Сеанс в классе но экстрасенсорике



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Сеанс в классе но экстрасенсорике



Января 1971 года, вторник

(Первая часть сеанса касалась одной ученицы и ее нежелания заглядывать в себя глубже.)

В классе она в какой-то степени персонифициру­ет чувства каждого из вас, включая ваши внутренние «я»... Она преувеличенно демонстрирует свои чувства, чтобы вы их видели, поэтому когда она говорит, то не только для себя, но и для всех присутствующих, включая Рубурта.

(К ученице.) Ты действительно играла в классе по­лезную роль, но я надеюсь, что это изменится. Потому что когда ты начнешь смотреть в себя, то подашь дру­гим пример, как и следовало бы.

(В перерыве Джейн читала выдержки из матери­алов относительно гностицизма. За этим последовало обсуждение информации, которую Сет сообщил классу на сеансе на прошлой неделе относительно пульсации атомов и молекул... А это, в свою очередь, привело к обдумыванию возможного происхождения так называемого феномена летающих тарелок.)

Небольшое замечание: в некотором отношении эти пульсации представляют собой то, что происходит в некоторых случаях летающих тарелок, потому что у вас нет средства передвижения — такого, какое вы, на ваш взгляд, воспринимаете. Я говорю только о не­которых случаях, когда у вас случаются гости из других реальностей.

Тогда происходит попытка обменяться маскиро­вочными реальностями. Существа, входящие на ваш план, не могут появиться тут сами по себе. Поскольку их атомная структура отлична от вашей, могут проис­ходить искажения, чтобы сделать возможным хоть ка­кой-то контакт. Поэтому вас встречает определенный набор сенсорной информации. Затем вы пытаетесь понять, что произошло, но сенсорная информация, понимаете ли, уже означает, что событие в какой-то степени искажено. Физические машины, которые вы часто наблюдаете, — это ваша интерпретация собы­тия, которое происходит на самом деле.

Наш друг (Поль В.) вполне может выглядеть в другой реальности как НЛО и напугать тамошних обитателей. Вы забываете, что единственный истин­ный посредник — сознание. Оно материализуется в том или ином аспекте. Я использую слово «матери­ализуется», потому что оно имеет для вас смысл, но оно содержит искажения, потому что предполагает появление в материи. Но вы знаете, что все реально­сти — не физические.

Например, теоретически возможно, что любой из вас рассеет сознание и станет частью всех предметов в комнате — или, разлетевшись, рассеется в простран­стве — не потеряв ощущение личности. Это в вашем понимании непрактично, но многие из вас делают это для восстановления сил в состоянии сна. Сознание в силу своих качеств несет груз восприятия. Это — тот тип сознания, о котором вы думаете. Вы не можете представить его без восприятия, но сознание может быть энергичным и живым без вашей идеи восприя­тия. Эта часть очень важна.

(К Арту О.) Ну, мой дорогой ученый друг, атомы и молекулы, хотя и кажутся вам маленькими, также несут свой груз сознания и ответственности. Однако есть часть сознания, которая воспринимает с радос­тью, способом, который не заложен в ее природу. Она может воспринимать, играя, как часть созидательно­го аспекта своего бытия, без ответственности. Иначе говоря, сам воздух вокруг вас пронизан собственным радостным сознанием Ему неведом тот груз сознания, который часто подавляет вас. (Ко всем.) Вы так бои­тесь смерти, в вашем понимании, что не смеете отклю­чить сознание даже на секунду. Вы боитесь, что если сделаете это, то кто сможет включить его обратно?

(Арт О.: «В этом рассеивании сознания участву­ет вся сущность или только та часть, которую мы

знаем сейчас?»)

Так формируются галактики. Так расширяется вселенная, так образуются сущности. Это твой ответ. Посиди над ним какое-то время.

Я доволен, потому что сегодня вы думаете — все вы. Этого я от вас и хочу. Идеи не обладают реальностью, если вы не сделаете их своими. Делайте из них друзей или врагов. Сражайтесь с ними или любите их, но ис­пользуйте и переживайте их, не только разумом, но и чувствами.

(Берт С. спросил о понимании себя и других.)

Пока ты не будешь с собой честен и не начнешь сознательно осознавать себя, ты не можешь искренне понимать других. Ты будешь проецировать на них свои страхи и предрассудки. Ты не можешь позволить себе помогать им, потому что слишком неуверен в себе. Так вот, вы формируете известную вам физическую реаль­ность, индивидуально и вместе. Чтобы изменить мир, в альтернативном мире надо изменить свои мысли. Вы должны начать сознательно воспринимать то, что на­зываете для себя истиной каждую секунду, потому что это — та реальность, которую вы проецируете вовне.

(Берт С: «Кажется, что хотя бы на первую по­ловину уйдет вся жизнь, прежде чем ты начнешь по­нимать других».)

Да, это так. Однако существует телепатия. Следо­вательно, другие в большой степени осознают, о чем ты думаешь и что проецируешь.

(Берт С: «Мои истинные чувства, независимо от того, что я могу проецировать сознательно?»)

Истинные чувства не всегда означают насилие или агрессию. Они также подразумевают любовь и привязан­ность, которые погребены под вашими страхами, кото­рые вы боитесь выразить в физической реальности.

(Берт С: «Наверное, я понимаю, что все эти раз­ные уровни моего сознания общаются — не только сознательно, но и телепатически».)

Это так. Когда ты проецируешь свои идеи вовне, то часто действуешь так, будто они не твои, а при­надлежат другому. Следовательно, тебе надо понять, каковы твои идеи и чувства, и не бояться их.

(Джим X. рассказал, что застал человека спящим на работе. Он объяснил свои мысли и эмоции относитель­но этого случая и спросил, как ему изменить их.)

Ты действительно можешь изменить их, но не отрицай, что часть тебя хочет просто свернуть ему шею. Ты так испугался этой мысли, что тут же подавил ее. Давай посмотрим. Ты боишься мысли о том, что зло сильнее добра, что одна твоя случайная жестокая мысль важнее и могущественней, чем жизненная сила добра По крайней мере, ты заметил эту мысль. Теперь, скажем, случилось следующее, в твоих представлениях ты дошел до стадии, на которой не осознаешь этого чувства...

(Джим X.: «Но ты не начинаешь автоматически хорошо относиться к этому парню и подавляешь не­гативные мысли, не осознавая, что чувствуешь».)

Конечно. Итак, твои мышцы напрягаются, подни­мается уровень адреналина Ты хочешь свернуть ему шею, но говоришь: «Благослови тебя Бог, парень. Да проживешь ты долгую и счастливую жизнь».

Телепатически, парень отлично знает, что ты чув­ствуешь. Ты отделился от своих чувств. На данной ста­дии твоего духовного развития тебе только показалось, что ты пожелал ему добра. Мышцы твоего тела были напряжены, потому что ты не признавал свои истин­ные чувства.

Так вот, три недели спустя мы видим другой слу­чай. Наш бедный, ничего не подозревающий рабочий снова уснул на работе. Мимо идет наш славный свя­щенник. Он сидит на полу спящего лентяя и думает: «Пнуть бы тебя сам знаешь куда». А потом «О нет, я не могу думать такие нехристианские вещи. Насилие — это неправильно». И еще до того, как он признается себе в том, что чувствует, он подавит все проявления агрессии, наклонится и скажет: «Благослови тебя Бог, добрый человек. Живи долго и счастливо». Потом он мысленно погладит себя по голове и скажет про себя: «Я с каждым днем духовно расту».

Тем временем, его мышцы сократились десять раз, потому что им не дали действовать, а стоящую за ними мысль отрицают. Наш бедняга снова подсознательно осведомлен о своем намерении, но только в опреде­ленной степени.

Три месяца спустя у тебя случается тяжелый день. Ты злишься на жизнь в целом и снова находишь на­шего приятеля на полу. На этот раз, возможно, он спит вместо еще более важного дела, которое ты ему пору­чил. (Весело.) Так вот, я не собираюсь обвинять тебя в подобных поступках, даже в воображении, но на этот раз ты вышел из себя. Но тебе подобает отрицать свои подлинные чувства ради духовности — только это не истинная духовность — и ты снова говоришь: «Благо­слови тебя Бог, ступай с миром».

На этот раз душевному предохранителю более чем достаточно. Самое хорошее, что может случить­ся, — ты сорвешься и пнешь его. Худшее, что может произойти, — ты снова откажешься признавать на­копившееся, абсолютно естественное чувство, кото­рое уже готово взорваться, поэтому посылаешь вовне проекцию, совершенно непропорциональную всему случившемуся. Эта мыслеформа причиняет нашему приятелю серьезный вред — и только потому, что ты боялся, что одна твоя случайная агрессивная мысль окажется более могущественной, чем жизненная сила, присущая каждому из вас.

(Джим X.: «В самом начале, пока раздражение и эмоциональный заряд не начали накапливаться, ты предлагаешь, например, сказать что-то вроде — хва­тит, это неправильно. Может быть, я и сам так поступал, но меня это раздражает. Пора вставать и заниматься делом. То есть если быть с ним честным на этом уровне, заряд бы не накопился?»)

Да. Но самое главное — это признавать свое чув­ство как имеющее право существовать на собственном уровне, признать его как часть себя. Затем решить, как ты хочешь с ним разобраться. Ты не вымещаешь свой гнев на других, гнев — это просто способ общения.

(Джим X.: «Я не хочу направлять свой гнев ни на кого из нас. Во-первых, я не хочу его пинать. Во-вто­рых, я не хочу причинять какой-либо вред себе».)

Первоначально ты был не настолько зол, чтобы его бить. Эта мысль возникала, но была недостаточно силь­ной, чтобы вызвать физическую реакцию, даже если бы ты полностью признал ее. Это понятно?

(Джим X.: «Да. Я хочу научиться обращаться с такими чувствами, не подавляя их».)

Прежде всего, ты должен на уровне эго признать, что такие чувства существуют как часть тебя. Каждый раз, когда ты закрываешь от себя свои чувства, ты, ва­шими словами, становишься менее живым. Поэтому, насколько возможно, передавай эти чувства словами, любым способом. Используй гнев как средство обще­ния. Часто это приведет к немыслимым результатам, причем положительным.

Ты, конечно, можешь понять, что я делаю с твоим случаем то же самое, что я делал с другими, поэтому не обижайся, пожалуйста. Понимаете, я не хочу, чтобы кто-то из вас использовал эти идеи как внешние по­вязки для вашей кровоточащей души... Ты не настолько плохой, как я изобразил. Может быть, ты склоняешься в указанном направлении, но это можно сказать обо всех присутствующих, включая Рубурта.

(Джим X.: «Как ты в этом контексте определишь плохое?»)

Я не определяю плохое. Я использую это слово в вашем значении. У вас бытует мнение, что хороший — это добрый, а плохой — жестокий. Это потому, что в вашем понимании жестокость и разрушение — одно и то же. По этой аналогии, понимаете ли, тихий го­лос — святой, а громкий — грешный; сильное жела­ние — плохое желание, слабое желание — хорошее. Вы боитесь проецировать идеи или желания вовне, потому что в глубине разума считаете, что могуще­ственный значит злой.

Но я говорю вам, что вселенная — хорошая все­ленная. Она знает свою жизненную силу, и эта сила внутри вас. Вы можете свободно ее поощрять. Ваша природа — хорошая, вы можете доверять ей. То, что что-то сделать сложно, не означает, что это хорошо.

(Джим X.: «В первый раз, когда я здесь был, ты сказал: „Мы еще тебя увидим". Ты был в этом уверен. Мне часто было интересно, почему».)

Потому что я знал, зачем ты пришел сюда, и знал, что твоя жена тоже придет. Я не говорю, что нет свободы воли. Я просто рассказываю о царстве вероятностей.

(Джим X.: «Аля меня это означает знание о наших жизнях заранее».)

В вашем понимании это так, но это знание также доступно и вам. Мы не можем разобрать одну тему за вечер полностью, а тем более — сто одну. Однако в отношении одной сказанной тобой фразы: ты почти во всех жизнях был вовлечен в то, что называл бы сейчас религиозными предприятиями. В оставшихся жизнях ты был почти столь же религиозно вовлечен в противо­положные предприятия в твоем понимании, но об этом мы поговорим позже. Скажем так, вывернутая наизнанку святая душа — та еще штучка. Пока так.

Ты всегда занимался вопросами, касающимися добра и зла. Ты два раза жил в двух египетских циви­лизациях. В одной из них участвовал этот твой друг (Берт С). Сейчас уже поздно, чтобы сегодня говорить еще и о реинкарнации, кроме того, это пока никому из вас не пойдет на пользу. Это не увлекательная исто­рия, которую можно рассказывать для развлечения, но когда вы сможете ее понять, она будет полезна.

Меня больше интересует ваша реакция на то, о чем вам сегодня читал Рубурт (про гностицизм). Кстати, если вам кажется, что один из участников монополизи­рует сеанс, вспомните, что я говорил раньше: вопросы, высказанные кем-то одним, — невысказанные вопро­сы большинства.

Многим из вас казалось, что на вас отпечаток зла с рождения. (Джиму Х.)Ъ одной из прошлых жизней ты не только искренне в это верил, но и учил этому.

Как сказал бы Рубурт, твоя спутница (жена Джима, Джин) совсем не соглашалась тогда с твоими идеями. Однако в то время она была мужчиной, а ты — жен­щиной, жрицей. Как и твой друг (Берт С). Как муж­чина в той жизни, она оказывала большое воздействие на твою личность, но ты был предан ритуалам и верил в магические искусства и в то, что само существование было злым и плохим. Ты действительно был членом секты, сейчас известной как гностика

(Гностицизм — система религии и философии для избранных, объединявшая платонизм, ориента­лизм, христианство и дуализм. Она существовала в дохристианскую эпоху и позже, принимала разные формы. Центральной доктриной всегда оставалось знание — гнозис — как средство спасения от тира­нии материи, больше, чем философия или вера.

Джим X.: «Поэтому я сейчас так настроен против гностицизма, уйдя дальше?»)

Не только поэтому. Ты ощущаешь в себе некото­рую симпатию к этим верованиям Когда ты освобож­даешься, то признаешь в своей душе склонность в этом направлении, поэтому ты злишься каждый раз, когда слышишь об этих идеях, не понимая, что ты злишься на себя.

(Кати Б.: «Поэтому я тоже так реагирую на ли­тературу гностиков? »)


Ты тогда была мужчиной и его другом. Почти все, кто пришел в этот класс, в то или иное время участво­вали в подобных начинаниях. Вы все входили в другие классы, хотя не обязательно со мной. Из-за вашего давнего интереса определенные аспекты будут силь­но вас затрагивать. Ассоциации работают не только в пределах одной жизни, но и между жизнями, в вашем понимании. Слова и фразы, которые говорятся сей­час, вызовут ваши воспоминания, и эти воспоминания оживут, если вы им позволите.

(Арту О.) Даже наш африканский бог сможет вспомнить свои прошлые жизни, если позволит себе это.

(Арт О.: «Поэтому я сейчас так люблю африкан­скую музыку?»)

Это одна из причин. Другая связана с другой жизнью, в которой у тебя были музыкальные наклонности.

А сейчас я желаю вам доброго вечера.

(К Мэри М.) У меня сообщение для нашего друга, очень простое. Когда ты не знаешь, что делать, рас­слабься и скажи себе, что другие части тебя знают, что делать, они будут руководить. Дай себе отдохнуть. Помни, что ты во многих смыслах — очень успеш­ный человек. Успех не обязательно означает великий ум или огромное богатство; он касается внутренней целостности. Помни об этом. А теперь я желаю вам всем доброго вечера.

 

Сеанс в классе по экстрасенсорике

Февраля 1971 года, вторник

(Этот сеанс также содержал очень интересную информацию относительно восприятия Сета, когда он обращается к группе людей. Эти сведения включе­ны в главу 19, сеанс № 575.)

Теперь я хочу кое-то сказать тебе (Сью В.) и тебе (Джиму X.), и в какой-то степени всем вам. Нет необходимости оправдывать свое существова­ние. Например, вам не нужно писать или пропо­ведовать, чтобы оправдать себя. Бытие оправдывает себя само. Только когда вы это поймете, сможете начать использовать собственную свободу. Иначе вы перестараетесь.

Это относится и к нашему другу Рубурту. Если вы бу­дете слишком стремиться осознать свое существование, то начнете закрывать области своей жизни. Смысл будут иметь только те области, которые дают вам надежное оправдание, а остальные начнут исчезать. Но вам ничего не нужно оправдывать, ни в каком смысле.

Итак, если каждый из вас по десять минут в день будет открываться для собственной реальности, вопрос о самооправдании снимется, потому что вы поймете чудесную природу собственной сущности. Я и рань­ше говорил об этом в классе: вы сейчас настолько же мертвы и настолько же живы, как когда-либо будете. В жизни вы можете быть не менее мертвы, чем, на ваш взгляд, любой труп — а по контрасту даже и более.

Когда я прихожу сюда говорить, то фокусирую свою энергию, но не на этой комнате как на цели, потому что в вашем понимании этой комнаты для меня не существует. В вашем понимании этой ком­наты не существует даже для вас.Вы притворяетесьи договариваетесь, что она есть; мы встречаемся не в местепространства или времени. Настоящая встре­ча, которая тут происходит, никак не связана с ком­натой или людьми, которыми вы себя считаете. Вы знаете, что комната — ваша галлюцинация, что вы здесь настолько же в трансе, насколько в психологи­ческом времени. Я просто хочу, чтобы вы поняли, что если жизнь — это транс, то вы можете поворачивать направление вашего сознания, чтобы воспринимать большие реальности, чем ныне существующую. Вы сможете осознавать свою большую сущность, как я. Вы сидите в собственном чуде и просите знаков. Я хочу открыть вам внутренний взор.

Как вы сами знаете, вы примете только те внуше­ния, идеи и подсказки, которые согласуются с ваши­ми целями в данный момент. Следовательно, вы не окажетесь во власти невроза из прошлой жизни, да и в настоящей нет страхов, которые вы не могли бы по­бедить. Я не говорю, что вы обязательно их победите, но вы на это способны.

Решение принадлежит вам и зависит от вашего понимания. Вас не может гнать с одного уровня ре­альности на другой страх, которого вы не понимаете. В этой жизни вам не могут угрожать страхи из ваше­го раннего детства или из так называемых прошлых жизней, если только вы не верите в природу страха так сильно, что позволяете ему победить себя. Каждая из ваших личностей обладает свободой принимать из чудесного банка реальности и развивать те ощущения и эмоции, которые вы хотите, — и отвергать те, кото­рых не хотите.

Я приведу более конкретный пример, который каждый из вас может использовать по-своему. Предположим худшее. Допустим, в этой жизни у вас та­кое происхождение: вы бедны; вы относитесь к ра­совому меньшинству; вы не умны; вы женщина; у вас серьезный физический недостаток, и вы некрасивы. Эти проблемы вы выбрали для себя в так называемой прошлой жизни. Это не означает, что вы не можете использовать свое мужество и решительность для из­бавления от этих проблем. Вы и выбрали их в надежде, что решите их. Вы не навязали их себе как камни на шею, заранее надеясь, что вы утонете.

Вам просто нужно осознать собственную свобо­ду. Вы формируете известную вам реальность — не эзотерически, не символически, не философски. Ее не формирует для вас некая великая душа — вы не можете переложить эту ношу и на нее. В прошлом вы, коллективно и индивидуально, обвиняли бога или судьбу в природе ваших личных реальностей — тех их аспектов, которые вам не нравились.

Личность получает величайший из возможных да­ров: вы получаете именно то, что хотите получить. Вы из ничего создаете собственный опыт. Если вам ваш опыт не нравится, то загляните в себя и измените его. Но поймите и то, что вы отвечаете за свои радости и победы, что энергия для создания любой из этих реальностей идет из внутреннего «я». Что вы с ней делаете — это зависит от каждой личности.

(Во время перерыва класс обсуждал судьбу и пред­назначение.)

Как-нибудь я попрошу нашу леди поговорить со мной о предназначении.

(Бернис М.: «Я бы хотела, чтобы ты со мной об этом поговорил».)

Вы не «запрограммированы». Ничего не проис­ходит, потому что должно. Каждая ваша мысль ме­няет реальность. Не только ту реальность, которую вы знаете, — всюреальность. Ни одно ваше действие не обязывает ваше будущее «я» действовать опреде­ленным образом. Есть банки действий, из которых вы можете выбирать — или не выбирать.

(Бернис М.: «Мы принимаем мгновенные реше­ния? Например, сегодня я думала о землетрясении в Лос-Анджелесе. На улицу вышел человек, и его убило падающим кирпичом. Что заставило именно его вый­ти из здания?»)

На том уровне, который вы называете бессозна­тельным, этот человек полностью осознавал, что про­изойдет. У него не было предопределения умереть. Он сам выбрал время, в вашем понимании, и способ, по личным причинам.

(Бернис М.: «Кто бы ни выбирал, было предопреде­лено, что он умрет».)

Это не было предопределено. Он выбрал. За него никто не выбирал.

(Бернис М.: «Но он принял это решение заранее».)

Заранее чего?

(Бернис М.: «До того, как он погиб».)

Он знал, что готов перейти в другие сферы дея­тельности. Бессознательно он искал способ и выбрал непосредственно имеющийся. План составил этот же самый человек три дня назад. Не было никакого пред­назначения. Если падает ветка дерева, это не означает, что она обязана упасть определенным образом или в определенное время. Есть большая разница между выбором и предназначением.

(Джим X.: «Но ты раньше говорил, в примере с женщиной из расового меньшинства, что ее пробле­мы были созданы предыдущей личностью, в нашем понимании?»)

Цельным «я».

(Джим X.: «Решение было принято, когда пре­дыдущая личность вернулась в цельное „я" в период переоценки? »)

Поймите, что мы проводим все эти разделения для удобства, на самом деле их нет. В одно и то же «время», так сказать, личность рождается в расовом меньшинстве, в совершенно другое время она может родиться богатой, защищенной и аристократичной. Она ищет разные способы получения опыта и рас­ширения. Это понятно?

(Джим X.: «Я понимаю. Я думал, что ты мог иметь в виду, что проблемы создало цельное „я"».)

Это так. Помните, мы говорим о вашей полной сущности. Просто вы сейчас осознаете только одну ее часть и упорно называете эту часть собой. Вы — «я», которое принимает эти решения.

(Берт С: «И чем поможет бедной личности, ко­торая родилась со всеми этими на первый взгляд неразрешимыми проблемами, если она будет со­знательно, допустим на уровне эго, говорить: «Я не хочу всего этого. Я предпочла бы просто родиться аристократкой» ? )

Однако внутреннее «я» понимает, что сейчас есть потенциал, которого могло бы не быть в других об­стоятельствах; способности, которые могут помочь не только этой личности, но и другим людям, и даже обществу в целом.

Ваш спор вызывается главным образом эмоцио­нальными барьерами, которые возникают из-за разни­цы понятий. Представьте, что вы решили проработать день в трущобах. Будет смешно, если вы примете это решение, а потом скажете себе: «Зачем я пошел рабо­тать в трущобах? Я предпочел бы работать на Пятой авеню». Вы знаете причину; вся ваша сущность зна­ет причину. Вы прячете ее от нынешнего «я» просто потому, чтобы убедить в том, что нынешняя реаль­ность — не вымышленная.

Богатый человек, который в течение одного дня пытается быть бедным, мало узнает о бедности, пото­му что помнит, что ему доступно богатство. Хотя он ест столь же скудную пищу, что и бедный, и один день жи­вет в том же доме — или год, или пять лет — он знает, что вернется в свое поместье. Поэтому вы скрываете от себя эти вещи, чтобы суметь понять. Вы забываете свой дом, чтобы вернуться туда обогащенными.

Сознание состоит не столько из равновесия, сколь­ко из тонких дисбалансов. Фокус сознания в определенной степени является результатом этого состоя­ния возбудимости. В этом состоянии все детали не известны никогда, потому что всегда создаются новые. Я говорю не о физических деталях, а о психологиче­ских характеристиках сознания, потому что даже они постоянно сливаются и изменяются.

Вы сейчас не то, чем были десять минут назад. Вы не то же самое физически, психологически, духовно или энергетически, а через десять минут вы снова станете другим. Отрицать это — значит пытаться заставить сознание принять застывшую форму, из которой его невозможно освободить никогда; применять правила, которые делают его очень аккуратным психологиче­ским пейзажем.

(Голос Сета начал звучать громче.)

Я хочу снова сказать, чтобы вы осознали до­ступную вам энергию. Если ее может использо­вать Рубурт, то и каждый из вас может это делать по-своему. Я хочу, чтобы вы сняли барьеры, ко­торые возвели в себе; этот голос используется просто как символ энергии и силы, доступный каждому из вас, если вы будете использовать принадлежащие вам способности.

Вы должны услышать в себе эхо моего голоса как символ ваших собственных энергии и радости. За­будьте жалкие «я», которыми вы иногда являетесь, и помните вместо этого о магической сущности са­мого вашего существа, которое даже сейчас поет на кончиках ваших пальцев. Это — реальность, которую вы ищете. Ощутите ее полностью. Вам нужно, чтобы старый покойник вроде меня напоминал вам, что та­кое жизнь? Мне было бы стыдно.

Итак, я желаю вам доброго вечера и благословляю вас. Путешествуйте с миром, радостью и безопаснос­тью — как в телах, так и без.

 


 

 


* en masse- вместе (фр.)

* Внутреннее вибрационное прикосновение — часть на­ших внутренних чувств. Сет перечисляет их в девятнадцатой главе «Материалов Сета». Пересказ: используя это чувство, наблюдатель, стоящий на обычной улице, может ощутить, что становится чем угодно в его поле восприятия —людьми, деревьями, насекомыми, травинками. Он сохранит собствен­ное сознание и будет улавливать чувства примерно так, как мы сейчас ощущаем тепло и холод. Это сродни эмпатии, но намного сильнее.

 

* На самом деле, индульгенции был введены в Европе не ранее XVI века. — Примеч. перев.



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.2.222 (0.019 с.)