ТОП 10:

Изменение социальной структуры России



Россия находится в стадии перехода от тоталитаризма к демократии и от огосударствленной административно-распределительной к рыночной экономике. Соответственно, переходный период носят критерии социальной стратифи­кации. В социальной стратификации советского общества решающую роль играл политический капитал, определяв­шийся местом общественных групп в партийно-государст­венной иерархии. Место индивидов и групп в системе вла­сти и управления предопределяло не только объем имею­щихся у них распорядительных прав, уровень принятия ре­шений, но и круг социальных связей и масштабов нефор­мальных возможностей. Стабильность политической сис­темы обуславливала устойчивость состава и положения по­литической элиты – «номенклатуры», а также ее замкну­тость и отгороженность от управляемых ею групп.

Современная ситуация характеризуется резким ос­лаблением государственной власти. Напряженная борьба политических партий и группировок, неразработанность их конструктивных программ, утрата доверия народа к большинству политических институтов, невиданное рас­пространение беззакония и коррупции обуславливают бы­струю сменяемость политиков, нестабильность политиче­ской системы в целом. Сложившаяся в советское время система стратификации правящего слоя по номенклатур­ному принципу находится в состоянии «полураспада» – ее остов еще сохраняется, но механизм воспроизводства раз­рушен. Формально мы сегодня имеем новую систему выс­ших государственных должностей. Обновился и персо­нальный состав занимающих эти должности лиц, часть ко­торых пришла из иных сфер деятельности. Тем самым ра­нее замкнутый верхний слой общества приоткрылся для выходцев из других групп. На первый взгляд прежней но­менклатуры не стало, она исчезла, растворившись в других слоях общества. Но в действительности она сохранилась. Причем более половины квазиноменклатурных должно­стей занимает прежняя политическая элита, реализующая модели управленческой деятельности, характерные для советской системы. Между членами бывшей номенкла­туры поддерживаются устойчивые деловые связи, способ­ствующие сохранению свойственного ей сословно-классо­вого сознания.

 

Экономический потенциал разных социальных групп в СССР измерялся мерой их участия во владении, распре­делении и использовании общественного богатства. По этому критерию выделялись такие группы: 1) бюрократия; 2) руководители производств; 3) работники материально-технического снабжения, оптовой и розничной торговли, сферы обслуживания и проч. Массовые слои общества прав не имели, и их экономическая стратификация опреде­лялась уровнем заработка и семейных доходов, зависев­ших от множества факторов, начиная с характера и содер­жания труда, сфер и отраслей его приложения, ведомст­венной принадлежности предприятий, и кончая численно­стью и составом семей. Взаимодействие экономических, социальных, региональных, демографический и иных фак­торов создавало довольно пеструю картину экономической стратификации населения.

В настоящее время экономический потенциал обще­ственных групп включает три компонента: 1) владение ка­питалом, проиносящим доход; 2) причастность к процес­сам распределения, перемещения и обмена общественного продукта; 3) уровень личных доходов и потребления. Осо­бая роль принадлежит первому компоненту. Активно фор­мируются разнообразные формы негосударственной соб­ственности (индивидуальная, групповая, кооперативная, акционерная, корпоративная и т.д.), возникают разные типы капитала (финансовый, торговый, промышленный). В социальном плане более или менее отчетливо выделились собственники частного капитала. Среди них есть и очень крупные, и средние, и мелкие, относящиеся, соответст­венно, к разным слоям. Особое место занимают крестьяне, владеющие личным хозяйством и становящиеся собствен­никами земли. Однако подавляющая часть россиян не имеет никакой производительной собственности.

Доля россиян, не имеющих собственных капиталов, как и доступа к распределению государственных благ, за последние годы немного уменьшилась. Но они по-преж­нему составляют самую массовую часть общества. Эконо­мический потенциал этих людей определяется уровнем до­ходов от работы по найму. Главные же сдвиги в их поло­жении заключаются, во-первых, в гораздо более резкой, чем ранее, имущественной поляризации и, во-вторых, в почти полном исчезновении зависимости между трудом и доходом. Более 60% населения оказалась вытесненной за черту бедности.

Усиливается трудовая и социальная мобильность. В связи с этим заметно повышается роль таких личных чело­веческих качеств, как одаренность или талант, уровень со­циализации, качество образования, компетентность, спо­собность к овладению новыми знаниями, культурный кру­гозор и т.д. Повышается ценность профессионализма, а значит и роль социокультурного капитала.

К тому же сегодня российское общество востребует лишь ту часть культурного потенциала, которую можно использовать «здесь и сейчас». Отсюда – сравнительно вы­сокий спрос на квалифицированных, предприимчивых и опытных специалистов при растущей невостребованности всех других.

В целом структура российского общества претерпела заметные изменения по сравнению с советским временем, но вместе с тем сохраняет многие прежние черты. Для ее существенной трансформации необходимо системное пре­образование институтов собственности и власти, которое займет многие годы. Тем временем стратификация обще­ства будет и далее терять жесткость и однозначность. Гра­ницы между группами и слоями станут «размываться», воз­никнет множество маргинальных групп с неопределенным или противоречивым статусом. На Западе возникновение относительно однородных «обществ среднего класса» ха­рактерно для постиндустриализма. Россия не только не пе­реросла индустриальной стадии развития, но и переживает тяжелейший кризис, отбросивший ее экономику далеко на­зад. В этих условиях социально-классовые различия в по­ложении общественных групп приобретают особую значи­мость. Они прорисовываются даже резче, чем прежде, во многом определяя другие стороны социального статуса.

В последнее десятилетие ХХ в. соотношение соци­альных слоев российского общества составляло 1:24:68:7. Это значит, что на верхний и средний слои, являющиеся главными двигателями реформ, приходилась примерно четверть экономически активного населения. В развитых странах Запада состоящий из аналогичных социально-профессиональных групп средний класс представляет со­бой основную часть населения и занимает значительно бо­лее высокое положение. Сочетание этих черт придает ему роль социального стабилизатора общества. В России соот­ветствующие группы развиты слабее, обладают иными со­циокультурными характеристиками и имеют гораздо более низкий статус. Средний слой, как уже отмечалось, прохо­дит здесь «эмбриональную стадию».

Подавляющее большинство россиян (68%) относятся к сравнительно слабо дифференцированному базовому слою общества. Содержание их труда лишь в основном со­ответствует индустриальной ступени развития общества. Общественная значимость этого слоя связана с тем, что он концентрирует основную часть трудового и потребитель­ского потенциала России, ее электората и армии. По срав­нению с верхним и средним слоями, его интересы слабее артикулированы, а поведение в деловой и политической сферах отличается меньшей активностью. Однако в крити­ческих условиях положение, социальное настроение и по­ведение этого слоя могут стать определяющим фактором исторического развития России.

Социальные слои российского общества обладают разным социально-демографическим потенциалом, неоди­наковой способностью включаться в формирование новых общественных институтов, участвовать в их развитии и укреплении. Отсюда качественно различная роль этих слоев в трансформационном процессе. Способность к ак­тивной социально-инновационной деятельности и эффек­тивному адаптационному поведению существенно зависит и от социально-демографического потенциала слоев.

Велика разница в положении мужчин и женщин. Так, в вернем слое женщин в четыре раза меньше, чем в ниж­нем, а доля мужчин – в 3 раза больше, что вряд ли требует комментариев. В верхнем слое молодежи почти в два раза больше, чем в нижнем, а пожилых людей в 20 раз меньше. Национальный аспект стратификации российского обще­ства выражается в том, что в верхних слоях заметно больше доля нерусского населения, чем в нижних. Пред­ставители сравниваемых слоев существенно отличаются типом мест своего проживания. Как известно, крупные го­рода с их богатой информационной средой обеспечивают своим жителям лучшие возможности социализации, само­реализации и адаптации к меняющимся условиям, чем не­большие периферийные поселения. Верхний слой сосредо­точен в крупных городах и столицах, представители же базового и нижнего слоев чаще живут в малых городах и селах.

Средний слой несколько отстает от верхнего по доле лиц со специальным образованием, поскольку в его состав наряду со специалистами входят полупредприниматели и квалифицированные рабочие. Однако соотношение высо­ких и низких самооценок квалификации здесь наиболее благоприятно. Возможно, сказывается здесь не только уро­вень, но и лучшее качество образования, полученного в престижных столичных вузах, наличие поствузовской под­готовки, а также ученых степеней и званий. Все это в наи­большей мере свойственно среднему слою.

Нижний слой выделяется из остальных как малой до­лей лиц со специальным образованием, так и низкой само­оценкой квалификации даже в рамках простейших профес­сий. Две пятых его представителей либо затрудняются оп­ределить уровень своей квалификации, либо оценивают ее как низкую. Продолжают учиться лишь 2% (против 8% в верхнем и 5% в среднем и базовом слоях).

 

Для оценки статуса изучаемых слоев используются следующие признаки: владение производительной собст­венностью (капиталом), статус занятости, сектор занятости по форме собственности, социально-отраслевая сфера за­нятости, место в управленческой иерархии (должностной статус), степень благосостояния.

Верхний слой образуют собственники частных пред­приятий и фирм. Его представители занимают важное ме­сто в иерархии управления экономикой, поскольку прини­мают стратегические решения и определяют главные ли­нии развития бизнеса. По показателям уровня жизни этот слой существенно отрывается от других. Обгоняющий рост его доходов по сравнению с ценами обуславливает концентрацию в его руках все большей доли обществен­ного богатства.

Состав среднего слоя более разнообразен: около трети его представителей руководят собственными фир­мами или заняты индивидуальным бизнесом, многие со­вмещают ведение собственного дела с профессиональной работой по найму. Преобладает занятость в частном и ак­ционированном секторах экономики. Управленческий по­тенциал этого слоя ниже, чем верхнего, но все-таки до­вольно серьезен: четверть его составляют директора и ме­неджеры предприятий, организаций и учреждений, доля же тех, кто относит себя к руководителям, еще выше. Со­лидную часть данного слоя составляют специалисты, вы­полняющие распорядительные функции по отношению к обслуживающим работникам. Уровень благосостояния среднего слоя в 2,5-3 раза ниже, чем верхнего, но в той же степени выше, чем базового. Большинство его представи­телей живут на уровне хотя бы относительного достатка.

Что касается базового и нижнего слоев, то их соци­ально-экономический статус различается не очень сильно. Оба слоя представлены работниками исполнительского труда, занятыми, в основном, в государственном секторе. Разница заключается в том, что экономическое положение базового слоя можно охарактеризовать как тяжелое, в то время как у нижнего слоя оно критическое.

Большинство россиян ожидало от перестройки пусть не мгновенного, но достаточно быстрого роста благосос­тояния и улучшения условий жизни. В действительности рыночные реформы привели к резкому ухудшению их ма­териального положения.

Интегративным показателем места социального слоя в социальной структуре является его уровень жизни. Ста­тистически на рубеже ХХ/XXI вв. его картина выглядела следующим образом: 7% населения живут богато (1,5%) и на уровне, значительно превышающем БПМ (бюджетный прожиточный минимум); 20% населения имеют 1,5-2 про­житочных минимума и на этом основании считают себя более или менее обеспеченными; 73% населения, безотно­сительно их культуры, образования, квалификации – зона сплошной бедности. Разница в доходах между богатыми и бедными слоями составляет более чем 30 раз, между тем, что она считается разрушительной при разрыве в 6-7 раз.

С учетом этих реалий сегодня крайне необходима ориентация государства на сильную социальную политику. Общество крайне динамично. В нем постоянно возникают и исчезают различные классы, слои, социальные группы. Гибкость институциональной системы, ее способность адекватно реагировать на изменившуюся расстановку сил является важным фактором стабильности общества. В про­тивном случае в обществе нарастают явления и процессы, имеющие непредсказуемый характер.

 

ТЕМА 8. СОЦИОЛОГИЯ МЕДИЦИНЫ

8.1. Социология медицины: предмет и задачи

8.2. Здоровье как социальная ценность и предмет
социологического анализа

8.3. Конкретно-социологические исследования
в медицине и здравоохранении

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.209.47 (0.006 с.)