ТОП 10:

На пути к вечности: не отворачивайтесь от ближнего; общение с ним обогатит вас.



 

«Тогда Мария сказала: се, раба Господ­ня; да будет Мне по слову твоему» (Лк. 1:38).

 

Мария:

Та, которую я люблю

Начиная с IV века 25 декабря отмечается как день рождения Господа, Рождество Христово. Так был христианизирован стародавний языческий праздник. Для большинства взрослых и детей новогоднее торжество ассоциируется с вифлеемскими яслями. Этот день изобилует подарками, радостью общения собравшихся вместе за одним столом родных и близких; при этом мысли людей невольно снова и снова возвращаются к тем заветным яслям. В католических церквах на Рождество в особую нишу помещают с любовью и тщательностью изготовленные ясли — подобие тех вифлеемских яслей. Этот символ, при всей своей простоте, приобретает какую-то особую таинственную и непостижимую значимость. Ребенком, зайдя в церковь, я любил заглядывать в эти ясли и видеть в них спящего Младенца. Рядом торжественно и безмолвно располагались Его мать, Мария, и Иосиф, поодаль стояли бык и маленький ослик. Напрасно приходской священник убеждал нас, ребят, что Младенец был беден. Нам это было невдомек. Вон сколько людей радуются Его рождению, да и бык с ослом вроде бы тоже не грустят. Значит все хорошо! Каждый из нас готов был, не раздумывая, поменяться с Ним местами. Как это замечательно — ловить любящий, мягкий и такой добрый взгляд матери. Как приятно лежать и ни о чем не беспокоиться, зная, что ты под надежной защитой сильного и доброго отца. Добавьте к этой картине спокойный, немного задумчивый взгляд ослика, который как бы говорит: «Ни о чем не беспокойся, Малыш, о Тебе позаботятся». Это рождение несло в себе черты бедности, даже обездоленности, но не отверженности. Казалось, что сами скромные ясли пели гимн радости появившемуся на свет Младенцу. Невольно наш взор останавливается на Марии, и сердце переполняется нежностью, любовью. Молодость и материнство встретились и соединились в ней. Каждая ее черта излучает спокойствие. Эта молодая женщина столь прекрасна и величественна в своей простоте и так далека от традиционного ее изображения и нашего восприятия. Для меня, при всем уважении к тем, кто не разделяет моего мнения, всегда существует две Марии. Первая — та, что склонила голову, сидя у яслей и нежно глядя на Новорожденного. Она всецело принадлежит Евангелию. Вторую — создала человеческая традиция.

Мария, рожденная традицией

Согласно апокрифическим евангелиям (так называют тексты, не признанные богодухновенными раннехристианской Церковью), мать Христа появилась на свет также самым чудесным образом. Захария и Елизавета были в таком же преклонном возрасте, как Авраам и Сарра, когда у них родилась Мария. В трехлетием возрасте девочку посвятили Господу и оставили при храме, где она пребывала до тех пор, пока ей не исполнилось двенадцать лет. Согласно все тем же апокрифическим текстам, в храме Марии являлись ангелы и служили ей вплоть до того достопамятного дня, когда Иосиф взял эту молодую девушку в жены. Приведенное повествование изобилует всем чудесным и необычным. Получалось, что Мария творила чудеса наравне со своим Сыном Иисусом. Она как бы несла своего рода параллельное служение, завершением которого было вознесение ее на небо. По прошествии трехсот лет после смерти Христа культ девы Марии еще не сформировался. Например, в 370 году Епифаний обрушивается с критикой на тех, кто почитает деву Марию наравне со Спасителем и называет последних еретиками. Кстати, на Вселенском соборе в Ефесе, проходившем в 431 году, отцы Церкви со всей решительностью поносили несториан, отрицавших Божественную сущность Христа. Именно с тех пор по инициативе противников несториан дева у Мария стала называться также Богородицей, почитание ее нашло быстрое и повсеместное распространение, а богословие закрепило его в форме догмата.

Богословие о матери Божьей

Задолго до Своего прихода в наш мир Иисус избрал Себе ту, которая должна была Его родить. Он хотел видеть ее достойной Себя, достойной Божьего величия и совершенно безгрешной. Сообразно этому плану, Мария сама должна была родиться в результате непорочного зачатия, что, благодаря усилиям иезуитов, было официально признано и приобрело статус догмата в 1854 году. Изначально безгрешная, Мария получила от своего Сына права, в соответствии с которыми она стала иметь прямое отношение к спасению человечества.

Вы, наверное, заметили, что на фронтоне соборов в Шартре, Реймсе и Париже, посвященных Божьей матери, изображены сцены последнего суда. Сын предстает как взыскательный Судья, воплощенная справедливость, со строгостью взирающий на грешное людское племя. Рядом с ним Мария. Она смягчает справедливый гнев Судьи и выступает в роли защитницы всех грешников, в роли доброй и заботливой матери, всегда готовой вмешаться и помочь нам. Вдобавок ко всем прочим привилегиям она получила доступ к благодати. Отправляясь на небо, человек неминуемо должен был прежде всего повстречать на своем пути деву Марию, почитаемую царицей небесной.

Богородица моего детства

Я вспоминаю свои детские впечатления, навеянные образом Марии. Она была повсюду: в церкви, в наших мыслях. Мы немного побаивались Иисуса, тогда как Его мама нам была очень близка. Она прекрасно понимала нас, как любая мать, которая без труда разбирается во всех проблемах своего ребенка. Для нас это было хорошо и приятно. В церкви искренно и радостно я вместе с другими пел: «На небо, на небо я пойду однажды и увижу ее там. Я воспою ей гимн...» Она ждет нас в раю, как мама поджидает нас к обеду из школы, всегда приготовив что-нибудь вкусненькое на десерт. В то время я чистосердечно полагал, что Бог — это еврей, иудаист, Иисус — протестант, а Мария — стопроцентная католичка.

Культ Марии отвечает глубочайшей человеческой потребности. Специалисты по истории религии считают, что первым божеством, которому поклонялось человечество, была Великая Матерь — «Magma Mater», олицетворявшая землю. В мифологии народов Средиземноморья женщина играет весьма заметную роль. Она — носительница любви в образе Афродиты. Принимая черты Афины, она становится коварной и завистливой.

Напротив, в иудаизме Бог всегда один. Рядом с Ним нет ни жены, ни сестры. Он — Предвечный Отец. Для христиан Бог один, но пребывает в трех Лицах. Богословы называют это Триединством.

Язычники делают замену в данном союзе, помещая туда вместо Святого Духа женщину-мать, что более соответствует их мировосприятию и природе вообще. С появлением девы Марии в образе царицы небесной в христианстве отмечается явное влияние примитивных верований. Некоторые богословы даже считают, что такое явление есть не что иное, как реванш язычества. В конце концов, кто же такая Мария? Я не спрашиваю: «Кем она стала?» или: «Что мы из нее сделали?» Я задаю другой вопрос: «Как представляют ее евангелисты?»

Кто такая Мария?

Никому не известно, когда и где она родилась, нам неведомы имена ее родителей. Евангелие сообщает лишь то, что она была обручена с Иосифом. Однажды ангел посетил ее и сказал: «Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами. Она же, увидевши его, смутилась от слов его и размышляла, что бы это было за приветствие. И сказал Ей Ангел: не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус; Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего; и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его» (Лк. 1:28—32).

Увидев, что его невеста ожидает ребенка, Иосиф решил освободить ее от всех обязательств, но сделать это втайне, чтобы не позорить девушку. Однако тут вновь вмешивается ангел, который рассказывает Иосифу о предназначении Младенца. Он появится на свет в условиях, которые никак не назовешь комфортабельными. Его родители разместились в хлеву, где содержали скот, так как в гостинице для них не нашлось места. Удивительно, что при таких обстоятельствах не было недостатка в тех, кто пришел посмотреть на Новорожденного и порадоваться вместе с Его родителями. Мария была счастлива. Ее Сын — Избранник Божий, Которому пришли поклониться пастухи и волхвы. Их торжественные речи долго звучали в сознании счастливой матери. «Мария сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своем» (Лк. 2:19).

На восьмой день Младенец был обрезан, тридцать три дня спустя, согласно закону Моисееву, Его принесли в Иерусалимский храм. Будучи очень бедными и не имея возможности купить для положенного жертвоприношения ягненка, Иосиф и Мария принесли в дар Богу двух горлиц. Здесь, в храме, Мария с волнением внимала пророчествам старого Симеона, который сказал: «Ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет к просвещению язычников, и славу народа Твоего Израиля» (Лк. 2:30—32). Однако пророчество этим не заканчивается, а достигает своего логического конца и апогея: «Се, лежит Сей на падение и на восстание многих в Израиле и в предмет пререканий, — и Тебе Самой оружие пройдет душу, — да откроются помышления многих сердец» (Лк. 2:34, 35).

Вскоре Ирод, напуганный рождением Мессии, желая погубить Иисуса, решил умертвить всех мальчиков-первенцев в возрасте до двух лет. Мария дрожала от страха. Силы зла проявили себя с невероятной жестокостью. Надо было спасаться, и вся семья бежит в Египет. Через некоторое время открылась возможность долгожданного и столь желанного возвращения. С этого момента жизнь святого семейства в Назарете потекла тихо и размеренно. «Младенец же возрастал и укреплялся духом» (Лк. 2:40). Мария, как все матери в округе, занималась религиозным воспитанием своего Ребенка. Она учила Его и житейской мудрости, во всем открывая любовь Божью.

Ежегодно, согласно установленной традиции, родители Иисуса отправлялись в Иерусалим, чтобы праздновать там Пасху. Иисусу исполнилось тогда двенадцать лет. Как всякий иудейский мальчик, достигший этого возраста, юный Христос должен был сдать своего рода религиозный экзамен на зрелость. Возвращаясь домой, Мария неожиданно обнаружила, что Иисуса нет рядом. Конечно, Он уже не маленький ребенок и вполне может идти вместе со своими сверстниками в стороне от общей группы назаретских паломников. Однако такое случилось с Ним впервые, и сердце матери сжалось от беспокойства. Вернувшись и найдя Его в Иеруса-лимском храме спокойно беседующим с учителями закона, Мария не удержалась от упрека: «Чадо! что Ты сделал с нами? вот, отец Твой и Я с великой скорбью искали Тебя» (Лк. 2:48). На что Иисус ответил: «Зачем было вам искать Меня? или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» (Лк. 2:49). К сожалению, родители не смогли понять смысла сказанного. Очень странная реакция с их стороны. Неужели они полностью запамятовали обетования, данные им при рождении Сына? Вовсе нет, просто, как и для всех родителей, Он всегда оставался для них маленьким мальчиком, требующим постоянной опеки. Они не заметили, что Ребенок уже вырос.

Мне вспоминаются слова, полные теплоты и любви, которые моя восьмидесятисемилетняя бабушка адресовала своему сыну, то есть моему отцу. Мне тогда было невдомек, что для нее он и в свои сорок с лишним лет все равно оставался «мальчиком». Иосиф и Мария отреагировали на случившееся, как и подобает заботливым родителям. Это уже в более поздних апокрифах они предстают как просители всяческих знамений и чудес у своего подрастающего Сына. Евангелия умалчивают об этом. Обратите внимание на следующий странный факт: евангелисты единодушно погружаются в глубокое молчание непосредственно после случая, произошедшего в храме. Что было дальше? Возможно, Иосиф умер, а Мария вместе с Сыном вела свое нехитрое хозяйство. Жизнь была простой и порой нелегкой. Шли годы, и вот настал день, когда семья осталась без старшего Сына.

Иисус покидает родной дом

Иисусу исполнилось тридцать лет. Он начал Свое служение, покинув родные места, найдя нескольких последователей, и очень скоро стал известным почти по всей стране. Матери было не по себе оттого, что Сын уходит. Перед Ним открывалась новая жизнь, а все былое оставалось в прошлом. Мария с уходом Сына как бы потеряла часть себя. Это был ее Мальчик, Которого она вскормила, Которого баюкала по вечерам, укачивая в люльке, Которого учила ходить. И вот ее Сын ушел в этот жестокий мир, чтобы жить в нем и исполнить Свою миссию. Ей было невдомек, почему Он так рано уходит. Ведь Он для нее по-прежнему остается все тем же маленьким мальчиком, даже если Ему и тридцать лет, даже если Он большой и сильный.

Ребенок вырос

Мягко и осторожно, но в то же время достаточно настойчиво Господь указывает на определенную дистанцию, существующую между Ним и Его матерью. Это имело место на свадьбе в Кане Галилейской, когда прозвучал риторический вопрос Спасителя, обращенный к Марии: «Что Мне и Тебе. Жено? еще не пришел час Мой» (Ин. 2:4). В этих словах читается признание: «Мама, ты должна понять Меня, понять и принять Мою миссию. Я больше не принадлежу тебе. Я больше не принадлежу и Себе

Самому». Кажется, она так и не смогла до конца осознать это. Ее Сын стал известным, о Нем много говорят. Она полагает, что даже чересчур много говорят. Да, Он творил чудеса, например, изгонял злых духов, лечил больных. Однако все Его деяния вызывали сплетни и разноречивые толки. Так, фарисеи, могущественные религиозные деятели, об-винили Его в связи с нечистой силой. Такие заявления до добра не доведут. Все это очень волновало бедную мать, а все члены семьи просили ее вмешаться и повлиять на Сына, призвав Его к разумному поведению.

Однажды, видя особую озлобленность фарисеев и их приспешников, Мария, поддерживаемая всей семьей, попыталась оказать давление на Иисуса. Евангелист Марк описывает, что из этого получилось: «И пришли Матерь и братья Его и, стоя вне дома, послали к Нему звать Его. Около Него сидел народ. И сказали Ему: вот, Матерь Твоя и братья Твои и сестры Твои, вне дома, спрашивают Тебя. И отвечал им: кто матерь Моя и братья Мои? »(Мк. 3:31—33). Безусловно, мать с волнением ожидала, что Он продолжит, указывая на нее: «Вот моя мать! Она дала Мне жизнь, она вскормила Меня и воспитала». Отнюдь нет. «И обозрев сидящих вокруг Себя, говорит: вот матерь Моя и братья Мои ибо кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат и сестра и матерь» (Мк. 3:34, 35). Это был урок, и урок достаточно жесткий. Именно в тот момент Мария со всей ясностью поняла, что должна держаться в тени своего Сына и что Он ей больше не принадлежит.

В тени своего Сына

Мария так и поступила, уйдя в эту тень безмолвия, отказавшись от дальнейших попыток повлиять на события, которые между тем стали развиваться в стремительном темпе. За несколько дней до праздника Пасхи произошел торжественный въезд Иисуса в Иерусалим. Сбывалось пророчество: Он станет царем! Он — Мессия! Народ уверовал в Него и призвал на царство. Мария полностью разделяла это решение и ликовала. Но утром в пятницу ей передали ужасную весть, что прошедшей ночью Его арестовали. Толпа, распаляемая врагами Иисуса, надрывно кричала: «Распни Его!», и казнь свершилась. Мария присутствует при этом скорбном событии. Никто не заметил, как, когда и откуда она пришла, но она была там, у подножия креста на Голгофском холме. Да, она пришла, и ничто не могло ее остановить. Мать смотрела на распятое тело Сына. Он опустил глаза и увидел ее. Что Мария прочитала в этом взгляде? Скорее всего Он безмолвно сказал матери: «Ты пришла. Как это хорошо! Ты самая замечательная мать в мире. Спасибо за то, что ты так любишь Меня. Спасибо за то, что веришь в Меня. Знай же, это не конец. Моя жизнь не обрывается на этом позорном кресте. Вспомни пророчества старого Симеона, они обязательно сбудутся». Возможно, еще что-то очень важное было открыто Марии в этот полный драматизма момент.

Между двумя разбойниками висел на кресте ее Сын, Которого она выносила и вскормила. Он рос неизменно послушным ребенком и был ее радостью и гордостью. Никогда и никому Он не сделал зла. Никогда Он не лгал, не желал чужого, никого не лишал жизни. Он всегда говорил лишь о мире, любви и спасении. А теперь Он распят, как отъявленный злодей. Мария испытывала настоящие физические страдания, как будто сама была пригвождена ко кресту. И тут, у подножия креста, она вспомнила слова ангела, сказанные в Назарете. Вся Вселенная пришла в движение, чтобы увидеть Его рождение и возликовать по этому поводу. Такое не могло быть галлюцинацией. И там, в храме, старик Симеон прямо сказал, что ее Мальчик станет светом для народов. Так и случилось. Ученики свято верили в Него, видя в Иисусе будущего Царя. Толпы людей в благоговении следовали за Ним. Однако благочестивый Симеон давно умер. Люди запамятовали его пророчество. Ангелы больше не исполняют своих радостных песнопений. Христовы последователи в страхе рассеялись. Толпа, совсем недавно славившая Его, теперь кричала: «Распни!» В полном одиночестве, всеми забытый и оставленный, Христос умирал на позорном кресте. Он был Царем лишь для тех двенадцати верных учеников, которые сейчас скорее всего старались не вспоминать о своем Учителе. Как будто и не было триумфального приема, кроме разве что того эпизода, когда жители Иерусалима радостно приветствовали Его приезд. Так где же ангелы, где цари земные, где все обещанное, где, наконец, Сам Бог?







Последнее изменение этой страницы: 2019-05-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.75.242 (0.008 с.)