимодействии с 18-м танковым и 1-м гвардейским механизиро­ванными корпусами расчленили в районе Алексееве -Лозовское основ­ные силы 8-й итальянской армии и значительное количество ее войск взяли в плен. Подобная же участь постигла группировку противника, ок­руженную в районах Арбузовки и Каытемировки.

В результате двухнедельных напряженных боев во,йска Юго-Западно­го фронта продвинулись на 150—200 км и к концу декабря вышли на ру­беж Новая Калитва, Миллерово, Ильинка, Чернышковский.

Как и предвидело советское Верховное Главнокомандование, разгром 8-й итальянской армии и выход войск Юго-Западного фронта в тыл груп­пы армий «Дон» решительно изменили обстановку на сталинградско-рос-товском направлении. Армейская группа «Гот», не достигнув цели и по­неся в ходе контрудара значительные потери, перешла к обороне. Это фактически и предрешило окончательную судьбу армии Паулюса.

Еще в ходе оборонительного сражения войск Сталинградского фронта на реке Мышкова представитель Ставки ВГК А. М. Василевский и коман­дующий фронтом генерал А. И. Еременко разработали план разгрома противника на котельнпковском направлении, который был утвержден Ставкой 19 декабря 1. Основная роль отводилась 2-й гвардейской армии, которая наносила главный удар силами двух стрелковых, 7-го танкового и 2-го гвардейского механизированного корпусов в общем направлении на Котельниковский. Вспомогательный удар должны были нанести 13-й танковый и 3-й гвардейский механизированный корпуса 51-й армии с юго-востока в общем направлении на Дубовское, то есть в тыл котель-никовской группировке врага 2.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.180.223 (0.02 с.)