ТОП 10:

Одежда медлительного ребенка



Медлительному ребенку, естественно, сложно самому одеваться. Это вообще не такая про­стая процедура, как полагают многие взрос­лые. Но особенно «умиляет», когда, называя ребенка «черепахой», родные заставляют его надевать одежду со множеством пуговиц, шнурков и прочее. То есть максимально ус­ложняют ему жизнь. Что бы вы подумали о начальнике, который, зная о том, что к вам липнет всякая простуда, сажал бы вас работать на сквозняке? Наверное, вряд ли сочли бы это признаком благорасположенности? А если бы он заявил, что поступает так из вос­питательных соображений, закаляет вас, учит преодолевать трудности, вы бы, скорее всего, восприняли его слова как издевательство.

Так что, если вы действительно хотите по­мочь ребенку преодолеть излишнюю медли­тельность, позаботьтесь о том, чтобы одежда, которую он носит, была максимально лишена пуговиц, завязок и прочего — всего того, с чем ему справляться трудновато. Пусть наде­вает не рубашки, а водолазки, не брюки, а спортивные шаровары на резинке. Да и бо­тинки теперь можно купить без шнурков, на липучках.

Не волнуйтесь, завязывать шнурки банти­ком он все равно научится. Это не самое глав­ное. Главное, чтобы, вспоминая детство, он не леденел, мысленно слыша ваши раздраженные окрики. И поменьше видел снов, в которых ему от ужаса не удается пошевелить ни ру­кой, ни ногой.

 

Развивающие игры

Медлительного ребенка следует почаще вовле­кать в подвижные игры. В любые: салочки, прятки, «колечко», «вышибалы», лапту и про­чее. Не отправляйте его сразу в «свободное плавание», заставляя самостоятельно играть со сверстниками. Он будет проигрывать, они нач­нут смеяться над его неуклюжестью, и это породит только новые обиды и отказы. На первом этапе, пока медлительный ребенок не освоил игру, ему лучше играть со взрослыми, которые должны создавать у него ощущение успешности.

Для психологической подготовки к школе полезно развивать в игре навыки быстрых от­ветов. Устраивайте что-то типа викторины, но с однотипными несложными вопросами. На­пример: «Что бывает красным (пушистым, железным и прочее)? Или: «Что растет в саду (лесу, огороде, тундре)? Пусть ведущий зада­ет вопросы, а игроки (или один игрок) отве­чают. Потом меняйтесь местами. Выигрывает тот, кто даст большее количество правильных ответов. Разумеется, уровень сложности вопро­сов должен соответствовать возрасту и разви­тию детей.

Когда ваш ребенок уже не будет затруд­няться с ответами, начните играть на время. Отведите на ответ сначала пятнадцать секунд, потом сократите промежутки. Только не под­нимайте планку слишком высоко, иначе ребе­нок начнет проигрывать, разнервничается и откажется от игры.

Овладев и этими премудростями, перейдите к новому этапу: теперь игра будет вестись с мячом и вопросы в ней следует задавать уже не однотипные, а самые разные, любые. Та­ким образом, нерасторопному ребенку придет­ся совершать сразу два действия: отвечать и ловить мячик. Причем отвечать спонтанно, без подготовки. Для него это достаточно трудно. Ведущего в этой игре нет. Бросьте мячик ре­бенку и одновременно спросите его о чем-нибудь. Тематику вопросов поначалу можно ого­ворить заранее, чтобы облегчить задачу. На­пример: «Какое время года идет за зимой?» Или «Какие птицы улетают осенью на юг?» Поймав мячик и дав ответ, ребенок бросает мяч вам и задает свой вопрос. Тот, кто не смог поймать мяч или придумать ответ, полу­чает штрафное очко. Эта игра хороша еще и тем, что кроме полезной психотренировки ре­бенок незаметно отрабатывает ответы на воп­росы, которые ему будут задавать при поступ­лении в школу. Так что рассматривайте это как своеобразную подготовку к собеседованию.

Прекрасно подходит для развития ловкости и координации действий и известная детская игра с мячом в «съедобное-несъедобное», ког­да, бросая мяч, вы называете предмет, а ре­бенок определяет, съедобный этот предмет или нет. И задает такую же задачку вам.

Со старшими дошкольниками и с младши­ми школьниками можно играть «в слова» (следующее слово начинается с последней бук­вы предыдущего: «мама» — «абрикос» — «сено» — «орел»). С ребятами 8-12-ти лет — «в города» (правила аналогичны). Идти опять же следует от простого к сложному: сперва просто игра, затем игра с мячом, затем без мяча, но с какими-то дополнительными дей­ствиями типа хлопков, наклонов и т. п.

 

Режим дня

Поскольку у копуш уходит больше моральных и физических сил на те действия, которые расторопным людям даются безо всякого тру­да, им надо чаще давать отдохнуть. Особенно после детсада или школы, где они обычно мобилизуются, а значит, должны потом рас­слабиться. Если обычным детям хватает для отдыха пары часов, то копушам лучше отдох­нуть подольше.

Не нагружайте медлительного ребенка до­полнительными занятиями в кружках или секциях. Тут очень опасно ориентироваться на его сверстников. У них другой темперамент, другая степень выносливости. Ничего, кроме нервотрепки и комплекса неполноценности, это не даст.

Если вы куда-то собираетесь идти с ребен­ком, закладывайте на сборы значительно боль­ше времени, чем если бы вы шли без него. Не требуйте, чтобы он обязательно сам одевался. Дети часто нервничают перед «выходом в свет». Даже если вы идете в какое-то очень интересное место. Например, в гости или в цирк. Помогите сыну или дочери собраться, ведь, начиная мероприятие со скандала, вы отвращаете от него детей и портите себе на­строение.

Медлительным детям чрезвычайно тяжело бывает собираться по утрам. Сонные, невыс­павшиеся, они не хотят тащиться в сад или в школу, отнимающие у них столько сил. И в эти минуты им особенно нужна поддержка близких (которой медлительный ребенок, как правило, не получает).

 

Семь раз отмерит, один - отрежет

Если родные учитывают особенности медли­тельного ребенка, он не усугубляется, а наобо­рот, все лучше адаптируется к жизни. Но очень важно, чтобы и он, и родители научи­лись видеть в его особенностях положитель­ные стороны. Следует приложить максимум усилий к тому, чтобы возвысить нерасторопно­го ребенка в глазах окружающих. Он ведь так часто чувствует себя обойденным более шуст­рыми сверстниками!

Поэтому внушайте ему и всем остальным, что он не медлительный, а обстоятельный. И значит, все делает основательно, с умом: семь раз отмерит, один — отрежет. Торопыжки же норовят вперед забежать, и многое у них по­лучается тяп-ляп. Главное, что вам не придет­ся кривить душой. Медлительность действи­тельно элевируется до обстоятельности, а это очень ценное качество. Такой человек, может, не сразу что-то починит, а будет долго приме­риваться, но зато ничего не станет делать «на живую нитку». И стол или стул, вышедший из-под его рук, простоит еще десять лет. Тог­да как у проворного халтурщика он развалит­ся через месяц. И обстоятельный ученик вы­полнит задание не спеша, но с толком, а то-ропыжка выскочит первым и брякнет какую-нибудь глупость.

Короче говоря, побольше иллюстрируйте поговорку «поспешишь — людей насмешишь» наглядными примерами, но при этом не забы­вайте тактично помогать медлительному ребен­ку, и вы скоро убедитесь в том, что тише едешь — действительно дальше будешь.

Что касается конфликта полов, с которого я начала свой рассказ, то если у вас, как в Витиной семье, сын пошел в отца, ни в коем Случае не преподносите мальчику эту особен­ность папы в качестве недостатка. Для гармо­ничного развития сына идеальный образ отца необходим не меньше, чем воздух, но об этом мы подробней поговорим в другой главе.


Глава 9. Стоит ли выковывать из ребенка лидера?

 

— Что за вопрос?! — воскликнут многие взрослые (в первую очередь, мужчины). — Конечно, стоит! А для этого необходимо поощ­рять соревновательность. Ведь наша жизнь — сплошная борьба. Пусть привыкает, а то его всегда будут затирать.

 

Учитывайте характер ребенка

Ориентируя ребенка на лидерство, прежде все­го надо учитывать особенности его характера. Множество детей, которых воспитывают в ду­хе соревновательности, не оправдывают чая­ний взрослых. Особенно тихие, скромные ма­льчики или девочки. Если из них усиленно выковывают лидеров, на бедняг бывает жалко смотреть. От природы совсем не конкурент­ные, отнюдь не претендующие на вечное пер­вое место, они быстро начинают чувствовать свою ущербность — ведь им никак не удает­ся оправдать ожидания родителей. Характер не позволяет таким детям усиленно работать локтями, а родители вместо того, чтобы оце­нить скромность ребенка, считают его тру­сишкой, сравнивают с более бойкими ребятами (естественно, в пользу последних). В ре­зультате скромные дети перестают верить в свои силы, становятся забитыми, закомплек­сованными.

В одной американской книжке, посвящен­ной работе психотерапевта, рассказывается такой случай. Четырнадцатилетнюю девочку мама с детства ориентировала на карьеру чем­пионки по фигурному катанию.

— Если ты добьешься высот, если тебя за­метят, будешь как сыр в масле кататься, — внушала она девочке.

И не жалела ради этого ни времени, ни де­нег. Хотя с деньгами в семье было туго. Мама растила дочку одна, и приходилось ограничи­вать себя во всем, чтобы купить ей фирмен­ные коньки и прочие спортивные атрибуты.

Однако все усилия были тщетны. Нет, дочь не артачилась, помногу тренировалась, выпол­няла все указания тренера. Но на соревнова­ниях всегда оказывалась на третьем, а то и на четвертом месте. Маму это просто убивало.

— Ты же можешь быть первой! Да ты сто очков вперед дашь любой из своих соперниц! — возмущалась она после очередной дочкиной неудачи. — Ну, почему? Почему ты не хо­чешь мобилизоваться? Посмотри на девчонок. Они зубами вырывают победу. Для них ниче­го больше не существует, все подчинено един­ственной цели. А у тебя в решающий момент что-то заклинивает. Ну, пожалуйста, обещай мне, что в следующий раз ты выиграешь со­ревнования. Ты же видишь, я в жилу тянусь ради тебя, ради твоего будущего.

Девочка покорно обещала, но в следующий раз повторялось абсолютно то же самое. С каж­дой такой неудачей мама становилась все бо­лее нервной, дерганной, а дочь — подавленной и напряженной. Поделиться своими пережива­ниями девочке было не с кем, а напряжение, видимо, достигло критической точки. И тогда она... сделала себе кровопускание: слегка по­резала бритвой кожу на запястье. Когда на руке выступила кровь, напряжение мигом спа­ло, словно открыли какой-то клапан. Девочка немного посидела с закрытыми глазами, потом вытерла запачканный пол и пошла в свою ком­нату. Ей хотелось прилечь. Мало-помалу такие кровопускания стали для нее привычным спо­собом снятия напряжения. Первое время ей удавалось скрывать свою дурную привычку от посторонних, но затем самоконтроль ослабел, и она порой забывала закрыть дверь на задвиж­ку. Застав девочку за этим жутким занятием, мать, естественно, переполошилась и побежа­ла к психиатру. В беседе с ним девочка при­зналась, что в такие минуты она ничего уже не соображает и готова смести все на своем пути к «спасительной» бритве. Причем потреб­ность в такой своеобразной разрядке возника­ла у нее все чаще, а чувство опустошенности, появлявшееся потом, длилось все дольше. Это было сродни наркомании.

Конечно, описанный случай достаточно яр­кий, необычный. Но разве другие подростки, ищущие разрядки в более «традиционных» видах наркотиков, делают что-то принципи­ально отличное? — Нет. Не в силах справиться с давлением обстоятельств, с чувством соб­ственной неполноценности, неуспешности, они тоже прибегают к патологическому способу «выпуска пара». Вкатил себе дозу — и от­ключился.

— А ведь если б не мама, которой обяза­тельно хотелось иметь дочь-чемпионку, ниче­го такого не было бы, — с горечью рассуж­дал в книге врач. — Девочка-то была совер­шенно нормальной, просто не состязательный у нее характер.

А бывает наоборот. Ребенок жаждет лидер­ства. Он буквально во всем хочет быть пер­вым, но поскольку это не получается — нельзя же быть всем бочкам затычкой! — в душе его копятся обиды. Он считает себя не­справедливо обойденным, и если родители продолжают ориентировать его на состязатель­ность, в ребенке могут развиться зависть, аг­рессивность, тяготение к демонстративным выходкам. Интересно, что выковать лидера при этом из него так и не удается, посколь­ку лидер умеет не только становиться центром внимания, но и ладить с людьми.

 

Особенности культуры

Следует учитывать и вот какое обстоятельство: в русской культуре идея личного успеха ни­когда не была главенствующей. Даже наобо­рот, люди, которые шли к своей цели напро­лом, «по головам», дружно осуждались. А сло­во «карьерист» до сих пор имеет ярко выра­женный отрицательный оттенок. Да и характер здесь у людей, в общем-то, не соревнова­тельный. Ориентация на успех очень часто их не стимулирует, а наоборот, расхолаживает, напрягает и даже невротизирует. Сколько раз доводилось слышать: — Я, вообще-то, хорошо плаваю (бегаю, печатаю на машинке и прочее). Но наперегон­ки — не могу. У меня сразу руки-ноги дере­венеют, и я становлюсь как сонная муха.

Боясь, что они не смогут соответствовать предъявляемым к ним требованиям, многие люди предпочитают заранее отказаться от со­ревнования. Дескать, чего участвовать, раз у меня все равно не получится? И одна из са­мых распространенных жалоб родителей каса­ется именно этой проблемы: если у ребенка что-то не вытанцовывается, он бросает трудное занятие, и его никакими силами не заставишь снова за него взяться. Причем особенно ярко данная черта выражена у конкурентных, ам­бициозных детей. Хотя, казалось бы, все дол­жно быть наоборот: по идее, в конкурентном ребенке неудачи призваны только распалять дух соревновательности, стимулировать его к преодолению трудностей. Ан нет! Чем он кон­курентней, тем быстрее пасует, столкнувшись с поражением.

 

«Две большие разницы», как говорят в Одессе

Выходит, конкурентность и соревнователь­ность — разные вещи? — Похоже, что на нашей почве — да, это «две большие разницы». И истоки этих различий следует искать в особенностях общинной психологии, тради­ционной для России. Ведь она, эта психоло­гия, никуда не исчезла с упразднением крес­тьянских общин, а лишь немного осовремени­лась и обрела другие названия (например, в советское время ее окрестили «духом коллек­тивизма»). В последние годы, казалось бы, установки изменились. Государство начало поощрять в людях индивидуализм, общество стремительно атомизировалось... Но для мно­гих это оказалось непереносимым, и они на­чали искать объединения. Одни люди потяну­лись к церкви, пополнили приходы. Другие стали вступать в различные ассоциации, клу­бы, политические движения или... мафиозные группировки. Причем у молодежи, воспитыва­ющейся в новой, вроде бы антиобщинной ре­альности, тяга к «сбиванию в стаи» выраже­на даже больше, чем у пожилых людей.

Сказать, что в нашем обществе успех в принципе не поощряется, будет неправильно. Иначе у нас не было бы ни научных откры­тий, ни технических достижений, ни гени­альных книг и картин. А все это есть, при­чем в избытке.

Но у нас больше всего ценятся победы ВО ИМЯ ДРУГИХ. И именно под этим углом сто­ит посмотреть на проблему лидерства, конку­рентности и соревновательности. Взять, к при­меру, школьников. Кого они обычно уважают, кто становится центром притяжения в классе? Отличники? — Нет. К ним отношение, мягко говоря, неоднозначное. Особенно, если они кичатся своими пятерками и не дают списы­вать. Ребят, которые строят из себя «кру­тых», тоже не любят. Хотя перечить им от­важивается далеко не каждый. Тех, кто ще­голяет модной одеждой, похваляется родитель­скими деньгами и чинами, считают вообража­лами. Над «якалками», всюду лезущими впе­ред, откровенно потешаются. А реальным ли­дером становится тот, кто умеет ДЕЛИТЬСЯ. Делиться не только игрушками, мороженым и конфетами, но и хорошим настроением, фан­тазией, смелостью, силой, знаниями.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.179.0 (0.009 с.)