ТОП 10:

Адаптация к девиантному поведению



 

При всей масштабности и распространенности деви­антного поведения, очевидно, далеко не все челны обще­ства склонны к нему. Иначе общество просто не могло бы существовать. Поэтому неправильно весь процесс девиа­ции сводить лишь к несовершенству общества, противоре­чивости общественных отношений. Необходимо рассмот­реть и вопрос о том, как сама личность становится девиан­том. Тот же Ломброзо наряду с сомнительными в научном отношении утверждениями об изначально преступной природе человека рассматривает вполне реальный опреде­ленный набор качеств личности, который приводит ее к социальному отклонению. Так, например, анализируя ха­рактер женщин-преступниц, он отмечает, что наряду с со­страданием, доверчивостью, милосердием, справедливо­стью они отличаются невиданной жестокостью, порочно­стью, хитростью. Поэтому преступления, совершаемые женщинами, более жестоки и изощренны.

Безотносительно половых различий, современная психология выделяет следующие личностные факторы де­виации:

- пониженная переносимость трудностей повседнев­ной жизни;

- комплекс неполноценности, сочетающийся с по­требностью в превосходстве;

- внешняя социабельность, общительность на фоне страха перед устойчивыми эмоциональными контактами;

- лживость, стремление переложить вину на других за свой личные неурядицы; уход от ответственности; стерео­типность поведения, конформизм;

- зависимость, несамостоятельность, тревожность, атарактивность – стремление снизить психологическую напряженность с помощью внешних средств;

- субмиссивность, неспособность отказаться от влия­ния, подчиненности, зависимости.

Именно этот набор качеств в том или ином сочета­нии, при доминировании некоторых из них, и создает об­раз девианта. Но даже при полном наборе этих негативных свойств человек не сразу становится девиантом.

 

Существуют определенные стадии адаптации к де­виантному поведению.

I стадия – это начало отклонения. Оно может быть внезапно вызвано острым переживанием, стрессом, ост­рым психическим состоянием. Начало девиации, как уже отмечалось выше, может быть связано со стигмой. Во мно­гих случаях девиантные поступки еще не являются собст­венно девиантным поведением, но уже рассматриваются обществом как таковое. Так, например, социологические исследования по Пермскому краю показывают, что только 2,8% обращается за помощью к психологу, психотера­певту, хотя в такой помощи нуждается примерно треть. Очевидно, нежелание получить клеймо «психа». Обра­щаться к специалистам такого профиля у нас пока не при­нято. По той же причине многие молодые люди вовремя не обращаются к наркологу, гинекологу и др.

II стадия – выработка аддиктивного или девиантного ритма. Чем интенсивнее факторы, эмоции и чем ниже пси­хологический порог человека, тем чаще аддиктивный ритм (частота курения, приема алкоголя, наркотиков). Частота совершения девиантных поступков, конечно же, зависит от окружения, социальной среды.

III стадия – формирование девиантного поведения как части личности, превращение его в привычку, стерео­тип, появление зависимости. Эта стадия характеризуется тем, что уже не вызывает чувства внутреннего стыда, про­теста, внутреннего напряжения.

IV стадия – девиантное поведение становится доми­нирующим в поведении личности. Представления о нор­мальном поведении у личности почти полностью разру­шены. Моральные нормы, запреты, общественное мнение уже не могут остановить пагубных пристрастий. Так, алко­голик бросает больного ребенка, наркоман готов убить за порцию наркотика, вор убивает жертву из-за жажды обо­гащения и т.д. Именно в этой стадии человек становится особенно опасным для других членов общества.

V стадия – катастрофа. Полное разрушение личности, как моральное, так и физическое (при многих формах де­виации). Эта стадия характеризуется агрессией, апатией, отупением.

Этот процесс можно выразить и в терминологии ро­левой концепции личности:

1) роль девианта;

2) частота исполнения;

3) ролевое поглощение личности;

4) доминирование той или иной роли;

5) разрушение личности ролью.

Большинство видов социальной патологии обуслов­лено не просто индивидуальной ролью, но и заимствован­ным поведением. Сегодня социологи все больше говорят о средовой наркомании, средовой преступности, семейной, групповой алкоголизации. Такое поведение формируется в среде, где есть «примеры для подражания». Поэтому деви­антное поведение – это поведение группы, в которой фор­мируется или находится личность. Следовательно, поведе­ние индивида изменить очень сложно, этот процесс тре­бует изменения поведения всей социальной среды, группы.

Таким образом, девиантное поведение личности складывается из очень многих факторов: личностных, со­циальных, групповых, факторов межличностного общения и межличностного взаимодействия. Большое значение в данном процессе имеет и несовершенство общественных отношений, уровень девиации самого общества.

Основные виды девиации

Сегодня, к сожалению, Россия имеет репутацию страны, где процветают преступность, наркомания, алко­голизм, проституция и насилие. Социальными причинами «расцвета» этого зла являются и кризис общества, и резкое обнищание основной массы населения, безверие, отсутст­вие идеологии, дисциплины, мотивации к трудовой дея­тельности. Особо следует отметить и несовершенство на­шей законодательной базы, дефицит морального и правого воспитания, упадок моральных ценностей и их невостре­бованность. Рост социального неравенства и несправедли­вости, резкая поляризация общества сопровождаются тем, что при переходе к рыночным отношениям все пороки об­щества превращаются в хорошо оплачиваемый товар.

Особо следует отметить отсутствие профилактики девиантного поведения в нашем обществе. Оно не подо­шло еще к пониманию того, что многие формы девиант­ного поведения – это не только забота правоохранитель­ных органов, но и работников социальной сферы, педаго­гов, медиков, психологов. Решение этих проблем требует участия, поддержки всего общества.

 

Наиболее опасной для общества формой отклоняю­щегося поведения является преступность. Преступность – относительно распространенное, статистически устойчи­вое социальное явление, форма отклоняющегося поведе­ния, достигшего степени общественной опасности, опре­деленной уголовным законом [54. С. 579].

Социология преступности получила разработку в ос­новном в позитивистской социологии. Традиционно ее природа рассматривалась, как уже отмечалось, либо с био­логических, либо с социальных позиций. О биологической природе преступности много писали Ч. Ломброзо, Э. Шелдон, Э. Хутен, Э. Кричмер. Современные авторы рас­ширяют ряд биологических аномалий за счет таких факто­ров, как генетическое вырождение, физическое вы­рожде­ние, психические заболевания, неблагоприятная эко­логи­ческая обстановка.

Социологическое направление в анализе природы преступности связывают с именем Адольфа Кетле, счи­тавшего, что преступления и преступников готовит обще­ство. Социологических объяснений природы преступности достаточно много. В англо-американской социологии ши­роко распространена теория дифференцированной ассо­циации Э. Старленда. Смысл теории в том, что преступ­ному поведению обучаются у тех, с кем поддерживают связь, общение. Оно является в определенной степени ре­зультатом научения.

Чикагская школа социологии (Р. Парк, Э. Бёрджес, Р. Маккензи) в рамках социологии города изучала связь социально-экономических условий с уровнем преступно­сти. Социологи этой школы рассматривали большой город как «лабораторию», в которой созревают различные виды и типы девиантного поведения. Преступность в любом обществе возникает и проявляется по-разному, но имеет и общие социальные причины:

1) она обусловлена противоречиями социально-эко­номического развития общества;

2) существенной социальной причиной преступности является фактор социального неравенства;

3) криминогенным фактором является и несправед­ливое распределение общественного богатства, не отра­жающее реальный трудовой вклад человека;

4) социальный характер природы преступности под­тверждается и тем, что в разные периоды развития обще­ства растет и число тех или иных видов преступлений. Так, существует прямая корреляция между кризисными явле­ниями в обществе и числом корыстных, тяжких преступ­лений: грабежей, убийств, коррупции.

Это понятно – в период коренных социальных пере­ломов ломаются и социальные нормы. Прежние уже не действуют, а новые еще не сложились. Образуется мораль­ный, правовой диапазон, где трудно, например, различить новые нарождающиеся нормы деятельности и экономиче­ские преступления.

Особенности современной криминогенной ситуа­ции в России состоят в следующем:

1. Преступность имеет не только широкие масштабы, но и поражает все слои общества, пронизывает весь обще­ственный организм, при раскрываемости 41% количество преступлений ежегодно растет почти вдвое.

2. Происходят структурные изменения преступности – прежде всего за счет роста групповой преступности, формирования мафиозных структур, роста экономических преступлений в особо крупных размерах.

3. В обществе созданы условия для формирования антисоциальных установок личности. Их порождают тра­диционные для нашего общества противоречия между официальными заявлениями, договорами, декларациями и фактическим положением дел, падением авторитета вла­сти, правоохранительных органов. Все это приводит к пра­вовому нигилизму. Его распространению способствуют беспрецедентные привилегии для чиновничества, презре­ние к нуждам простого человека, безработица и т.д.

4. В обществе произошло разрушение моральных и правовых норм, подмена общечеловеческих ценностей цен­ностями «дикого» рынка.

Эти факторы стимулируют антисоциальное поведение во всех сферах общества.

 

Широкое распространение в России по­лучили алкоголизм и наркомания. Алкоголизм можно рассматривать с различных точек зрения. С точки зрения социологии – это, прежде всего отрицание здорового об­раза жизни, это определенная традиция, уклад жизни, де­терминированные недостаточной воспитанностью, мо­ральной неустойчивостью, подражанием дурным привыч­кам и обычаям. Обычаи в данном случае вытесняются ус­тановками, установки формируют нездоровую потреб­ность, а потребность создает зависимость. Такова схема девиантного поведения при алкоголизме.

К злоупотреблению алкоголем и наркотиками пред­расположены неорганизованные личности, неспособные по-другому справляться с проблемами и напряжением. Чем ниже социальная организация личности, тем больше у нее потребность прибегнуть к различным средствам для об­легчения своего психологического состояния.

В алкоголизации населения России большую роль играют экономические факторы, общественно-экономиче­ские условия, алкогольная политика правительства. Еще В.М. Бехтерев называл алкоголизм сложнейшим соци­ально-экономическим явлением. Р. Мертон рассматривает распространение алкоголизма в современном мире как расплату человека за урбанизацию, скученность людей в городах, психологическую напряженность современного образа жизни. К этому необходимо добавить и огромное количество питейных заведений, которые дают громадную прибыль. Алкоголизм, считает Мертон, – это «промыш­ленный невроз». Организм современного человека не спо­собен справиться с быстро меняющимися условиями соци­альной жизни. Общество, подавляя желание личности, вы­зывает у нее чувство напряжения, тревоги, вины. Важным социальным фактором алкоголизации является и уровень культуры, образования и профессиональной карьеры.

Широкое распространение среди молодежи получила такая форма бегства от реальности, как наркомания. Гре­ческое слово «наркомания» буквально означает «страсть к оцепенению». Это заболевание возникает вследствие не­медицинского употребления веществ, имеющих наркоти­ческое действие, характеризуется непреодолимым влече­нием к ним. Наркомания – социальная болезнь. Сегодня в сферу наркопотребления втягиваются миллионы людей. Из-за высокой степени латентности этого заболевания точ­ных цифр наркопотребителей в России пока нет, но чаще всего в печати встречается цифра 1,5 миллиона человек. Приобщение к наркотикам происходит чаще всего в воз­расте от 13 до 18 лет. По данным социологических опро­сов, наркотики употребляют примерно 13% школьников, 30% студенческой молодежи и 50% учащихся средних специальных заведений. Среди форм наркопотребления особенно распространено курение. 64% молодежи «пробо­вали» курить наркотики. Употребляли таблетки и «вды­хали» – примерно 28%, 7% – шприцевые наркоманы (ис­следование по г. Перми и области, проведено ОЦ «СПИД» еще в 1997 г.).

Наркоман – это социально опасный тип. Поэтому ни в коей мере нельзя согласиться с широко распространен­ным мнением о том, что потребление наркотиков – это су­губо личное дело. Наркоманы способны совершать тяжкие преступления, по статистике, две трети наркоманов стано­вятся преступниками. Социальная опасность наркомании заключается еще и в том, что наркоманы стремятся втя­нуть в потребление наркотиков все большее число моло­дежи. По мнению специалистов-наркологов, один нарко­ман способен вовлечь в наркопотребление до 10 человек в год. Социологические опросы в пермских вузах показы­вают интересные результаты. Так на вопрос: «Сколько Ваших сокурсников «балуются» наркотиками»?» были по­лучены ответы:

Таблица № 3

 

Ответы 1 курс 2 курс 3 курс 4 курс 5 курс
Таких нет 48% 32% 78,4% 62,2% 80%
Таких доста­точно много 12% 24% 2,7% 20% -
Назвали кон­кретное число 30% 40% 21,6% 20% 10%

 

30% студентов называют конкретное число сокурс­ников, которые употребляют наркотические вещества, от 12 до 24% уверены в том, что таких много. Хотя в систе­матическом употреблении наркотиков не признался ни один студент, но пробуют их от 12 до 20% студентов пермских вузов. Интересно, что от 2 до 4% даже выразили желание избавиться от наркологической зависимости.

Еще в 1960-е годы грузинские социологи (группа А.А. Габиани) обратили внимание на распространение наркотиков в СССР и указали на социально-экономические факторы распространения наркомании. Это, прежде всего – огромный экономический доход. Сегодня также стало очевидным и другое – ошибочность широко распростра­ненного когда-то мнения о том, что наркоманами стано­вятся «отбросы» общества. Социологи Санкт-Петербурга, Москвы, других регионов России показали, что хотя у од­ной трети наркоманов и отмечаются социально-негативные жизненные условия, но боле половины из них выросли во вполне благополучных семьях, имели нормальные отно­шения с родителями и особенно ни в чем не нуждались

Сегодня социологи и психологи выделяют следую­щие основные причины распространения наркомании:

1) ориентация современной молодежи на гедонизм – получение наслаждения любым путем;

2) любопытство – именно этот фактор, как главный выделяют 30% нарколюбителей;

3) существенным фактором распространения нарко­мании является и «падкость» нашей молодежи на запад­ную моду, в том числе и на пагубную;

4) наркомания – это часть молодежной субкультуры, стереотип поведения в различного рода молодежных «ту­совках».

Исследование, проведенное ВЦИОМ, показало, что 45% опрошенных россиян ассоциируют падение нравов в России с резким возрастанием насилия и жестокости в стране. Синдром жестокости особенно проявляется в мо­лодежной среде.

Многие из перечисленных факторов являются также причиной роста в последние годы в России числа само­убийств. Классическим анализом этого явления является работа Э. Дюркгейма «Самоубийство». Причины этого страшного явления, считал французский исследователь, лежат вне индивида. Они социальны. Дюркгейм впервые попытался классифицировать самоубийства, выделяя эгои­стические, альтруистические, аномические и фаталистиче­ские самоубийства.

 

В каждом обществе существует проституция. Мы видим ее безудержный рост. По некоторым данным, при­рост проституции составляет примерно 12-20% в год. Но статистика несовершенна. Сколько сегодня в России пред­ставителей «древнейшей профессии» – никто не знает. Только в крупных городах с населением примерно в мил­лион человек, как считают правоохранительные органы, их не менее 5-10 тысяч. Причины роста проституции все те же – социальные и экономические. Это и резкое снижение уровня жизни, национальные конфликты, породившие ог­ромное число беженцев и большая миграция населения. Нельзя здесь приуменьшать роль средств массовой инфор­мации, которые сегодня откровенно развращают моло­дежь. Каков социальный портрет проститутки? Социоло­гические исследования показывают, что среди валютных проституток 69% моложе 30 лет, в том числе и 7% несо­вершеннолетних; 14% – в возрасте 18-20 лет, 29% – 21-25 лет; только 5% высокооплачиваемых проституток старше 40 лет. 23% валютных проституток имеют высшее образо­вание и незаконченное высшее образование. Что харак­терно, большинство проституток росли в неполноценных семьях или жили вне родного дома, то есть были лишены нормальных семейных отношений.

Причины роста проституции лежат на поверхности – это и желание без особого труда заработать «легкие» деньги, нежелание учиться, работать, просчеты в семейном и школьном воспитании, половая неграмотность и нераз­витость, извращенные установки и ценностные ориента­ции.

Проституция является социально-опасным явлением, не говоря уже о крайней степени морального падения женщины, продающей себя за деньги, необходимо под­черкнуть, что проституция всегда связана с преступно­стью, наркоманией, алкоголизмом. Проституция является главным фактором распространения в обществе опасных венерических заболеваний. По подсчетам медиков, одна больная проститутка в течение года может заразить в среднем 350 человек.

К сожалению, в нашем обществе до сих пор нет ни­каких результативных мер по борьбе с этим страшным со­циальным явлением. Современное государство и общество стало терпимо относиться к падению нравов, к «предпро­ституции» – конкурсам красоты, стриптизу, эротике на эк­ранах и средствах массовой информации, эротическим те­атрам, шоу гомосексуалистов – все это так или иначе про­воцирует и пропагандирует половую распущенность.

Не случайно, что 12% опрошенных девушек, зани­мающихся проституцией, сами считают, что спровоциро­ваны на это эротическими видеофильмами и журналами порнографического содержания.

 

В каждом обществе существует более или менее раз­витый социальный контроль, препятствующий девиант­ному поведению. Однако сегодня в нашей стране боль­шинство средств социального контроля оказываются мало­эффективными. Они основаны на старом стереотипе – раз­решить, а затем «подавить», «уничтожить» то или иное яв­ление. Но когда общество находится в кризисном состоя­нии, в состоянии перехода от одной системы ценностей к другой, то «подавить» оказывается не так-то просто, осо­бенно, если речь идет о таких сложных явлениях, как пре­ступность, наркомания, алкоголизм, проституция. Здесь необходимы общегосударственные программы реабилита­ции алкоголиков и наркоманов, эффективные программы полового воспитания молодежи, меры профилактического медицинского и психологического характера.

Под социальным контролем в широком смысле по­нимается вся совокупность средств и методов воздействия общества на нежелательные (девиантные) формы поведе­ния. Методы социального контроля включают:

- изоляцию девианта от общества;

- ограничение контактов девианта с другими людьми;

- медицинскую реабилитацию и подготовку девианта к нормальной жизни;

- создание специальных служб помощи, как государ­ственных, так и негосударственных, общественных, доб­ровольных (фондов, движений, ассоциаций, лиг, психоло­гических служб и т.д.);

- либерализацию и демократизацию режима содер­жания в тюрьмах и колониях.

Необходимы также единые общегосударственные про­граммы и центры, координирующие работу по нравст­венному возрождению общества.

 

ТЕМА 6. СОЦИОЛОГИЯ МОЛОДЕЖИ

6.1. Социология молодежи как отрасль
социологического знания

6.2. Социализация молодежи

6.3. Ценностные ориентации современной
российской молодежи

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-08; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.179.0 (0.016 с.)