ТОП 10:

Суждение как форма выражения истины



 

§ 10. Высказывание может иметь в мышлении самое различное назначение. Высказывание может выражать чувство («я люблю музыку Бородина»), желание («я хочу написать письмо отцу») и т. д.

В отличие от высказываний, выражающих чувство или желание, суждение есть логическая форма, в которой выражается истина. Истиной называется соответствие между предметом мысли и мыслью об этом предмете. Истинным называется суждение, в котором мысль наша, отражая действительность; во-первых, связывает то, что связано в самой действительности; во-вторых, в истинном суждении мысль наша связывает предметы и разделяетих именно таким образом, каким они связываются и разделяются в самой действительности.

Ложью или заблуждением называется несоответствие между предметом мысли и мыслью об этом предмете. Ложным называется суждение, в котором мысль наша, во-первых, связывает то, что не связано в самой действительности, и разделяет то, что в самой действительности связано. Так, суждение «гора Монблан находится в Азии» ложно, так как в суждении этом мысль наша пытается связать то, что в действительности разделено. В действительности Монблан находится в Европе, а не в Азии; во-вторых, суждение ложно даже в тех случаях, когда оно, пытаясь соединить то, что соединено в самой действительности, связывает предметы не так, как они связаны в самой действительности.

Как логическая форма мышления, всякое суждение есть ответ на известный вопрос, поставленный нашей мыслью. Поэтому первая задача при рассмотрении суждения состоит в том, чтобы правильно понять, на какой именно вопрос отвечает или пытается ответить данное суждение. Правильно поняв смысл вопроса, мы тем самым получаем известное понятие о предмете суждения, а понятие о предмете суждения показывает, в какой области следует искать те свойства или те отношения, которые принадлежат предмету и которые должны быть открыты в нём для нашей мысли и познания.

§ 11. Бывают суждения, которые достаточно высказать, чтобы все с ними согласились. В таких суждениях отношение между субъектом и предикатом, высказываемое суждением, очевидно. Отношение это верно отражает в нашей мысли ту связь, которая существует между предметами и их свойствами в самой действительности.

Но далеко не во всяком истинном суждении отношение между субъектом и предикатом, мыслимое в этом суждении, будет очевидным. Не во всяком суждении мы сразу видим, что утверждаемое в нём отношение между субъектом и предикатом таково, каково отношение между представляемыми ими объектами в действительности. Когда учитель впервые сообщает ученикам, что объём планеты Юпитер больше объёма Земли в 1 312 раз, из одного его утверждения ещё не видно сразу, что дело обстоит именно так. Чтобы убедить в этом, требуется привести доказательство.

Способность суждения выражать истину зависит от обоснования данного суждения или от средств, при помощи которых оно доказывается в качестве истинного. Для доказательства многих суждений (в особенности суждений о принадлежности) имеет значение: 1) будет ли данное суждение утвердительным или отрицательным, 2) общим или частным, 3) выражающим истину под известным условием или независимо от условия, 4) выражающим необходимую или всего лишь возможную связь явлений. Эти различия между суждениями называются в логике различиями по качеству, по количеству, по отношению и по модальности.

Качество суждения

 

§ 12. Качеством суждения называется его утвердительная или отрицательная форма. Суждение «все папоротники– растения споровые» есть суждение утвердительное. В утвердительном суждении мысль наша соединяет то, что мыслится как соединённое в самой действительности. Напротив, суждение «злаки–не споровые растения» есть отрицательное суждение. В отрицательном суждении мысль наша разъединяет, или разделяет то, что мыслится как разъединённое, или разделённое в самой действительности. Иными словами, в утвердительном суждении признаки, мыслимые в понятии предиката, не стоят в отношении противоположности с признаками, мыслимыми в понятии субъекта и указывающими на предмет суждения. Свойства споровых растений не стоят в отношении противоположности со свойствами растений, которые называются папоротниками.

Напротив, в отрицательном суждении признаки, мыслимые в предикате, стоят в отношении противоположности к признакам, мыслимым в понятии субъекта и указывающим на предмет суждения. Так, свойства споровых растений стоят в отношении противоположности к свойствам злаков.

§ 13. Если бы мы мыслили отдельными суждениями, то вопрос о качестве суждения в каждом особом случае решался бы очень просто. Всякое суждение с отрицательным высказыванием было бы суждением отрицательным, всякое суждение без отрицательного высказывания было бы суждением утвердительным.

В действительности, однако, мы мыслим не отдельными суждениями, но связываем суждения, сличаемих между собой, сопоставляем, различаем и т. д.

Сопоставление суждений обнаруживает, что качество суждения, т. е. его утвердительность или отрицательность, не есть то, что принадлежит суждению независимо от его отношения к другим суждениям. Одно и то же суждение оказывается и утвердительным и отрицательным – в зависимости от того, по отношению к каким другим суждениям мы будем его рассматривать.

Пусть у нас суждение «Николаев не защитил дипломного проекта». Если бы мы рассматривали это суждение как совершенно отдельное, мы сказали бы, что по качеству это суждение отрицательное.

Рассмотрим теперь это же самое суждение относительно двух других суждений. Сначала рассмотрим его относительно суждения «только лица, защитившие дипломный проект, имеют право на звание инженера». Совершенно очевидно, что по отношению к этому суждению смысл нашего суждения «Николаев не защитил дипломного проекта» будет отрицательным. И действительно: так как Николаев не защитил дипломного проекта, а во втором суждении речь идёт только о тех, кто защитил дипломный проект, то ясно, что Николаев не входит в число лиц, которых имеет в виду субъект этого суждения.

Теперь рассмотрим отношение нашего суждения к другому суждению. «Лица, не защитившие дипломного проекта, не имеют права на звание инженера». Совершенно ясно, что по отношению к субъекту этого второго суждения смысл нашего суждения «Николаев не защитил дипломного проекта» будет утвердительным. И действительно: во втором суждении имеются в виду лица, не защитившие дипломного проекта. Но Николаев, как видно из нашего суждения, принадлежит именно к этим лицам. Таким образом, наше суждение «Николаев не защитил дипломного проекта» оказалось одновременно и отрицательным и утвердительным. Однако и в том и в другом случае смысл этот будет относительно утвердительный и относительно отрицательный. Это значит, что качество суждения не есть его безусловное свойство. Качество суждения зависит от того, с какими суждениями и с какими понятиями в суждениях мы сопоставляем смысл высказывания, качество которого мы хотим определить.

Сложность задачи увеличивается вследствие некоторой неопределённости и двусмысленности языка. Часто одна и та же в логическом отношении мысль может быть выражена как при помощи отрицания, так и без помощи отрицания. Суждения «вода есть сложное тело» и «вода не есть простое тело» выражают одну и ту же мысль, но в первое предложение не входит отрицательная форма, а во второе входит.

§ 14. Качество – очень важная характеристика суждения. Утверждение или отрицание непременно мыслится во всяком суждении. Всякое суждение есть ответ на вопрос, поставленный мыслью об отношении между субъектом и предикатом. Но ответ этот непременно будет состоять или в том, что мысль соединит понятия, предметы которых соединены между собой, или, напротив, разделит эти понятия, если предметы их не стоят в связи между собой.

Количество суждения

 

§ 15. По количеству суждения бывают общие, частные и единичные. Суждение «все птицы – теплокровные животные» есть пример общего суждения. В таком суждении субъектом является целый класс предметов во всём своём объёме.

Суждение «некоторые птицы улетают на зиму в тёплые края» есть пример частного суждения. В таком суждении субъектом является не весь класс предметов (в нашем примере класс птиц), во только некоторая часть всего класса.

Таким образом, различия между суждениями по количеству обусловливаются тем, мыслится ли посредством субъекта суждения целый класс или часть класса. Но будет ли данное суждение общим или частным, – смысл высказывания всегда относится ко всей той части объёма понятия о предмете, которая представлена субъектом данного суждения. В суждении «некоторые птицы улетают на зиму в тёплые края» смысл высказывания относится ко всей той части объёма понятия «птицы», которая представлена субъектом, т. е. ко всем перелётным птицам, хотя перепетые птицы составляют только часть всего класса птиц.

§ 16. Только общие суждения выражают истинность известного утверждения относительно целого класса предметов. Так, закон Ньютона утверждает, что устанавливаемое его формулой тяготение распространяется на любые две части вещества, в какой бы части вселенной они ни находились. Знание, что известное положение будет истинным для всего класса в целом, имеет огромное познавательное и практическое значение. Если мы знаем, что познанная нами связь явлений одинакова в границах всей области этих явлений, то наша практическая ориентировка, наша способность предвидеть ход этих явлений в ещё не испытанных нами случаях достигают величайшей уверенности. Если бы Леверрье не был уверен в том, что ньютоновский закон тяготения сохраняет свою силу и за орбитой Урана – последней известной до 1846 г. планеты солнечной системы, то Леверрье не взялся бы за свои вычисления, и планета Нептун не была бы открыта. Эту уверенность внушила ему общность ньютоновского закона, который был сформулирован как закон всемирного тяготения.

Большое число законов природы выражается в форме общих суждений. Чем более общую форму имеет суждение, чем больше та часть класса, для которой данное суждение будет истинным, тем более точным становится наше предвидение ожидаемого порядка вещей и событий, тем более успешным и плодотворным становится основанное на таком предвидении практическое действие.

В соответствии со сказанным формула общего суждения будет: «все S – Р» (для суждений о принадлежности).

Но не во всех случаях перед субъектом общего суждения имеется слово «все», прямо указывающее, что субъект представляет весь класс. Часто слово «все» лишь подразумевается, однако суждение от этого не перестаёт быть общим. Так, суждение «вертикальные углы равны между собой» есть, конечно, суждение общее.

§ 17. Иную роль играют в познании суждения частные. Так, суждение «некоторые растения суть паразиты», разумеется, расширяет наше знание. Но, расширяя наше знание о совместимости признаков в понятиях «растение» и «паразит», это суждение оставляет совершенно невыясненным вопрос, для какой части растений свойства растения оказываются совместимыми со свойствами паразитов. Смысл этого суждения таков: какая-то, в точности неизвестно какая, часть растений суть паразиты. Эта неопределённость означает, что относительно любого растения, с каким мы можем встретиться в нашем опыте, у нас не может быть наперёд никакой уверенности в том, окажется оно паразитом или нет. Вопрос этот требует особого в каждом случае рассмотрения. Напротив, когда общим суждением выражен закон природы, мы твердо знаем, что и за пределами рассмотренных нами до сих пор фактов утверждаемое законом общее отношение сохраняет всю свою силу. Например, исследование так называемых двойных звёзд, т. е. звёзд, проектирующихся на небесном своде чрезвычайно близко друг к другу, показало, что часть этих звёзд – звёзды орбитальные: будучи связаны физически между собой, звёзды эти движутся по орбитам вокруг общего центра притяжения. Распространение всеобщего ньютоновского закона тяготения на орбитальные двойные звёзды позволило легко вычислить массы этих звёзд при помощи тех самых приёмов, которые дали возможность определить сравнительные массы планет солнечной системы.

§ 18. Формула частного суждения (для суждений принадлежности) – «некоторые S–Р». В этой формуле слово «некоторые» вполне определённо – поскольку оно означает часть класса. Но это слово недостаточно определённо – поскольку из него не видно, какую именно часть класса оно представляет. Слово это, во-первых, может означать «только некоторые», т. е. «не все», и, во-вторых, может означать «по крайней мере некоторые», т. е. «не один единственный экземпляр данного класса». Если слово «некоторые» имеет смысл «по крайней мере некоторые», то это значит, что не исключена и возможность, что все S, а не только часть их окажутся Р.

§ 19.Кроме общих и частных суждений с точки зрения количества различаются также ещё единичные суждения.

Формула единичного суждения (для суждений о принадлежности); «это S–Р».

Единичные суждения, разумеется, не могут выражать истин, имеющих значение общего закона или характеризующих свойства целого класса явлений. То, что в этих суждениях высказывается, имеет силу только относительно одного единственного предмета. Но это отнюдь не значит, будто единичное суждение не имеет ценности для знания. Насколько ценным будет единичное суждение, это зависит от того значения, какое имеет для знания предмет, такого суждения. Суждение «эта птица – соловей» имеет ограниченное познавательное значение, так как данный соловей есть лишь рядовой экземпляр класса соловьев.

Иного рода пример единичного суждения мы имеем в суждении: «Александр Васильевич Суворов – великий русский полководец, взявший штурмом турецкую крепость Измаил». И это суждение по форме – единичное. Но оно относится уже не к рядовому, не к безразлично какому предмету класса. Суждение это относится к лицу, представляющему чрезвычайно большое значение в истории нашей страны. В своём предикате суждение это отмечает одно из величайших деяний Суворова. Такого рода единичные суждения играют большую роль в составе знания, особенно в науках исторических, а также в науках описательных: в описательной астрономии, в географии и т. д.

§ 20.Таким образом, различие между общими, частными и единичными суждениями нельзя понимать так, будто для знания только общие суждения имеют большую ценность, что частные суждения имеют меньшую ценность, а единичные – ещё меньшую.

Каждая из этих форм суждения имеет свою ценность и свою область, где она главным образом применяется. Существуют задачи и вопросы, для решения которых частные и единичные суждения пригодны более, чем общие, или для ответа на которые годятся только частные и только единичные суждения.

Если я хочу показать, что свойства растения и свойства паразита могут быть совместимы, то для решения этой задачи мне нет никакой необходимости доказывать, что все растения суть паразиты: достаточно убедиться в том, что некоторые растения – паразиты. Попытка решить эту задачу, опираясь на общее суждение, как раз, наоборот, привела бы к неудаче, так как в действительности отнюдь не все растения, а только часть – паразиты.

И точно так же, если я хочу написать биографию крупного политического деятеля, полководца, учёного, писателя и т. д., мне на каждом шагу придётся высказывать о нём ряд единичных суждений, которые не могут быть заменены частными или общими. И тем не менее такие единичные суждения имеют важное значение и совершенно незаменимы: только они обрисовывают именно это лицо со всеми особыми чертами его характера и деятельности, со всеми событиями и деяниями, в которых оно участвовало.

§ 21. Но все три формы количества суждения не только имеют каждая свою область применения. Формы эти, кроме того, не итделены одна от другой безусловным образом. Они связаны между собой, каждая предполагает обе другие.

Так, общее суждение не может мыслиться независимо от частного и единичного. Чтобы убедиться в истинности общего суждения, например, что все злаки имеют соцветия в форме колосков*, необходимо предварительно знать, что «некоторые злаки цветут колосками». Я знаю, что рожь, пшеница, просо, овёс, т. е. некоторые злаки, цветут колосками. Но я знаю, что кроме этих видов злаков есть ещё и другие: и кукуруза, и бамбук, и рис. Выяснив, какие существуют ещё злаки кроме рассмотренных, и убедившись, что и все остальные злаки также цветут колосками, я вправе высказать уже общее суждение: «Все злаки цветут колосками».

* В дальнейшем при применении этого примера вместо более длинного суждения «все злаки имеют соцветия в форме колосков» мы будем пользоваться, как равнозначащим, суждением все злаки цветут колосками».

 

Здесь к общему суждению мы пришли от частного. Такой переход наша мысль делает на каждом шагу. И это вполне понятно: общее положение обычно не видно сразу. Тысячелетия люди видели, как пар, охлаждаясь, превращается в воду. Однако прошло немало времени, понадобилась огромная работа наблюдения, опыта и мысли, чтобы от знания этого факта люди дошли до знания того, что всякий газ может быть превращён в жидкое тело. Сначала установили, что некоторые газы могут быть при особых для каждого условиях превращаемы в жидкости. На этой стадии обобщение распространялось только на часть газов, другие ещё не поддавались превращению. Поэтому суждение, выражающее свойство газов сжижаться в жидность, могло быть только частным. И только впоследствии, когда техника опытов позволила достигать весьма низких температур, было установлено, что любой газ может при достаточном для него охлаждении стать жидкостью. На этой стадии обобщение стало полным, а суждение «все газы сжижаются в жидкости», выражающее его результат, – общим.

Такой путь превращения единичного положения в частное, а частного – в общее проходят многие суждения. В каждый момент развития науки в ней существуют такие частные суждения, которые находятся на переходе к суждениям общим; сегодня такое суждение ещё частное, для полного обобщения нехватает данных, но завтра эти данные могут быть найдены, и суждение из частного станет общим.

Постоянно существующая возможность перехода частного суждения в общее отражается в некоторой двусмысленности частного суждения. Мы уже видели, что суждение типа «некоторые S–Р» может иметь различный смысл. Его можно попять так, что только часть S–Р, а другая часть S – не-Р. И его можно понять так, что по крайней мере некоторые S–Р. В последнем случае не исключена возможность, что даже все S окажутся Р. Возможность эта постоянно имеется для многих положений науки, находящихся на пути к полному обобщению.

§ 22. Но и независимо от возможности перехода частного суждения в общее всяким общим суждением предполагаются суждения частные и единичные. И это справедливо даже относительно суждений математики.

И действительно, даже мысля общие суждения математики, мы не мыслимих в безусловной отдельности от суждений частных и единичных. Общность теоремы означает, что эта теорема, будучи справедлива относительно целого класса математических предметов–фигур, величин и т. д., – будет справедлива и для некоторой части этого класса и для единичного представителя класса. Так как верно, что все равносторонние треугольники равноугольны, то должно быть верно и то, что некоторые равносторонние треугольники равноугольны, и то, что этот данный равносторонний треугольник равноуголен.

Но и единичное суждение не мыслится отдельно от общего. Хотя суждение «эта птица – соловей» имеет силу только относительно данной и никакой другой птицы, суждением о ней предполагаются общие суждения. Чтобы отождествить данную птицу с соловьем, я должен иметь точное понятие о целом ряде существенных свойств, общих для всех соловьев. Суждение единичное – по предмету высказывания – предполагает усвоение целого ряда общих знаний, выражаемых посредством общих суждений.

§ 23. Вопрос о качестве и о количестве суждения имеет большое значение в логических операциях, называемых умозаключениями, или выводами, а также в доказательствах. Учитывая важность характеристики суждения по качеству и количеству для суждений, обосновывающих выводы о принадлежности, логика выработала систему обозначений, при помощи которых качество и количество любого суждения о принадлежности выражаются одной буквой. Суждения общие по количеству и утвердительные по качеству (например, «все жидкости упруги») называются общеутвердительными и обозначаются латинской буквой А. Суждения частные по количеству и утвердительные по качеству (например, «некоторые металлы – сплавы») называются частноутвердительными и обозначаются латинской буквой I. Буквы А и I – первая и вторая гласные латинского глагола «affirmo», означающего «утверждаю». Суждения общие по количеству и отрицательные по качеству (например, «ни один паук не есть насекомое») называются общеотрицательными и обозначаются латинской буквой Е. Наконец, суждения частные по количеству и отрицательные по качеству (например, «некоторые вещества не растворяются в воде») называются частноотрицательными и обозначаются латинской буквой О. Буквы Е и О – первая и вторая гласные латинского глагола «nego», означающего «отрицаю».

Виды суждений по отношению

§ 24. Рассмотрим следующие три суждения: 1) «тюлени – животные млекопитающие»; 2) «если линии АВ и CD параллельны каждая порознь третьей линии EF, то АВ и CD параллельны между собой»; 3) «углы бывают или тупые, или прямые, или острые». Не обращая внимания на различия между этими суждениями по качеству и по количеству, рассмотрим, какие различия существуют между ними в зависимости от характера самого высказывания. В каждом из этих трёх суждений характер высказывания обусловлен содержанием предмета суждения. Так, в суждении «тюлени – животные млекопитающие» основанием для этого утверждения является то, что животные, называемые тюленями, действительно обладают всеми существенными свойствами млекопитающих. Подобным же образом основанием для суждения «если две линии параллельны третьей, то они параллельны между собой» также является содержание его предмета, т. е. свойство двух линий, параллельных третьей: так как такие линии параллельны между собой, то всюду, где даны две линии, параллельные каждая порознь третьей, они окажутся параллельными между собой. Наконец, в суждении «углы бывают или тупые, или прямые, или острые» основанием для этого высказывания также будет то, что класс предметов, называемых углами, содержит в себе только эти три вида углов, сумма которых полностью исчерпывает его объём.

Но хотя, таким образом, во всех трёх суждениях высказывание обусловлено содержанием и свойствами предмета, способ этой обусловленности оказывается в каждом случае различным. В суждении «тюлени – животные млекопитающие» условием высказывания являются те свойства предмета, которые действительно имеются и найдены в его содержании. Поэтому в суждении этом утверждение высказывается категорически, т. е. без ограничения какими бы то ни было условиями, кроме тех, которые найдены в самом содержании предмета.

Напротив, в сложном суждении «если две линии параллельны каждая, порознь третьей, то они параллельны между собой» утверждаемое в высказывании оказывается действительным только при известном условии, которое формулируется тут же, в самом суждении. Условие это выражается суждением, начинающимся условным союзом «если». Чтобы признать две данные линии А В и CD параллельными между собой, здесь необходимо – в качестве условия истинности утверждения – допустить или принять, что обе эти линии А В и CD параллельны третьей линии EF. Такое сложное суждение, в котором истинность высказывания стоит в зависимости от условия, которое формулируется в самом суждении, называется условным, или гипотетическим.

Общей схемой условных суждений о принадлежности будет формула: «если А есть В, то С есть D».

§ 25.Суждения утвердительные – поскольку в них раскрываются признаки, действительно принадлежащие предмету, представляют иную ценность для знания, чем суждения отрицательные, в которых отмечается только, какие признаки не принадлежат предмету. Общие суждения применяются в знании иначе, чем суждения частные. Категорические и гипотетические суждения также имеют различное значение для знания. Так как в категорических суждениях утверждаются такие свойства предмета, которые мыслятся как найденные в самом предмете, то категорические суждения представляют иное значение для знания, чем суждения гипотетические, в которых истинность высказывания зависит от истинности условия, ещё не найденного в самом предмете, но только предполагаемого и сформулированного в самом суждении.

Это не значит, однако, будто гипотетические суждения не имеют ценности для знания. Гипотетические суждения играют большую роль во всех науках. Ни в каком действительном предмете не существует линий, которые имели бы только длину. Однако математик предполагает, что линии, которые он рассматривает в своих рассуждениях и доказательствах, именно таковы. Предположив такие линии, математик устанавливает далее, какие отношения необходимо должны быть между этими линиями, раз принято условие, что они мыслимы.

Но и в других науках широко распространён и имеет большое значение приём, состоящий в том, что, предположив, будто известные условия выполнены или имеются налицо, учёный делает логические выводы относительно всего того, что вытекает с логической необходимостью из предположенныхимусловий. Никто, например, не присутствовал при процессе возникновения звёздных туманностей. Но астрофизик, предположив известные механические и динамические условия вещества, распределённого известным образом в пространстве, исследует затем, какие процессы должны были бы развиваться там, если бы такие условия оказались налицо. Так возникают ценные научные догадки о возможном ходеразвития звёздных туманностей, солнечной системы и т. д.

Во всех суждениях и исследованиях такого рода условна не сама истина, как таковая, но лишь то предположение, сделав которое мы пришли к установлению истины. Что две линии АВ и CD, параллельные каждая порознь третьей линии EF, параллельны между собой, – в этом высказывании нет ничего условного; оно необходимо следует из предположенного условия – из параллельности каждой из двух данных линий третьей. Вопрос идёт лишь о том, в какой мере предположенное условие достоверно: вероятно оно или действительно. В категорических суждениях вопрос этот не ставится, так как в этих суждениях условия истинности мыслятся как найденные в самом предмете. Поэтому категорические суждения должны быть отличаемы от гипотетических.

§ 26. Это не значит, разумеется, будто одна лишь форма категорического суждения, как таковая, уже обеспечивает истинность высказывания. В категорическом суждении условие его истинности мыслится как найденное в самом предмете. Но «мыслится» ещё не значит «действительно существует» в предмете. Одна лишь субъективная уверенность в том, что известное условие коренится в самом предмете, не есть ещё достаточное доказательство того, что дело действительно обстоит так, как мыслится. Преимущество категорического суждения является бесспорным лишь там, где условия его истинности действительно найдены в самом предмете. Если же высказывающему только кажется, будто они найдены в предмете, то одна лишь форма категорического суждения, сама по себе взятая, не обеспечит истинности высказывания.

§ 27. Мы уже не раз замечали, что между логическим значением суждения и его грамматической формой не всегда бывает полное соответствие. Так обстоит дело и в случае различения видов суждения по отношению. Так как в категорических суждениях истинность высказывания также определяется известными условиями, существующими и найденными в самом предмете, то и категорическое суждение может быть высказано в форме сложного предложения с условным придаточным предложением, начинающимся союзом «если». Так, суждение «планеты имеют видимое собственное движение между звёздами» может быть выражено и в такой форме: «если светило – планета, то оно имеет видимое собственное движение между звёздами». Однако это сходство грамматической формы предложения с логической формой условного суждения не делает взятое в нашем примере суждение подлинно условным или гипотетическим.

§ 28.Третий вид отношения представляют суждения разделительные (дисъюнктивные). В разделительном суждении относительно субъекта суждения высказывается ряд предикатов, сумма которых исчерпывает все виды рода, представленного субъектом. Каждый из них, во-первых, исключает все остальныеи, во-вторых, относится ко всем остальным таким образом, что данный предикат необходимо должен утверждаться относительно субъекта, если все остальные предикаты отрицаются относительно него. Так, прямоугольностью исключается и тупоугольность и остроугольность. С другой стороны, угол необходимо должен быть признан прямым, если установлено, что он не является ни тупым, ни острым.

Особенность разделительного суждения состоит в том, что суждение это одновременно выражает и наше знание о предмете и неполный, недостаточный характер этого знания. И действительно, разделительное суждение оставляет совершенно невыясненным вопрос о том, какой именно из всех возможных в данном случае предикатов должен утверждаться относительно субъекта. Но в то же время разделительное суждение показывает, что предикаты не могут сразу все вместе принадлежать субъекту: связь их такова, что если один из них принадлежит субъекту, то все другие не могут принадлежать ему.

Общей схемой разделительного суждения о принадлежности будет формула: «А есть или В, или С, или D».

§ 29. Разделительный характер суждения, однако, не может быть установлен на основании одного только присутствия в составе предложения разделительного союза «или», поставленного между несколькими сказуемыми. В подлинно разделительном суждении предикаты, которые могут быть приписаны субъекту, должны взаимно исключать друг друга. Напротив, грамматический союз «или» вовсе не обязательно выражает несовместимость сказуемых. В предложении «реки бывают или судоходные или не судоходные» союз «или» разделяет несовместимые сказуемые. Поэтому суждение, выражаемое этим предложением, будет разделительным. Но в предложении «хорошие работники бывают или талантливы или трудолюбивы» союз «или» вовсе не выражает несовместимости сказуемых. Хороший работник не только может быть одновременно и талантливым и трудолюбивым, но самым лучшим работником будет именно тот, который совмещает в себе оба эти качества. Поэтому суждение «хорошие работники бывают или талантливы или трудолюбивы» не есть, разумеется, разделительное суждение.

Но этого мало. Союз «или» дажев том случае, когда он имеет разделительное значение, не является обязательно необходимым для разделительного суждения. Он может быть заменён простым перечислением членов деления или союзом «и». Так, суждение «деревья бывают лиственные и хвойные» есть суждение разделительное. В этом суждении роль разделительного союза «или» играет союз «и». Точно так же суждение (науки бывают естественные, общественные» есть суждение разделительное. В нём разделительный союз «или» заменён простым перечислением предикатов. Как во всяком разделительном суждении, и в этом суждении каждым предикатом исключаются все остальные и каждый предикат необходимо должен принадлежать субъекту, если все прочие предикаты не принадлежат ему.

Разделительные суждения так же, как категорические и гипотетические, характеризуют суждение по отношению. Во всех трёх случаях отношения имеется известное условие, определяющее истинность высказывания. Иначе и не может быть. Истинное суждение отражает в мысли то, что есть в действительности. Но всё, что существует в действительности, всегда так или иначе обусловлено, зависит от условий места, времени, от обстоятельств и т. д. В случае категорического суждения условие это мыслится в качестве найденного в самом предмете и потому не формулируется в самом суждении. В случае гипотетического суждения условие это формулируется в самом суждении или выдвигается самой мыслью и мыслится в качестве предположения. В случае разделительного суждения условием высказывания является исчерпывающее разделение всего объёма субъекта и исключение каждым из возможных предикатов всех остальных предикатов.

Разделительное суждение только определяет круг предикатов, которые могут принадлежать субъекту, но не указывает, какой из них именно должен быть ему приписан. Поэтому в сравнении с категорическим и даже условным суждениями, в которых мыслится определённый, хотя и по-разному обоснованный предикат, разделительное суждение оказывается менее определённым.

Модальность суждений

§ 30. Одним из важнейших свойств суждения является его способность выражать необходимость или всего лишь вероятность утверждаемого суждением отношения между субъектом суждения и его предикатом. Эти различия между суждениями называются различиями по модальности.

Рассмотрим два суждения: «Во всяком плоском треугольнике сумма его внутренних углов необходимо равняется двум прямым» и «В Москве в мае может случиться снегопад». Суждения эти существенно отличаются друг от друга и представляют совершенно различное значение для знания. В первом из них высказывание мыслится как необходимо обусловленное предметом, и связь субъекта с предикатом мыслится как связь необходимая. Во втором суждении утверждение мыслится как всего лишь вероятное, т. е. как такое, которое, хотя и не стоит ни в каком противоречии с предметом и с понятием о нём (субъектом), однако не только не является необходимым, но не исключает возможность и отрицания предиката относительно субъекта. В том, что в Москве в мае может ещё быть снегопад, нет ничего невероятного, несовместимого с погодой месяца, который мы называем маем. Но в этом событии, которое само по себе вполне возможно, нет и ничего необходимого: снегопад в мае может быть, но может и не быть.

Суждения первого типа, выражающие необходимость утверждения, обусловленную самим предметом, называются достоверными, или аподиктическими. Суждения второго типа, выражающие вероятность высказываемого утверждения и в то же время отсутствие для него непреложной необходимости, т. е. возможность и противоположного утверждения, называются вероятными, или проблематическими.

§ 31. Модальность суждения, т. е. принадлежность его к числу необходимых или вероятных, выражает вовсе не одну лишь субъективную степень уверенности относительно достоверности высказывания. Необходимость и вероятность, выражаемые аподиктическими и проблематическими суждениями, имеют основание в объективной действительности, в самом предмете и в отношении его к другим предметам. Необходимость и вероятность не зависят от того, каким образом высказывающий осознаёт и переживает эту достоверность и эту вероятность в своей мысли. Напротив, субъективный способ, посредством которого каждый человек, мыслящий данное суждение, усматривает его необходимость или вероятность, будет в каждом особом случае другим.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.47.43 (0.017 с.)