Необходимо уделить внимание таким понятиям как дифференциация и интеграция.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Необходимо уделить внимание таким понятиям как дифференциация и интеграция.



Дифференциация.В действительности двух абсолютно сход­ных систем (объектов) нет. Различия могут быть столь ничтож­ны, что обнаруживаются лишь при достаточно глубоком исследовании, но они существуют. При этом, чем сложнее срав­ниваемые системы, тем больше различий между ними, и на­оборот, чем проще, однороднее системы, тем более сходны они друг с другом.

Несхожесть систем обусловлена тем, что неодинакова сре­да двух сравниваемых систем и неодинаковы внешние отно­шения. Чем сложнее система и ее внешняя среда, тем сущест­веннее различия в сравниваемых системах. Так что даже для абсолютно однородных (изоморфных) систем при неизбежных различиях внешней среды различия в отношениях с внешней средой неизбежны, что ведет к изменению внутреннего строе­ния и поведения системы. Истинно и обратное утверждение: если система окружена однородной средой, то, какова бы ни была степень однородности среды, внутрисистемные различия неизбежно будут возрастать. При этом изменения будут нарас­тать прогрессирующим темпом, поскольку всякая часть си­стемы, подвергнутая изменению, служит не только центром новых изменений, но и их источником. Все более отличаясь от других частей, эта часть становится центром различных ре­акций на воздействие внешней среды, увеличивая таким об­разом разнообразие действующих сил и порождаемых ими следствий, что и означает дифференциацию.

Процесс дифференциации означает возрастание различий, несоответствий между частями. Он носит лавинообразный ха­рактер. Данное положение приводит к выводу о том, что диф­ференциация в системах необратима и само это явление абсо­лютно объективно — принцип дифференциации в организа­ции систем. Принцип дифференциации и механизм отбора тесно связаны.

Дифференциация увеличивает внутреннее разнообразие системы, а отбор идет по линии взаимодополняющих связей. Чем интенсивнее процесс дифференциации, тем больше воз­можность для отбора устойчивых взаимодополняющих отно­шений.

Таким образом, всякая дифференциация, всякое «разделе­ние функций», всякая «специализация» компонентов системы (частей целого) создают совокупность взаимодополняющих соотношений. Этот принцип действует во всех системах, со­ставляя основу концепции целостности (взаимозависимости) окружающего мира. Этот принцип лежит в основе дружбы, сотрудничества и всяких иных устойчивых связей между людь­ми. Формирование любой частной (локальной) сети межлич­ностных взаимоотношений, а также ее устойчивость зависят от того, насколько включенные в нее личности дополняют друг друга в том или ином отношении.

Во всех случаях части целого взаимодополняющи и нахо­дятся в непрерывном взаимодействии, что выражается в фор­ме взаимного функционального дополнения. Можно сказать, что основой устойчивости системной дифференциации явля­ется развитие взаимодополняющих связей между компонента­ми системы.

Двойственность дифференциации.С развитием дифференци­ации в системе неизбежно возникает внутренняя несбаланси­рованность (дисгармония). Всякая реально развивающаяся система заключает в себе противоположно направленные, или борющиеся, силы — противоречия (принцип антагонизма). Части целого становятся разными в своей организации и раз­личаются, в частности, по силе сопротивления внешним воз­действиям.

Возрастание противоречий ведет к ослаблению взаимосвя­зей между ее компонентами, что уменьшает действие цепной связи, вследствие чего сопротивляемость системы неизбежно снижается. Вместе с тем дифференциация через взаимодопол­няющие связи приводит ко все большей устойчивости систем. Эта универсальная двойственность системной дифференциа­ции — одно из важнейших организационных обобщений, име­ющее характер закона.

Дифференциальное изменение элементов системы как объективное явление неизбежно ведет к ее преобразованию. В результате гомогенная система может превратиться в гете­рогенную, а в гетерогенных системах изменится характер внут­рисистемных связей и возрастут внутрисистемные противоре­чия. При этом чем неоднороднее система, тем легче наступает дальнейшая дифференциация ее элементов, т. е. чем разнооб­разнее система, тем разнообразнее происходящие в ней измене­ния, осуществляемые под воздействием какого-либо фактора. Чем выше структурный уровень системы (место, занимаемое системой в структурной иерархии), тем большую роль в ее преобразовании играет процесс дифференциации.

Интеграция.Возрастание системных расхождений неизбеж­но приводило бы всякую систему к самоуничтожению, если бы этому не противодействовала интеграция - процесс, направленный на сохранение целостности системы, упрочнение связей и соподчинение её частей.

Интеграция возникает на основе и в результате дифферен­циации и является по существу ее особой формой. Однако функ­циональное назначение интеграции иное, чем дифференциа­ции. Она направлена на усиление и формирование связей, ослабляющих системные противоречия и ведущих к сохранению функциональной целостности системы, ее качественной опреде­ленности. Естественно, что такие связи возникают или усили­ваются в результате дифференциации, направляемой отбором.

Интеграция ослабляет и разрушает неустойчивые, дезорга­низующие соотношения и тем самым уничтожает или нейтра­лизует элементы, нарушающие целостность системы. Вместе с тем взаимное приспособление, разрушая или ослабляя си­стемные противоречия, создает условия для новой дифферен­циации на более высоком уровне.

Системная интеграция основывается на отборе, сохраня­ющем и усиливающем связи и соотношения, которые увели­чивают структурное и функциональное соответствие элементов системы.

Чем свободнее комбинируются элементы системы, тем про­дуктивнее отбор. Если две системы соединяются и будут взаим­но проникать друг в друга, обмениваться элементами и энерги­ей, то материал для отбора будет богаче и разнообразнее.

Простейший случай интеграции — слияние двух систем. При этом возможны два результата:

1) увеличение масштабов системы (система становится больше по числу одинаковых элементов);

2) выравнивание (усреднение) качественной определенно­сти системы.

Наиболее сложная форма интеграции — приобретение си­стемой новых качественных свойств (особенностей, новой структуры), дающих новый материал для отбора.

Нередко интеграция слишком разошедшихся (качественно различных и противоречивых) систем приводит к новым про­тиворечиям, и тогда процесс перестройки протекает более интенсивно. Чем более схожи системы, чем меньше расхож­дения, тем менее существенны изменения и структурные пре­образования. Очевидно, что в каждом отдельном случае дол­жен существовать некоторый оптимум.

Ослабление системных противоречий — только одна сто­рона интеграции. В большинстве случаев интеграция разных частей системы или даже систем увеличивает возможности дальнейшего их развития в степени большей, чем простое сло­жение. Возможности системы возрастают за счет синергических связей.

Формы интеграции. Существуют разные формы интегра­ции и, следовательно, разные типы интегрированных систем. Исходя из способов обеспечения устойчивости систем под воз­действием внешней среды, можно выделить две основные формы интеграции: статическую и динамическую. При стати­ческой форме целостность системы сохраняется благодаря жесткой фиксации структуры «оболочного», или «каркасного», типа (ограда вольера, русло реки, стены крепости, граница, скелет позвоночных и т. п.). При динамической форме целост­ность системы обеспечивается не внешними фиксирующими приспособлениями (устройствами, специальными органами), а внутренней организацией, имеющей подвижный, гибкий ха­рактер связей. Такие самоорганизующиеся системы более пла­стичны, более приспособлены к перегруппировке элементов.

Известны два типа динамической формы интеграции: централистский и свободный. Наиболее простейшим типом дина­мической интеграции является централистский. В образован­ной в результате такой интеграции системе один элемент (или одна подсистема) играет главную (или доминирующую) роль в функционировании всей системы. Этот элемент называется центром. В нейтралистском типе интеграции все связи сходят­ся к центру. Функция центра существенно отличается от фун­кции остальных элементов. Возможно существование бицентрических, полицентрических и моноцентрических систем централистского типа в зависимости от количества центров: один, два, много. Типичное структурное строение таких сис­тем может быть представлено в виде «звездной» конструкции (рис. 2), когда системообразующие связи проходят через центр.

В социальной сфере такой структуры в чистом виде не су­ществует, ибо каждый элемент так или иначе связан с други­ми. В результате и сама структура абсолютной централизации трансформируется, приобретая вид колесообразной структуры (рис. 3).

Наиболее сложным типом нейтралистской интеграции яв­ляется иерархический централизм — иерархическая лестница централистских форм. Структура таких систем может быть представлена в виде пирамиды (рис. 4).

С удлинением иерархической цепи, так же как и при уве­личении количества элементов, непосредственно связанных с центром, воздействие центра на элементы уменьшается. В силу различий между центральными и периферийными элемента­ми происходит накопление системных противоречий. Поэто­му и развиваются свободные (демократические) формы интег­рации:

линейная, где все звенья системы связаны последователь­но друг с другом (рис. 5);

кольцевая, в которой звенья связаны друг с другом также последовательно, но выход последнего звена одновре­менно является входом первого (рис. 6);

многосвязная, в которой, в отличие от кольцевой, каж­дое звено связано со всеми остальными (рис. 7);

матричная, где каждое звено имеет разную степень связанности с остальными элементами (по количеству связей, рис 8).

 

Рис. 2. Звездная структура: Ц — центр интеграции; 1, 2.....п — элементы   Рис. 3. Колесообразная структура  
Рис. 4. Пирамидальная структура: Ц, Ц,, Ц2 — центры интеграции на разных уровнях; 1,2.....п — элементы
Рис. 5. Линейная структура  
Рис. 6. Кольцевая структура Рис. 7. Многосвязная структура  
Рис. 8. Матричная структура

 

Свободный тип интеграции характеризуется отсутствием звена, выполняющего функции центра интеграции.

Структуры систем, образованные на основе свободной фор­мы интеграции, имеют разную сравнительную эффективность с точки зрения функционирования системы.

Процессы самоорганизации так же являются одним из ключевых вопросов изучения дисциплины «Теория организации».Рассмотренные выше организационные процессы, ведущие к преобразованию систем, могут осуществляться в двух фор­мах: целенаправленной сознательной деятельности человека (организации) и самоорганизации.

Выделяются три типа процессов самоорганизации:

1) процессы, благодаря которым происходит самозарожде­ние организационной формы, т. е. возникновение каче­ственно нового целостного формирования из некоторой совокупности объектов определенного уровня;

2) процессы, поддерживающие определенный уровень организационной формы при изменении внешних и внутренних условий ее функционирования;

3) процессы совершенствования и саморазвития организа­ционной формы, которые способны накапливать и ис­пользовать прошлый опыт.

Проблема самоорганизации стала интенсивно разраба­тываться в кибернетике, в частности, в работах Н. Винера, Дж. фон Неймана, У. Эшби и др. Эти авторы связывали само­организацию со свойством управления и делали акцент на про­блеме организации. Нетрудно убедиться, что самоорганизация здесь явно или неявно предполагает наличие либо внешнего агента (человека-организатора), либо цели, которая задается самоорганизующейся системе человеком.

Только в синергетике разработка проблемы самоорганиза­ции вносит новый вклад в развитие теории организации, рас­сматривая вопрос об организации вне связи с управлением и акцентируя внимание на проблеме связи понятий организации и самоорганизации, порядка и беспорядка, энтропии и инфор­мации.

Эта точка зрения, на наш взгляд, более продуктивна, так как, раскрывая содержание понятия «самоорганизация», мы обогащаем понятие «организация». Организацию можно по­нять и определить через самоорганизацию, но не наоборот. Вполне возможно, что многочисленные попытки построения общей теории организации до сих пор не имеют успеха, в том числе из-за недостаточного внимания к феномену самоорга­низации. Синергетика ставит перед собой задачу не только изучения данного феномена и максимизации (минимизации) синергетических эффектов, но и управления процессами са­моорганизации. Термин «управляемое развитие» должен быть заменен термином «направляемое развитие».

Существует точка зрения, согласно которой в формирова­нии организационных форм роль внешней среды доминиру­ет, т. е. само возникновение материальных структур почти пол­ностью определяется внешними факторами, поэтому рассмат­ривать самоорганизацию лишь как внутреннее свойство системы в принципе неверно: самоорганизация невозможна без внешней среды.

Самоорганизация не является локальным процессом, про­текающим независимо от внешней среды. Но хотя самоорга­низация и зависит от типа внешней среды, от истории разви­тия и возможных форм ее реализации, хотя внешние условия играют важную роль в выборе поведения материальных си­стем, последнее невозможно объяснить, исходя только из внеш­них факторов как определяющих.

Самоорганизацию целесообразно подразделять на самоор­ганизацию естественных и самоорганизацию искусственных систем. Очевидно, что до появления человека существовала естественная самоорганизация в «чистом» виде. И сейчас та­кие процессы самоорганизации происходят в природе естест­венным путем. К самоорганизации искусственных систем от­носятся процессы, которые совершаются в самоорганизу­ющихся системах, созданных руками человека. Однако вполне очевидно, что природа процессов самоорганизации не зависит от типа систем, и естественные предпосылки ее возникнове­ния, а также формализованный аппарат описания самого про­цесса идентичны.

Следует отметить, что не только в искусственных, но и во многих естественных системах человек способен оказывать влияние на управляющие параметры и «стохастические» силы и этим в известной мере предопределять момент изменения состояния системы (точка бифуркации) и соответственно сце­нарий развития самоорганизующейся системы. В этом случае можно говорить о размывании границы между процессами организации и самоорганизации. По этой же причине, на наш взгляд, нельзя говорить и о противопоставлении понятий «организация» и «самоорганизация», как нельзя ни сводить соотношение между этими понятиями к формально-логиче­скому пониманию «шире — уже» (оно носит сложный харак­тер), ни противопоставлять их. Это два взаимодополняющих процесса. Примером тому может служить демографическая си­стема, в которой наиболее ярко проявляется диалектическое единство организации и самоорганизации.

Раскрытие принципов самоорганизации зависит от пони­мания и адекватного определения понятия самоорганизации. Как следует из литературных источников, самоорганизация — это понятие для обозначения процесса структурообразования в результате действия внутренних детерминантов при специ­фических внешних условиях. При этом причиной возникно­вения структур являются внутренние детерминанты, внутрен­ние свойства системы, внешние же условия (факторы) — всего лишь поводом.

Таким образом, многие авторы при определении понятия самоорганизации совершенно верно указывают в качестве определяющих внутренние причины, однако при этом игнорируют (или опускают как нечто несущественное) факт откры­тости системы для внешних инициирующих воздействий. Вместе с тем некоторые философы отдают предпочтение вне­шним детерминантам, т. е. считают, что роль внешней среды доминирует. В предложенном определении понятия самоорга­низации наблюдается сближение двух точек зрения, но имен­но такой подход к пониманию самоорганизации представля­ется наиболее перспективным.

Самоорганизация в синергетическом понимании — это процесс спонтанного образования высокоупорядоченных по времени и (или) в пространстве устойчивых структур в гетеро­генных открытых неравновесных динамических системах лю­бой природы вследствие внутрисистемных закономерностей при индуцировании внешними воздействиями.

Понятие самоорганизации тесно связано с более фундамен­тальными понятиями порядка и беспорядка. Проблема «поря­док — беспорядок» привлекает внимание исследователей раз­личных областей современной науки. Эти понятия, впервые возникшие в физике, используются для изучения широкого круга явлений не только в естественных, технических, но и в общественных науках, что говорит о необходимости последо­вательно развивать и уточнять представление о порядке и бес­порядке в структуре материи.

Понятия «порядок» и «беспорядок» наряду с понятием «са­моорганизация» являются ключевыми в синергетике, исследу­ющей не только процессы образования устойчивых макроско­пических структур в сложных неравновесных открытых дина­мических системах любой природы, как во времени, так и в пространстве, но и обратное явление — переход от упорядо­ченного состояния к хаосу. Самоорганизация и хаос, или, в более общем смысле, порядок и беспорядок, — это основ­ные структурные характеристики материи.

В рамках дисциплины необходимо изучить общие организационные законы, такие , например, как закон развития.

В результате организационных процессов в системах различ­ной природы происходят постоянные изменения; системы находятся в динамическом режиме — развитии. Вся природа .участвует в этом процессе, изобретает соответствующие скла­дывающимся условиям новые формы организации, новые спо­собы действия, а механизмы отбора по определенным прави­лам отсеивают те формы организации, которые не отвечают «гармонии сегодняшнего дня», равновесию систем. В резуль­тате конкурентной борьбы элементов системы за ресурсы, ко­торые обеспечивают равновесие всей системы, часть элемен­тов неизбежно гибнет и замещается зарождающимися новы­ми, более соответствующими сложившимся условиям.

Всякая система в реальной среде подвержена случайным отклонениям от равновесия, и если она находится в неустой­чивом состоянии, то из-за взаимодействия с внешней средой эти колебания усиливаются и в конце концов приводят к лик­видации прежних порядка и структуры. Этот деструктивный аспект дополняется затем конструктивным, состоящим в том, что в результате взаимодействия элементы старой системы приходят к согласованному поведению, вследствие чего в си­стеме возникают кооперативные процессы и спонтанно фор­мируются новый порядок и новое равновесие.

Формирование и развитие новых структур непосредственно связаны с действием случайных факторов. Мысль о том, что без случайного невозможно появление нового, высказанная в форме догадки еще античным философом Демокритом, нашла подтверждение в синергетике, теории механизма отбора. Раз­витие — это накопление изменений, а началом любого разви­тия служат случайные изменения, которые постепенно приво­дят к неустойчивости системы. В результате воздействия боль­шого числа случайных факторов в открытых неравновесных системах происходит их взаимное согласование, возникают процессы, сопровождающиеся взаимодействием элементов вновь образующейся структуры. По какому пути пойдет даль­нейшая эволюция, какая альтернатива будет выбрана систе­мой, во многом зависит от случайных факторов и внутренне­го состояния системы.

Механизм развития обусловлен самоорганизацией и меха­низмом отбора, условия которого не остаются постоянными. В обыденном сознании понятие «развитие» ассоциируется с улучшением состояния системы. Однако направления развития могут быть различными. Возможно прогрессивное развитие систем — переход от низшего к высшему уровню, от простого к сложному, от менее совершенного — к более совершенному, и регрессивное — обратное движение.

Переход от низшего уровня к более высокому не означает повышения упорядоченности или устойчивости: нет ничего устойчивее атомного уровня — атомов низших порядковых номеров,-а упорядоченность кристалла максимальна. Переход к следующему уровню — это прежде всего усложнение связей со средой. С переходом к более высокому структурному уров­ню система оказывается в более сложной среде.

Объективным критерием усложнения структуры как следст­вия перехода к более высокому уровню является соотношение системы и среды. Усложнение выражается в увеличении гра­ницы соприкосновения со средой. Чем прогрессивнее систе­ма (стоит на более высоком иерархическом уровне), тем раз­нообразнее ее связи с внешней средой. Количественной мерой прогресса служит информация, заключенная в структуре сис­темы. Количество информации, приобретаемой в результате прогрессивного преобразования, равно количеству неопреде­ленности, которое при этом уничтожается. В молекуле боль­ше информации, чем в атоме, в клетке — больше,,чем в моле­куле, в организме — больше, чем в клетке, и т. д.

В отличие от прогресса регресс характеризуется уменьшени­ем разнообразия, т. е. уменьшением количества информации. Прогресс и регресс — диалектически взаимосвязанные про­цессы. Одного нет без другого. Прогресс и регресс — это со­ставляющие процесса развития, обеспечивающего эволюцию систем, их качественную определенность и изменение окружа­ющего мира.

Суть закона развития — непрерывные изменения систем, обусловливающие их переход с одного уровня иерархии на другой и появление новых эмерджентных свойств.

 

4.2. Закон самосохранения и механизм устойчивости

 

Закон самосохранения можно сформулировать следующим образом: любая система сознательно или стихийно стремится к сохранению своей качественной определенности.

Однако сохранение качественной определенности нельзя понимать в буквальном смысле. Качественная определенность как любое явление динамична и зависит от внешней среды. В данном случае закон самосохранения следует понимать как сохранение системы в изменяющейся внешней среде.

Закон самосохранения реализуется в устойчивости системы по отношению к внешним и внутренним возмущениям — таково условие существования системы.

Устойчивость системы относительна: система, вполне устойчивая в одних условиях, окажется неустойчивой в других.

Различают количественную и структурную устойчивость.

Количественная устойчивость характеризуется числом и разнообразием компонентов, входящих в систему, т. е. чем больше компонентов входит в систему, тем она устойчивее по отношению к внешним и внутренним возмущениям. Подтвер­ждение этому мы часто наблюдаем в природе и человеческом обществе. Количественная устойчивость тесно связана с поня­тием «большая система».

Однако не каждая большая система устойчива или обладает большей устойчивостью, чем меньшая по размерам система. Известно, что любая система характеризуется еще и количе­ством связей между компонентами, определяющих структуру системы. Чем разнообразнее связи, тем система сложнее. Уничтожение или разрыв одной или нескольких связей под воздействием внешнего (внутреннего) возмущения оказывает в данном случае меньшее воздействие на состояние системы и, как следствие, она более устойчива. Таким образом, можно говорить о структурной устойчивости. Например, хорошо организованный коллектив (упорядоченные связи, отлаженное взаимодействие) более устойчив и более производителен, чем превосходящая его по численности, но слабо организованная толпа.

Количественная и структурная устойчивости тесно связа­ны между собой. Количественное увеличение компонентов усиливает устойчивость системы также за счет увеличения числа связей, т. е. повышается и ее структурная устойчивость. Подобных явлений в жизни наблюдается достаточно много. Большие и сложные организационные системы не только бо­лее устойчивы, но и имеют тенденцию к дальнейшему росту и расширению. Они получают определенный запас прочности, выходящий за пределы обеспечения выживаемости. Так, мно­гие предприятия, учреждения, организации имеют возмож­ность получать больше энергии (ресурсов), чем требуется для производства своей продукции (услуг). Это становится одним из факторов сохранения и расширения социально-хозяйствен­ных систем. Однако увеличение числа компонентов может привести и к уменьшению структурной устойчивости из-за ослабления и разрушения некоторых взаимосвязей. Например, непродуманная диверсификация, разрушающая миссию орга­низации.

Количественная и структурная устойчивости могут быть выражены определенными величинами: коэффициенты мас­сы, энергии и т. п. характеризуют количественную устойчи­вость, а число внутренних связей — структурную.

Структурная устойчивость бывает двух типов: статическая и динамическая. Статическая устойчивость характерна для си­стем статического равновесия. Это в основном горно-геологи­ческие комплексы — творения природы, здания и сооружения, механические конструкции, созданные человеком, и закрытые (замкнутые) социальные системы, т. е. системы неподвиж­ного равновесия. Устойчивость таких систем определяется прочностью их конструкции (связей между компонентами) и условиями соприкосновения с внешней средой. По мере «выветривания», «стирания», «изнашивания», «вырождения» их устойчивость будет, хотя и медленно, падать.

Совершенно иной характер имеет динамическая устойчи­вость, свойственная системам подвижного равновесия. Устой­чивость таких систем достигается путем уравновешивания каждого возникающего изменения другим, ему противополож­ным, т. е. процессы разрушения и созидания идут в таких системах параллельно и взаимно уравновешивают друг друга. Два противоположных направления изменений создают иллюзию статичности. Они и обеспечивают динамическую устойчивость системы.

Динамическое равновесие никогда не является абсолютно точным, т. е. не может быть полного, безусловного равенства противоположных изменений, уравновешивающих друг друга. Изменения так или иначе накапливаются. Однако ничтожны­ми изменениями как бы пренебрегают, что и создает иллюзию статичности. Так, многие социальные организации на протя­жении достаточно долгого времени сохраняют свое тождество (инвариантность) за счет того, например, что один курс дей­ствий ориентирован на стабильность и сохранение достиг­нутого положения путем покупки, поддержания, проверки и ремонта оборудования, набора и обучения работников, ис­пользования отработанных правил и процедур, а другой курс ориентирован на изучение рынка, определение стратегических зон хозяйствования, развитие производства новой продукции и т. п. И то и другое необходимо в интересах выживания орга­низации. Большие и хорошо оснащенные организации, но не приспособленные к изменению условий, долго просущество­вать не смогут. Вместе с тем приспособляемые, но не стабиль­ные организации будут неэффективными, и также маловеро­ятно, что они смогут долго существовать.

Наблюдается определенная зависимость устойчивости си­стемы от величины и разнообразия соприкосновений системы с внешней средой. В закрытых (замкнутых) системах связь между компонентами достаточно тесная, а область соприкос­новения со средой небольшая. Отсюда и сопротивляемость, а следовательно, и устойчивость системы выше. Это очевидная закономерность. Прямоугольное сооружение хуже противосто­ит ветру и морозу, чем куполообразное. Последние обладают меньшей «парусностью» и меньше подвержены воздействию ветровых нагрузок (меньше контакта с внешней средой). Люди давно это поняли, строя свои жилища куполо- и шарообраз­ного вида, такие как иглу, яранга, чум — на севере, юрта — в Средней Азии и т. п. Замкнутые системы, например замкну­тые общины, племена, партии, религиозные секты с опреде­ленной и всеми разделяемой догмой, более устойчивы, чем научная или философская школы, включающие разные направления, течения и т. п. Замкнутые системы имеют меньшую область соприкосновения с внешним окружением, к которой адаптировалась ее структура.

Однако большая устойчивость закрытых систем возможна только в условиях более или менее постоянного по величине и однородности воздействия внешней среды. В условиях же неопределенно-изменчивой среды, от которой практически нельзя «отгородиться», создать абсолютно непроницаемую за­щиту, более устойчивыми оказываются открытые системы в силу динамического равновесия.

Таким образом, устойчивость закрытых систем весьма услов­на и относительна. Закрытые системы, не получая энергии, информации, ресурсов извне, со временем могут разрушать­ся, особенно когда меняются условия внешнего воздействия. Открытая же система характеризуется активным обменом с внешней средой и может совершенствоваться, сохранять свою структуру, т. е. процессы отдачи системой своих ресурсов (энер­гии, информации, продукции и т. п.) и получения подобных извне балансируют друг друга, создавая иллюзию статичности.

Сущность механизма отбора. Системы сохраняют и изменя­ют свою устойчивость благодаря механизму отбора. Впервые он был выявлен в биологии, но его действие в дальнейшем стали наблюдать в различных областях знаний: в астрономии, физике, химии, психологии, социологии, языкознании и т. д., хотя и в разных формах. Изучение действия отбора в разных областях показало, что он имеет универсальный всеобщий ха­рактер — как механизм регулирования устойчивости систем — и применим ко всем классам явлений.

Универсализация принципа отбора вовсе не означает биологизацию всех типов организационных систем. В теории орга­низации принцип отбора освобожден от его биологической специфики, формализован и понимается очень абстрактно. Термин «отбор» используется, в сущности, лишь по традиции. Вслед за естественными науками механизм отбора был ис­пользован кибернетикой. Как указывал У. Росс Эшби, в ре­зультате всякой однозначной операции происходит отбор форм, обладающих особой способностью противостоять ее изменяющему действию.

Существует тесная и существенная связь между мыслитель­ной деятельностью и отбором, между процессом решения задачи и процессом эволюции. В частности, можно обнаружить формальное сходство между процессом естественного отбора (в дарвинском смысле) и процессом отыскания управленче­ского решения задачи, в котором получение ответа состоит, по существу, в отборе.

Основная идея отбора заключается в дифференциальном уничтожении и закреплении компонентов и связей между ними, конечно, если между ними есть хотя бы самые малые различия, т. е. системы сохраняют свое равновесие благодаря отбору и закреплению в своей структуре полезных (активных) компонентов и связей, развивающих качественную определен­ность системы, или уничтожению (разрушению) компонентов и связей, препятствующих развитию.

Отбор как механизм регулирования устойчивости действу­ет в разных классах и типах систем с разной направленностью. При прочих равных условиях в гомогенных системах отбор будет происходить менее интенсивно, чем в гетерогенных, вследствие отсутствия разнообразия. В системах с большой взаимозависимостью элементов отбор так же неизбежно огра­ничен, как ограничен везде, где имеются жесткие связи меж­ду элементами.

Естественный отбор подразумевает изменения по линии наименьшего сопротивления: система развивается путем за­мены элементов, обладающих наименьшим сопротивлением внешним воздействиям.

Основная и элементарная форма отбора — простое сохра­нение или уничтожение компонентов. Сохранение устойчивых компонентов и отбор изменений и новых комбинаций (поло­жительный отбор) увеличивают число остаточных форм и раз­нообразие систем. Уничтожение (отрицательный отбор) упро­щает разнообразие, устраняя все непрочное, противоречивое и внося в него упорядоченность.

Механизм отбора содержит три элемента:

1) объект — то, что подвергается отбору: сами компонен­ты системы, связи и отношения между компонентами;

2) фактор — то, что действует на систему;

3) основу, или базис, отбора — часть (элемент, компонент) системы, от которой зависит ее сохранение или уничто­жение, т. е. та «критическая масса» системы, при кото­рой сохраняется ее качественная определенность.

Отбор осуществляется в двух различных формах:

1) эмерджентной (творческой, созидательной), когда бла­годаря новой, ранее не существующей комбинации тех или иных элементов возникают новые связи, новые формы, новые системы, новые свойства и качества си­стемы;

2) матричной, когда отбор направлен не на создание чего-то нового, а лишь на копирование существующих си­стем: копии как бы штампуются по матрице (шаблону).

Принципиальное отличие эмерджентной формы отбора от матричной заключается в том, что при эмерджентной форме в качестве фактора отбора служит непосредственно внешняя среда, в то время как при матричной — матрица, модель су­ществующей системы.

Матричный отбор при постоянной матрице. Простейшим примером такого отбора может служить процесс штамповки. Механизм отбора здесь выражается в сохранении тех форм и -контуров металла, которые изоморфны штампу. Большая часть технических процессов осуществляется по принципу матрич­ного отбора в его наиболее абстрактном понимании. На мат­ричном отборе основаны процессы воспитания и обучения. В частности, воспитание сводится к дифференциальному со­хранению идей и представлений, соответствующих взглядам и убеждениям воспитателя. В результате матричного отбора мо­дель репродуцируется в виде более или менее изоморфных ото­бражений. В ряде случаев степень изоморфности может быть столь высокой, что воспроизводится точная копия. Это чаще всего наблюдается в технике (штампы) и в биологических си­стемах (молекулы ДНК).

В биологических системах матричный отбор заключается в случайном переборе всех возможных связей и комбинаций до тех пор, пока не будет достигнуто соответствие матрице. Этот отбор получил название консервативного матричного отбора, поскольку система не приобретает новых качеств и не несет дополнительной информации (количество информации не увеличивается).

Матричный отбор с переменной матрицей или комбинацией матриц. В отличие от матричного отбора при постоянной мат­рице такой отбор имеет эмерджентный характер и в свою оче­редь дает материал для отбора самих матриц. Отбор с переменной матрицей начинается по одной матрице, но с какого-то момента продолжается по другой, отличающейся от первой. В результате новая система получит свойства и черты, отлич­ные от первой и второй матриц (базовых систем), но сохраня­ющие некоторую изоморфность обеих. Аналогичный эффект достигается при комбинации матриц, образующих гибридную матрицу.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.96.184 (0.045 с.)