ТОП 10:

Весть, не пользующаяся популярностью



Оставаясь верными нашему Господу, мы меньше всего должны рассчитывать на какую-то исключительную популярность. Честные и благородные люди борются за улучшение условий жизни. Мы присоединяемся к ним и говорим: «Замечательно! Мы с вами». Они, правда, интересуются лишь материальной стороной жизни. Тогда мы начинаем говорить с ними о духовном и тут же встречаем откровенное непонимание. Для них мирское благосостояние стало вершиной всех мечтаний. Мы смотрим значительно дальше. Для нас основой бытия являются моральные законы, заключенные в Десяти Заповедях. С их помощью возможна истинная гармония и жизнь с Богом, открывающая дорогу в будущее. Нас же в ответ начинают величать противниками прогресса. Среди расистов и националистов мы говорим о любви и братстве и слывем предателями. Нас поочередно принимают то за реакционеров, то за революционеров, то за фанатиков, то за сектантов и мечтателей. Пусть так, но проблема не в этом. Она кроется в нашем отступничестве и капитулянтских настроениях. Мы недостаточно хорошо понимаем весть, переданную нам Самим Богом, потому что не усвоили ее в достаточной мере и сами в своей жизни не руководствуемся ее принципами. В этом главная проблема!

 «Кого Мне послать?» — спрашивает Господь. «Только не меня! Я еще не готов, я не справлюсь», — такой будет моя первая реакция на Божий призыв. Я, конечно, хотел бы ответить: «Пошли меня, Господи». Именно эти слова услышал Бог от грубого и несдержанного Петра, от вороватого Закхея, революционного экстремиста Симона. Они, как и я, были весьма далеки от совершенства, но в отличие от меня они дали утвердительный ответ на вопрос Всевышнего. И Господь принял их такими, какими они были, и сделал их столпами христианской веры.

Кто выполнит это важное поручение?

Кто эти люди, которых Господь ищет, чтобы они несли Его Слово, свидетельствовали миру о Его любви? Это же мы с вами! Каждый из нас способен и в силах служить Господу. Мы приняли очищение и обновление от Святого Духа. Мы любим людей и готовы поделиться с ними вестью о спасении, об истине, об Иисусе Христе, о вечности.

Рассказывая о своем обращении, Павел писал: «Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатию Своею, благоволил открыть во мне Сына Своего, чтобы я благовествовал Его язычникам, — я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью, и не пошел в Иерусалим к предшествовавшим мне Апостолам, а пошел в Аравию» (Гал. 1:15-17). Итак, кто же может быть послан на это важное служение? Кто сможет красноречиво свидетельствовать о Боге? Кто своими делами будет прославлять Создателя? Кто, наконец, принесет надежду страдающим и плачущим? Мы с вами, каждый из нас. Мы должны принять решение и жить по Божьим заповедям и законам в этом мире зла и произвола. «Вот я, пошли меня» (Ис. 6:8). Я пред Тобой, Господи, выбери меня. Несмотря на все мои слабости и недостатки, доверь мне это служение. Я не сверхчеловек, не Моисей или Павел, но, отправляя меня в мир, Ты, Господи, принимаешь меня в число Твоих верных учеников. Вот я пред Тобою, Господи! Избери меня быть Твоим помощником и соработником.

На пути к вечности: Господь призывает нас на служение; Он принимает нас такими, какие мы есть; Он сделает из каждого достойного свидетеля Своей небесной славы и могущества.

«И сказали они мне: оставшиеся, которые остались от плена, находятся там, в стране своей, в великом бедствии и в уничижении; и стена Иерусалима разрушена, и ворота его сожжены огнем» (Неем. 1:3).

Неемия:

 решимость восстановить развалины

После падения Вавилона Кир Великий распорядился восстановить храм в Иерусалиме. Пятьдесят тысяч иудеев вернулись в святой город. Это был избранный Остаток. Остальные рассеялись по обширной Персидской империи и не собирались возвращаться в родной Иерусалим. Почему они пришли к такому решению? Все дело в том, что они уже облюбовали себе место под солнцем. Пусть это чужбина, зато здесь есть все блага. А чем лучше Иерусалим, лежащий в развалинах? Неемия придерживался иной точки зрения. Несмотря на то, что он преуспел в жизни, обрел богатства и почет, стал даже советником и другом самого царя Артаксеркса, сердцем он уже давно жил в Иерусалиме среди тех, кто нашел в себе веру и мужество вернуться. В декабре 446 года в Сузы прибыли несколько человек из Иудеи. Неемия поспешил встретиться с ними. Ему хотелось услышать последние новости из родных мест. Сообщение приехавших расстроило и опечалило Неемию: «Оставшиеся, которые остались от плена, находятся там, в стране своей, в великом бедствии и в уничижении» (Неем. 1:3). Почему? Тут же следует пояснение: «Стена Иерусалима разрушена, и ворота его сожжены огнем» (Неем. 1:3). На ум приходят события наших дней: Бейрут, Сараево. Такая же катастрофическая ситуация, народ пребывает в страхе. Стены разбиты, двери сожжены. Это значит, что всякий в любой момент может беспрепятственно проникнуть в город. Кругом расположился враг, сеющий смерть и вызывающий ужас. Оставшиеся в городе люди пребывают в смертельной опасности.

Во многих отношениях все мы напоминаем тот малый Остаток людей. Я имею в виду тех, кто воспринял всем сердцем слова, сказанные однажды Иисусом Христом, кто твердо верит в Его возвращение и возлагает на Него все свои надежды. В современном мире мы находимся в меньшинстве и испытываем постоянные насмешки, ограничения, ущемление наших прав и свобод. Во время моей первой поездки в Румынию я был очень воодушевлен силой веры моих собратьев, живущих в этой стране. Они постоянно подвергались гонениям, но оставались верными избранному пути, хотя прекрасно понимали, что от коммунизма не следует ждать милости. Во время второй мировой войны, то есть во время фашистского режима Антонеску, обстановка там была не лучшей. Так, например, один пастор был осужден на двадцать пять лет каторжных работ только за то, что начал заниматься изучением Священного Писания со своим соседом. Любая разновидность тоталитаризма настораживает и пугает. Поэтому многие румыны с опаской смотрят на попытки главенствующей в стране религии подмять под себя все остальные деноминации. Мы имеем преимущество жить в странах, отличающихся изобилием и свободой. Пусть это никогда не помешает нам видеть собственные недостатки. Я подразумеваю под этим наше духовное состояние. Сколько крепостных стен разрушил противник? Сколько дверей оставил он открытыми настежь? Где же тот Остаток верных и мужественных людей, который призван возродить дух первоапостольской Церкви? Может быть, они находятся на пути к полному исчезновению? В мире предостаточно внешне красивых церквей, но наполнены ли они духовной силой?

Мир и покой оставили Неемию

Узнав о плохой жизни своего народа на родине, Неемия погрузился в глубокую скорбь; на глаза навернулись слезы. Мало кто способен испытывать подобные чувства по отношению к своим соплеменникам. Во время второй мировой войны трое братьев моей матери и ее младшая сестра боролись на стороне генерала де Голля. Один из моих дядей вместе со своими товарищами проехал через всю оккупированную Францию и добрался до Испании, чтобы оттуда окольными путями приехать в Англию и уже там присоединиться к освободительной армии. Ему было в то время всего двадцать лет. В Испании их арестовали и некоторое время продержали в тюремной камере. Несмотря на эгоизм нашего времени, еще встречаются люди, которые борются и страдают за свой униженный народ. Душевный мир и покой обходят их стороной в это трудное для родины время. Неемия был из когорты таких честных и искренних людей. Он хотел что-то сделать для своего народа, как-то помочь соплеменникам. Однако он не знал, с чего начать. И вот Неемия обращается к Всезнающему Богу и молит Его о наставлении. Господь отвечает молодому человеку. Тем временем Артаксеркс начинает волноваться, глядя на постоянно озабоченного друга. «Что с тобой? Почему ты вот уже четыре месяца ходишь грустный? Может быть, ты болен или влюбился?» Четыре месяца — это достаточно долгий срок. Другой на месте Неемии давно бы сказал: «Все, хватит. Надо переключиться. Жизнь продолжается, и надо думать о других, более насущных вещах». Но не таков Неемия. Он продолжает настойчиво анализировать ситуацию и наконец находит решение проблемы. Вне всяких сомнений, он не оставит свой народ в беде. Он осознает необходимость личного присутствия в Иерусалиме. Господь открывает Неемии Свои планы. Юноше поручается великая и ответственная миссия. Спасение народа не превращается для него в самоцель или идею-фикс. Этот молодой человек не скатывается в примитивный национализм. Величие Израиля взаимосвязано в сознании Неемии с верностью Богу. На этом зиждется вся его спасительная миссия. Действительно, если народ Израильский живет в рассеянии, испытывает нужду и страдает, то кто тогда будет нести миру великую надежду? Это относится и к нам. Мы являемся христианами не потому, что наши родители исповедовали данную религию. Мы последователи Христовы по той причине, что Он доверил нам особое служение. Мы призваны выполнять важную миссию. Следует уточнить, что данный выбор всегда делается индивидуально. Он основан прежде всего на нашем желании. Христианский народ на сто процентов состоит из таких людей доброй воли, которые сознательно сделали свой выбор. Сам Христос разъясняет великую разницу между выбором и наследованием. Так, всем, кто считает себя спасенными лишь потому, что они являются детьми Авраама, Он заявляет: «Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Мф. 3:9). Итак, величие народа Божьего покоится исключительно на вере в Господа. 

Прощай, изобилие!

Неемия оставляет богатство и почести ради города, лежащего в руинах, да из любви к горстке людей, там живущих. Он принимается за дело. Сразу по приезде в Иерусалим Неемия приступает к анализу сложившейся ситуации, о чем информирует горожан и предлагает на их рассмотрение свое решение проблемы. Он мог бы на этом остановиться и преспокойно вернуться в царские чертоги, сказав: «Я сделал все, что мог». Кстати, мы часто именно так и поступаем. У Церкви, членами которой мы являемся, есть свои проблемы и трудности. Мы, со своей стороны, знаем, как их разрешить. По крайней мере, мы так полагаем. Если бы нас услышали, прислушались со вниманием к нашим предложениям... Как бы все тогда изменилось! Неемия не остановился ни на подобных мечтаниях, ни на приведённых им теоретических выкладках. Он пошел дальше, посвятив начатому делу всего себя. Городские стены разрушены? Он собирает народ и восстанавливает их. Сгорели ворота? Он организует плотников, и те навешивают новые. Своим примером Неемия постоянно вдохновляет всех окружающих. Страх сменяется уверенностью, а препятствия одно за другим успешно преодолеваются. Город и храм за короткое время оказались восстановленными, миссия выполнена. Это было настоящее чудо. Горстка людей, окруженная врагами, в любой момент готовыми их уничтожить, сумела противостоять всем невзгодам и выжить. Совсем недавно эти люди были в буквальном смысле парализованы страхом. Теперь же к ним вернулись достоинство и уверенность в своих силах. Они вновь обрели смысл жизни и осознали значимость своей миссии на земле.

Народ, как и отдельно взятый человек, нуждается в понимании цели своего существования. При отсутствии таковой народ обречен на вымирание, в лучшем случае — на деградацию. Именно это состояние присуще сейчас большинству наших современников, которые защищают лишь мелкие клановые или узконациональные интересы. Они увязли в повседневных незначительных делах и не могут с разбега взяться за исполнение большого и важного, утеряв стремление к справедливости, к установлению между людьми братских отношений. Избрав себе для поклонения бога материального благополучия, они превратили вещи в идолов. Идолопоклонство никогда и никого до добра не доводило. Мы в данной ситуации можем констатировать, что шаг за шагом наши современники строят общество вечно недовольных, завистливых и озлобленных людей.

Наше общество, наши церкви нуждаются в людях, подобных Неемии. Необходимо пробудить окружающих от спячки, нужны реформы и обновление. Надо поспешить, чтобы не опоздать!

Преодолеть кризис

Никогда не поздно начать действовать. Например, возможно ли изменить духовное состояние наших общин? Да! Каким образом? Необходимо прежде всего посмотреть правде в глаза и перестать убаюкивать себя ложными идеями. Надо покинуть иллюзорный мир грез. Именно так в свое время поступил Неемия. При этом он постоянно во всех своих начинаниях опирался на молитву и глубокую веру, которая давала ему силы и разум действовать в нужном направлении.

Неемия прибыл в Иерусалим не для констатации кризиса, не для учета руин или инспекции плачевного положения своего народа. Цель его приезда — вернуть людям мужество, восстановить веру в Господа и в свою избранность на великое служение всем народам. Вот почему Неемия сразу же предложил людям не сидеть сложа руки и не оплакивать свое бедственное состояние, а начать действовать. Неемия развернул перед ними целую программу действий. Он стал для них путеводной звездой, катализатором всех их свершений и источником самых смелых планов. Нам сегодня не грозит истребление и смерть. Нам только нужно вернуться на пути истины, с которого мы однажды свернули. Нам важно довериться Божьему водительству и преисполниться светлых надежд на будущее. Мы способны внести в мир изменения. Сам Господь направляет нас на эти дела. Нам предстоит реформировать, восстанавливать и строить новое, показывать пример мужества и постоянно пребывать в Божьей истине. Мы должны уже сегодня открыть людям Благую весть и дать им веру и надежду на день грядущий.

 На пути к вечности: вы закроете бреши, пробитые злом в стенах справедливости и правды, вы вернете народу уверенность и самоуважение.

ИДТИ С ТЕМИ, КТО НАДЕЕТСЯ

«И сказал Иисусу: помяни меня. Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе ныне же, будешь со Мною в раю» (Лк. 23:42, 43).

Разбойник:

«помяни меня»

Толпа теснилась на Голгофской горе. Это было печально известное и всеми презираемое место недалеко от городских ворот. На Голгофе (Лобном месте) казнили преступников и бунтовщиков. В тот день весь Иерусалим собрался у подножия горы. Городские начальники, простой народ, солдаты — все пришли посмотреть на казнь Иисуса, Которого синедрион приговорил к высшей и унизительной мере наказания — распятию на кресте. Христос был не одинок. Два разбойника разделили с Ним последние часы жизни на земле.

После унижений и побоев римские солдаты без лишних слов взвалили на израненные плечи Христа тяжелое перекрестье деревянных Брусов. По Его спине текла кровь, нестерпимо ломило голову от больно жалящего тернового венца. Свой крест Сын Божий должен был Сам нести до места казни. Там крест установят вертикально, и на нем, мучаясь в агонии, Он будет долго ожидать смерти.

В своей книге «Евангелие от Иисуса Христа» Лагранж дает правдивое описание распятия: «Первые христиане с ужасом говорили о распятии, так как не раз бывали свидетелями этих ужасных сцен, когда человека вешали на Т-образную конструкцию, специально придуманную для долгих и мучительных страданий. Руки и ноги пригвождали к деревянным перекладинам. Под тяжестью тела раны от гвоздей рвались и постоянно кровоточили. Псы, привлечённые запахом крови, грызли ноги распятых. Страдания распятых были невыносимыми. Осуждённые на смерть молили о ее быстром приходе, чтобы прекратились пытки болью и жаждой. Распятие было уделом разбойников и рабов. К ним причислили и Иисуса».

Ему давали пить

Согласно обычаю, солдаты предложили Иисусу вина со смирной. Этот напиток был призван, с одной стороны, прибавить смелости, а с другой — смягчить боль. Иисус отказался от вина. Он не нуждался в забытьи или искусственной храбрости. Солдаты, расположившись у подножия креста, делили одежды Распятого. Все шло своим чередом. На расстоянии брошенного камня за всем происходящим наблюдал любопытствующий люд, хотя его воинственный пыл заметно поубавился — люди получили требуемое. Поодаль разрозненными группками стояли последователи Иисуса. Чуть ближе остальных подошли те правоверные иудеи, которые на примере хотели показать своим детям, до чего доводят людей преступления. Подобное зрелище, умело устроенное римлянами, должно было, по их замыслу, надолго отбить охоту у потенциальных воров и убийц совершать кражи, грабежи или убийства. Но среди собравшихся преступников как раз-таки было меньшинство, в основном здесь были добропорядочные и законопослушные граждане. Для них казнь Иисуса имела совсем другое значение, поэтому они иронично бросали в адрес Христа: «Э! разрушающий храм и в три дня созидающий! Спаси Себя Самого и сойди со креста» (Мк.15:29,30). Потом эти люди преспокойно возвращались к своим повседневным делам, полагая, что теперь порядок восстановлен и зло наказано.

Старейшины, книжники и фарисеи были самыми заинтересованными лицами во всей процедуре казни. Они приходили ко кресту, чтобы удостовериться, что Тот, Кто нарушал их покой, теперь никак не сможет поколебать незыблемость их абсолютного авторитета. Совсем недавно Он творил чудеса, а теперь Он намертво пригвожден ко кресту. Фарисеи, книжники и начальники посмеиваются меж собой: «Этот новоявленный Мессия, так радевший за остальных, за Себя постоять не может. Зачем искать иных доводов против самозванца. Здесь все ясно без дальнейших объяснений и доказательств». Удовлетворенные, они теперь с легким сердцем могут отпраздновать свою Пасху. Их духовное влияние на народ останется неизменным.

«Помяни меня»

Было около полудня. Солнце немилосердно жгло тела распятых. Раскинутые в стороны руки не давали нормально дышать. Каждый вдох сопровождался стоном. Жара и гвозди, вбитые в живую плоть, делали мучения непереносимыми. Минуты казались часами. Вдруг Господь уловил обрывок фразы: «Если ты Мессия...» Приоткрыв воспалённые глаза, Сын Божий увидел группу книжников и фарисеев, которые с глумливой насмешкой смотрели в Его сторону. Рядом с ними безучастные к трагедии солдаты с грубыми шутками бросали жребий, разыгрывая между собой добычу — одежду казненных. А вокруг — любопытствующая толпа. Здесь собрались люди, которых Он пришел спасти, народ, который совсем недавно неистово кричал: «Распни Его!» Напрасно среди собравшихся искал Он взглядом Петра, Иакова, Матфея и других Своих учеников, всех тех, кто следовал за Ним по дорогам Галилеи, кто четыре или пять дней тому назад устроил Ему восторженную встречу в Иерусалиме. Где же они? Страдания сбивали с мыслей. Иисус старался их пересилить. Трудно было думать, еще труднее — говорить. Каждое слово отзывалось в распятом теле резкой болью. Однако один из разбойников нашел в себе силы и принялся издеваться над Христом. Приближающаяся смерть никак его не изменила. Под воздействием наэлектризованной толпы этот жалкий человек из последних сил тщился показать себя хоть раз в жизни с лучшей стороны в глазах окружающих. В его словах звучит все тот же вызов: «Если Ты Христос, спаси Себя и нас» (Лк.23:39). Отталкивающая сцена. Его товарищ по несчастью не удерживается: «Или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли; а Он ничего худого не сделал» (Лак. 23:40,41). На данное замечание стоит обратить особое внимание. Между этим разбойником и Иисусом в тот же миг протянулась незримая связующая нить. Начался диалог жизни: уже не на земле, но еще и не на небе. Смерть витала над ними, а они говорили о вечном. Читающий эти строки в Священном Писании становится свидетелем удивительнейшей беседы. Она происходила не в уютной комнате за чашкой чая, а на кресте, среди страданий. «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» — с мольбой в голосе просил разбойник. На что Иисус уверенно отвечал: «Истинно говорю тебе ныне же, будешь со Мною в раю» (Лк.23:42,43). Господь не просто обещал, а назначил конкретное время встречи. Я не собираюсь вступать в богословские споры по поводу этого библейского текста. Однако следует признать, что Иисус вовсе не приглашал этого человека совершить вместе с Ним столь необычное для всякого смертного путешествие. Смысл сказанного был иным. Обратимся к тому утру, когда Христос воскрес из мёртвых. Подошедшую к Нему Марию Магдалину Он поспешил предупредить: «Не прикасайся ко Мне, ибо Я еще не восшел к Отцу Моему» (Ин.20:17). С момента, когда человек осознает, что его спасение в Иисусе Христе, перед ним и открываются те самые врата рая, о которых упомянул Сын Божий. Спасенный уже становится подданным Царства Божьего. Святой Амвросий писал по этому поводу: «Истинная жизнь течет там, где пребывает Христос. Поэтому, где Христос, там и жизнь вечная, там и Царство Его».

Последнее обращение

Лука — единственный из евангелистов, кто описывает этот удивительный разговор. Матфей не был свидетелем голгофских событий, но слышал от других, что оба разбойника поносили Христа. Это он и отметил в своем Евангелии. Иоанн, как и Лука, видел собственными глазами все, что происходило в тот день на Голгофском холме, но он умалчивает о разговоре на кресте. Видимо, евангелист не придал ему особого значения.

Каким образом этот разбойник пришел к мысли об иной жизни? Как он смог ощутить всю притягательность учения Христа, основанного на справедливости, на уважении к людям, на полном отказе от всяческого насилия? Думаю, что у него было достаточно времени, чтобы понаблюдать за поведением Иисуса, столкнувшегося с самой ужасной несправедливостью. Он слышал Его молитву, слышал как Иисус простил Своих врагов. Этот человек видел, с каким мужеством Сын Божий принимал страдания. Он был свидетелем исключительной веры Христа в Бога, Которого ласково называл «Отче».

Он поверил в Иисуса и понял, что табличка, прибитая римскими солдатами сверху ко кресту над Его головой и гласившая, что Иисус является Царем Иудейским, была абсолютно правдива. Живя в беззаконии, этот преступник здесь, на кресте, встретил Христа и увидел в Нем своего Спасителя. Он раскаялся в содеянном, что подтверждают его слова: «мы осуждены справедливо» (Лк. 23:41). В недавнем прошлом — разбойник, этот человек на кресте проникся надеждой и верой в спасение. Ему оставалось только верить и ничего другого, так как время его пребывания на земле истекало. И он со всей силой своей обновленной души уверовал в то, что Иисус может отвести от него тень вечной погибели. Апофеозом этой веры звучат его слова: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое!» (Лк. 23:42). Нет, он не верит в чудесное избавление от страданий и смерти. Он просит, чтобы Господь не забыл о нем. Перед нами образец глубочайшей искренней веры, родившейся в одночасье среди крестных мук. Кальвин писал, имея в виду этот библейский эпизод: «Не знаю, существовала ли когда-либо со времен сотворения мира столь необыкновенная и возвышенная вера. С ее помощью можно было различить ростки жизни в пучине смерти, монументальность — в развалинах, победу — в поражении». Этому разбойнику надлежало оказаться на кресте, чтобы встретить Христа. Ему надлежало быть распятым вместе с Иисусом, чтобы обрести спасение.

И нет иного пути к духовному возрождению, кроме как через распятие. Апостол Павел сказал: «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2:19,20). Были ли мы распяты вместе с Иисусом? Объявили ли и мы войну злу?

Где стояли мы на Голгофе? Может быть, мы находились среди обманутого и ничего не понимавшего народа? А может, мы стояли рядом с безразличными солдатами, преспокойно делившими между собой одежды распятых? Быть может, мы злорадствовали, торжествуя победу вместе с книжниками и фарисеями? Итак, чье мнение мы разделяли и с кем стояли рядом в тот роковой час на Голгофе? Вполне вероятно, подобно апостолам, мы лишь издали наблюдали за последними часами жизни и смерти своего Учителя. Однако, в конечном счете, не столь важно, далеко или близко мы находились от места казни, так как наше истинное и единственное место было на кресте, рядом с Иисусом. Мы должны были быть распятыми рядом с Учителем, умирать подле Него и вместе с Ним. И тогда сквозь пелену страданий в нашем сознании прозвучат необыкновенные слова: «Истинно говорю тебе ныне же, будешь со Мною в раю» (Лк. 23:43).







Последнее изменение этой страницы: 2019-05-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.247.139 (0.011 с.)