ТОП 10:

А если ребенок не хочет гулять один?



Да-да, такое тоже бывает! Иные родители бук­вально с боем выдворяют детей на улицу, твердя, что нужно дышать свежим воздухом. А дети упрямятся и даже закатывают истери­ки. Как быть в такой ситуации?

На мой взгляд, никакой свежий воздух не стоит детских слез. Желая ребенку здоровья, родители фактически расшатывают нервную систему, превращая такое радостное событие, как прогулка, в тяжкую, ненавистную повин­ность. Лучше подержать ребенка дома (в кон­це концов, от этого еще никто не умирал!) и попытаться понять, в чем дело. Может, его обижают ребята? Или он стесняется с ними познакомиться ?

Кроме того, многие дети из культурных семей сейчас жалуются на грубость сверст­ников, на то, что те корчат из себя «крутых». И тогда действительно не надо гнать его во двор, иначе ребенок может попасть под дурное влияние. Мой младший сын, например, отка­зывался от самостоятельных прогулок, пока к нам в дом не переехал Миша — очарователь­ный мальчик, с которым у них сразу появи­лось много общих интересов. Я не настаивала и теперь радуюсь, что так получилось, глядя на ребят, с которыми не рвался в свое время играть Феликс.

А порой за детским упрямством таятся страхи. Самые разные, вплоть до боязни лифта или плохо освещенного подъезда. Дети, особенно мальчики, могут долго в этом не признаваться, стыдясь насмешек. Тогда тем более не следует насильно выталкивать их на улицу.

Постарайтесь устранить эти страхи: спус­кайтесь в условленный час во двор, чтобы ре­бенку не нужно было одному входить в подъ­езд, помогите завести приятелей — в таком случае ему легче будет преодолеть психологи­ческий барьер и выйти на улицу. Если же снять страхи самостоятельно не удастся, обра­титесь к психологу. Может быть, тут понадо­бятся специальные психокоррекционные за­нятия.

 

Лет

В этом возрасте дети с удовольствием ходят в магазин: им льстит, что они «как большие». Не упустите благоприятный момент, иначе может получиться, как с домашними делами. В тот период, когда малыши рвутся помогать по дому, мамы часто от них отмахиваются, а затем сетуют, что у них растут лентяи.

Что касается самостоятельного хождения в школу, то, по моим наблюдениям, сейчас де­тей начинают отпускать одних лет в 11-12. Причем не только из соображений безопасно­сти. Во многих школах идут эксперименталь­ные программы, и без постоянных консульта­ций с учителями родителям бывает нелегко разобраться, какие требования предъявляются к ученикам.

Поэтому не переживайте из-за того, что вы в возрасте вашего ребенка были самостоя­тельнее. Времена изменились.

Однако потихоньку готовьте детей к пересе­чению оживленных улиц и к поездкам на транспорте. Пусть сперва делают это в выход­ные, когда автомобилей на дорогах немного.

 

Лет

Ребенок уже примеривается к роли под­ростка. Очень важно, чтобы переход к ново­му состоянию совершался плавно, иначе де­тей, как машину в гололед, может занести. Не стоит забывать и о том, что чем позже ре­бенок выходит в «свободное плавание», тем более серьезные опасности его подстерегают. Приведу характерный пример. Виталика дол­го водили в школу мама и бабушка. Но в седьмом классе мальчика окончательно задраз­нили одноклассники, и он взбунтовался. Од­нако в первый же день, когда Виталик пошел в школу сам, его избили и ограбили шестнад­цатилетние хулиганы. Взрослые заявили, что больше не отпустят его от себя ни на шаг, и, хотя мальчик уже перерос маму на полголо­вы, еще полтора года водили его в школу за ручку.

Но ведь Виталик возвращался домой не один, а в компании трех приятелей, которые успели убежать, когда хулиганы начали зади­раться. А Виталик растерялся и стоял стол­бом. Почему так получилось? Может быть, он страшный растяпа? Или не в состоянии пробежать и двадцати метров? Отнюдь. В привыч­ной обстановке мальчик ведет себя вполне адекватно. По физкультуре у него четверки, с концентрацией внимания тоже порядок. Но, впервые оказавшись на улице без взрослых, Виталик почувствовал себя беззащитным и не сориентировался. Начни он, как все прочие дети, гулять один лет в 7-8, непременно стол­кнулся бы в своем дворе с забияками и хули­ганами. Но эти столкновения носили бы пона­чалу гораздо более невинный характер, и к 13 годам мальчик уже приобрел бы необходимый опыт: в одних случаях давал бы отпор, а в других — «брал ноги в руки».

В 11-12 лет уже вполне можно ездить куда-то на трамвае, автобусе или в метро. Лучше без пересадок и, конечно, в светлое время суток. Главный принцип все тот же: обязательное оповещение родителей о своем местопребывании и четкое соблюдение догово­ренностей. За вранье или забывчивость — не­медленное «поражение в правах». В предпод-ростковом возрасте свобода перемещений — это еще вожделенная привилегия, а не нечто само собой разумеющееся. А раз так, поста­райтесь этим воспользоваться, чтобы воспитать в детях чувство ответственности.

 

Лет

По логике вещей ребенку следовало бы предо­ставить еще большую самостоятельность. Рань­ше так оно и было. Но сейчас, ввиду опасно­сти подростковой наркомании, специалисты призывают родителей, наоборот, повысить бди­тельность и потуже затянуть вожжи.

Одиннадцатилетний ребенок еще многого опасается, и его труднее затащить в подозри­тельную компанию. Четырнадцатилетних же тянет на подвиги, следовательно, оставлять их без присмотра гораздо рискованнее.

Постарайтесь сделать свой дом привле­кательным для приятелей сына или дочери, чтобы они поменьше слонялись по улицам. А чтобы насытить вполне естественную тягу подростка к романтике, устройте его в хоро­ший детско-юношеский клуб, члены которого ходят в походы. Таким образом, он сможет без вас ездить за город (существенное увели­чение самостоятельности!), но будет под при­смотром взрослого руководителя клуба.


Глава 36. Летний лагерь

 

Даже любящим родителям хочется порой от­дохнуть от своих чад, и в этом нет никакого криминала. Мы же не автоматы. Нам хочется на время сбросить груз домашних обязаннос­тей, почувствовать себя свободными, хоть не­множко заняться собой. И летние месяцы как нельзя лучше подходят для этой цели. Тем более, что мы не на Колыму ребенка ссылаем, а отправляем на дачу к заботливой бабушке, в хороший (во всяком случае, по нашим пред­ставлениям) летний лагерь или санаторий.

Но подчас разлука так меняет ребенка, что он возвращается какой-то совсем чужой, непо­хожий на себя. Или с ножом к горлу требует от родителей, чтобы его срочно забрали домой. Как поступать в таких случаях? И вообще, сто­ит ли в наше время отпускать детей в летние лагеря? Когда разлука с родителями пойдет на пользу ребенку, а когда может причинить вред?

 

Главное - учитывать возраст и характер ребенка

 

Года

Лет до двух-трех малышу лучше с мамой не разлучаться. Никакой свежий воздух, никакие воспитатели и даже самые заботливые бабушка с дедушкой не в состоянии создать ребенку тот психологический комфорт, кото­рый создает присутствие матери. И дело тут не только в материнской заботе, любви и лас­ке. На детей раннего возраста очень влияют многие другие психологические факторы, ко­торые взрослые обычно не учитывают.

Вы никогда не задумывались, почему двух-трехлетки так часто просятся на ручки? Осо­бенно в присутствии чужих, в чужой, незна­комой обстановке? Только ли из-за усталости? Но тогда почему тот же самый малыш дома резвится, носится, как ураган, ползает, пры­гает, везде готов залезть и нисколько не ус­тает? Конечно, тут дело не в усталости, а в том, что в состоянии тревоги, которую внуша­ет маленьким детям чужая обстановка, им хочется прижаться к маме, почувствовать теп­ло ее тела, услышать знакомое сердцебиение.

За те девять месяцев, что ребенок находит­ся в материнской утробе, он привык к ритму ее сердца, к звуку голоса. На руках у матери малыш быстро затихает, ее объятия успокаи­вают, снимают тревогу и боль. Во многих ту­земных племенах дети до 2-3 лет почти не слазят с матерей — малюток привязывают куском ткани и носят на спине или на боку. По наблюдениям очевидцев, такие малыши отличаются от европейских детей большей от­крытостью к миру, большей доброжелательно­стью и сообразительностью. Что неудивитель­но, ведь между ними и миром нет преграды из тревоги и страха. Они чувствуют себя гораздо защищенней, чем наши дети, которых рано спускают с рук и заставляют самостоя­тельно осваиваться в огромном, пугающе-непо­нятном мире (особенно городском!).

Так что молодым родителям лучше пожер­твовать лишним медовым месяцем. Уж очень высока вероятность того, что они изведутся вдали от ребенка, мучаясь вопросами, как он там без них, все ли у него в порядке. Или же по возвращении домой мама с папой наживут себе массу дополнительных хлопот, поскольку им придется психологически реабилитировать малыша после пережитого стресса.

Лет

Ребенок становится более самостоятельным, но еще не настолько, насколько этого хочет­ся некоторым родителям. Эмоционально он по-прежнему очень от нас зависит. Матерей связывает с детьми этакая незримая пупови­на. Мы мгновенно улавливаем их настроения, они — наши.

Повнимательней приглядитесь к ребенку, попытайтесь себе представить, как он будет чувствовать себя в отрыве от вас, среди чу­жих людей. Если он застенчив или конфлик­тен, плохо ладит со сверстниками, если не любит отпускать вас из дома, плачет, когда вы уезжаете даже на пару дней, значит, дли­тельная разлука ему пока противопоказана. Психика детей этого возраста еще очень уяз­вима, и даже пустяковые, на взгляд взрос­лых, события способны спровоцировать неврозы, тики, астму невротического происхож­дения, заикание.

У некоторых детей расставание с мамой может даже вызвать потерю речи. Как про­изошло с четырехлетней Ирочкой, которую мама отправила на лето к бабушке. Девочка сперва перешла на односложные фразы (хотя до этого уже два года говорила прекрасно), а затем и вовсе умолкла. Полгода лечения почти не дали результатов. А ведь в среднем до­школьном возрасте, когда формируется запас слов и навыки общения с людьми, такой сбой очень опасен. У ребенка может даже возник­нуть задержка умственного и психического развития.

Дети открытые, общительные легче перено­сят разлуку с родителями. Их вполне можно отправить на лето к родственникам. Что же касается санатория или оздоровительного лаге­ря, то я думаю, без проверки ребенка на проч­ность в детском саду, рисковать не стоит. Детсад — промежуточная ступенька между воспитанием в домашних условиях и длитель­ным отрывом от дома. Если малыш эту ста­дию еще не прошел, результаты могут ока­заться плачевными.

Куда бы вы ни отправили сына или дочку, старайтесь навещать их как можно чаще, по возможности не только в выходные. Приехав, не погружайтесь в бытовые хлопоты, а по­больше играйте с детьми, сходите по грибы или по ягоды, устройте пикник, концерт, кукольный спектакль, шуточные соревнова­ния — в общем, постарайтесь насытить этот день отрадными впечатлениями. А вечерком, если останетесь ночевать, полежите рядом, посекретничайте, почитайте интересную кни­жку. Помните, ласковое, доверительное обще­ние с родителями гораздо важнее подарков и лакомств. А мы, наоборот, нередко им прене­брегаем, зато сумками привозим детям конфе­ты и бананы.

Лет

В этом возрасте детей можно с легкой душой отправлять к бабушке или к другим близким вашей семьи. А вот в летний лагерь или са­наторий я бы все равно посылать ребенка без особой нужды не стала. По крайней мере, ес­ли вы не уверены, что воспитатели смогут создать в отряде дружелюбную, поистине се­мейную атмосферу. Ведь младшие школьники как маленькие петушки: они часто еще не умеют договариваться и предпочитают решать дело кулаками. А это раздолье для «дедовщи­ны», которая, конечно же, не является по­рождением только нашей армии, а существу­ет везде, где ей дают волю. Особенно в детс-ко-молодежной среде, не облагороженной вли­янием взрослых. В среде, живущей по своим жестким, часто даже жестоким законам.

Я в полной мере испытала «дедовщину» на своем старшем сыне, в семилетнем возрасте отправив его в лагерь. Филипп был мальчиком общительным, но обидчивым, чересчур гор­дым. А в отряде попался «крутяк», который чувствовал себя неуязвимым, так как ему уже исполнилось девять. А главное, в лагере рабо­тала его мама. Юный «дед» начал помыкать ребятами: заставлял их стелить ему постель, отбирал гостинцы, всячески унижал, обзывал, бил. Ребята плакали, но терпели. Филипп же терпеть не захотел, а как следует дать отпор малолетнему «деду» не смог. Вожатые знали про это безобразие, но не пресекали его, не желая связываться. В результате, когда я че­рез две недели приехала навестить сына, он был в очень подавленном состоянии, и мне пришлось забрать его домой. Но у ребенка еще долгое время был сильный лицевой тик. Как вы понимаете, такой «отдых» отнюдь не способствовал укреплению нервной системы.

Поэтому, навещая детей в лагере, обращай­те внимание на изменение их поведения.

Далеко не все дети просятся домой, даже когда им в лагере невмоготу. Одни боятся от­каза, другие не хотят огорчать родителей, третьи опасаются, что их будут ругать. В та­ких случаях ребята часто становятся тихими, вялыми, апатичными. Смотрят на родителей отсутствующим взглядом, отвечают однослож­но, не жалуются, но и не радуются. Им как будто безразличен мамин приезд.

Не обманывайтесь кажущейся сдержаннос­тью ребенка. Подобное поведение обычно сви­детельствует о психологической травме. Не тяните, срочно увозите дочь или сына из ла­геря. Иначе будет совсем плохо.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.13.39 (0.008 с.)