Особенности международного положения и внешней политики «Сражающейся Франции»



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Особенности международного положения и внешней политики «Сражающейся Франции»



Период с ноября 1942 г. по май 1943 г. был для движения «Сражаю­щаяся Франция» тяжелым и сложным. Президент США, отказывавшийся признать французское Сопротивление движением национального возрож­дения французского народа, свое отношение переносил и на «Сражающую­ся Францию» 4. Дипломатические маневры США и в определенной степени Великобритании серьезно затруднили деятельность этой организации.

Реальную политическую поддержку де Голлю оказывало только Со­ветское правительство. В коммюнике, опубликованном 29 сентября 1942 г., оно признало Французский национальный комитет «Сражающейся Фран­ции» «единственным органом, обладающим правом организовывать участие в войне французских граждан и французских территорий и представлять их интересы при правительстве Союза Советских Социалистических Рес­публик...» 5.

Что касается правительства США, то оно избегало под различными пред­логами официального признания организации «Сражающаяся Франция», а Великобритания существенно сужала это понятие. Даже об операции «Торч» — высадке своих войск в североафриканских владениях Франции

1 W. С h u г с h i 11. The Second World War, vol. IV, p. 636—637.

2 I b id., p. 717—718.

3 A. E d e n. The Memoirs. The Reckoning, p. 376.

4 «Revue d'histoire moderne et contemporaine», t. XVIII, avril — juin 1971, p. 235.

5 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной   войны 1941—1945 гг. Документы и материалы. М., 1959, стр. 97.

• 27 Вторая мировая война 1939—1945, т, 6                                                                       ^ '


они сообщили де Голлю лишь утром 8 ноября, когда она уже осущест­влялась. Глаза «Сражающейся Франции» выразил возмущение по этому поводу в состоявшейся в тот же день беседе с Черчиллем и Иденом. Однако, учитывая слабость своих позиций и необходимость солидарности в борьбе с общим врагом, он выступил по лондонскому радио с призывом ко всем французам, находившимся в Северной Африке, присоединять­ся к союзникам «без всяких оговорок» *.

Но проявление лояльности де Голлем не встретило понимания со сто­роны Вашингтона. Рузвельт решительно воспротивился планам переезда в Алжир комитета «Сражающаяся Франция» и создания на его основе французского временного правительства. 13 ноября генерал Эйзенхауэр объявил верховным комиссаром и «главой государства Северной Африки» профашистски настроенного адмирала Дарлана, к которому присоедини­лись вишистские губернаторы африканских колоний Франции — Ш. Но-гес, И. Шатель, Ж. Бержере, П. Буассон, а также генерал Жиро, назначен­ный командующим вишистской армией в Африке. 15 ноября Дарлан «от имени маршала Петэна» объявил об установлении новой власти.

Комитет «Сражающаяся Франция» решительно протестовал против сотрудничества США с вишистами. В коммюнике, опубликованном 16 но­ября, говорилось: «Генерал де Голль и Французский национальный ко­митет заявляют, что они не принимают никакого участия в переговорах, которые ведутся в Северной Африке с представителями Виши, и не берут на себя никакой ответственности за них. Если эти переговоры приведут к решениям, результатом которых будет закрепление режима Виши в Се­верной Африке, то эти решения не будут приняты «Сражающейся Фран­цией» 2.

Однако это заявление не было принято во внимание правительством США. Оно подписало с Дарланом соглашение о сотрудничестве и получило при этом значительную экономическую выгоду. Рузвельт, принимая представителей «Сражающейся Франции» и отвечая на их протесты, зая­вил: «Конечно, я договорился с Дарланом, раз Дарлан дал мне Алжир! Завтра я вступлю в переговоры с Л авалем, если Л аваль даст мне Париж!»3 Соображениями военной целесообразности пытались оправдать соглашение с Дарланом и другие американские политические деятели 4. В действитель­ности военные мотивы тесно переплетались с политическими, с намерением установить политический и экономический контроль над французскими колониальными территориями 5.

В подготовке соглашения американского командования с Дарланом правительство Великобритании не принимало участия, но премьер-ми­нистр санкционировал его и на секретной сессии парламента (10 декабря 1942 г.) даже защищал от резких нападок 6. Тем не менее Форин офис был глубоко встревожен, и главным образом потому, что американо-фран­цузская договоренность не оставляла британской дипломатии больших шансов для оказания влияния на события во Французской Африке и в самой Франции.

Британское правительство, не желая терять контроль за положением в Северной Африке, предложило создать какой-либо политический орган при штабе главнокомандующего союзными войсками. 15 декабря 1942 г.

1 Ш. д е Голль. Военные мемуары, т. 2, стр. 459.

2 Т а м же, стр. 475—476.

3 Цит. по: Ш.де Голль. Военные мемуары, т. 2, стр. 60.

4 М. Howard. Grand Strategy, vol. IV, p. 174.

6 На совещании начальников штабов 7 января 1943 г. Рузвельт подчеркнул, что он как президент не готов выдать какие-либо заверения о восстановлении фран­цузской колониальной империи, а некоторые колонии, например Индокитай, не дол­жны быть возвращены Франции.

« W. С h u r с h i l 1. The Second World War, vol. IV, p. 572—576.

418


Рузвельт согласился назначить Мэрфи своим личным представителем (в ранге посланника) в ставке генерала Эйзенхауэра. Англичане соот­ветственно учредили пост посланника-резидента, назначив на него Мак-миллана. В его ведение были отданы все политические вопросы, и бри­танское правительство «получило возможность оказывать прямое влияние на ход событий в Алжире» 1.

Положение «Сражающейся Франции» в лагере западных союзников оказалось чрезвычайно сложным. Правда, в конце 1942 г. она имела и определенные успехи. Под ее власть перешли острова Мадагаскар и Рею­ньон, а затем Сомали. Войска «Сражающейся Франции» успешно действо­вали в Ливии и захватили Феццан — важный пункт, через который осу­ществлялась связь между Тунисом и Экваториальной Африкой.

Но главное внимание де Голля и членов комитета было обращено на Алжир. Установленный здесь своеобразный американо-вишистский режим вызывал все большее недовольство со стороны деголлевцев, всех участни­ков французского Сопротивления и даже самих вишистов. Американская печать обвиняла президента Рузвельта в беспринципном отношении к яро­му стороннику Гитлера. Да и само правительство США было разочаровано деятельностью Дарлана. В этих условиях де Голль направил в Алжир своего представителя. Формально он был послан для переговоров с Дар-ланом о формах сотрудничества «Сражающейся Франции» с его режимом, а фактически для того, чтобы побудить его отказаться от власти и пе­редать ее де Голлю. Дарлан резко отклонил все предложения такого рода и приказал выслать из Алжира представителя «Сражающейся Франции».

Одновременно де Голль предпринял попытки оказать воздействие на правительство Великобритании, а через него и на США, с тем чтобы до­биться удаления Дарлана, признания себя единственным официальным представителем Франции и передачи Северной Африки под его контроль. Для этого он использовал различные пропагандистские средства, противо­поставляя линию поведения американцев в Северной Африке тем целям, ради которых народы вели борьбу с фашизмом. Он энергично расширял связи со всеми течениями внутреннего Сопротивления, в том числе и с ру­ководством Французской коммунистической партии, стремясь использо­вать роль номинального руководителя этого движения для укрепления своих международных позиций. В то же время де Голль в контактах с руководителями США и Великобритании, а также в пропаганде все на­стойчивее выдвигал тезис, согласно которому только он со своим комите­том — зародышем будущего французского правительства может спасти Францию от коммунизма, тогда как поддерживаемые американцами ви-шистские правители Северной Африки лишь усилят влияние коммуни­стов 2. Неожиданное событие в конце декабря 1942 г. резко изменило об­становку в Северной Африке. 24 декабря 20-летний француз Ф. Шапель застрелил Дарлана. До сих пор не известно, по поручению кого и какой политической организации он действовал. К тому же с необычайной по­спешностью состоялся суд, и наутро Шапель был расстрелян.

Сразу же, 25 декабря, де Голль направил Жиро телеграмму: «Пред­лагаю вам, генерал, встретиться со мной как можно скорее на француз­ской территории — в Алжире или на территории Чад. Мы обсудим меры, которые помогли бы объединить под временной центральной властью все французские силы как внутри, так и вне страны и все французские тер­ритории, способные бороться за дело освобождения и спасения Франции» 3.

1 М. Howard. Grand Strategy, vol. IV, p. 177—179^ 2Ш.де Голль. Военные мемуары, ts 2, стр. 64.

2

3 Т а м же, стр. 85,
27*                                                                                                                                                                                                                             419


Де Голль был уверен, что американцы на место Дарлана поставят Жиро. Именно так и произошло. 26 декабря Жиро занял пост «граждан­ского и военного главнокомандующего» Северной Африкой. Вскоре де Голль получил от него уклончивый ответ. Жиро писал, что «нынешняя атмосфера не благоприятствует нашей встрече», но предлагал направить в Алжир представителя «Сражающейся Франции» для налаживания со­трудничества между войсками двух генералов, которые теперь сражались в Северной Африке против общего врага. Де Голль немедленно направ­ляет новую телеграмму Жиро, снова настаивая на встрече. В дополнение к этому 2 января 1943 г. де Голль, чтобы приобрести поддержку обще­ственного мнения, выступил с публичным заявлением, в котором обрисо­вал всю сложность обстановки для Франции, сообщил о сделанных им Жиро предложениях. Выступление вызвало резкое недовольство в Ва­шингтоне. 6 января под диктовку американцев Жиро сообщил де Голлю, что может встретиться с ним не раньше конца января.

17 января де Голль получил от Черчилля из Марокко телеграмму, в которой британский премьер-министр сообщал, что имеет возможность устроить ему секретную встречу с Жиро, и просил срочно прибыть для этого в Касабланку. От Идена де Голль узнал, что в Марокко находится также президент Рузвельт. Де Голль, заподозрив лидеров США и Велико­британии в закулисной игре против него, отказался от встречи, ссылаясь на то, что дело объединения французов лучше решать самим французам, а атмосфера весьма высокого союзного ареопага вокруг переговоров Жиро с ним не способствует наилучшим образом достижению эффективного со­глашения 1.

Через два дня де Голль получил вторую телеграмму от Черчилля, в которой передавалось официальное приглашение Рузвельта срочно прибыть на переговоры и содержалась угроза в случае очередного отказа прекратить защиту интересов «Сражающейся Франции» перед США. На этот раз де Голль ответил согласием, хотя и высказал ряд серьезных ого­ворок. Отправился генерал в Марокко, по его признанию, с «нарочитой медлительностью» и прибыл туда только 22 января. Сначала де Голль встре­тился с генералом Жиро. Последний — один из самых консервативных и ограниченных представителей высшей военной касты — заявил де Гол­лю, что он никогда не читает газет, не слушает радио и не желает занимать­ся политикой. Из беседы выяснилось, что Жиро совершенно не понимает смысла движения Сопротивления, ничего не имеет против Виши и готов во всем подчиняться американцам. Естественно, общего языка генералы не нашли.

Затем де Голль встретился с Черчиллем и в беседе с ним выяснил, какого рода «урегулирование» французской проблемы хотят ему навязать. Для управления французскими колониями предполагалось создать коми­тет, возглавляемый Жиро, де Голлем и генералом Ж. Жоржем (едино­мышленником Жиро), а его членами назначить вишистов Ногеса, Буас-сона, Бержере и М. Пейрутона. При этом лидер «Сражающейся Франции» оказался бы в меньшинстве среди ярых вишистов и автоматически терял право представлять Францию. Союзники же его именем хотели прикрыть крайне одиозный состав комитета, вызывавший возмущение французов. Основную ставку американцы по-прежнему делали на Жиро, считая его весьма удобной для себя фигурой. «Я уверен, — телеграфировал 18 января из Касабланки Рузвельт Хэллу,— что он (Жиро.— Ред.) пойдет на все наши условия» 2.

1 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., стр. 478.

2 FRUS. The Conferences at Washington, 1941—1942, and Casablanca, 1943, p. 816.

420


24 января, перед отъездом из Касабланки, Рузвельт имел краткую беседу с Жиро и в секретном соглашении (так называемом «меморандуме Анфа») подтвердил его положение как гражданского и военного глав­нокомандующего со ставкой в Алжире, имя де Голля в этом документе вообще не фигурировало1. Последний отверг американский проект, заметив при этом, что о нем вообще нельзя говорить серьезно.

Состоявшаяся затем встреча де Голля с Рузвельтом окончилась безре­зультатно, если не считать холодного обмена протокольными любезностя­ми. Ничего положительного не дали и последующие беседы де Голля с Жиро, Мэрфи и Черчиллем 2.

Естественно, что после встречи в Касабланке отношение правительств США и Великобритании к де Голлю стало еще более холодным. Однако это не смущало его, поскольку сам факт приглашения руководителя «Сражающейся Франции» на переговоры ясно показал, что Вашингтон и Лондон в нем нуждаются и теперь не могут обойтись без него. Обнаружи­лась также слабость американской политики опоры на вишистов. Не слу­чайно наиболее дальновидные политики из окружения Жиро, такие, как Ж. Моннэ, Р. Мейер, Кув де Мюрвиль и другие, начали проявлять склон­ность к переходу на сторону де Голля. Он получил поддержку и некото­рых крупных довоенных политических деятелей, занимавших патриотиче­скую позицию. Свое доверие де Голлю как главе будущего временного пра­вительства Франции выразили Л. Блюм, Ж. Мандель, Ж. Поль-Бонкур, Э. Эррио.

В своих весьма сложных отношениях с США и Великобританией «Сражающаяся Франция» опиралась также на поддержку СССР. Об этом свидетельствуют многие факты. Например, 26 марта 1943 г. представитель де Голля в Москве Р. Гарро в беседе с народным комиссаром иностран­ных дел СССР В. М. Молотовым говорил: «Французский национальный комитет весьма признателен Советскому правительству, в позиции которо­го он черпает для себя чувство ободрения. Без этого ободрения «Сражаю­щаяся Франция» не пережила бы трудных ноябрьских дней, когда в Аф­рике делались попытки создать другое правительство с силами более зна­чительными, чем силы национального комитета» 3.

Учитывая сложившуюся обстановку, правящие круги США и Вели­кобритании пришли к выводу о невозможности дальнейшего отстранения де Голля 4. Так были подготовлены условия для укрепления международ­ного положения «Сражающейся Франции» и привлечения ее лидеров к фор­мированию центральной французской власти в Алжире. Борьба за поло­жение «Сражающейся Франции» и расширение ее влияния на освобождае­мую в Северной Африке территорию французских колоний отражала всю сложность империалистических противоречий в этом районе мира и еще раз показала правильность политической линии Советского Союза, на­правленной на поддержку всех сил, активно борющихся с фашизмом.

Успехи на главном фронте войны оказали большое влияние на раз­витие международных отношений, подняли на огромную высоту поли­тический авторитет Советского Союза, без участия которого теперь не

1 FRUS. The Conferences at Washington, 1941—1942, and Casablanca, 1943, p. 825—826.

2J.Duroselle. Histoire diplomatique de 1919 à nos jours. Paris, 1962, p. 428.

3 Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг., стр. 118.

4 Хотя даже в марте 1943 г. Рузвельт считал, что «Франция определенно не станет снова перворазрядной державой (по крайней мере в течение 25 последующих лет!)» (С. Hui 1. The Memoirs, vol. 2, p. 1596).

421


могла быть решена ни одна важная международная проблема. Советское правительство не жалело усилий для сплочения всех участников антигит­леровской коалиции и стремилось ускорить начало совместных с Вели­кобританией и США боевых действий в Европе с целью скорейшего раз­грома фашистской Германии. На этом этапе войны в состав антифаши­стской коалиции вошли новые государства Азии, Африки и Латинской Америки. Советский Союз оказывал всестороннюю поддержку всем свобо­долюбивым народам, боровшимся с силами агрессивного блока.

Однако различия в общественно-политическом строе, непримиримые классовые противоречия определяли и разные способы достижения конеч­ной цели государствами антифашистской коалиции. Если Советский Союз вкладывал в борьбу с фашистской Германией все свои силы и средства, то США и Великобритания уклонялись от активных действий против главной силы агрессивного блока, откладывая сроки открытия второго фронта в Западной Европе и нарушая обязательства по ленд-лизу.

Нов конечном итоге развитие отношений СССР с США и Великобрита­нией предопределялось тем, что они были связаны имевшей для них жиз­ненно важное значение и объединявшей их целью — одержать победу над общим врагом. Необходимость всемерного укрепления коалиции все больше стали понимать и реалистически мыслящие деятели западных союзников. Правящим кругам США и Великобритании в свете новых побед советского оружия становилось очевидно, что от продолжения и упрочения военного сотрудничества с Советским Союзом решительным образом зависит успех борьбы их собственных вооруженных сил с держа­вами фашистского блока. Из этого и вытекало сотрудничество трех держав, широкое распространение духа взаимопонимания среди самых широких масс населения этих стран. Рост симпатий народов США и Великобрита­нии к советскому народу, восхищение его титанической борьбой против гитлеровских орд оказывали положительное влияние и на официальную политику правительств США и Великобритании.

Таким образом, в результате замечательных побед Советских Воору­женных Сил зимой 1942/43 г. и твердой последовательной внешней по­литики Советского Союза, направленной на объединение и наиболее пол­ную мобилизацию всех демократических сил на быстрейший разгром фа­шистского блока, происходило укрепление антигитлеровской коалиции в целом и взаимоотношений между СССР, Великобританией и США в осо­бенности. Это подорвало планы нацистского руководства Германии по расколу антифашистской коалиции, серьезно затруднило реакционным кругам Великобритании и США возможность сепаратных сделок с Герма­нией, содействовало созданию боевого содружества народов крупнейших мировых держав, боровшихся против фашистской агрессии, способство­вало консолидации антифашистских сил на всех континентах, значительно расширяло фронт всемирной борьбы против фашизма.

В то же время внутри антигитлеровской коалиции шла довольно ост­рая борьба по ряду важных вопросов, особенно относительно скорейшего открытия второго фронта. Наиболее реакционные круги в США и Велико­британии стремились прежде всего осуществить свои империалистические цели. Необходимы были новые усилия прогрессивных сил, и прежде всего Советского Союза, чтобы обеспечить дальнейшее упрочение коалиции, за­крепить и сделать необратимым коренной перелом в ходе второй мировой войны.


ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.16.13 (0.024 с.)